Женевская конференция по разоружению и её провал — история России

Женевская конференция по разоружению и ее провал: в феврале 1932 г

Женевская конференция по разоружению и ее провал

В феврале 1932 г. в Женеве, в обстановке резкого усиления военной опасности, открылась международная конференция по разоружению, созванная Лигой наций. На этой конференции были представлены почти все государства мира. В ходе работ Женевской конференции было ярко продемонстрировано нежелание разоружаться.

Каждая из делегаций западных стран выступала с предложениями, рассчитанными на то, чтобы ослабить вооруженные силы своих соперников и в то же время сохранить свои собственные преимущества в вооружениях. Французская делегация выступила с планом создания международной армии при Лиге наций. Каждая страна должна была передать в состав этой армии определенную часть своих вооруженных сил.

Кроме того, Франция требовала от Англии и США гарантий на случай нападения на нее Германии. Французские предложения встретили отрицательное отношение со стороны Англии и США. Английская делегация выступила с проектом, который был рассчитан на разоружение стран, имеющих большие сухопутные армии, и на сохранение британского преобладания на морях.

Она предлагала упразднить всеобщую воинскую повинность, запретить химические средства войны, уничтожить подводный флот.

Предложения США принципиально не отличались от предложений Англии.

Они также предусматривали разоружение прежде всего на суше. В июне 1932 г. была опубликована декларация президента США Гувера, в которой предлагалось сократить на треть сухопутные армии и военно-морские силы всех стран, упразднить танки, химические средства войны, тяжелую артиллерию, бомбардировочную авиацию.

Германская делегация использовала Женевскую конференцию для того, чтобы потребовать снятия с Германии военных ограничений, наложенных на нее Версальским миром. Она выдвинула лозунг «равноправия» в вооружениях, под прикрытием которого пыталась добиться значительного увеличения вооруженных сил Германии.

Советская делегация предложила заключить конвенцию о всеобщем разоружении, а в случае, если другие страны найдут это для себя неприемлемым, конвенцию о частичном прогрессивном разоружении. Лишь одна турецкая делегация поддержала советские предложения. В июле 1932 г.

Женевская конференция по разоружению прервала свою работу, приняв резолюцию Бенеша, призывавшую державы воздерживаться от дальнейшего увеличения своих вооружений.

Эта резолюция никого и ничему по сути дела не обязывала.

Женевская конференция по разоружению и ее провал

  1. 19. Борьба за мир Болгарская Православная Церковь вместе с другими Церквами ищет пути к сохранению и упрочению мира на Земле. С трибун конгрессов и конференций в защиту мира неоднократно звучали авторитетные призывы болгарских иерархов и священников к людям всего Мира встать на священную борьбу против развязывания новой войны[124].

    Болгарская Православная Церковь принимала самое деятельное участие во Всемирном

  2. Ялтинская конференция На завершающем этапе второй мировой войны, когда победа над Германией не вызывала сомнений, внешняя политика СССР была направлена в первую очередь на переустройство Европы. И. В.

    Сталин считал, что страна своими многомиллионными жертвами в войне заслужила переустройства Европы в пользу Советского Союза. Ялтинская конференция состоялась в феврале 1945 г. В рамках данной конференции решались

  3. Коллектив авторов. Религии России; проблемы социального служения Сборник материалов конференции Москва — Н.

    Новгород ИД «Медина» 2011, 2011

  • Апробация работы Основное содержание диссертационной работы и се отдельные поло- жения докладывались на ежегодных научно-технических конференциях Гор- ного института (г.Чита, 2000-2003тт.); региональной конференции «Пробле- мы освоения и рационального использования природных ресурсов Забайка- лья» (г.Чита, 2000 г.

    ); Ш Конгрессе обогатителей стран СНГ (г. Москва, 2001 г.); II Международной конференции

  • Женевская конвенция об охране фонограмм Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г. (Женевская фонограммная конвенция) представляет собой специфическое дополнение к Римской конвенции. В отличие от Римской конвенции 1961 г.

    регулирующей на международном уровне вопросы охраны трех групп владельцев смежных прав (исполнителей, производителей фонограмм и организаций эфирного

  • Материалы Международной богословской конференции. «Приход в Православной церкви» (Москва, октябрь 1994 г.). М. Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 256 с.

    2000

  • За мир и безопасность Люди поколений, прошедших войну, не хотели её повторения. По мере того как разворачивалась гонка вооружений и возникали новые военные конфликты в разных частях света, усиливалось стремление защитить мир. В 1949 г. в Париже и Праге проводился Всемирный конгресс сторонников мира.

    Большинство организаторов данного движения были людьми левых убеждений, коммунистами. В обстановке международного

  • 3.3. Завершающий этап Великой Отечественной Войны (январь 1944 г. — 9 мая 1945 г.). Ялтинская и Потсдамская конференции 3.3. Завершающий этап Великой Отечественной Войны (январь 1944 г. — 9 мая 1945 г.).

    Ялтинская и Потсдамская

  • «Эра пацифизма» Урегулирование международных отношений после Первой мировой войны, как известно, не было всеобъемлющим и бесспорным для его участников. Помимо противоречий между победителями и побеждёнными существовали разногласия в лагере самих победителей. Камнем преткновения стало отношение к судьбе Германии.

    Здесь особенно заметно различались позиции Великобритании и Франции. Первая была заинтересована в

  • Организация Грузией борьбы с Сов. Россией. Нота Грузинского Правительства о созыве конференции Дипломатическим Представителям Грузинского Правительства в Армении, в Азербейджане и при Союзе Горцев Северного Кавказа.

    „Мировая война близится к концу, и, нет сомнения, в ближайшем будущем должен наступить момент, когда на Всемирном Конгрессе будут решаться судьбы народов вообще и выделившихся из бывшей Российской империи, в частности.

  • Коллектив авторов. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир.

    Материалы международной научной конференции, г. Минск, 5 — 6 ноября 2008 г.; Институт философии НАН Беларуси. — Минск: Право и экономика. — 540 с. 2008

  • ООН — еще одна фикция До войны существовала Лига Наций. Во время войны придумали Организацию Объединенных Наций. Название «Объединенные Нации» было предложено президентом США Ф.

    Рузвельтом и впервые использовано в Декларации Объединенных Наций, подписанной 1 января 1942 года. «Декларация 26» — это декларация 26 государств, которые обязались продолжать совместную борьбу против стран «Оси» Берлин—Рим—Токио, а после

  • Миротворческая деятельность Русской православной церкви в 70-80-е годы ХХ века Яшин В. В.

    70-80-е годы отличаются небывалой широтой антивоенного движения на всем земном шаре, и это естественно, так как нарастающая угроза ядерной войны поставила человечество перед реальной перспективой полного уничтожения.

    В эти годы против политики милитаристских кругов, направленной на развязывание ядерной войны, выступил широкий фронт различных сил, заинтересованных в предотвращении ядерной

  • Потсдамская конференция К окончанию войны внешнеполитические усилия СССР были направлены на переустройство Германии и определения ее места в послевоенном мире.

    Спустя 2,5 месяца после капитуляции Германии (17 июля — 2 августа 1945 г.) лидеры СССР, США, Великобритании встретились в рамках Потсдамской (Берлинской) конференции. Советскую делегацию возглавлял И. В. Сталин, американскую — Г.

    Трумэн (после неожиданной смерти

  • ЭВОЛЮЦИЯ ПСИХОТЕРАПИИ Взявшись за организацию конференций по эволюции психотерапии, состоявшихся в 1985 и 1990 годах, я наивно полагал, что способствую достижению согласия в наших рядах, но преодолеть «семейные распри» не удалось. Каждая из многообразных школ твердо держится за свои теории и методы.

    Взаимообогащение идеями наблюдается в редких случаях. Превыше всего ставится чистота позиций. Эклектизм считается

  • Р Е З О Л Ю Ц И Я международной научно-практической конференции Института философии, политологии и религиоведения КН МОН РК «Человек и наука в современном обществе», посвященной 60-летию доктора философских наук, профессора М.З.

    Изотова В ходе настоящей конференции был рассмотрен широкий круг вопросов, связанных с состоянием современной науки в Казахстане и мире. Были проанализированы наиболее значительные

  • 5. Нарушений принципа соблюдения международных договоров Соблюдение международных договоров является одним из важнейших принципов современного международного права. Он входит в число основных принципов мирного сосуществования, ибо «без выполнения принятых обязательств в отношениях между государствами не может быть доверия, а без доверия не может быть мирного сосуществования»105. Созданием своих военных баз на чужих территориях, проведением «стратегии и
  • Всемирная конвенция по авторскому праву Всемирная (Женевская) конвенция об авторских правах (в редакции 1952 и 1971 гг.), так же как и Бернская конвенция, предусматривает предоставление охраны на основе принципа национального режима, но при этом: • не требует столь высокого уровня охраны авторских прав, как Бернская конвенция; • допускает возможность установления формальностей при предоставлении охраны (проставление знака охраны
  • Рекомендуем ознакомится: http://scibook.net

    Источник: http://worldunique.ru/punkt-1/istoriya-stran/30962-zhenevskaya-konferentsiya-po-razoruzheniyu-i-ee-proval-v-fevrale-1932-g

    История

    Подробности Опубликовано: 03 декабря 2010 Обновлено: 01 октября 2015 Просмотров: 23412

    Страница 2 из 4

    2 февраля 1932 г. в Женеве открылась Международная конференция по разору­жению, на которую прибыли представи­тели более чем 60 государств. Вступитель­ная речь председателя конференции Ар­тура Гендерсона, как отмечала даже английская печать, «не содержала ни одного намека на созидательную или продуман­ную политику». С одной стороны, он говорил о необходимости

    ———————

    1 «Societe  des  Nations  Journal  Officiel  Supplement special», № 93, p. 161.

    2 «Сборники документов по международной политике и междуна­родному праву», вып. I, стр. 134—135,

    560

    быстро обеспечить «значительное сокращение и ограничение всех национальных вооружений». С другой — призывал, явно сомневаясь в успехе конференции, обеспечить «непрерывность» прогресса к конечной цели, для чего рекомендовал «собирать аналогичные конференции в разумно короткие промежутки времени» 1.

    С самого начала конференции обнаружился различный под­ход главных ее участников к основным задачам в области разоружения.

    Французская делегация, возглавлявшаяся премьер-министром Андре Тардье, выдвинула 5 февраля свой проект «разоружения» (так называемый «планТардье»),основ­ным элементом которого явилась идея «интернационализации», или передачи в распоряжение Лиги наций, бомбардировочной авиации, дальнобойной артиллерии, линейных судов свыше 10 тыс.

    т и больших подводных лодок, а также создание международных полицейских сил «для предотвращения войны». Вместе с тем французский проект предлагал так называемую «гуманизацию» войны и дополнительные гарантии безопасно­сти путем заключения договоров и создания новых военных союзов.

    Весь смысл «плана Тардье» состоял в стррмлении к фран­цузской гегемонии в Европе под вывеской Лиги наций. По­скольку этот план предусматривал создание международной армии под эгидой Лиги, он имел определенную антисоветскую направленность, ибо СССР был единственным крупным госу­дарством в Европе, которое в то время не было членом Лиги,

    «План Тардье» был поддержан лишь Польшей, Чехослова­кией и Бельгией, которые находились в прямой политической и экономической зависимости от Франции. Другие великие державы выдвинули собственные предложения, расходившиеся с французскими.

    Германия выступила с требованием «уравнения» в правах на вооружение, хотя и прикрывала это требование призывами к всеобщему разоружению. Глава германской делегации Брю-нинг заявил на конференции: «Германское правительство, как и германский народ, просит, чтобы разоружение стало всеоб­щим.

    Германский народ требует равенства прав и равенства безопасности всех народов». Германская делегация предло­жила распространить требования Версальского договора о ко­личественном и качественном ограничении вооружений Гер­мании на все страны.

    Италия поддержала эти требования, на­правленные против гегемонии Франции.

    ————————-

    1 «Societe des Nations. Actes de la Conference pour la reduction et la limitation des armaments. Serie A. Compte rendu seances plenieres», vol. I. Geneve, 1932, p. 40,

    561

    Позиция Англии была внутренне противоречивой. Она опасалась усиления Франции и пыталась добиться «восстано­вления равновесия» в Европе, поддерживая гертцавское требо­вание «равноправия» в вооружениях. Выступивший 8 февраля 1932 г.

    глава английской делегации Джон Саймон выдвинул предложения, предусматривавшие уничтожений подводного флота, химических средств войны, отмену всеобщей воинской повинности, одобрение Вашингтонского и Лондонского согла­шений о морских вооружениях и рекомендовавшие образова­ние постоянной комиссии для дальнейшего контроля над воору­жениями.

    Английская делегация предложила положить в ос­нову работы конференции проект конвенции, выработанный подготовительной комиссией.

    Делегация США, поддержавшая в основном предложения Англии, особо подчеркнула вопросы «качественного разоруже­ния», требуя в первую очередь уничтожения танков, подвижной тяжелой артиллерии и газов. Она особенно ратовала за при­соединение Франции и Италии к Лондонскому соглашению 1930 г., что обеспечивало сохранение морских вооружений США при их сокращении у других морских держав.

    Таким образом, на первом же этапе конференции обнару­жились серьезные противоречия в позициях основных импе­риалистических держав, которые стремились ослабить военную мощь друг друга, но не намеревались сделать реальные шаги к действительному разоружению.

    «Империалисты хотят превратить женевскую конферен­цию, — писала «Правда» 12 февраля 1932 г., — в огромную дымовую завесу, которая должна скрыть от общественного мнения трудящихся всех стран бешеную подготовку новой мировой войны, вступлением к которой являются события на Дальнем Востоке».

    В этих условиях программа разоружения, выдвинутая со­ветской делегацией, явилась единственной программой, способ­ной продвинуть вперед дело разоружения всех государств, дей­ственной программой укрепления всеобщего мира.

    568

    Источник: https://www.ckofr.com/istoriya/208-istoriya-diplomatii-mezhdunarodnaya-konferenciya-po-razoruzheniyu-1932-1934?start=1

    Конференция по разоружению

    Конференция по разоружению была создана в 1979 году по итогам первой специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по разоружению 1978 года, как единственный многосторонний переговорный форум международного сообщества для выработки соглашений по разоружению.

    Она стала правопреемником таких ранее основанных в Женеве переговорных форумов, как Комитет десяти государств по разоружению (1960 год), Комитет восемнадцати государств по разоружению (1962–68 годы), и Совещание Комитета по разоружению (1969–78 годы).

    Нынешний Генеральный директор Отделения ООН в Женеве (ЮНОГ) является Генеральным секретарем Конференции по разоружению, а также Личным представителем Генерального секретаря ООН при Конференции по разоружению.

    В круг ведения Конференции по разоружению включены фактически все проблемы многостороннего контроля над вооружениями и проблемы разоружения.

    В настоящее время Конференция по разоружению прежде всего фокусирует свое внимание на следующих проблемах: прекращение гонки ядерных вооружений и ядерное разоружение; предотвращение ядерной войны, включая все связанные вопросы; предотвращение гонки вооружений в космосе; заключение эффективных международные соглашений о гарантиях государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения или угрозы применения ядерного оружия; новые типы оружия массового поражения и новые системы такого оружия, включая радиологическое оружие; всеобъемлющая программа разоружения и транспарентность в вопросах вооружения.

    Конференция по разоружению проводит ежегодную сессию, которая разделена на три части по 10, 7 и 7 недель, соответственно. Первая часть начинается в предпоследнюю неделю января. Председатель Конференции избирается на ротационной основе из состава ее членов. Срок полномочий каждого из председателей составляет четыре недели.

    Первоначально Конференция по разоружению имела в своем составе 40 членов. Впоследствии ее членский состав был постепенно расширен, а затем в 2003 году членство было сокращено с 66 до 65 (Югославия была формально исключена из списка членов).

    Согласно параграфу IX Правил процедуры, Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Сербия, Черногория и бывшая югославская Республика Македония могут продолжать участвовать в работе Конференции в качестве наблюдателей.

    Конференция по разоружению пригласила другие государства — члены ООН, принять участие в ее работе в качестве наблюдателей.

    Конференция по разоружению имеет особые отношения с Организацией Объединенных Наций. Она утверждает свои собственные правила процедуры и повестку дня, однако учитывает рекомендации Генеральной Ассамблеи и предложения ее членов.

    Конференция по разоружению ежегодно, а также по мере необходимости, представляет Генеральной Ассамблее доклады о своей работе. Ее бюджет включен в бюджет ООН. Сотрудники Женевского сектора Управления по вопросам разоружения обслуживают встречи Конференции, которые проводятся во Дворце Наций.

    Конференция осуществляет свою работу на основе консенсуса.

    Конференция по разоружению и ее предшественники успешно провели переговоры о заключении таких основных многосторонних соглашений в области ограничения вооружений и разоружения как Договор о нераспространении ядерного оружия, Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду, договоры о морском дне, Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

    Источник: http://www.un.org/ru/peace/disarmament/conf/

    История России

    Советская дипломатия неустанно боролась за всеобщее разоружение. 2 февраля 1932 г. в Женеве открылась международная конференция по разоружению. На ней присутствовали делегации 63 государств, в том числе и Советского Союза. С первых дней работы конференция стала ареной острой борьбы.

    Германские представители упорно настаивали на предоставлении Германии «равенства» в вооружениях. Французские делегаты, опасаясь усиления Германии, выступали против ее требований.

    Они готовы были согласиться на некоторое вооружение Германии лишь при условии заключения новых военных союзов, договоров о дополнительных гарантиях безопасности Франции и создании при Лиге наций «международной армии».

    Однако требование дополнительных гарантий для Франции, которые укрепили бы ее международные позиции, было отвергнуто английской делегацией, сославшейся на то, что локарнские соглашения в достаточной степени обеспечивают безопасность Франции.

    Вместе с тем английская делегация заявила, что в интересах «восстановления равновесия» в Европе следовало бы признать германское «равноправие» в вооружениях.

    За удовлетворение германских требований высказались и представители Италии, предложив в качестве первого шага «годичное перемирие» в вооружениях.

    Острые противоречия обнаружились между Соединенными Штатами Америки и Японией.

    Американские делегаты предлагали сократить контингенты сухопутных армий и тоннаж военно-морского флота в равном соотношении для всех стран.

    Против этого предложения резко возражала японская делегация, заявляя, что его принятие лишь усилило бы позиции Соединенных Штатов, и требуя предоставить Японии дополнительные возможности для вооружений.

    Единственной делегацией, последовательно и неутомимо настаивавшей на действительном разоружении, была делегация Советского Союза. Исходя из основных положений ленинской внешней политики, она заявила, что Советский Союз исключает войну как орудие национальной политики.

    Отметив, что расширяющаяся на Дальнем Востоке война создает серьезную угрозу для всех стран, советские представители настойчиво добивались ее прекращения, выступали за мирное урегулирование международных конфликтов и разногласий, за всеобщее и полное разоружение. 18 февраля 1932 г.

    советская делегация представила на рассмотрение конференции проект резолюции о всеобщем и полном разоружении.

    После отклонения этого проекта она выдвинула проект конвенции о частичном сокращении вооружений, но и это предложение было отвергнуто представителями капиталистических государств.

    Между тем поведение германских делегатов становилось все более вызывающим. 14 сентября 1932 г. они заявили, что германское правительство откажется от дальнейшего участия в конференции, если не будут удовлетворены его требования «равноправия».

    Идя навстречу этим домогательствам, Англия взяла на себя инициативу созыва специального совещания пяти держав — Англии, Франции, Германии, Италии и Соединенных Штатов. Результатом этого совещания, состоявшегося в декабре 1932 г.

    , явилась декларация, признавшая за Германией «право на равенство в вооружениях в рамках системы безопасности, равной для всех».

    Фактически это было победой Германии. Конференция по разоружению, рекламировавшаяся буржуазной печатью как средство предотвращения войн, на деле превращалась в конференцию по довооружению агрессивных государств.

    Источник: http://www.history-at-russia.ru/xx-vek/mezhdunarodnaya-konferenciya-po-razoruzheniyu.html

    Международная конференция по разоружению и борьба СССР против дальнейших вооружений (1932-1933 гг.)

    ?sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
    2014-07-12 17:40:00sandra_rimskaya
    sandra_rimskaya
    2014-07-12 17:40:00Международная конференция по разоружению и борьба СССР против дальнейших вооружений (1932-1933 гг.) / Борьба Германии за «равноправие» в вооружении

    В то время как в Лозанне германская дипломатия добивалась отмены репараций, в Женеве она продолжала борьбу за снятие с Германии версальских военных ограничений.

    Работа конференции была перенесена в комиссии. Происходили и непосредственные переговоры между отдельными делегациями. В апреле 1932 г. германская делегация вступила в переговоры с представителями Англии и США.

    Она требовала сокращения срока службы в рейхсвере с 12 до 5 лет, разрешения создать германскую милицию в 100 тысяч человек и отмены запрета для Германии наступательных видов оружия (танков, самолётов, тяжёлой артиллерии и т. д.).

    Домогательства германской делегации встретили сопротивление Франции. Американская делегация внесла проект о полном упразднении наступательных видов оружия. До японской агрессии США относились к дискуссиям о европейских вооружениях более или менее безучастно.

    Только вопрос о соотношении военно-морских сил великих держав серьёзно интересовал американскую дипломатию. Соглашения по атому вопросу в 1922 г. в Вашингтоне и в 1930 г. в Лондоне были выработаны при самом активном участии Соединённых штатов.

    Но с начала мирового кризиса отношение США к вопросам разоружения изменилось. Освободившись на год от уплаты долгов по мораторию Гувера, европейские державы не только не сократили, а ещё больше увеличили свои военные бюджеты.

    В связи с этим американское правительство потребовало от всех стран-должников выполнения их обязательств по долгам. В то же время делегация США в Женеве активно выступила за сокращение вооружений.

    Американский план был сформулирован в декларации Гувера. В ней предлагалось сократить вооружения сухопутных войск на одну треть, но сохранить морские вооружения в размерах, обеспечивающих интересы морских держав,

    [Spoiler (click to open)]

    Особенно горячая дискуссия развернулась в морской комиссии по вопросу о крупных судах и подводных лодках. Английские и американские делегаты защищали ту точку зрения, что крупные суда не являются средством наступления.

    Представитель Германии требовал, наоборот, уничтожения всех линкоров и крейсеров; при этом он лицемерно выражал готовность уничтожить и германские «карманные» броненосцы. Япония занимала уклончивую позицию.

    Но один японский делегат позволил себе насмешливый выпад, задав вопрос: «Когда военный корабль представляет собой средство обороны?» И сам ответил: «Когда на нём поднят британский или американский флаг».

    Подводя итог дискуссии о разоружении, итальянский делегат Гранди на заседании Сената в Риме 3 июня 1932 г. отметил, что морские державы требовали в Женеве разоружения на суше, а сухопутные — разоружения на море.

    Первая сессия конференции закончилась 23 июля 1932 г. Предстояло принять резолюцию, формулирующую общие принципы будущей конвенции о разоружении. Проект резолюции снова вызвал разногласия.

    Франция отказывалась включить в резолюцию упоминание о равноправии Германии в вооружениях. Германия не соглашалась принять резолюцию, пока в ней не будет пункта о равноправии.

    Английская делегация предлагала принять резолюцию, которая «не задевала бы ничьих интересов и не заключала бы никаких обязательств, противоречащих чьим-либо жизненным убеждениям».

    Но германская делегация не пожелала итти на уступки. Она заявила, что не может примириться с действиями конференции, «несовместимыми с чувством национальной гордости и международной справедливости». Так как её требование о «равноправии» в вооружениях не находит удовлетворения, она демонстративно покидает конференцию.

    Неудача конференции по разоружению усилила напряжённость международных отношений. В Германии оживилась кампания в пользу отмены явочным порядком версальских военных ограничений.

    Используя материал прений во французской Палате депутатов по вопросу о военном бюджете, германский военный министр генерал фон Шлейхер произнёс 26 июля 1932 г. речь по радио, полную резких выпадов против Франции и содержавшую открытую угрозу покончить с Версальским договором.

    Германия, заявил Шлейхер, сама позаботится о своей безопасности, если ей отказывают в равноправии по вопросу о вооружениях.

    На другой день германский канцлер фон Папен заявил представителям прессы, что Германия будет настаивать не только на моральном равноправии, но и на фактической возможности иметь современное вооружение.

    Вызывающие выступления Шлейхера и Папенаподняли бурюнегодованияво Франции.

    Французская демократическая печать предостерегающе писала, что «германские вожди возбуждают массы идеей войны за реванш» и что «Германия теперь желает делать совершенно открыто то, что она последние 10 лет творила втайне».

    Французский посол в Берлине Франсуа Понсэ по поручению своего правительства потребовал от Германии объяснений. Министр иностранных дел фон Нейрат хладнокровно ответил, что генерал фон Шлейхер выразил единодушное мнение германского кабинета и всей страны.

    Под непосредственным воздействием шумной шовинистической кампании прошли выборы в германский Рейхстаг 31 июля 1932 г. Они принесли победу национал-социалистам: гитлеровцы получили 230 из 607 мандатов.

    Вместе с правыми националистическими партиями фашисты располагали отныне в Рейхстаге значительным большинством. Председателем Рейхстага был выбран Геринг. По всей Германии развернулся нацистский террор.

    2. / Международная конференция по разоружению и борьба СССР против дальнейших вооружений (1932-1933 гг.) / Неудача Международной конференции по разоружению

    Используя разногласия между бывшими победителями, Германия стремилась добиться удовлетворения своего основного требования — права равенства в вооружениях. Обострившиеся споры между участниками конференции сделали невозможным своевременный созыв новой сессии Международной конференции по разоружению.

    Не будучи в состоянии достигнуть соглашения с Францией, требовавшей активных гарантий её безопасности, английское правительство Макдональда решило пойти на уступки Германии. 17 ноября 1932 г. оно опубликовало меморандум, развивавший ту мысль, что практически невозможно сократить вооружения держав настолько, чтобы на деле осуществить равенство вооружений.

    Поэтому английское правительство поддерживает требование Германии о её довооружении.

    Это решение, под давлением английской делегации, было проведено на совещании пяти держав — Великобритании, Франции, Италии, США и Германии, созванном в Женеве в декабре 1932 г.

    Принятая на совещании резолюция признавала за Германией «право на равенство в вооружениях в рамках системы безопасности, равной для всех». Эта двусмысленная формула заключала в себе одновременно и германский тезис равноправия и французский тезис безопасности.

    Но по существу победительницей оказалась империалистическая Германия: ей предоставлялась возможность открыто вооружаться. Франция получала в женевской резолюции чисто формальное удовлетворение: её «система безопасности» оставалась лишь отвлечённым принципом, лишённым реального содержания.

    Неудача конференции по разоружению этим решением была окончательно предопределена. Вопрос о разоружении превратился в вопрос о довооружении агрессивных стран.

    3. Захват фашистами власти в Германии и подрывная работа немецко-фашистской дипломатии в Европе (1932-1933 гг.) / Гитлер-рейхсканслер

    Летом и осенью 1932 г. внимание всего мира было приковано к острому политическому кризису в Германии. Разгоревшаяся борьба за власть между Гитлером, фон Папеном и генералом фон Шлейхером была предметом оживлённых дискуссий в мировой печати.

    Источник: https://sandra-rimskaya.livejournal.com/229715.html

    Германия, США и вопросы разоружения в 1933-1934 гг

    В статье рассматривается политика Германии в отношении США в связи с Женевской конференцией по разоружению в 1933–1934 гг. Анализируются внутренние и внешние факторы, которые оказали влияние на формирование политики «третьего рейха» в его первые годы. Сделан вывод о том, что «миролюбивая» риторика Гитлера была направлена на сохранение изоляционистской политики США.

    К началу 1933 г. — ко времени прихода нацистов к власти — Германия добилась определенных успехов в осуществлении политики ревизии Версальского договора. Перед правительством А.

    Гитлера стояла задача, ликвидировав военные ограничения, установленные для Германии по Версальскому договору, завершить политику ревизии и перейти к строительству вооруженных сил, способных обеспечить установление мирового господства «третьего рейха».

    В данной статье мы проанализируем политику Германии в отношении США в связи с переговорами о разоружении накануне перехода Гитлера к односторонним действиям по ревизии положений Версальского договора.

    Очевидно, что прямые требования Германии отменить версальские ограничения вызвали бы противодействие со стороны стран-победительниц, обеспокоенных новой германской военной угрозой.

    Поэтому в первые годы существования нацистского режима германская дипломатия проводила мероприятия маскировки и введения в заблуждение общественного мнения и правительств зарубежных стран относительно истинных намерений «третьего рейха».

    Спустя несколько дней после своего назначения, Гитлер заверил мировую общественность, что новое правительство Германии стремится к сохранению мира и готово отказаться от перевооружения в случае заключения всеобщей конвенции о разоружении.

    Истинные же свои намерения он изложил на заседании кабинета 8 февраля 1933 г.: борьба против Версаля и достижение фактического равноправия в вооружениях на конференции по разоружению в Женеве [1, S. 48–49].

    Женевская конференция по разоружению 2 февраля 1932 г. 11 июня 1934 г. была идеальным местом, где германские дипломаты могли не только говорить о разоружении, но и торпедировать любые попытки заключить реальное международное соглашение о разоружении.

    Германская дипломатия намеренно углубляла разногласия между Францией, Англией, Италией и США в вопросах разоружения.

    Умеренная, в сравнении с позицией Франции, выступавшей против любых уступок германским требованиям, позиция США была для неё выгодной и широко использовалась правящими кругами рейха.

    После инаугурации президента Ф. Д. Рузвельта 4 марта 1933 г. германская дипломатия пыталась выяснить, какую именно внешнюю политику будет проводить новая американская администрация.

    Дело в том, что избрание Рузвельта вернуло к власти демократическую партию, которая при Вильсоне придерживалась т.н. «интернационалистской» внешней политики. На пост государственного секретаря был назначен К.

    Хэлл, которого считали убежденным сторонником международного сотрудничества.

    11 марта 1933 г. германский посол Приттвиц сообщил Хэллу о германской точке зрения по вопросам разоружения. Германия из-за условий Версальского договора беззащитна перед любой агрессией. Она не желает вооружаться, но предлагает другим странам разоружиться. Приттвиц подчеркнул, что нерешенность вопросов разоружения является одной из главных причин неспокойствия в Европе.

    Госсекретарь напомнил своему собеседнику, что политика разоружения являлась традиционной для всех германских кабинетов после мировой войны. Он надеялся, что в ближайшее время правительство Гитлера подтвердит преемственность этой политике [2, Bd. I, S. 137–138].

    Приттвицу не удалось выяснить конкретную программу американской администрации на Женевской конференции, но вскоре такая возможность представилась.

    16 марта Приттвиц встретился с Рузвельтом, который развил идею Гувера, своего предшественника на посту президента, о сокращении вооружений ведущих держав мира на одну треть.

    Он предложил направить в Вашингтон специального германского представителя или министра иностранных дел для обсуждения проблем разоружения.

    Приттвиц сделал вывод, что президент хотел ускорить события в этой области [2, Bd. I, S. 171–172].

    Стремясь подчеркнуть своё «миролюбие», Гитлер предложил рейхспрезиденту назначить новым послом в Вашингтоне Г. Лютера, занимавшего пост рейхсканцлера в 1925–1926 гг.

    Назначение беспартийного Лютера было положительно воспринято американской общественностью, поскольку его имя было связано с традициями дипломатии Веймарской республики.

    Позднее Лютер вспоминал: «Я рассматривался в США не как посол Гитлера, а был всё еще человеком Локарно» [3, S. 421].

    В начале апреля 1933 г. министерство иностранных дел уверенно прогнозировало, что «невмешательство США в европейские дела будет сохраняться» [1, S. 312]. Этот прогноз получил подтверждение в ходе визита в Берлин американского представителя на Женевской конференции по разоружению Н. Дэвиса.

    8–9 апреля состоялись его встречи с президентом Гинденбургом, Гитлером и министром иностранных дел Нейратом.

    В ходе беседы между Гитлером и Дэвисом глава германского правительства всё время жаловался на «неравноправное» положение Германии, на жёсткую позицию Франции, не соглашавшейся на германское довооружение, и угрозу со стороны Польши.

    Он заявил, что только хорошо вооруженная Германия может стать оплотом Запада перед распространением большевизма.

    Дэвис подтвердил, что его правительство выступает за разумный пересмотр постановлений Версальского договора путём переговоров между европейскими странами [4, 1933, I, p. 86–87]. Впрочем, этот способ хорошо был известен Гитлеру, которого устраивала нечеткая формулировка позиции США на Женевской конференции и нежелание США выступать в роли заинтересованной стороны в европейских делах.

    16 мая 1933 г. Рузвельт обратился к странам-участницам Женевской конференции с посланием о разоружении. Он призвал их правительства сократить наступательные вооружения и заключить пакт о ненападении.

    «Ответная» речь Гитлера в рейхстаге 17 мая была очень миролюбивой и содержала настолько смелые, насколько и невыполнимые новые германские инициативы в области разоружения. Гитлер сделал сенсационное заявление, что всем странам мира необходимо «тотальное, всеобщее разоружение».

    Германия без промедления готова распустить рейхсвер, если и другие страны поступят также решительно в отношении своих армий. «Фюрер» не только высоко оценил последние предложения Рузвельта, но и нашёл тёплые слова в его адрес.

    Он горячо благодарил американского президента за его послание и подчеркнул, что без решения вопросов разоружения немыслимо восстановление мировой экономики. По его мнению, предложения Рузвельта успокоили всех, кто хотел сотрудничать в деле сохранения мира. Гитлер даже предложил правительству США быть гарантом мира в Европе [5, S. 235–237].

    23 мая Рузвельт тепло говорил послу Лютеру о речи Гитлера. Он заявил, что отношение руководства США к Германии после выступления рейхсканцлера значительно улучшилось. Касаясь вопросов разоружения, президент сообщил германскому послу, что он дал указание Н.

    Дэвису активизировать обсуждение их на Женевской конференции, чтобы разоружение могло начаться в ближайшее время. Дэвис уже начал действовать, заявив 22 мая о возможности «удовлетворить некоторые законные требования государств, связанных международными договорами».

    Рузвельт сказан Лютеру, что он будет готов, если с этим согласятся другие страны, на установление международного контроля над разоружением [2, Bd. I. S. 475–476].

    Правительство США после провала в июле 1933 г. Лондонской экономической конференции не хотело, чтобы Женевскую конференцию по разоружению постигла та же судьба. Рузвельт уделял значительное внимание достижению прогресса на конференции по разоружению.

    На открывшейся 15 сентября сессии Женевской конференции американская делегация внесла целый ряд новых предложений с учетом германских требований, полагая, что незначительными уступками Германии можно было бы удовлетворить запросы правительства Гитлера о «равноправии».

    США выступили против экономических санкций в отношении агрессора согласно Устава Лиги наций. Американская делегация поддержала германских представителей по процедурным вопросам [4, 1933, I, p. 117, 129–131, 139–145].

    Но всё оказалось напрасным: германское правительство имело в отношении конференции иные намерения.

    К осени 1933 г. позиции нового германского правительства внутри страны и на международной арене окрепли настолько, что Гитлер решил перейти от заявлений к активной внешней политике. 13 октября на заседании правительства Гитлер сказал, что Германия не может позволить себе роскошь подписать конвенцию о разоружении. Поэтому необходимо покинуть конференцию и выйти из Лиги наций [1, S. 903–908].

    Делая резкий поворот во внешней политике Германии, Гитлер опасался жестких ответных мер Англии и Франции. С американской стороны он не ждал угрозы, полагая, что Вашингтон будет избегать вмешательства в европейские дела, 14 октября 1933 г.

    , когда Нейрат объявил германское решение покинуть заседания Женевской конференции, Гитлер предпочёл говорить с американским послом исключительно о двусторонних отношениях [6, с. 90].

    Выход Германии из Лиги наций 19 октября также не должен был вызвать возражений со стороны США, поскольку они не были членами Лиги.

    С одной стороны, отказ США от активного участия в обсуждении вопросов разоружения можно объяснить тем, что администрация Рузвельта продолжала проводить традиционную политику изоляционизма.

    С другой стороны, а американском правительстве, вероятно, рассчитывали, что Германия вернётся на конференцию после того, как между заинтересованными сторонами будет найден компромисс.

    Основанием для таких ожиданий могла служить история «первого» ухода Германия с Женевской конференции в августе и её возвращения в декабре 1932 г., когда было подписано заявление пяти держав, в котором признавалось «равноправие» в вооружениях.

    Германское правительство обнародовало свою позицию по вопросам разоружения в меморандуме британскому правительству от 18 декабря 1933 г., в котором содержались германские требования об увеличении численности рейхсвера со 100 тыс. до 300 тыс.

    человек, о равенстве Германии во всех видах вооружений, об отказе от контроля над «гражданской» авиацией. В британском меморандуме от 29 января 1934 г. практически все требования Германии были признаны справедливыми.

    Однако английское правительство возражало против предоставления рейху в точение двух лет права на создание военной авиации. Это возражение, по мнению немецкого историка В.

    Михалки, позволило Берлину вновь отклонить предложение вернуться на Женевскую конференцию по разоружению [7, S. 85]. Было очевидным, что переговоры о разоружении по вине германской стороны зашли в тупик.

    США были заинтересованы в выходе из этого тупика, пытаясь весной 1934 г. выяснить окончательно германскую позицию по вопросам разоружения. 10 марта американский посол Додд в разговоре с Нейратом посоветовал, чтобы Гитлер направил Рузвельту личное послание, в котором рейхсканцлер одобрил бы предложения Рузвельта по вопросам разоружения [2, Bd. II, S. 581–582].

    С целью успокоения общественного мнения западных стран Гитлер назначил 24 апреля 1934 г. специального уполномоченного правительства по вопросам разоружения. Правда, Й.

    Риббентроп, назначенный на эту должность, фактически занимался выполнением особых дипломатических поручений «фюрера» [8, S. 286–287].

    Показательно и то, что эта должность была утверждена накануне закрытия Женевской конференции, провал которой явился в первую очередь результатом позиции, занятой правительством Германии.

    8 июня 1934 г. на конференции была принята резолюция, предложенная Францией по согласованию с Англией, а которой предлагалось принять все меры к возвращению Германии на конференцию [9, с. 572]. Правительство Гитлера устраивала эта формулировка.

    Она открывала возможность в ходе переговоров ради возвращения Германии требовать от Франции и Англии, которые были намерены искать компромисс с Германией, согласия на германское довооружение.

    Посредников в ходе этих переговоров, как рассчитывали в Берлине, могла стать администрация США.

    Германское правительство сделало попытку вовлечь США в англо-французско-германские переговоры по разоружению. К сожалению, как отмечает американский историк Г. Вайнберг, не удалось обнаружить в германских архивах каких-либо документов об этом [10, p. 146]. Однако имеются соответствующее американские документы, позволяющие в достаточной степени осветить происшедшие события.

    В начале июня 1934 г. сотрудник Риббентропа Ф. Шварц предложил американскому представителю на Женевской конференции Н. Дэвису встретиться в неофициальной обстановке со своим шефом на пути из Женевы в США. Дэвис сказал Шварцу, что он не может ехать в Германию, пока она не согласится вернуться на конференцию.

    Он был бы готов официально принять Риббентропа в Женеве. Германское консульство в Женеве одновременно уведомило американского консула, что правительство рейха знает о демарше Шварца [4, 1934, I, p. 119].

    Не зная о предполагаемом предмете обсуждения, Дэвис отверг саму идею проведения переговоров в неофициальной обстановке.

    11 июня Женевская конференция по разоружению закрылась. На следующий день Шварц вновь посетил Дэвиса. Он сообщил, что германское правительство знает о планах Дэвиса посетить Париж и Лондон и поэтому особенно желает до осуществления этих планов провести встречу Риббентропа с Дэвисом.

    Последний вновь высказался против проведения неофициальных переговоров.

    Он сообщил Хэллу, что не может встретиться с Риббентропом без знания позиций Англии и Франции, ибо в противном случае Лондон и Париж станут подозревать США в том, что Вашингтон специально препятствовал успеху их попыток вернуть Германию на конференцию по разоружению.

    Дэвис полагал, что на каком-то этапе Англия и Франция, возможно, найдут целесообразным просить Дэвиса стать посредником между ними и Германией, но это возможно лишь при настойчивом желании всех заинтересованных сторон. Хэлл согласился с ним, подчеркнув, что США будут готовы вести переговоры лишь по официальным каналам и при извещении Англии и Франции [4, 1934, I, p. 120].

    Продолжая попытки склонить американское правительство к посреднической роли, Риббентроп посетил 15 июня посла США. Риббентроп сообщил Додду, что небольшая уступка ос стороны Франции в вопросах разоружения позволит Германии пойти на уступки французскому правительству.

    Однако конкретных германских предложений относительно механизма возобновления переговоров по разоружению изложено не было.

    Только 18 июня статс-секретарь министерства иностранных дел сообщил Додду, что Германия хотела бы созыва конференции держав, подписавших пакт Бриана–Келлога, для заключения нового договора о гарантиях мира между ними [6, с. 163]. Это предложение рождало новые вопросы.

    Делая такое расплывчатое предложение, германское правительство продолжало обман западных партнёров. Одновременно Германия испытывала правительство США: откажется ли оно от проведения политики изоляционизма. То, что США проигнорировали германское предложение, показало, что правительство Рузвельта решило сохранить прежнюю внешнеполитическую линию.

    Попытки германской дипломатии обратиться к США на заключительном этапе Женевской конференции и после её провала не означали, конечно, что США придавалось особое значение в германской политике ревизии Версальского договора.

    Правительство Гитлера продолжало уделять основное внимание отношениям Германии с европейскими странами.

    По мере того, как оно убеждалось в неспособности руководства стран Европы воспрепятствовать дальнейшей ревизии, Германия всё меньше и меньше брала в расчёт позицию США, надеясь на сохранение во внешней политике Вашингтона изоляционистских тенденций.

    Уход с конференции по разоружению и выход из Лиги наций знаменовали переход правительства Гитлера к политике проведения односторонних акций. Занятая правительством США позиция невмешательства в европейские дела способствовала проведению правительством Гитлера всё более активной политики ликвидации военных ограничений Версальского договора.

    Важнейшими актами германского правительства, которые окончательно разрушили основы Версальской системы международных отношений, были введение всеобщей воинской обязанности и вступление германских войск в Рейнскую демилитаризованную зону. В отечественной историографии утвердилась точка зрения, что уже со второй половины 1934 г. в Берлине взяли курс на одностороннее устранение военных ограничений Версальского договора.

    Источник: https://novainfo.ru/article/9124

    Читать

    НАКАНУНЕ МИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

    Германский шантаж перед заключением мира. Перемирие между Антантой и германским блоком было заключено на 36 дней. Пять раз в течение этого времени Германия просила о заключении хотя бы прелиминарного мира. Антанта не соглашалась. «Ждём Вильсона», — гласил её неофициальный ответ.

    Дело, однако, было не в Вильсоне, — он сам не торопился и прибыл в Париж только 13 декабря 1918 г. Суть была в том, что победители не успели ещё договориться об условиях мира. Во всех больших и малых столицах 27 стран, участвовавших в борьбе против Германии, в том числе и созданных после её поражения, шла подготовительная работа.

    Добывали справочники по отдельным вопросам, составляли докладные записки, поручали историкам и экономистам рыться в старых договорах и других дипломатических документах в поисках обоснования того или иного притязания. Румыния пыталась установить единую линию поведения с Чехословакией, Югославией и Грецией.

    Париж и Лондон непрерывно совещались. Между обеими столицами сновали дипломатические курьеры. В Лондон съехались премьеры и министры иностранных дел Франции и Италии. Многие пункты предстоящего мирного договора вызывали серьёзные разногласия.

    Всплывали наружу секретные соглашения, изменявшие сложившуюся, обстановку, а это в свою очередь требовало внесения поправок в предполагаемый договор.

    Больше других волновал Англию и Францию вопрос о наследстве Турции, поделённом соглашением Сайке — Пико в мае 1916 г. Как известно, Италия, узнав о секретном соглашении, всполошилась и в течение года настойчиво требовала допустить её к этому дележу. В апреле 1917 г.

    Ллойд Джордж, нуждаясь в помощи итальянцев на Ближнем Востоке, предложил уступить им Смирну и часть других турецких территорий. В Сен-Жан-де-Мориенн англичане и французы согласились на передачу Смирны итальянцам. Тем, однако, это показалось недостаточным. Они претендовали на дополнительные территории, населённые греками и турками.

    Переговоры снова затянулись до августа 1917 г. Наконец, условились, что договор получит силу только с согласия России. Но Временное правительство было свергнуто в октябре 1917 г. Возник вопрос о том, обязательно ли обещание, данное итальянцам. Переговоры затянулись ещё на год и возобновились после поражения Германии. В декабре 1918 г.

    Клемансо приехал в Лондон, чтобы добиться отмены соглашения, заключённого в Сен-Жан-де-Мориени, и настоять на предоставлении Франции Киликии и Сирии, занятой войсками Англии. Ллойд Джордж пошёл навстречу Клемансо, но в свою очередь потребовал для Англии в качестве компенсации Мосул, а также Палестину.

    Секретные переговоры шли 2 и 3 декабря. Франция колебалась. Италия требовала обещанную Смирну. Положение всё осложнялось.

    Союз между странами-победительницами был заключён по принципу: «вместе бить, врозь итти». После войны пути союзников расходились всё дальше и дальше. Этим прежде всего пользовалась Германия.

    Долгое время историки дипломатии, загипнотизированные торжеством Антанты, неправильно оценивали поведение послевоенной Германии. Об этом позаботились и сами немцы изображавшие Германию как несчастную жертву версальского «диктата». Постарались и те сторонники Антанты, которые не согласны были с условиями мира.

    Так или иначе, но империалистическую Германию изображали чуть ли не кроткой овечкой, безропотно подставлявшей шею под нож. На деле то был раненый хищник, с рычанием зализывавший раны и зорко следивший за своими врагами, выжидая, нельзя ли снова ринуться в бой. В декабре 1918 г. верховному командованию Германии удалось отвести всю армию за Рейн. Ни одна её часть не попала в плен.

    Правящие круги в Германии вздохнули с облегчением: план сохранения армии казался выполненным. Правда, армия была уже не прежней: она быстро поддавалась влиянию революции. Но пока можно ещё было пугать победителей тем, что армия сохранена и, в случае нужды, сумеет продолжать сопротивление. Часть войск стояла под Берлином, где поднимались волны революции.

    Правительство требовало разоружения армии прежде, чем она войдёт в Берлин, но верховное командование настаивало на разоружении рабочих. С ведома, а чаще и по прямому указанию верховного командования Германия покрылась сетью различных добровольческих формирований, из которых вышли впоследствии кадры фашистской партии. Тут были отряды добровольцев Росбаха, Лютцова, Элпа.

    бригада Эрхардта, «Балтийская оборона» и т. д. Все эти формирования готовились для подавления революции в Германии. Тайно и наверняка подготовляя разгром народного движения, германские империалисты в то же время спекулировали революцией, угрожая странам Антанты, что движение может переброситься и к ним.

    Пользуясь этим шантажем и зная о разногласиях в среде Антанты, германские империалисты начали саботировать выполнение условий Компьенского перемирия. Они задерживали отправку французских пленных, не возвращали награбленных ценностей, всячески тормозили сдачу подводных лодок и бронированных крейсеров.

    Мало того, Германия продолжала закладывать новые подводные лодки, хотя по условиям перемирия должна была сдать весь свой подводный флот. Всего на немецких верфях строилось 64 лодки. Германия срывала план поставки локомотивов и вагонов, а в числе сданных ею паровозов было много неисправных.

    «Я думаю, — признавался Гофман, — что пока Антанта не имеет никакого представления, что делается у нас, иначе она давно потребовала бы, чтобы мы прекратили плутовать. Антанта всё ещё полагает, что у нас сохранилась крепкая армия и что мы играем с ними комедию».

    Продление перемирия. Между тем срок перемирия истекал. От Антанты пришло требование прислать уполномоченных для продления перемирия. Нота была направлена в адрес верховного командования Германии. Немецкая военщина воспользовалась этим, чтобы злорадно подчеркнуть, что Антанта не считается с берлинским правительством.

    На предварительном совещании с германской делегацией Гинденбург предлагал при продлении перемирия добиваться следующих условий: предмостные укрепления и нейтральная зона на правом берегу Рейна уничтожаются; граница проходит по Рейну, причём между Германией и оккупированными областями сохраняется свобода сообщений; оккупационная армия должна быть сокращена и блокада снята.

    12 и 13 декабря в Трире германская делегация вела переговоры с Фошем.

    На протесты маршала по поводу затягивания выполнения условий перемирия Эрцбергер заявил, что срок был дан слишком короткий, что и сами союзники со своей стороны не выполнили обещания дать Германии продовольствие. Фош пропустил это возражение мимо ушей.

    Тогда Эрцбергер указал на опасность революции: армия и страна находятся в состоянии опасного брожения, возможен переворот. Это Фош принял к сведению. Трирским соглашением перемирие было продлено ещё на один месяц, до 13 января 1919 г.

    В качестве новой гарантии союзники оставляли за собой право занять нейтральную зону на правом берегу Рейна, к северу от кёльнского предмостного укрепления и до голландской границы. Об оккупации должно последовать уведомление за шесть дней.

    Тут же союзники выговорили себе свободный проход через Данциг и Вислу. В Данциг предполагалось выслать польскую армию под командованием генерала Галлера, которая формировалась во Франции.

    Союзники подготовляли плацдарм для борьбы поляков с большевиками, но немцы хотели взять это на себя; тайно от союзников они сами вели переговоры с поляками. Вот что писал Гофман о планах германских империалистов: «У нас были очень интересные переговоры с поляками.

    Они предлагают удержать Вильно против большевиков, если мы разрешим им провести войска из Варшавы в Вильно. Я всецело за это, так как наши войска не желают больше сражаться. Как решит правительство, я ещё не знаю».

    Месячного продления перемирия оказалось опять недостаточно; и к этому сроку союзники не закончили предварительных переговоров. К тому же Франция и не спешила, ибо заключение мира вынудило бы Фоша демобилизовать армию, а перемирие позволяло держать солдат под ружьём.

    Понадобилось новое продление, тем более что в Германии ширилось революционное движение; Эрцбергеру в Берлине пришлось ехать на вокзал окольным путём, так как в районе станции шли уличные бои. 14 января 1919 г. в Касселе правительственная делегация встретилась с германским верховным командованием.

    Обсуждали линию поведения. Решили предложить союзникам общий фронт против большевиков в обмен за уступки на Западе. Немцы готовы были впустить войска Антанты в Берлин, если там победит пролетарская революция. «Если они, вопреки всему, — писал Гофман о спартаковцах, — захватят власть, Берлин займёт Антанта.

    Такие перспективы не очень отрадны, но всё же это некоторая страховка».

    Источник: https://www.litmir.me/br/?b=244132&p=131

    Ссылка на основную публикацию