Заговор против павла i — история России

Кто и как убивал Павла I

Алексей Дурново о том, как сложилась судьба заговорщиков, которые в ночь на 12 марта 1801 года убили императора Павла I.

Сколько же их было?

«У Христа было 12 апостолов, и даже среди них нашелся предатель. Вас слишком много, что вас и погубит». Эти слова, вроде бы, сказал Пестелю Никита Панин — один из вдохновителей заговора против Павла. Панин таким образом предупреждал лидера декабристов, что их выступление обречено на провал и ставил в пример себя и своих единомышленников, свергнувших Павла I.

Убийство Павла

На самом деле, участников заговора против императора было не сильно меньше, чем декабристов. В планы Никиты Панина и Петра Палена было посвящено как минимум 180 человек. По другим оценкам, число заговорщиков достигало 300. Другое дело, что не все были в курсе деталей.

События ночи 12 марта показали, что даже Панин не знал точных планов своих сообщников. В любом случае, счет заговорщиков идет на сотни. В покоях императора в момент убийства присутствовали 14 человек, помимо самого Павла. Это уже больше, чем было апостолов у Христа.

Об убийстве Павла I начали открыто говорить только в 1905 году

Причины

К 1801 году у высшего российского дворянства сложилось твердое убеждение, что император безумен. Павел не желал мириться с очевидными реалиями, в том числе с аксиомой о том, что абсолютная монархия невозможна без поддержки аристократии. Союз с дворянством — залог успешного правления. Павел же был абсолютистом в кубе.

Постоянные опалы, в которые попадали видные придворные, полководцы и даже члены семьи не способствовали укреплению авторитета монарха. Ссора с Суворовым, конфликт с гвардией, готовящийся приказ об узаконивании внебрачных детей императора — вот далеко не полный список поступков Павла, настроивших против него дворянство.

Никита Панин

А ведь был еще фактически подписанный указ об аресте императрицы Марии Федоровны и цесаревича Александра.

Апогеем недовольства принято считать историю со штабс-капитаном Кирпичниковым, который позволил себе уничижительное высказывание в адрес горячо любимого Павлом Ордена Святой Анны.

За это Кирпичников получил тысячу палок — наказание суровое даже по меркам Ассирийской Империи. Дворянство, гвардия и двор были до крайности возмущены этой историей.

Британский след и роль Александра I

Под конец своего недолгого правления Павел коренным образом изменил внешнюю политику России. После того, как Вторая антифранцузская коалиция прекратила свое существование за ненадобностью, император вступил в конфликт с Великобританией, которая до этого считалась едва ли не ближайшим союзником России. Недовольство Павла вызывало господство Британии в морской торговле. Так родился план союза с Пруссией, Швецией и Данией.

Табакерка, которой убили Павла, принадлежала Николаю Зубову

Петр Пален

Павел мыслил глобально, видя себя главой морской коалиции, которая бы бросила вызов британскому господству. Союзный договор четырех держав был подписан в декабре 1800 года, месяцем ранее британский флот занял Мальту, которую Павел считал своей.

На этом острове император хотел создать средиземноморскую базу российского флота. Он имел на это полное право как великий магистр Ордена Госпитальеров. После захвата Мальты император принял очень суровые ответные меры, наложив арест на все британские суда, находившиеся в российских портах.

Это было равносильно объявлению войны.

Существует мнение, что заговор против Павла был вдохновлен из Лондона. По крайней мере, есть основания полагать, что Британия как минимум спонсировала заговорщиков. Доказательств и улик тому нет, однако посланник Великобритании в России Чарльз Уитворт был хорошо осведомлен о планах заговорщиков.

Блестящей карьере Беннигсена убийство Павла не помешало

Еще один ключевой вопрос: знал ли о заговоре Александр I. Тут опять-таки нет никаких прямых доказательств. На протяжении всего XIX века тема убийства Павла была в России абсолютно запретной. Официальная версия его кончины — апоплексический удар.

Тем не менее в некоторых кругах Петербурга Александра называли отцеубийцей. И все же осведомленность цесаревича о заговоре остается под вопросом. Возможно, Александр дал молчаливое согласие на низложение (но не на убийство) Павла. Выбор у него был невелик.

Проживи император еще несколько месяцев, и его старший сын сам мог угодить в Шлиссельбург или какую-нибудь другую крепость.

Планы

Убийство монарха — штука скверная и почти преступная. Никто из заговорщиков не знал точно, как отреагирует новый император на насильственную смерть отца. Первоначальный план, скорее всего, состоял именно в низложении, а не в физическом устранении Павла. В пользу этой версии говорит тот факт, что в заговор было вовлечено несколько полков. Для убийства хватило бы и четырех человек, но заговорщики хотели взять числом. Идея Панина заключалась в том, чтобы убедить императора отречься от престола в пользу старшего сына. Для этого нужно было наглядно продемонстрировать мощь заговора и число сторонников этого плана. Вот зачем потребовались вести гвардейские и армейские полки в Михайловский замок.

Леонтий Беннигсен

Леонтий Бенигсен, видный участник выступления, писал позже: «Принято было решение овладеть особой императора и увезти его в такое место, где он мог бы находиться под надлежащим надзором и где был бы лишен возможности делать зло».

Перед глазами у заговорщиков были и зарубежные примеры. В Европе над безумными монархами учреждали регентство не прибегая к насилию или убийству.

Обезумевший английский король Георг III был отрешен от власти, а фактическим главой монархии являлся его сын — будущий Георг IV. Психически неуравновешенный король Дании Кристиан VII также правил лишь номинально. Ключевые решения принимал специально учрежденный совет.

Видимо, заговорщики тоже собирались сделать нечто подобное, но разговор не получился, и Павел получил роковой удар табакеркой.

Есть версия, что заговор против Павла спонсировался из Лондона

Тут, правда, нужно помнить, что умер император не столько от удара в голову, сколько от удушья, его удавили шарфом, что несколько противоречит версии о случайном убийстве.

Есть версия, что физическое устранение императора все-таки планировалось заранее как план «В» одного из лидеров заговора — Петра Палена. Об этом плане «В» знали немногие. Даже Никита Панин был не в курсе замысла своего сообщника.

Не посвятили в детали и цесаревича (если он, конечно, вообще знал о заговоре), тут довольно было и его согласия на низложения отца.

Главные действующие лица

Их было много, но мы назовем только основных. И сразу отметим, что никто из убийц и участников заговора не понес серьезного наказания за то, что пролил кровь монарха.

Никита Панин, бывший вице-канцлер, был душой заговора, который он придумал и спланировал, но в котором так и не принял участия.

При Павле он был вице-канцлером, но в 1800 году (очевидно, роковом для императора) попал в опалу. Панина выслали в родовое имение Дугино, запретив появляться в Москве и Петербурге. В ночь на 12 марта он находился в изгнании и в свержении и убийстве не участвовал.

Александр I вернул Панина в коллегию иностранных дел, но уже через несколько лет молодой император и граф поссорились. После этого Панин угодил в вечную опалу, вынужден был вернуться в Дугино, где и прожил до самой смерти, которая наступила в 1837 году.

Последние три десятка лет жизни он занимался в основном оккультными науками.

При дворе Павла считали опасным для страны и семьи безумцем

Петра Палена называли опорой императора Павла. Он занимал пост военного губернатора Петербурга и ходил у его величества в любимчиках.

Надо сказать, что Пален не скрывал того, что участвовал в заговоре, а в частных беседах открыто признавался в убийстве. Этим он навлек на себя гнев Марии Федоровны.

Она, в конце концов, убедила Александра в том, что такого человека опасно оставлять при себе. Пален был снят с должности военного губернатора и отправлен в свое поместье.

Леонтий Беннигсен, командир Изюмского легкоконного полка, имел на Павла зуб за опалу и ссылку. На его карьере участие в заговоре никак не сказалось. Уже через год после убийства императора Беннигсен стал генералом. Широкую известность, правда, он приобрел позже, в годы наполеоновских войн.

Так, Беннигсен командовал русской армией в знаменитой битве при Прейсиш-Эйлау, первом крупном сражении, которое Наполеону не удалось выиграть. Во время войны 1812 года был начальником штаба, а на совете в Филях требовал дать французской армии бой у стен Москвы.

Беннигсен был осыпан всевозможным наградами, став, в конце концов, кавалером Ордена Святого Георгия первой степени.

Николай Зубов

Братья Зубовы. Их было трое. Средний, Платон Александрович — ни много ни мало последний фаворит Екатерины II. Павел выслал его за границу, конфисковав имения. В случае возврата Зубову мог грозить арест. Тем не менее он тайно приехал в Петербург и принял активное участие в заговоре.

Считается, что роковой удар табакеркой нанес именно он. При Александре Зубов стал членом Государственного совета, правда, ненадолго. Уже в конце 1801-го Зубов покинул его «по собственному желанию».

Старший из братьев — Николай Зубов тоже находился в императорских покоях в момент убийства. Больше того, именно ему принадлежала та самая табакерка, правда, не он нанес удар. Тем не менее он явно был в курсе планов Палена о физическом устранении государя.

При Александре Зубов-старший не пользовался никаким влиянием, но и выслан не был. Он умер в 1805 году от удара.

Что касается третьего брата, Валериана, то его роль в заговоре ясна не до конца. В одном из сражений он потерял ногу, так что в Михайловский замок с остальными не пошел. Считается, правда, что именно он привлек на сторону заговорщиков Александра Аргамакова — плац-адъютанта Михайловского замка.

Без него сторонникам Палена проблематично было бы попасть в покои императора. Как и Платон, Зубов Валериан был включен Александром в Государственный совет. Правда, участия в его работе он почти не принимал. Из-за болей в ноге Зубов вынужден был покинуть Петербург.

Он умер менее чем через три года после убийства Павла.

Источник: http://diletant.media/articles/29034185/

Заговор против Павла I | Тайны и Загадки истории

О том, что произошло в спальне царя, только один участник Л.Л. Бенигсен оставил подробное описание.

По этим ступеням убийцыподнялись в комнату Павла I На этом месте стояла кроватьимператора Павла I

«Я поспешил войти вместе с князем Зубовым в спальню, где мы действительно застали императора уже разбуженным…и стоящим возле кровати, перед ширмами.

Держа шпаги наголо, мы сказали ему: «Вы арестованы, ваше величество!» он поглядел на меня, не произнося ни слова, потом обернулся к князю Зубову и сказал ему: «Что вы делаете, Платон Александрович?» В эту минуту в комнату вошел офицер нашей свиты и шепнул Зубову на ухо, что его присутствие необходимо внизу, где опасались гвардии…Князь Зубов вышел, и я с минуту оставался с глазу – на – глаз с императором, который только глядел на меня, не говоря ни слова.

Мало-помалу стали входить офицеры из тех, что следовали за нами. Первыми были подполковник Яшвиль…майор Татаринов и еще несколько других…Тогда я вышел, чтобы осмотреть двери, ведущие в другие покои, в одном из них, между прочим были заперты шпаги арестованных офицеров.

В эту минуту вошли еще много офицеров. Я узнал потом те немногие слова, которые император произнес по — русски.

Сперва: «Арестован, что значит арестован?» Один из офицеров отвечал ему: «Еще 4 года тому назад с тобой следовало покончить!» На это он возразил: «Что я сделал?» Вот единственно произнесенные им слова.

Офицеры число которых еще возросло, так что вся комната наполнилась ими, схватили его и повалили на ширмы, которые были опрокинуты на пол. Мне кажется, он хотел освободиться от них и бросился к двери, и я дважды повторил ему: «Оставайтесь спокойным, ваше величество, — дело идет о вашей жизни!»

В эту минуту я услыхал, что один офицер …Бибиков, вместе с пикетом гвардии вошел в смежную комнату… Я иду туда, чтобы объяснить ему, в чем будет состоять его обязанности, и, конечно, это заняло не более нескольких минут. Вернувшись, я вижу императора, распростертого на полу.

Кто-то из офицеров сказал мне: «С ним покончили!» Мне трудно было этому поверить, так как я не видел никаких следов крови. Но скоро я в том убедился собственными глазами.

Итак, несчастный государь был лишен жизни непредвиденным образом и, несомненно, вопреки намерениям тех, кто составлял план этой революции… Напротив, прежде было условлено увезти его в крепость, где ему хотели предложить подписать акт отречения от престола…Я отправил немедленно офицера к князю Зубову, чтобы известить его о случившемся. Он застал его с великим князем Александром, обоими братьями Зубовыми…»

«Припомните, — резюмировал Бенигсен, -…что было много выпито вина за ужином, предложенного генералом Талызиным офицерам, бывшим виновниками этой сцены, которую, к несчастью, нельзя вычеркнуть из истории России.

Читайте также:  Внешняя политика советского правительства в 20-е годы - история России

Должен прибавить, что граф Пален, обращаясь к этим офицерам, сказал между прочим: «Господа, чтобы приготовить яицницу, необходимо разбить яйца».

Не знаю, с каким намерением было употреблено это выражение, но эти слова могли подать повод к ложным толкованиям».

Одним словом, пьяные офицеры, выполнили дьявольский наказ Палена. Первым среди них был грузинский князь Яшвиль.

Для воспоминаний Бенигсена, которые он изложил в письме к А.Б. Фоку, имевшем характер письма открытого, следует выделить три момента.

  • Самого Бенигсена в момент убийства в спальне не было. Характерно, что он занимается всем, только не тем, ради чего пришел;
  • Не было в комнате и никого из Зубовых, чьей креатурой был Бенигсен. Они тоже исчезают с места действия в самый важный момент;
  • Нет ни слова об акте отречения. Между прочем, упомянуто, что Павел должен был подписать его в крепости.

К счастью, мы имеем возможность документально опровергнуть версию Бенигсена. Дело в том, что уже после смерти Павла Мария Федоровна вела негласное расследование всего, что произошло. Некоторые материалы этого расследования сохранились. В 1803 г. речь шла об оправдании Зубовых.

Мария Федоровна предложила им подписать следующее клятвенное обещание: «Я клянусь перед богом и спасением души, что все нарекания, на мой счет делаемые, ложны. Узнав о кончине покойного государя, осмелился я позже войти только в его комнаты, ибо тогда вход в оные был всем свободен, и двери в оные были растворены». В.А.

Зубов подписал этот документ и был прощен. Он действительно не участвовал в убийстве и не был в спальне царя в тот момент. А вот ни Николай, ни Платон Зубов такой бумаги не подписали, потому что, как отмечала Мария Федоровна, они этого сделать не могли – оба находились в спальне в момент убийства.

Эти документы доказывают, что версия Бенигсена не достоверна. Исследователю необходимо идти по иному пути.

Н.Я Эйдельман попробовал соединить воедино все, что известно о происходившем в спальне, и воспользовался таким приемом: каждый из мемуаристов рассказывает все, что знает. Однако в этом на наш взгляд кроется коренной порок писательского метода Н.Я.

Эйдельмана. Соединяются воедино совершенно противоположные версии. В результате получается некий симбиоз версий. Такой метод исследования не приемлем.

Очевидно, все многочисленные и несогласованные между собой рассказы могут быть сведены к нескольким версиям.

Версия 1. Преднамеренное убийство. Ее излагают А.Н. Вельяминов-Зернов, М.И. Муравьев-Апостол, А.Ф. Воейков, М. Леонтьев, Д.В. Давыдов, Д.П.Рунич, А.Ф.Ланжерон, Эта версия существует в двух вариантах. Вариант А: Павел принял все условия заговорщиков и подписал отречение. Тогда один из лидеров П. Зубов или Л. Бенигсен призвали к решительным действиям и с Павлом покончили.

Вариант Б: Павел подписал условия заговорщиков. Бенигсен вышел. В этот момент царя убили пьяные заговорщики во главе с П. Зубовым.

Версия эта не может быть принята ни в одном из вариантов, потому что она исходит от лиц, которые не принимали непосредственного участия в убийстве и были далеки от заговорщиков. Все рассказы, излагающие эту версию, отличаются незнанием конкретных деталей, топографии Михайловского замка. Сплошь и рядом встречаются совершенно неправдоподобные подробности.

Версия 2. Непреднамеренное убийство. Ее излагают Н.А. Саблуков, А. Коцебу, К. Гейкинг, М.А.Фонвизин, А. Карр, А. де Барант, М. Биньон, Наполеон, Серра-Каприолла, анонимный автор сочинения «Описание 23 марта 1801 года», Локателли, Г.М. Армфельт, Стединк, К.Ф.Розенцвейг, Ла-Рош-Эмон, Росс, А.А.Чарторыйский, П.В. Чичагов.

Между тем существует версия согласно, которой Павлу предложили отречься, но он не только отказался, но оказал отчаянное сопротивление, затеял ссору, в которой был убит. Варианты версии расходятся в том, что присутствовал ли Бенигсен при этом или вышел, но Зубовы здесь — главные действующие лица.

Согласно одному из вариантов этой версии Павел действовал двояко: вначале угрожал заговорщикам карами, потом пытался разжалобить их и даже сумел поколебать их решительность. И тогда лидеры призвали к решительным действиям, и даже сами начали их.

Орудиями убийства называют табакерку, шарф, рукоятку пистолета, эфес шпаги. Хотя едва ли когда-либо удастся восстановить в деталях истинную картину произошедшего, эта версия представляется более близкой к действительности.

Она позволяет объяснить, почему заговорщики шли в замок с документами об отречении или соправительстве, а закончили кровавой бойней. Это наиболее ранняя версия. Впервые она прозвучала ночью 12 марта 1801 г. на парадной лестницу Михайловского замка, где Пален узнал от Ф.П. Уварова о смерти Павла.

Не осведомляясь о подробностях, Пален сообщил великому князю Александру, что император отказался отречься, пытался ударить тех, кто ему это предлагал и тогда заговорщики убили его.

Наиболее полно эта версия изложена в анонимной записке, «Notice sur la mort de Paul 1er, Empereur de Russie» в Париже в 1806 г.

Согласно автору «Notice», Павел услышав шум, схватил шпагу из шкафа, где хранилось оружие арестованных офицеров, пытался пробиться к двери, ведущей на потайную лестницу. Но в этот момент вошли заговорщики. Павел спрятался за ширмами и там его обнаружил Бенигсен. Хотя Павел был испуган, но силы не оставили его.

Ему предложили отречься. Он с жаром отказался и стал упрекать тех, кого недавно осыпал благодеяниями. Это поколебало их решимость. Когда Платон Зубов стал читать акт отречения, Павел снова попытался его растрогать, вычитывал его неблагодарность и упрекал за безрассудство.

«Ты больше не император» — ответил Зубов, — «Александр наш император!» Возмущенный это дерзостью, Павел хотел его ударить. Мужество царя остановило заговорщиков, и они были уже готовы отступить.

Бенигсен заметил это и закричал: «Дело идет о нашей жизни, если он спасется, дело идет о нашей жизни!» Тогда Николай Зубов нанес первый удар своему государю, он сломал ему правую руку» и тем самым вывел своих сообщников из стояния нерешительности. Этому способствовали потемки и смятение, в котором они пребывали.

Все бросились на Павла. Царь упал. Его оскорбляли, плевали в лицо, волочили по полу, били в самые секретные места. Наконец, задавили шарфом. Павел успел крикнуть» Константин, Константин».

Церковь святых апостолов Петра и Павлана месте бывшей спальни императора Павла I

Эту же версию слышал в России и английский путешественник А. Карр. По его словам, когда заговорщики вытащили Павла из укрытия, он, несмотря на свой страх, «принял обычный свой то, надменно заговорил с вошедшими, требовал от них покорности и подчинения».

Поняв, что этим он ничего не добьется, он сразу же изменил тон: обещал отречься, выражал готовность исполнить все их желания, умолял сохранить жизнь, сулил награды, чины, ордена. Но заговорщики были неумолимы. Тогда Павел прорвался к окну и разбил кулаком стекло. Однако ему не удалось ни закричать, ни выпрыгнуть: было слишком высоко. Его оттеснили снова на середину комнаты.

«Он схватил стул и сшиб им с ног одного из заговорщиков, после чего началась настоящая свалка». Яшвиль ударил Павла кулаком по виску и сбил с ног. Черствое сердце П. Зубова дрогнуло, и он заколебался. Но «слова одного молодого ганноверца (то есть Бенигсена — М.С.), как утверждал очевидец, окончательно решили судьбу Павла.

Заметив нерешительность главного руководителя, он сказал: «Мы перешли Рубикон, если мы сохраним ему жизнь до утра, мы все будем его жертвами». Сняв с себя шарф, он вместе с П. Зубовым задушил Павла.

Оба варианта этой версии очень близки. Только рассказ А. Карра отличается от анонимной «Notice» тем, что согласно последней роковой удар был нанесен Н. Зубовым, после того, как Бенигсен призвал к решительным действия, тогда как английский путешественник утверждал: после рокового удара Яшвиля, наступила минута колебания и только затем ганноверец призвал к расправе.

Кто же ближе к истине?

Источник: http://tayni.info/6552/

Убить императора: заговор против Павла I и англичане

Несмотря на многочисленные рассказы о деспотизме Павла I, недовольных его правлением было очень мало. Наоборот, народ очень любил своего императора, который заботился о жизни простых горожан, крестьян и солдат.

Круг недоброжелателей царя составлял очень узкий слой петербургской аристократии. Знатное общество никак не могло забыть многочисленных вольностей, которые были дозволены в годы правления Екатерины II. Поэтому Павел I — который не только заставил дворянство служить по-настоящему, но и строго спрашивал результаты службы — нашёл врагов среди столичного офицерства и чиновничества.

Парад при Павле I. Художник А. Н. Бенуа

Сначала недовольные просто собирались в аристократических салонах, вели беседы. Вспоминали, как же хорошо жилось при прежней власти, и критиковали реформы императора.

Положение резко изменилось осенью 1799 года. Итальянский и швейцарский походы русских войск закончились отступлением в Россию, а Павел уверился: и австрийцы, и англичане боятся усиления России куда больше, чем Франции.

Британцы быстро обнаружили, что теряют влияние на Россию. Русских больше не стоило рассматривать ни как одного из главных поставщиков сырья, столь необходимого королевскому флоту, ни как военную силу, готовую за английские деньги сражаться против врагов Лондона. Удержать империю на стороне Великобритании было возможно лишь свергнув действующего правителя.

Англичане рассчитывали, что наследник Александр сохранит пробританский курс российской внешней политики. И, как показала история, не ошибались.

После охлаждения отношений с союзниками по антифранцузской коалиции (а затем и прекращения боевых действий против Франции) английский посол, граф Чарльз Уитворт, стал той организующей силой, которая превратила оппозицию в заговорщиков.

Светлейший князь Платон Зубов

Ключевыми участниками готовящейся измены стали братья Зубовы. Это был могущественный клан, сложившийся вокруг последнего фаворита Екатерины II — светлейшего князя Платона Зубова. Братья обладали огромным влиянием в среде столичной верхушки. Они привлекали к участию в заговоре тех, кто был обязан им карьерой, или просто недовольных императором.

Британские деньги

Но без английских денег и обещанной поддержки британского правительства никакой переворот не свершился бы.

Роль связующего звена между участниками и лордом Уитвортом досталась Ольге Жеребцовой, сестре троих Зубовых. Она отличалась авантюрным характером, считалась исключительной красавицей и была очень близко знакома со множеством влиятельных мужчин. В момент подготовки «комплота» она стала любовницей Уитворта, что обеспечило идеальный канал для передачи денег и информации.

Ольга Жеребцова

Вместе с Уитвортом к заговору присоединился вице-канцлер граф Никита Панин, один из руководителей русской внешней политики.

Несмотря на происхождение из семьи давних сторонников Павла, молодой граф отличался непомерным самолюбием и болезненно воспринимал педантичные указания требовательного и строгого императора.

Кроме того, вице-канцлер был приверженцем проанглийской политики и делал всё, чтобы Россия слепо следовала интересам Британии.

Когда появились люди и деньги, дело сразу пошло на лад.

Читайте также:  Карта: районы, отведённые иваном грозным под опричнину - история России

Светлейший князь Платон Зубов, удалённый в свое провинциальное имение, сумел вернуться в Петербург. И не без участия британской стороны.

Французская певица Луиза Шевалье за огромные суммы в золоте (которые ей передала Жеребцова) убедила своего любовника — приближённого к императору графа Ивана Кутайсова, — что Зубова надо простить.

Прельщённый обещанием, что светлейший князь женится на его дочери, Кутайсов добился его возвращения в столицу.

Заговорщики очень зависели от британской помощи. Ведя тайную переписку, они отправляли письма с помощью английских дипломатических курьеров. Это обеспечивало безопасность, но увеличивало риск: ведь рано или поздно слухи должны были дойти до сторонников императора.

Лорд Чарльз Уитворт

Так и случилось. Весной 1800 года письма Уитворта перехватили, а самого посла выслали. Впрочем, лорд Уитворт уехал недалеко. По заданию британского правительства он обосновался в Дании, откуда было очень удобно поддерживать связь с участниками «комплота» в Петербурге.

Заговорщики начинают действовать

Обстоятельства благоприятствовали изменникам. Как раз к этому времени граф Панин смог если не вовлечь в эту авантюру наследника русского престола цесаревича Александра, то хотя бы получить от него согласие на отстранение отца от власти.

Ещё в начале 1800 года Панин, старый приятель Александра, вёл с ним разговоры о «безумии» Павла и возможном установлении регентства в связи с этим. Тогда наследник гневно отверг намёки заговорщика.

Летом 1800 года Павел издал указ об узаконении его незаконнорождённой дочери. А в высшем обществе распространился слух: новым наследником будет Николай — младший сын Павла. Затем враги императора стали рассказывать, будто бы самодержец хочет сделать своим наследником родственника жены — герцога Евгения Вюртембергского.

Он настаивал лишь на ненасильственном решении проблемы — отречении Павла и сохранении его жизни.

Цесаревич Александр Павлович

Что пора переходить от слов к делу, стало ясно зимой 1801 года. В январе император принял решение о русско-французском союзе и совместных действиях против английской колониальной империи в Индии.

В отечественной литературе принято пренебрежительно высказываться о планах Наполеона и Павла сокрушить Британию ударом по её восточным владениям. Однако сами англичане отнеслись к такой угрозе чрезвычайно серьёзно.

Последние недели

26 февраля 1801 года связная заговорщиков, Жеребцова, державшая в руках все крамольные нити и хранившая казну, уехала в Германию. Очень предусмотрительная мера, ведь враги императора уже начали претворять свой план в жизнь. Её разоблачение было бы слишком опасно. А за границей Жеребцова могла переждать планируемый переворот, чтобы вернуться, когда дело будет сделано.

В начале марта до Павла начали доходить сведения о готовящейся измене.

Пален на мгновение смутился, но быстро собрался с мыслями. Он заверил монарха, что его (Палена) шпионы проникли в самое сердце заговора. И со дня на день граф будет готов доложить всю информацию, необходимую для разоблачения изменников. Павел поверил хитрому царедворцу.

С этого момента стало ясно: или заговорщики осуществят свой план в течение ближайшего времени, или их разоблачат.

Как охраняли Павла I

Новая императорская резиденция — Михайловский замок — была отлично защищена. Павел, опасавшийся заговоров, лично принимал участие в проектировании.

Дворец окружали водные каналы, через которые были переброшены подъёмные мосты. Ночью их поднимали, а ворота замка запирали, после чего никто не мог проникнуть внутрь здания.

Резиденция попеременно охранялась караулами различных полков лейб‑гвардии.

Русская гвардия после Петра Великого превратилась в настоящих преторианцев. Развращённые за столетие дворцовых переворотов солдаты считали себя вправе свергать неугодных правителей и возводить на трон тех, кто обещал им больше денег, чинов и вольностей. Военная дисциплина в частях за годы правления Елизаветы и Екатерины II стала мало кому интересной абстракцией.

Павел приложил огромные усилия, чтобы изменить настроения гвардейцев. Постепенно из ленивых придворных они превратились в лучшие боевые части.

Караул кавалергардов

Но даже безусловная преданность солдат не могла защитить от измены офицеров. Которые были очень недовольны, что вместо роскошных дневных обедов, вечеров в опере и ночных кутежей они обязаны каждый день с раннего утра являться на службу и заниматься с подчинёнными.

Поэтому неудивительно, что среди участников «крамолы» скоро оказались гвардейцы. За год с небольшим заговорщики смогли привлечь несколько десятков офицеров — от поручиков до генералов. Наиболее насыщены врагами императора оказались Преображенский и Семёновский полки. Именно их изменники и использовали ночью 12 марта.

План переворота

Ночью 11 марта Павел I в последний раз обошёл караулы Михайловского замка и лёг спать.

Уже после вечерней поверки поступили приказы командиров Преображенского и Семёновского полков, вовлёченных в заговор, об изменении состава караулов в замке. В итоге на дежурствах оказались отряды под командованием офицеров‑предателей.

Ночью у командира Преображенского полка Петра Талызина под предлогом ужина собрались те заговорщики, которые не находились на ночном дежурстве. Настроение подогревалось крепкими напитками.

Находившийся там граф Пален не пил и не давал пить другим ключевым фигурам заговора.

Он огласил план переворота: разделиться на две колонны (первую возглавит он сам, вторую — Платон Зубов), проникнуть во дворец, дойти до спальни Павла I и арестовать императора.

Ночь 12 марта

Незадолго до полуночи заговорщики покинули пиршественные столы и разделились на две группы. В полночь они достигли замка, куда подошли и два батальона гвардейцев. Михайловский дворец был окружён. Караульные офицеры — участники крамолы — без слов открыли ворота замка.

Михайловский замок, гравюра

Две колонны изменников проникли внутрь здания. Их встретили караулы гвардейцев.

Преображенцами командовал заговорщик, поручик Сергей Марин.

Второй караул Семёновского полка возглавлял поручик Константин Полторацкий. Он пропустил участников заговора и также удерживал солдат от вмешательства.

Изменники ворвались в спальню императора. Павел попытался спрятаться, но был обнаружен.

Дальнейшие события заслуживают отдельного подробного рассказа, в котором найдётся место версиям, собирались ли участники крамолы убивать императора или лишь хотели принудить его к отречению. Но произошло то, что произошло. На Павла I набросилась толпа озлобленных офицеров. Монарха били по голове и душили… И вскоре он был убит.

Что было бы, если…

Можно ли было предотвратить заговор и спасти императора? Историки убеждены: это было вполне возможным вариантом развития событий.

В истории «комплота» присутствовали несколько переломных моментов, которые могли резко изменить ход событий.

Например, в феврале 1801 года. Тогда в опалу попал граф Фёдор Ростопчин — ближайший советник Павла I, сторонник союза с Францией и недоброжелатель Палена.

Если бы граф, имевший огромное влияние и бесконечно преданный императору, остался при дворе, он мог бы разоблачить готовящуюся измену.

Именно поэтому участники переворота начали активно действовать лишь после того, как Ростопчин покинул Петербург.

Граф Иван Павлович Кутайсов

Второй переломный момент связан с трусостью графа Кутайсова. Фаворит Павла I в ночь убийства находился в апартаментах поблизости от монарха.

Как только заговорщики подошли к его комнате, чтобы арестовать столь важную фигуру, он полуодетым бежал из Михайловского замка.

Если бы Кутайсов не смалодушничал, а предупредил своего благодетеля, Павел I имел бы все шансы спастись и оказаться под защитой надёжных войск.

Третий переломный момент — встреча заговорщиков с караулом Полторацкого. В тот момент, когда цели ворвавшихся во дворец были уже абсолютно ясны, к офицеру подбежал лакей. Он кричал: «Господин офицер, кто бы вы ни были, завтра станете первым человеком в России. Бегите, бегите на помощь к императору, изменники его убивают!»

Полторацкий некоторое время был в замешательстве. Его командир капитан Воронков — тоже участник переворота — изрядно выпил и крепко спал.

А гвардеец действительно мог бы рассчитывать на царскую награду.

Однако Полторацкий выбрал сторону предателей и остался стоять перед ожидавшими команды семёновцами.

Говорят, он был крайне простодушным человеком и, возможно, не смог быстро сообразить, какой выбор даёт ему судьба.

К слову, жизнь Полторацкого была счастливой и при таком исходе. Он стал героем множества войн, дослужился до эполет генерал-лейтенанта. А умер в преклонных летах в Санкт-Петербурге, пережив не только Александра I, но и Николая I.

Как пошла бы история, останься Павел I в живых? Мы не знаем. Ставка англичан на Александра I определённо сыграла роль — Россия надолго превратилась в проводника британской политики на континенте, став главной ударной силой антинаполеоновской коалиции.

Среди «жертв» переворота оказался, среди прочего, русский флот — с большим тщанием выстроенный и налаженный при Екатерине и Павле (тут он совпадал со своей матерью), в царствование Александра I он пришёл в упадок.

А будь политические расклады иными — возможно, Нельсон и не выиграл бы Трафальгарское сражение?

Источник: https://warhead.su/2018/05/05/ubit-imperatora-zagovor-protiv-pavla-i-i-anglichane

Убить императора: заговор против павла i и англичане

«Господин офицер! Бегите на помощь к императору, изменники его убивают!» 12 марта 1801 года, ночью, участники заговора проникли в Михайловский дворец и жестоко убили императора Павла I. Переворот готовили несколько лет, а в число участников вошли приближённые монарха.

Михаил Диунов 

Несмотря на многочисленные рассказы о деспотизме Павла I, недовольных его правлением было очень мало. Наоборот, народ очень любил своего императора, который заботился о жизни простых горожан, крестьян и солдат.

Круг недоброжелателей царя составлял очень узкий слой петербургской аристократии. Знатное общество никак не могло забыть многочисленных вольностей, которые были дозволены в годы правления Екатерины II. Поэтому Павел I — который не только заставил дворянство служить по-настоящему, но и строго спрашивал результаты службы — нашёл врагов среди столичного офицерства и чиновничества.

Сначала недовольные просто собирались в аристократических салонах, вели беседы. Вспоминали, как же хорошо жилось при прежней власти, и критиковали реформы императора.

Подобные оппозиционные настроения появились почти сразу после восшествия Павла I на трон, но долгое время оставались лишь пустыми словами.

Положение резко изменилось осенью 1799 года. Итальянский и швейцарский походы русских войск закончились отступлением в Россию, а Павел уверился: и австрийцы, и англичане боятся усиления России куда больше, чем Франции.

Британцы быстро обнаружили, что теряют влияние на Россию. Русских больше не стоило рассматривать ни как одного из главных поставщиков сырья, столь необходимого королевскому флоту, ни как военную силу, готовую за английские деньги сражаться против врагов Лондона. Удержать империю на стороне Великобритании было возможно лишь свергнув действующего правителя.

Англичане рассчитывали, что наследник Александр сохранит пробританский курс российской внешней политики. И, как показала история, не ошибались.

После охлаждения отношений с союзниками по антифранцузской коалиции (а затем и прекращения боевых действий против Франции) английский посол, граф Чарльз Уитворт, стал той организующей силой, которая превратила оппозицию в заговорщиков.

Светлейший князь Платон Зубов

Ключевыми участниками готовящейся измены стали братья Зубовы. Это был могущественный клан, сложившийся вокруг последнего фаворита Екатерины II — светлейшего князя Платона Зубова. Братья обладали огромным влиянием в среде столичной верхушки. Они привлекали к участию в заговоре тех, кто был обязан им карьерой, или просто недовольных императором.

Британские деньги

Но без английских денег и обещанной поддержки британского правительства никакой переворот не свершился бы.

Роль связующего звена между участниками и лордом Уитвортом досталась Ольге Жеребцовой, сестре троих Зубовых. Она отличалась авантюрным характером, считалась исключительной красавицей и была очень близко знакома со множеством влиятельных мужчин. В момент подготовки «комплота» она стала любовницей Уитворта, что обеспечило идеальный канал для передачи денег и информации.

Ольга Жеребцова

Вместе с Уитвортом к заговору присоединился вице-канцлер граф Никита Панин, один из руководителей русской внешней политики.

Несмотря на происхождение из семьи давних сторонников Павла, молодой граф отличался непомерным самолюбием и болезненно воспринимал педантичные указания требовательного и строгого императора.

Кроме того, вице-канцлер был приверженцем проанглийской политики и делал всё, чтобы Россия слепо следовала интересам Британии.

Когда появились люди и деньги, дело сразу пошло на лад.

По свидетельству очевидцев, в 1800–начале 1801 года заговорщики были абсолютно не ограничены в средствах.

Светлейший князь Платон Зубов, удалённый в свое провинциальное имение, сумел вернуться в Петербург. И не без участия британской стороны.

Французская певица Луиза Шевалье за огромные суммы в золоте (которые ей передала Жеребцова) убедила своего любовника — приближённого к императору графа Ивана Кутайсова, — что Зубова надо простить.

Читайте также:  Начало правления ивана грозного - история России

Прельщённый обещанием, что светлейший князь женится на его дочери, Кутайсов добился его возвращения в столицу.

Заговорщики очень зависели от британской помощи. Ведя тайную переписку, они отправляли письма с помощью английских дипломатических курьеров. Это обеспечивало безопасность, но увеличивало риск: ведь рано или поздно слухи должны были дойти до сторонников императора.

Лорд Чарльз Уитворт

Так и случилось. Весной 1800 года письма Уитворта перехватили, а самого посла выслали. Впрочем, лорд Уитворт уехал недалеко. По заданию британского правительства он обосновался в Дании, откуда было очень удобно поддерживать связь с участниками «комплота» в Петербурге.

Заговорщики начинают действовать

Обстоятельства благоприятствовали изменникам. Как раз к этому времени граф Панин смог если не вовлечь в эту авантюру наследника русского престола цесаревича Александра, то хотя бы получить от него согласие на отстранение отца от власти.

Ещё в начале 1800 года Панин, старый приятель Александра, вёл с ним разговоры о «безумии» Павла и возможном установлении регентства в связи с этим. Тогда наследник гневно отверг намёки заговорщика.

Евгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

«Активность Панина не осталась незамеченной. В ноябре 1800 года Павел I отставил его от должности, а в декабре услал в смоленское имение Дугино, с последующим приказом поселиться близ Москвы. Но механизм заговора уже работал. Из ссылки Панина вернёт Александр I, к большому неудовольствию своей матери, вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны — Панина она не простит до конца жизни.

Оцените, однако, вегетарианскость нравов. Чиновника, чуть ли не в открытую вербующего сторонников в заговор против правящего монарха, просто ссылают в имение.»

Летом 1800 года Павел издал указ об узаконении его незаконнорождённой дочери. А в высшем обществе распространился слух: новым наследником будет Николай — младший сын Павла. Затем враги императора стали рассказывать, будто бы самодержец хочет сделать своим наследником родственника жены — герцога Евгения Вюртембергского.

Интриги сделали своё чёрное дело: цесаревич Александр согласился поддержать заговорщиков.

Он настаивал лишь на ненасильственном решении проблемы — отречении Павла и сохранении его жизни.

Цесаревич Александр Павлович

Что пора переходить от слов к делу, стало ясно зимой 1801 года. В январе император принял решение о русско-французском союзе и совместных действиях против английской колониальной империи в Индии.

В отечественной литературе принято пренебрежительно высказываться о планах Наполеона и Павла сокрушить Британию ударом по её восточным владениям. Однако сами англичане отнеслись к такой угрозе чрезвычайно серьёзно.

Последние недели

26 февраля 1801 года связная заговорщиков, Жеребцова, державшая в руках все крамольные нити и хранившая казну, уехала в Германию. Очень предусмотрительная мера, ведь враги императора уже начали претворять свой план в жизнь. Её разоблачение было бы слишком опасно. А за границей Жеребцова могла переждать планируемый переворот, чтобы вернуться, когда дело будет сделано.

В начале марта до Павла начали доходить сведения о готовящейся измене.

Сохранилась полулегендарная история, будто бы император вызвал генерал-губернатора Петербурга, графа Петра Палена, и прямо спросил его об этом.

Пален на мгновение смутился, но быстро собрался с мыслями. Он заверил монарха, что его (Палена) шпионы проникли в самое сердце заговора. И со дня на день граф будет готов доложить всю информацию, необходимую для разоблачения изменников. Павел поверил хитрому царедворцу.

Евгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

Граф Пётр Алексеевич Пален, он же Петер Людвиг фон дер Пален, из остзейских немцев, стал участником заговора, надеясь упрочить своё положение в свете. За время царствования Павла I он попал в немилость, потом, однако, быстро и высоко взлетел — но уверенности в прочности занятых позиций не испытывал.

Впрочем, участие, а точнее фактическое руководство заговором, Палену не помогло. По настоянию Марии Фёдоровны Александр I снимет его со всех постов и отправит в имение.

Пален переживёт Александра, годившегося ему в сыновья (ну, если не брать в расчёт историю «о старце Фёдоре Кузьмиче»), — он умрёт в Митаве (нынешняя Елгава) в 1826 году, на 82-м году жизни, не испытывая раскаяния в содеянном.

С этого момента стало ясно: или заговорщики осуществят свой план в течение ближайшего времени, или их разоблачат.

Как охраняли Павла I

Новая императорская резиденция — Михайловский замок — была отлично защищена. Павел, опасавшийся заговоров, лично принимал участие в проектировании.

Дворец окружали водные каналы, через которые были переброшены подъёмные мосты. Ночью их поднимали, а ворота замка запирали, после чего никто не мог проникнуть внутрь здания.

Резиденция попеременно охранялась караулами различных полков лейб‑гвардии.

Именно в этой части защиты и нашлось слабое место.

Русская гвардия после Петра Великого превратилась в настоящих преторианцев. Развращённые за столетие дворцовых переворотов солдаты считали себя вправе свергать неугодных правителей и возводить на трон тех, кто обещал им больше денег, чинов и вольностей. Военная дисциплина в частях за годы правления Елизаветы и Екатерины II стала мало кому интересной абстракцией.

Павел приложил огромные усилия, чтобы изменить настроения гвардейцев. Постепенно из ленивых придворных они превратились в лучшие боевые части.

Караул кавалергардов

Но даже безусловная преданность солдат не могла защитить от измены офицеров. Которые были очень недовольны, что вместо роскошных дневных обедов, вечеров в опере и ночных кутежей они обязаны каждый день с раннего утра являться на службу и заниматься с подчинёнными.

Поэтому неудивительно, что среди участников «крамолы» скоро оказались гвардейцы. За год с небольшим заговорщики смогли привлечь несколько десятков офицеров — от поручиков до генералов. Наиболее насыщены врагами императора оказались Преображенский и Семёновский полки. Именно их изменники и использовали ночью 12 марта.

План переворота

Ночью 11 марта Павел I в последний раз обошёл караулы Михайловского замка и лёг спать.

Уже после вечерней поверки поступили приказы командиров Преображенского и Семёновского полков, вовлёченных в заговор, об изменении состава караулов в замке. В итоге на дежурствах оказались отряды под командованием офицеров‑предателей.

Вход в замок заперли, но это уже не могло защитить императора.

Ночью у командира Преображенского полка Петра Талызина под предлогом ужина собрались те заговорщики, которые не находились на ночном дежурстве. Настроение подогревалось крепкими напитками.

Находившийся там граф Пален не пил и не давал пить другим ключевым фигурам заговора.

Он огласил план переворота: разделиться на две колонны (первую возглавит он сам, вторую — Платон Зубов), проникнуть во дворец, дойти до спальни Павла I и арестовать императора.

Ночь 12 марта

Незадолго до полуночи заговорщики покинули пиршественные столы и разделились на две группы. В полночь они достигли замка, куда подошли и два батальона гвардейцев. Михайловский дворец был окружён. Караульные офицеры — участники крамолы — без слов открыли ворота замка.

Михайловский замок, гравюра

Две колонны изменников проникли внутрь здания. Их встретили караулы гвардейцев.

Преображенцами командовал заговорщик, поручик Сергей Марин.

Несмотря на приказ, солдаты были готовы броситься защищать царя. Но, приставив шпагу к груди правофлангового гренадёра, Марин скомандовал: «Смирно!». И привыкшие к исполнению офицерских приказов гвардейцы замерли в строю.

Второй караул Семёновского полка возглавлял поручик Константин Полторацкий. Он пропустил участников заговора и также удерживал солдат от вмешательства.

Изменники ворвались в спальню императора. Павел попытался спрятаться, но был обнаружен.

Дальнейшие события заслуживают отдельного подробного рассказа, в котором найдётся место версиям, собирались ли участники крамолы убивать императора или лишь хотели принудить его к отречению. Но произошло то, что произошло. На Павла I набросилась толпа озлобленных офицеров. Монарха били по голове и душили… И вскоре он был убит.

Что было бы, если…

Можно ли было предотвратить заговор и спасти императора? Историки убеждены: это было вполне возможным вариантом развития событий.

В истории «комплота» присутствовали несколько переломных моментов, которые могли резко изменить ход событий.

Например, в феврале 1801 года. Тогда в опалу попал граф Фёдор Ростопчин — ближайший советник Павла I, сторонник союза с Францией и недоброжелатель Палена.

Если бы граф, имевший огромное влияние и бесконечно преданный императору, остался при дворе, он мог бы разоблачить готовящуюся измену.

Именно поэтому участники переворота начали активно действовать лишь после того, как Ростопчин покинул Петербург.

Граф Иван Павлович Кутайсов

Второй переломный момент связан с трусостью графа Кутайсова. Фаворит Павла I в ночь убийства находился в апартаментах поблизости от монарха.

Как только заговорщики подошли к его комнате, чтобы арестовать столь важную фигуру, он полуодетым бежал из Михайловского замка.

Если бы Кутайсов не смалодушничал, а предупредил своего благодетеля, Павел I имел бы все шансы спастись и оказаться под защитой надёжных войск.

Третий переломный момент — встреча заговорщиков с караулом Полторацкого. В тот момент, когда цели ворвавшихся во дворец были уже абсолютно ясны, к офицеру подбежал лакей. Он кричал: «Господин офицер, кто бы вы ни были, завтра станете первым человеком в России. Бегите, бегите на помощь к императору, изменники его убивают!»

Полторацкий некоторое время был в замешательстве. Его командир капитан Воронков — тоже участник переворота — изрядно выпил и крепко спал.

Прикажи молодой офицер своим солдатам стрелять, они без труда разогнали бы пьяную, неорганизованную и боявшуюся провала толпу заговорщиков.

А гвардеец действительно мог бы рассчитывать на царскую награду.

Однако Полторацкий выбрал сторону предателей и остался стоять перед ожидавшими команды семёновцами.

Говорят, он был крайне простодушным человеком и, возможно, не смог быстро сообразить, какой выбор даёт ему судьба.

К слову, жизнь Полторацкого была счастливой и при таком исходе. Он стал героем множества войн, дослужился до эполет генерал-лейтенанта. А умер в преклонных летах в Санкт-Петербурге, пережив не только Александра I, но и Николая I.

Как пошла бы история, останься Павел I в живых? Мы не знаем. Ставка англичан на Александра I определённо сыграла роль — Россия надолго превратилась в проводника британской политики на континенте, став главной ударной силой антинаполеоновской коалиции.

Среди «жертв» переворота оказался, среди прочего, русский флот — с большим тщанием выстроенный и налаженный при Екатерине и Павле (тут он совпадал со своей матерью), в царствование Александра I он пришёл в упадок.

А будь политические расклады иными — возможно, Нельсон и не выиграл бы Трафальгарское сражение?

  • История
  • Российская империя
  • Западные цивилизации
  • Россия

Источник: https://cont.ws/@starfire/962077

Ссылка на основную публикацию