Восстание 14 декабря 1825 г. — история России

ActionTeaser.ru — тизерная реклама

События, однако, заставили заговорщиков торопиться. В ноябре 1825 г., в Таганроге, после неожиданной и короткой болезни скончался до этого полный сил и никогда не болевший 47‑летний Александр I.

Смерть его была настолько неожиданной и странной, а завеса таинственности, окутавшая как его пребывание в Таганроге, так и последующие события (отпевание тела, его препровождение в Москву, поведение близких к нему людей), была столь плотной и необычной, что вскоре поползли слухи о добровольном уходе Александра I от власти (о чем он неоднократно говорил окружающим и прежде) и подмене тела. Этот слух имел под собой прочные основания в связи с тяжелым нравственно‑религиозным кризисом, в котором находился император в последние годы, и его страхом перед возможным переворотом и насильственной смертью по трагическому примеру отца. Перед самой «кончиной» в Таганроге он получил сведения о заговоре в Южной армии, полные списки заговорщиков, среди которых было немало известных и даже близких ему лиц. Эти известия буквально потрясли Александра. Он приказал начать аресты. А через несколько дней императора не стало.

Существует достаточно прочная историческая версия о том, что с согласия и при поддержке близких ему людей он тайно отбыл из Таганрога в Палестину, в Святые места, а затем уже в виде странствующего старца, пилигрима Федора Кузьмича появился в России и умер в возрасте 87 лет на далекой лесной заимке близ Томска, в ореоле великой святости и всенародного признания. До сих пор его смерть является тайной династии Романовых и загадкой истории.

Неожиданная смерть (или уход) императора обострила вопрос о престолонаследии еще в связи с тем, что у него не было детей от официального брака. В соответствии с законом о престолонаследии в Российской империи трон должен был перейти ко второму лицу по мужской линии в династии – его брату Константину.

Однако тот уже давно фактически отказался от престола, связав свою судьбу с особой некоролевской крови – польской красавицей графиней Иоанной Грудзинской. Это автоматически лишало его потомство прав на престол и устраняло его от претензий на российский трон.

Об отказе от престола Константин официально уведомил императора в 1822 г. К тому же и до этого Константин выражал свое отвращение к верховной власти, заявляя: «Задушат, как отца задушили».

Поэтому незадолго до кончины Александр I написал завещание, в котором согласно закону о престолонаследии передавал после своей смерти трон третьему по старшинству сыну Павла I Николаю Павловичу, у которого уже родился к этому времени наследник, будущий император Александр II.

Однако, видимо, колеблясь в своих решениях и еще не определив свою судьбу, Александр I оставлял завещание, как и отказ Константина от престола, в тайне. Таким образом, для России Константин оставался официальным наследником.

Все это сразу же создало запутанную политическую ситуацию, которой и решили воспользоваться заговорщики в Петербурге.

Они решили помешать присяге официального Петербурга Николаю Павловичу, вывести верные им войска на Сенатскую площадь, захватить Зимний дворец, арестовать царскую семью, заставить Сенат объявить о низложении монархии и издать Манифест об учреждении Временного революционного правительства, ликвидации крепостного права, уравнении всех граждан перед законом, уничтожении рекрутской повинности и военных поселений и о других революционных мерах, значившихся в их программах. После этого они предполагали собрать Учредительное собрание (Великий собор) и вынести на его рассмотрение программы будущего переустройства России.

Итак, центральной частью переворота мыслился захват Зимнего дворца, арест царской семьи, захват центра столицы и принуждение Сената к изданию Манифеста. Диктатором, то есть командующим силами восстания, был выбран полковник Генерального штаба князь Сергей Петрович Трубецкой.

Казалось, все благоволило заговорщикам. 27 ноября столица и армия, как это и было положено, присягнули Константину.

Как Николай ни старался помешать этому, предотвратить присяги он не мог, потому что официального отказа Константина от трона в Петербурге так и не дождались, о его письме Александру I знал ограниченный круг лиц, и уж вовсе никто, кроме членов семьи, не знал о завещании покойного императора. В дело вновь вмешалась гвардия. Генерал‑губернатор Петербурга М. А.

 Милорадович, человек, близкий к вдовствующей царице – жене Павла I, пригрозил Николаю, что он поднимет гвардию, которая не любила претендента на трон, если тот не присягнет брату.

За этим требованием стояли интересы не столько Константина, сколько вдовствующей царицы, которая мечтала по образцу Екатерины II захватить престол, пользуясь неразберихой в высших эшелонах власти. Николай, после длительного и острого ночного разговора с Милорадовичем, скрепя сердце согласился с требованиями генерал‑губернатора.

Казалось, гвардия в очередной раз произвела государственный переворот. Но это только казалось. Времена были уже не те. Сама гвардия после победоносной войны с Наполеоном пополнилась новыми частями и оказалась в большой степени размытой среди других соединений русской армии; один из элитарных ее полков – Семеновский – после восстания 1820 г. был расформирован.

К этому времени значительно выросла мощь российской государственной машины, роль бюрократии, поколебать которую не под силу было даже влиятельным гвардейским офицерам. Время дворцовых переворотов кончилось, теперь бесперебойно работала российская государственная система.

И хотя 27 ноября Николай, его семейство, Сенат и другие учреждения присягнули Константину, вопрос не был решен окончательно, появилось завещание Александра I, другие подтверждения отказа от прав на престол самого Константина. Переприсяга была назначена на 14 декабря. М. А. Милорадович и мать‑императрица смирились. Николай прочно брал ход событий в свои руки.

Он также знал о наличии заговора как в Петербурге, так и в Южной армии и дал приказ начать повсюду аресты заговорщиков. Но ход заговора предотвратить уже не удалось. Собираясь на свои последние встречи, заговорщики также готовились к 14 декабря, стремясь помешать переприсяге и осуществить государственный переворот. Решающая встреча прошла на квартире Рылеева. Он просил Каховского переодеться в мундир лейб‑гренадерского полка, проникнуть во дворец и до его захвата убить Николая I. Якубовичу поручалось захватить Зимний дворец. Другой части верных войск надлежало овладеть Петропавловской крепостью.

Наступило холодное, сумрачное, ветреное утро 14 декабря.

В предрассветных сумерках Московский полк во главе со штабс‑капитаном лейб‑гвардии драгунского полка А. А. Бестужевым, распропагандированный заговорщиками, выступил из казарм, расправившись со своими командирами. Боевым строем, с боевым снаряжением, он прибыл на Сенатскую площадь и встал в каре вокруг памятника Петру I. Восстание началось. Но сразу же план его стал рушиться.

Каховский рано утром отказался совершить акт цареубийства, не желая быть террористом‑одиночкой. Якубович отказался вести восставшие части на Зимний дворец, боясь, как он говорил, резни во дворце и убийства царской семьи. Таким образом, Зимний дворец стоял неколебимо, и царь, узнав о начавшемся восстании, стянул к нему верные войска. К тому же на площадь не явился Трубецкой.

Он ходил около здания штаба, выглядывая из‑за угла, откуда просматривалась Сенатская площадь, стараясь узнать, много ли собралось восставших войск и стоит ли ему рисковать жизнью. Князь так и не решился появиться перед повстанцами, оставив их без военного руководства. К 11 часам утра выяснилось, что Сенат уже присягнул Николаю I и сенаторы разъехались по домам.

Здание Сената опустело.

На площади появился новый монарх, окруженный верными войсками, прибыл генерал‑губернатор Милорадович. Правительственные войска предприняли против восставших несколько атак, но они были отбиты оружейным огнем. Напряжение на площади нарастало.

К восставшим подошли подкрепления – лейб‑гренадеры, гвардейский морской экипаж, и теперь в каре стояло около 3 тыс. человек при 30 офицерах. Николай, со своей стороны, подтянул на площадь, кроме пехотных частей, артиллерию, конную гвардию, которые вчетверо превосходили силы повстанцев.

На площади был выбран новый военный руководитель восставших войск – князь Е. П. Оболенский.

Весть о восстании быстро распространилась по Петербургу. На площадь подходили толпы людей. Вскоре количество собравшейся «черни» перевалило за 150 тыс. Среди толпы было немало рабочих, трудившихся неподалеку на стройке Исаакиевского собора. Из толпы в верных царю солдат летели камни, палки. В адрес Николая слышались угрозы. Собравшиеся явно сочувствовали повстанцам.

Остерегаясь поначалу допустить кровопролитие и тем самым запятнать начало своего царствования, царь направил к восставшим Милорадовича. Герой Отечественной войны 1812 г., отважный военачальник пользовался огромной популярностью среди солдат. М. А.

 Милорадович подскакал к каре и обратился к повстанцам с горячей речью, уговаривая их одуматься и возвратиться в казармы. Солдаты смутились. Положение было критическим. Е. П.

 Оболенский бросился к генерал‑губернатору и штыком поворотил его лошадь, ранив при этом Милорадовича в бедро. Подбежавший Каховский выстрелил из револьвера генералу в спину. Того, уже смертельно раненного, подоспевшие офицеры подхватили под руки и отвезли домой.

На какой‑то момент дух повстанцев укрепился. Они тут же прогнали посланных к ним с увещеваниями митрополитов.

Уже несколько часов продолжалось противостояние повстанцев с правительственными войсками. Напряжение нарастало. Окружавший площадь народ вел себя все более враждебно по отношению к властям. Позднее Николай I признался, что он боялся бунта «черни». Наступали ранние зимние сумерки. Около трех часов пополудни Николай I приказал открыть огонь из пушек.

Поначалу был дан залп картечью боевыми зарядами поверх каре. Это не поколебало повстанцев. Они ответили оружейным огнем. Следующий залп был уже прицельным. Картечь поразила первые ряды повстанцев. Каре дрогнуло и рассыпалось. Солдаты побежали на лед Невы, пытаясь перебраться на Васильевский остров вдоль Английской набережной.

Вслед им пальба продолжалась, в дело вступили конно‑гвардейцы, преследовавшие бежавших. На льду Невы офицеры попытались остановить своих солдат, построить их для боя, но артиллерия ударила ядрами по льду; он начал крошиться, образовались разводья, полыньи. Повстанцы стали тонуть. Их ряды окончательно смешались. Вскоре все было кончено.

Площадь была очищена от мятежников, народ разбежался. Полиция и солдаты убирали трупы убитых, уносили тяжелораненых, многих из них спускали в проруби под лед. Следы крови на брусчатке площади и на мостовых засыпало свежим снегом. В эти же часы по всему городу начались облавы и аресты.

Арестованных декабристов, как стали называть повстанцев после 14 декабря, свозили в Зимний дворец. Он со всех сторон был окружен верными войсками. На Дворцовой площади расположились Преображенский полк, егеря и кавалергарды.

Потерпело неудачу и восстание на юге страны. Вождь Южного общества П. И. Пестель был арестован 13 декабря, накануне восстания в Петербурге. Другие члены Южного общества были еще на свободе. Через несколько дней они узнали о восстании в Петрограде и, верные своим обещаниям, решили действовать заодно с «северянами».

29 декабря вспыхнул мятеж Черниговского полка во главе с подполковником С. И. Муравьевым‑Апостолом и подпоручиком М. П. Бестужевым‑Рюминым. Восставшие захватили город Васильков, где располагалась одна из управ Южного общества.

Оттуда полк направился к близлежащему Житомиру на соединение с другими частями, которые готовили к выступлению офицеры‑заговорщики. Однако путь им преградил правительственный отряд, высланный на подавление восстания. На черниговцев обрушились артиллерийские залпы. С. И. Муравьев‑Апостол был ранен и очнулся уже в плену.

С оружием в руках был схвачен и его друг Бестужев‑Рюмин. Повстанцы были рассеяны. На юге также начались аресты.

17 декабря в Петербурге приступил к работе Следственный комитет, который заседал в течение шести месяцев почти ежедневно в Зимнем дворце.

Николай I принимал в них непосредственное участие, сам допрашивал декабристов, которых привозили на допросы в закрытых каретах в сопровождении стражи из Петропавловской крепости.

Три основных вопроса интересовали следователей – причастность того или иного декабриста к планам цареубийства, к вооруженному восстанию в Петербурге и на юге и отношение их к тайным антиправительственным организациям.

В ходе следствия декабристы отвечали на многие вопросы – и не только о подготовке и ходе восстания, но и о причинах зарождения революционных взглядов, о путях формирования тайных обществ.

Многие из них, в том числе представители титулованной знати, давали в своих ответах, а также при личных встречах с царем, откровенные показания, называли всех своих товарищей, подробно излагали свои взгляды и программы. Они – дворяне – стремились показать первому дворянину империи обоснованность и закономерность своих действий.

Читайте также:  Историография декабристов - история России

На многих сильное впечатление оказала личная заинтересованность Николая I в том, чтобы доискаться причин революционного мятежа группы офицеров. Другие были сломлены тяжелыми условиями содержания в крепости, полной неизвестностью относительно своей судьбы, страхом смерти.

Смелые на поле боя в период войны, они не выдерживали многомесячных ночных допросов, очных ставок, плохой пищи, дурного обращения. Николай I искусно использовал все эти обстоятельства для выяснения доскональной картины революционного движения и его полного искоренения.

Потом начался суд. Все декабристы в соответствии с их виной были разделены на 11 разрядов. Пятеро (Пестель, Рылеев, С. Муравьев‑Апостол, М. Бестужев‑Рюмин, Каховский) были поставлены вне разрядов. Их как «пущих злодеев» повесили на Кронверке Петропавловской крепости.

Остальных суд приговорил к различным наказаниям – от вечной каторги до лишения чинов и разжалования в солдаты. Самим же солдатам предстояли наказания шпицрутенами и ссылки в отдаленные гарнизоны: весь штрафной Черниговский полк был отослан на Кавказ.

Там солдатам предоставлялась возможность в боях искупить свою вину. Туда же сослали и часть декабристов‑офицеров. Всего по делу декабристов к следствию и суду было привлечено около 600 человек. Лишь после смерти Николая I в 1855 г.

, проведя около 30 лет на каторге и в ссылке, оставшиеся в живых декабристы получили амнистию: им было дозволено вернуться в Европейскую Россию (без права жительства в столицах).

Движение декабристов прошло незамеченным для большинства населения огромной империи, но оставило заметный след среди верхушки общества, правящей элиты, нарождающейся интеллигенции.

Как ни малочисленным оказался состав революционеров, многие из них были заметными фигурами в тогдашнем обществе, они близки ко двору, блистали в светских и литературных салонах. Немало среди них оказалось друзей А. С. Пушкина, Н. М. Карамзина, В. А. Жуковского, других выдающихся деятелей русской культуры.

Их республиканские, антикрепостнические взгляды, их свободолюбие, смелый вызов правительству, их бесстрашие, самоотверженность и самопожертвование всколыхнули на долгие годы чувства тех молодых и честных людей, которые не хотели ждать милостей от власти, нетерпеливо стремились решить все назревшие общественные вопросы, как и декабристы, заговором, силой, натиском. В то же время восстание 14 декабря напугало и озадачило благонамеренную часть России, заставило сплотиться консервативные силы во главе с новым императором, который на всю жизнь усвоил урок страха свержения и смерти для себя и своей семьи, который преподали ему декабристы, и боролся с революционным движением везде и всюду, где бы оно ни зарождалось. Экстремизм декабристов, кровь, которой они грозили России, обернулись для страны долгим перерывом в реформистских усилиях, а позднее – мучительным и чересчур осторожным подходом к конституционным реформам, к отмене крепостного права. Эволюционный путь развития страны оказался замедленным. Реакционные, эгоистичные помещики могли торжествовать. Зато будущие революционеры понесли на своих крыльях насильственные, экстремистские методы декабристов, сделали их своим знаменем, которое принесло России в XIX – начале XX в. неисчислимые беды.

Источник: http://moitvoru.ru/index.php/istoriya-rossii/15140-vosstanie-14-dekabrya-1825-g-istoriya-rossii

14-е декабря 1825 г. (восстание декабристов)

14-е декабря 1825 г.

  Принесение присяги новому государю было назначено на  понедельник  14  декабря,  накануне  же вечером предполагалось заседание Государственного  совета, в котором  император Николай желал лично изъяснить обстоятельства  своего  воцарения  в  присутствии  младшего  брата  Михаила, «личнаго  свидетеля и  вестника  от цесаревича  Константина».

  Дело  немного затягивали  потому, что Михаил Павлович находился тогда на пути из Варшавы в Петербург и  мог вернуться в Петербург только вечером 13 декабря.

Но так как он  опоздал, то заседание Государственного  совета  состоялось без  него,  в полночь с  13-го  на  14-е  декабря, а  утром  14-го,  также  еще до приезда Михаила, принесена была присяга начальниками  гвардейских войск, и затем эти начальники отправились  в свои части приводить к присяге солдат.

В церквах в то  же время  читался народу  манифест о вступлении  на  престол  императора Николая.      Новый  государь  не с  полным спокойствием ждал  конца  присяги.

Еще 12 декабря  узнал  он по  донесению, присланному из  Таганрога, о существовании заговора, или заговоров, а 13-го у него уже могли быть сведения и о том, что в  самом  Петербурге  готовится  движение против него.

Петербургский военный генерал-губернатор  граф  Милорадович на все вопросы по этому  делу  отвечал успокоительно:  но  он  не имел о заговоре правильного  понятия  и не считал нужным  принять принудительные меры,  несмотря на то что  13-го обнаружились кое-какие признаки агитации в полках.

Первый беспорядок 14 декабря произошел в конной артиллерии, где офицеры и солдаты желали видеть  у присяги великого князя Михаила  Павловича. В городе знали, что  он не  присягал  до того  дня никому,  и  удивлялись  его отсутствию в такую  важную минуту.

  В это  время Михаил уже приехал в Петербург;  не медля он явился в артиллерийские казармы и  успокоил  смутившихся.  Но  затем  пришла  во  дворец  весть,  что  части гвардейских Московского и Гренадерского  полков  не присягнули и, увлеченные некоторыми  офицерами,  после  насилий над начальниками,  вышли из  казарм и сгруппировались  в  две  толпы на Сенатской  площади  близ  памятника  Петру Великому.  К ним пристали матросы  гвардейского экипажа и  уличная  публика. Среди   собравшихся   раздавалось   «ура   Константину  Павловичу!».  Против возмутившихся  были  поставлены  со  всех сторон гвардейские войска,  и  сам император Николай приехал на Сенатскую площадь. Попытки увещания  не привели ни к  чему: успокаивавший мятежников граф Милорадович был убит выстрелом  из пистолета.  Натиск на мятежников конной  гвардии  не удался:  толпа  устояла против скользивших по гололедице лошадей  и стрельбой из ружей отбила атаку. Тогда прибегли к пушкам; несколько картечных выстрелов из орудий, стоявших у Адмиралтейства, рассеяли  толпу,  и она побежала  по  Галерной улице и вдоль Невы. Оставалось искать виновных.

     В сущности, происшедший уличный беспорядок не был  серьезным бунтом. Он не имел никакого плана и общего руководства,  не имел  и военной силы.  Весь день  толпа  провела в бездействии и  рассыпалась от первой картечи. Внешнее значение этого  эпизода  так и  было понято императором Николаем, по  словам которого бунтовавшие роты «впали в заблуждение».

Но важность происшедшего 14 декабря  мятежа  состояла  в  том,  что он  был внешним выражением  скрытого политического  движения,  которое   выразилось   и  другими   подобными   же признаками, вроде мятежа  в Черниговском полку  на  юге.  Руководители этого движения  были обнаружены и задержаны  очень скоро после  14 декабря. К лету 1826  г.

  заговор был уже изучен, и виновные,  в числе до 120  человек, были преданы  особому  верховному   суду,   в  состав   которого   были   введены «государственные  сословия»:  Государственный   совет,  Сенат  и  Синод.  По приговору суда, смягченному несколько  императором  Николаем,  пять виновных были преданы смертной казни, остальные были сосланы  в каторжные работы и на поселение в Сибирь.

Так закончилось «дело декабристов», послужившее прологом к царствованию императора Николая I.

      Это  дело было самой  существенной частностью в той обстановке, в какой совершилось воцарение  Николая; оно всего  более определило настроение новой власти  и направление  ее  деятельности.

Новая  власть вступила в  жизнь  не совсем гладко,  под угрозой переворота  и «ценой крови своих подданных» («au prix  du  sang  de  mes sujets», как  выразился император Николай).  Попытка переворота исходила из той  же дворянской среды, которая  в XVIII  в.

не раз делала  подобные  попытки, а орудием переворота избрана была та же  гвардия, которая  в XVIII  столетии  не раз  служила  подобным  орудием.  В XVIII  в.

перевороты иногда удавались, и создаваемая ими власть  получала тот или иной характер, то или иное направление в зависимости от условий минуты. Теперь, в 1825 г., попытка переворота не удалась, но тем не менее  она оказала влияние на  новую власть.

Не только самое существование заговора и мятеж, но и планы заговорщиков, их  идеи  и  проекты,  обнаруженные  следствием,  дали  толчок правительственной мысли.  Император Николай  и его советники  сделали из  14 декабря два вывода. Из них один, более широкий,  можно назвать политическим; другой, более узкий, — административным.

      Изучая   оппозиционное   движение,  бывшее   для   многих   совершенной неожиданностью, император Николай неизбежно должен  был  заметить,  что  оно направлялось не только против реакционного настроения последнего десятилетия жизни  императора Александра, но и против общих основ русского правопорядка, построенного  на  крепостном   праве.

  Крестьянский   вопрос  был  одним  из существенных пунктов в освободительных мечтаниях декабристов, и освобождение крестьян  связывалось  в  их  проектах  с  другими  не  менее  существенными реформами общественной жизни и общественного устройства.

Проекты декабристов получили  особенное  значение в глазах  новою  государя  потому, что они  не стояли  уединенно:  многое  из того, что  говорили привлеченные  к следствию заговорщики, говорилось не только в замкнутых кружках тайных обществ, но и в широком  кругу не причастных  к заговору  лиц. Французский  посол Лаферроне, беседовавший  о декабристах с  самим имп.

Николаем,  думал, что в  оппозиции состоит все  высшее русское  общество.

«Главная беда в том, — писал  он, — что  люди  самые  благоразумные,  те, кто с  ужасом и отвращением взирали на совершившиеся события  (14  декабря), думают  и говорят,  что преобразования необходимы,  что нужен свод законов,  что следует  совершенно видоизменить и основания, и формы отправления правосудия, оградить крестьян от невыносимого произвола помещиков, что опасно пребывать в неподвижности и необходимо, хотя бы издали, но идти за веком и немедленно готовиться к еще более  решительным переменам».   Если   бы  мы  и  решились   признать  такой  взгляд   излишне пессимистичным  и пугливым,  мы  все-таки  должны  помнить, что он  отражает настроение  самого  императора  Николая  и  потому  имеет  для  нас  большую важность. Он  показывает, что  сам Николай  считал реформы (и в том же числе крестьянскую)  назревшим  делом,  которого  желало  общество.  Но  вопрос  о реформах имел не одну оппозиционную генеалогию: император знал, что его брат и предместник  мечтал  о реформах и был сознательным противником крепостного права  на крестьян,  а  отец  своей  мерой о барщине положил  начало  новому направлению  правительственных мероприятий в  крестьянском  вопросе. Поэтому реформы вообще, и крестьянская в частности, становились в глазах  императора Николая правительственной традицией. Настоятельная их необходимость делалась для  него  очевидной  потребностью  самой  власти,  а   не  только  уступкой оппозиционному  движению различных  кружков.  Именно  мысль о  необходимости реформ была первым (как  мы  его  называли, политическим) выводом, какой был сделан императором Николаем из тревожных обстоятельств воцарения.

      Второй вывод был  специальнее. Не было  тайной, что заговор декабристов явился новым  проявлением старой шляхетской  привычки мешаться  в  политику. Изменились с XVIII в. общественные условия и строй понятий; в зависимости от этого  получила  новый  вид  организация  и  внутренний  характер   движения декабристов.

   Вместо   сплошной  дворянской  массы   XVIII  в.  гвардейское солдатство  стало в XIX в. разночинным; но  офицерство, втянутое в движение, было по-прежнему сплошь дворянским, и  оно  думало в своих  видах руководить гвардейской казармой.

Читайте также:  Живопись, скульптура и архитектура xix века - история России

Вместо  прежних  династических  и случайных целей того или  иного  движения  декабристы  под  видом   вопроса   о  престолонаследии преследовали  цели  общего переворота. Но от  этого не менялся  общий  смысл факта: представители  сословия,  достигшего исключительных сословных  льгот, теперь  проявили  стремление  к  достижению  политических прав.

Если  раньше императоры Павел и Александр  высказывались против дворянского преобладания, созданного  в русском  обществе законами  Екатерины, то  теперь, в 1825  г., власть  должна  была чувствовать  прямую  необходимость эмансипироваться  от этого  преобладания.

  Шляхетство, превратившееся  в дворянство,  переставало быть надежной и удобной  опорой власти, потому что в значительной части ушло в  оппозицию;  надобно,  значит, искать  иной  опоры.  Таков  второй  вывод, сделанный императором Николаем из обстоятельств воцарения.

      Под  влиянием  этих  двух  выводов  и  определились отличительные черты нового правительства. Подавив оппозицию, желавшую реформ, правительство само стремилось  к  реформам  и  порвало  с  внутренней  реакцией  последних  лет императора  Александра.

  Став  независимо от заподозренной дворянской среды, правительство пыталось  создать себе опору в бюрократии и желало  ограничить исключительность  дворянских привилегий.  Таковы исходные  пункты внутренней политики императора Николая, объясняющие нам все ее свойства.

Если мы примем еще во  внимание личные  особенности самого  императора,  свежего  и бодрого человека, серьезно смотревшего  на  свой  жребий,  но  не  подготовленного к власти   и  не  введенного  своевременно  в  дела,  то   поймем,  что  новое правительство,  при  определенном  направлении   своем  и  большой  энергии, вступало  во власть  без  той широты  юных замыслов, которая придавала такое обаяние первым дням власти Александра I.  Кроме того, встреченное  на первых же  порах  попыткой  декабристов  и  ответившее  на  нее  репрессией,  новое правительство  получило в  общем сознании, как своем, так и чужом,  характер охранительный, несмотря на то что было готово на реформы.  

Источник: http://www.examen.ru/add/manual/school-subjects/social-sciences/history/istoriya-rossii/vremya-nikolaya-i-(1825-1855)/14-e-dekabrya-1825-g-vosstanie-dekabristov-9145/14-e-dekabrya-1825-g-vosstanie-dekabristov

Восстание 14 декабря 1825 г. в Петербурге (стр. 1 из 2)

14 декабря офицеры — члены тайного общества еще затемно были в казармах и вели агитацию среди солдат. С горячей речью выступил перед солдатами Москов­ского полка Александр Бестужев. От присяги новому царю солдаты отказались и приняли решение идти на Сенатскую площадь.

Полковой командир Московского полка барон Фредерике хотел было помешать выходу из казарм восставших солдат — и упал с разрубленной голо­вой под ударом сабли офицера Щепина-Ростовского. Был ранен и полковник Хвощинский, желавший остановить солдат.

С развевающимся полковым знаменем, взяв бое­вые патроны и зарядив ружья, солдаты Московского пол­ка первыми пришли на Сенатскую площадь. Во главе этих первых в истории России революционных войск шел штабс-капитан лейб-гвардии драгунского полка Александр Бесту­жев.

Вместе с ним во главе полка шли его брат, штабс-капитан лейб-гвардии Московского полка Михаил Бесту­жев и штабс-капитан того же полка Дмитрий Щепин-Ростовскии.

Полк построился в боевом порядке в форме каре около памятника Петру I. Выяс­нилось, что Сенат уже присягнул и сенаторы разъеха­лись. Оказалось, что восставшие войска собрались перед пустым Сенатом.

Таким образом, первая цель восстания не была достигнута. Это была тяжелая неудача. От пла­на откалывалось еще одно задуманное звено. Теперь предстоял захват Зимнего дворца и Петропавловской крепости.

Но диктатора все не было. Трубецкой изменил восста­нию. На площади складывалась обстановка, требовавшая решительных действий, а на них-то и не решался Трубец­кой. Он сидел, терзаясь, в канцелярии Генерального шта­ба, выходил, выглядывал из-за угла, много ли собралось войска на площади, прятался вновь. Рылеев искал его по­всюду, но не мог найти.

Кто же мог догадаться, что дик­татор восстания сидит в царском Генеральном штабе? Члены тайного общества, избравшие Трубецкого диктатором и доверявшие ему, не могли понять причины его отсутствия и думали, что его задерживают какие-то при­чины, важные для восстания.

Хрупкая дворянская рево­люционность Трубецкого легко надломилась, когда пришел час решительных действий.

Вождь, изменивший делу революции в самый реши­тельный момент, конечно, является в некоторой мере (но лишь в некоторой!) выразителем классовой ограниченно­сти дворянской революционности.

Но все же неявка из­бранного диктатора на площадь к войскам в часы вос­стания — случай беспрецедентный в истории революцион­ного движения. Диктатор предал этим и идею восстания, и товарищей по тайному обществу, и пошедшие за ними войска.

Эта неявка сыграла значительную роль в поражении восстания.

Восставшие долго выжидали. Солдатские ружья стреляли “сами”. Несколько атак, предпринятых по приказу Николая конной гвардией на каре восставших, были отбиты беглым ружейным огнем. Заградительная цепь, выделенная из каре восставших, разоружала царских полицейских. Этим же занималась и “чернь”, находившаяся на площади.

Мы видим, что войска были не единственной живой силом восстания 14 декабря: на Сенатской площади в этот день был еще один участник событий — огромные толпы народа.

Общеизвестны слова Герцена — “декабристам на Се­натской площади не хватало народа”. Понимать эти слова надо не в том смысле, что народа вообще не было на пло­щади,— парод был, а в том, что декабристы не сумели опереться на народ, сделать его активной силой восстания.

В течение всего междуцарствия на улицах Петербур­га было оживленнее обычного. Особенно это было заметно в воскресенье 13 декабря, когда прошел слух о новой при­сяге, о новом императоре и отречении Константина.

В день восстания, еще затемно, народ стал скопляться то тут, то там у ворот казарм гвардейских полков, привле­ченный толками о готовящейся присяге, а возможно, и ши­роко распространившимися слухами о каких-то льготах и облегчениях для народа, которые сейчас объявят при присяге. Слухи эти, несомненно, шли и от прямой аги­тации декабристов.

Незадолго до восстания Николай Бе­стужев с товарищами ночью объезжал военные караулы у казарм и говорил часовым, что скоро отменят крепост­ное право и уменьшат срок солдатской службы. Солдаты жадно слушали декабристов.

Надо отметить поразительное единодушие первоис­точников, говорящих об огромном скоплении народа.

Преобладало “простонародье”, “черная кость” — ремесленники, рабочие, мастеровые, крестьяне, приехав­шие к барам в столицу, мужики, отпущенные на оброк “люди рабочие и разночинцы”, были купцы, мелкие чи­новники, ученики средних школ, кадетских корпусов, подмастерья… Образовались два “кольца” народа. Пер­вое состояло из пришедших пораньше, оно окружало каре восставших.

Второе образовалось из пришедших позже — их жандармы уже не пускали на площадь к восставшим, и “опоздавший” народ толпился сзади цар­ских войск, окруживших мятежное каре. Из этих при­шедших “позже” и образовалось второе кольцо, окру­жившее правительственные войска. Заметив это, Николай, как видно из его дневника, понял опасность этого окру­жения.

Оно грозило большими осложнениями.

Основным настроением этой огромной массы, которая, по свидетельствам современников, исчислялась десятками тысяч человек, было сочувствие восставшим.

Николай сомневался а своем успехе, “видя, что дело становится весьма важным, и не предвидя еще, чем кон­чится”. Он распорядился заготовить экипажи для чле­нов царской семьи с намерением “выпроводить” их под прикрытием кавалергардов в Царское Село. Николай считал Зимний дворец ненадежным местом и предвидел возможность сильного расширения восстания в столице.

В этих условиях Николай и прибег к посылке для переговоров с восставшими митрополита Серафима и киевскою митрополита Евгения.

Оба уже находились в Зимнем дворце для благодарственного молебна по слу­чаю присяги Николаю.

Если бы митрополиты успели уговорить восставших разойтись, то новые полки, пришедшие на помощь восставшим, нашли бы уже ос­новной стержень восстания надломленным и сами могли бы выдохнуться.

Но в ответ на речь митрополита о законности тре­буемой присяги и ужасах пролития братской крови “мятежные” солдаты стали кричать ему из рядов, по ав­торитетному свидетельству дьякона Прохора Иванова: “Какой ты митрополит, когда на двух неделях двум императорам присягнул”.

Внезапно митрополиты ринулись бегом влево, скры­лись в проломе загородки Исаакиевского собора, наня­ли простых извозчиков, и объездом вернулись в Зимний дворец. К восставшим подхо­дило огромное подкрепление.

Справа, по льду Невы, поднимался, пробиваясь с оружием в руках через вой­ска царского окружения, отряд восставших лейб-гренадер.

С другой стороны вступали на площадь ряды моря­ков — гвардейский морской экипаж, Это было крупней­шим событием в лагере восстания: его силы сразу увели­чивались более чем вчетверо,

Таким образом, порядок прибытия восставших пол­ков на площадь был следующий: первым пришел лейб-гвардии Московский полк с декабристом Александром Бестужевым и его братом Михаилом Бестужевым во главе.

За ним (значительно позже) — отряд лейб-гренадер — 1-я фузилерная рота декабриста Сутгофа со сво­им командиром во главе; далее — гвардейский морской экипаж под командой декабриста капитан-лейтенанта Николая Бестужева (старшего брата Александра и Ми­хаила) и декабриста лейтенанта Арбузова.

Вслед за гвардейским экипажем вступили на площадь последние участники восстания — остальная, наиболее значитель­ная часть лейб-гренадер, приведенная декабристом по­ручиком Пановым. Рота Сутгофа примкнула к каре, а матросы построились со стороны Галерной другим во­инским построением — “колонной к атаке”.

Пришедшие позже лейб-гренадеры под командой Панова составили отдельное, третье на Сенатской площади, построение — вторую “колонну к атаке”, расположенную на левом фланге восставших, ближе к Неве. На площади собралось около трех тысяч восставших солдат при 30 офицерах-де­кабристах — строевых начальниках. Все восставшие вой­ска были с оружием и при боевых патронах.

Артиллерии у восставших не было. Все восставшие были пехотинцами.

За час до конца восстания декабристы выбрали нового диктатора — князя Оболенского, начальника штаба восстания.

Он трижды пытался созвать военный сонет, но было уже поздно: Николай успел взять инициативу в свои руки и сосредоточить на площади против вос­ставших вчетверо большие воинские силы, причем в его войсках были кавалерия и артиллерия, которыми не рас­полагали декабристы. В распоряжении Николая было 36 артиллерийских орудий. Восставшие, как уже сказа­но, были окружены правительственными войсками со всех сторон.

Уже было 3 часа дня, и стало заметно темнеть. Николай боялся наступления темноты. В темноте народ, скопившийся на площади, повел бы себя активнее. Из рядов войск, стоявших на стороне императора, нача­лись перебежки к восставшим.

Делегаты от некоторых полков, стоявших на стороне Николая, уже пробирались к декабристам и просили их “продержаться до вечера”. Более всего Николай боялся, как позже сам записал в своем дневнике, чтобы “волнение не сообщилось черни”.

Николай дал приказ стрелять картечью.

Команда раздалась, но выстрела не последовало. Ка­нонир, зажегший фитиль, не вложил его в пушку. “Свои, ваше благородие”, — тихо ответил он набросившемуся на него офицеру. Офицер Бакунин выхватил запал из рук солдата и выстрелил сам. Первый залп картечью был дан выше солдатских рядов — именно по “черни”, которая усеяла крышу Сената и соседних домов.

На первый залп картечью восставшие отвечали ружейным огнем, но по­том под градом картечи ряды дрогнули, заколебались — началось бегство, падали раненые и убитые. “В проме­жутках выстрелов можно было слышать, как кровь струилась по мостовой, растопляя снег, потом сама, алея, замерзала”, — писал позже декабрист Николай Бестужев.

Царские пушки стреляли по толпе, бегущей вдоль Английской набережной и Галерной. Толпы восставших солдат бросились на невский лед, чтобы перебраться на Васильевский остров. Михаил Бестужев по­пытался на льду Невы вновь построить солдат в боевой порядок и идти в наступление. Войска построились. Но ядра ударялись о лед — лед раскалывался, многие тону­ли.

Попытка Бестужева не удалась.

Источник: http://MirZnanii.com/a/331983/vosstanie-14-dekabrya-1825-g-v-peterburge

Этот день в истории: 26 декабря 1825 года — восстание декабристов

26 декабря 2016
09:08

26 декабря 1825 года на Сенатской площади Санкт-Петербурга произошла попытка государственного переворота.

Восстание было организовано группой дворян-единомышленников, многие из которых были офицерами гвардии.

Читайте также:  Карта: российская империя в первой половине 19 веке - история России

Они попытались использовать гвардейские части чтобы не допустить вступления на трон Николая I, однако попытка не увенчалась успехом — верные трону войска подавили мятеж с помощью артиллерии.

В первой четверти XIX века Россию будоражат революционные настроения.

Основной причиной этого было то, что наиболее прогрессивно настроенная часть дворянства была разочарована правлением Александра Первого, который, не смотря на свои обещания (даровать народу конституцию) на деле ни на йоту не ослабил абсолютизм. Определённая часть российского правящего класса именно в этом видела основной тормоз в развитии страны и стремилась покончить с вековой отсталостью России.

Росту этих настроений в немало степени способствовал освободительный поход в Европу после войны 1812 года. Ознакомившись с различными политическими движениями на Западе, передовое русское дворянство решило, что именно крепостное право — причина отсталости государства.

Российское крепостничество воспринималось остальным миром как оскорбление национального общественного достоинства. Большое влияние на взгляды будущих декабристов оказали просветительская литература, русская публицистика, а также идеи западных революционных просветителей.

Именно после окончания Наполеоновских войн в Европе, когда уже отгремело Ватерлоо, революционные настроения в России стали превращаться в практические деяния.

В феврале 1816 года в Петербурге возникло первое тайное политическое общество — «Союз спасения», которое ставило перед собой цель уничтожение крепостного права в России и принятие конституции. Возглавили его А.Н. Муравьев, С.И. Муравьев-Апостол, С.П. Трубецкой, И.Д. Якушкин, П.И. Пестель.

Ограниченность сил побудила членов «Союза» к созданию более широкой организации, и в 1818 году в Москве был создан «Союз благоденствия», насчитывающий около 200 членов и имевший устав с обширной программой действий.

Пути достижений своих целей заговорщики видели в пропаганде своих взглядов, в подготовке общества к безболезненному революционному перевороту. Однако из-за разногласий общество было распущено.

В марте 1821 года на Украине возникло Южное общество во главе которого стал П.И. Пестель, а в Петербурге по инициативе Н.М. Муравьева было организовано Северное общество.

Оба общества взаимодействовали друг с другом и рассматривали себя как части одной организации.

В 1823 году началась подготовка восстания, которое было назначено на лето 1826 года.

Однако в результате смерти Александра I в декабре 1825 года возникло междуцарствие и заговорщики решили приступить к активным действиям немедленно, полагая что более благоприятного момента уже не представится.

Члены Северного общества решили выступить с требованиями своей программы в день принесения присяги новому императору Николаю I.

26 декабря 1825 года офицеры заговорщики вывели на Сенатскую площадь Санкт-Петербурга Лейб-гвардии гренадерский, Лейб-гвардии московский, а также Гвардейский морской полки.

Общая численность восставших составила около трех тысяч штыков.

Этого бы вполне хватило для переворота, история нашей страны круто менялась и при меньшей военной поддержке (так Елизавете Петровне для захвата власти потребовалось всего несколько гвардейских рот).

Но Николай, уже взошедший на престол, был предупреждён о восстании и успел привести к присяге Сенат, что дало ему возможность быстро собрать верные войска, которые вскоре окружили Сенатскую площадь.

Сначала с восставшими вступили в переговоры, которые ни к чему не привели, а после того как Каховский смертельно ранил губернатора Милорадовича, верные правительству войска применили артиллерию.

Не в состоянии ничего противопоставить граду картечи, мятежники сдались — восстание декабристов было подавлено.

Немного позже (29 декабря) восстал и Черниговский полк, мятеж которого также был подавлен за две недели.

Аресты организаторов и участников восстаний происходили по всей России. По делу декабристов было привлечено 579 человек, виновными признано 289. Пятеро — Рылеев, Пестель, Каховский, Бестужев-Рюмин, Муравьев-Апостол — были повешены. Более 120 человек были сосланы на разные сроки в Сибирь на каторгу или поселение.

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2016/12/26/etot-den-v-istorii-25-dekabrya-1825-goda-vosstanie-dekabristov

Восстание 14 декабря 1825 года, итоги и значение

19 ноября 1825 г. в Таганроге скоропостижно скончался император Александр I. Его внезапная смерть породила многочисленные легенды и домыслы. Многие говорили, что царь не умер, а просто оставил престол таким экстравагантным способом.

Через некоторое время появились слухи о том, что император живет под именем святого старца Федора Кузьмича и проповедует Слово Божье.

Некоторые этому верили, вспоминая, что в последние годы Александр I часто говорил о своем желании отойти от дел и удалиться в монастырь.

Как бы то ни было, после реальной или мнимой смерти императора начался период междуцарствия, вылившийся в династический кризис. У Александра I не было детей. По закону о престолонаследии (1797 г.), власть должна была перейти к следующему из сыновей Павла I – Константину. Но тот оказался большим оригиналом.

Задолго до смерти своего старшего брата он отрекся от короны (боялся разделить участь отца), уехал в Польшу и женился там на польской аристократке. В 1823 г. Александр I назначил наследником следующего по старшинству брата – Николая, но обнародовать этот манифест не решился.

Теперь же Николай напомнил о своих правах, но петербургский губернатор – генерал М.А. Милорадович посоветовал ему соблюдать закон и уступить престол старшему брату. 27 ноября произошло уникальное событие. Николай вместе с чиновниками и войсками присягнул на верность Константину, а тот, в свою очередь, Николаю.

В столице начали зло шутить по этому поводу.

Декабристы посчитали, что династический кризис подарен им самой судьбой. Власти пребывали в растерянности, и авторитет монархии падал с каждым днем. И.И. Пущин писал тогда: «Случай удобен. Ежели мы ничего не предпримем, то заслужим во всей силе имя подлецов». Напомним, что переворот планировался на лето 1826 г. Пришлось срочно менять тактику и стратегию.

Восстание было назначено на 14 декабря 1825 г. – день переприсяги императору Николаю Павловичу.

План переворота подготовил избранный диктатором полковник – князь С.П. Трубецкой.

Предполагалось, что восставшие одновременно захватят Зимний дворец (арест царской семьи), Петропавловскую крепость (ее пушки контролируют центр города) и Сенатскую площадь (в Сенате чиновники соберутся для присяги).

Присяге сенаторов и членов Государственного совета необходимо было помешать, а затем заставить их огласить составленный накануне Трубецким «Манифест к русскому народу».

Этот программный документ был квинтэссенцией «Русской правды» П.И. Пестеля и «Конституции» Н.М. Муравьева.

В нем провозглашалась отмена крепостного права, объявлялись политические свободы, создавалось Временное правительство, назначался созыв Великого собора, обязанного решить судьбу России.

Трубецкой очень рассчитывал на поддержку Южного общества, но он не знал, что накануне (13 декабря) в Тульчине был арестован П.И. Пестель.

Восстание началось 14 декабря в 11 часов утра. Все пошло очень плохо. Вместо запланированных шести полков удалось поднять только три (Московский, Гренадерский и флотский экипаж). Захват Петропавловской крепости сорвался.

Выяснилось, что чиновники присягнули Николаю еще рано утром. А.И. Якубович отказался арестовать царскую семью.

Видя, что его план не реализуется, Трубецкой вообще не поехал на Сенатскую площадь, где и развернулись главные события.

Восставшие солдаты образовали на площади каре и выкрикивали лозунг «Да здравствует Конституция!». Офицеры сказали им, что Конституция – жена Константина Павловича, у которого Николай отнял престол. Собралась огромная толпа зевак. Император сначала не хотел проливать кровь и неоднократно отправлял к мятежникам парламентеров. Губернатора М.А.

Милорадовича застрелил П.Г. Каховский. Младший из сыновей Павла – Михаил и митрополиты Евгений и Серафим тоже не преуспели в переговорах. В 4 часа пополудни император приказал доставить на площадь, уже оцепленную верными ему войсками, артиллерию. Декабристов расстреляли картечью в упор.

Число погибших колеблется, по разным данным, от 100 до 1300 человек.

29 декабря 1825 г. на Украине взбунтовался Черниговский полк под командованием С.И. Муравьева-Апостола и М.П. Бестужева-Рюмина. Правительство направило против мятежников войска генерала Ф.К. Гейсмара. 3 января восставшие были разгромлены.

Следствие по делу «о бунте в Петербурге и на Украине» вел специально организованный Тайный следственный комитет. Всего было арестовано 316 человек. Некоторых подозреваемых Николай I допрашивал лично. Они чаще всего не скрывали истину и не запирались, веря в правоту своего дела. В итоге виновными были признаны 289 человек.

88 офицеров отправлены на каторгу в Сибирь, 178 солдат приговорены к наказанию шпицрутенами, а пятерых (К.Ф. Рылеева, П.И. Пестеля, С.И. Муравьева-Апостола, М.П. Бестужева-Рюмина и П.Г. Каховского) Верховный уголовный суд приговорил к четвертованию. В последний момент четвертование заменили на повешение. 13 июля 1826 г.

в Петропавловской крепости приговор был приведен в исполнение.

Историки до сих пор спорят о причинах поражения восстания декабристов, приводя убедительные доводы насчет неудовлетворительной подготовки предприятия, несогласованности действий, нерешительности и даже измены лидеров, сплоченности консервативного лагеря и т.д. Но главную причину неудачи сформулировал А.И. Герцен, заявивший, что «на площади не хватало народа».

Дата добавления: 2016-06-05; просмотров: 1173;

Источник: http://poznayka.org/s10039t1.html

Восстание 14 декабря 1825 г

В ноябре 1825 г. вдали от Петербурга, в Таганроге, неожиданно умер император Александр I. Сына у него не было, и наследником престола являлся его брат Константин. Но женатый на простой дворянке, особе не царской крови, Константин по правилам престолонаследия не мог бы передать престол своим потомкам и поэтому отрёкся от престола.

Наследником Александра I должен был стать следующий брат, Николай — грубый и жестокий, ненавидимый в армии. Отречение Константина держали в тайне — о нём знал лишь самый узкий круг членов царской семьи.

Не обнародованное при жизни императора отречение не получило силы закона, поэтому наследником престола продолжал считаться Константин; он воцарился после смерти Александра I, и 27 ноября население было приведено к присяге Константину.

Формально в России появился новый император — Константин I. В магазинах уже выставили его портреты, успели даже отчеканить несколько новых монет с его изображением. Но Константин престола не принимал, одновременно не желал и формально отрекаться от него в качестве императора, которому уже принесена присяга.

Создалось двусмысленное и крайне напряжённое положение междуцарствия.

Николай, боясь народного возмущения и ожидая выступления тайного общества, о котором уже был осведомлён шпионами-доносчиками, решился, наконец, объявить себя императором, так и не дождавшись от брата формального акта отречения.

Была назначена вторая присяга, или, как говорили в войсках, «переприсяга», — на этот раз уже Николаю I. Переприсяга в Петербурге была назначена на 14 декабря. [7]

Неожиданная смерть Александра I и смена императоров прозвучала для декабристов как призыв и сигнал к открытому выступлению. Известно, что почти во всех своих тактических планах они связывали начало восстания со смертью монарха.

Поэтому сама жизнь вносила решительные коррективы в согласованные между представителями «Южного» и «Северного» обществ сроки общего выступления и толкала декабристов на незамедлительное восстание.

Несмотря на то, что декабристам стало известно, что они преданы, — доносы предателей Шервуда и Майбороды уже лежали на столе у императора, члены тайного общества приняли решение выступать.

В ночь на 14 декабря на квартире Рылеева был утвержден окончательный план действий. В день «переприсяги», на площадь выйдут революционные войска под командованием членов тайного общества. Диктатором восстания был выбран полковник князь С.П. Трубецкой, участник Отечественной войны 1812 года.

В день присяги восставшие войска должны были выйти на Сенатскую площадь и силою оружия заставить Сенат отказаться от присяги Николаю заставить их объявить правительство низложенным и издать революционный «Манифест к русскому народу».

Это — один из важнейших документов декабризма, поясняющий цель восстания. В нем объявлялось «уничтожение бывшего правления» и учреждение Временного революционного правительства.

Объявлялось о ликвидации крепостного права и об уравнении всех граждан перед законом; объявлялись свобода печати, вероисповедания, занятий, введение гласного суда присяжных, введение всеобщей воинской повинности, уничтожалось рекрутство.

Все правительственные чиновники должны были уступить место выборным лицам. Таким образом, Сенат волей революции включался в план действий восставших.

Было решено, что Измайловский полк и конно-пионерный эскадрон, под руководством Якубовича, должны были с утра двинуться на Зимний дворец, захватить его и арестовать царскую семью.

Источник: http://pdnr.ru/c42529.html

Ссылка на основную публикацию