Византия и крестоносцы. комнины и ангелы. латинские государства и греческая никейская империя — история России

НИКЕ́ЙСКАЯ ИМПЕ́РИЯ

Византия и крестоносцы. Комнины и Ангелы. Латинские государства и греческая Никейская империя - история России

НИКЕЙСКАЯ ИМПЕРИЯ — греческое государство (1204-1261 годы), возникшее в Вифинии после распада Византии в 1204 году. Основано тестем византийского императора Алексея III Ангела Комнина деспотом Феодором I Ласкарисом.

Ус­пе­хи в борь­бе с кре­сто­нос­ца­ми и пре­тендо­вав­ши­ми на власть в Ма­лой Азии греческими ди­на­та­ми по­зво­ли­ли ему за­нять го­ро­да Ним­фей, Пру­са и Ни­кея (ны­не Из­ник) и про­воз­гла­сить се­бя им­пе­ра­то­ром (осень — зи­ма 1204/1205 года).

Никейская иперия из­на­чаль­но име­но­ва­лась им­пе­ри­ей ро­ме­ев и пре­тен­до­ва­ла на на­сле­дие Ви­зан­тии, кон­со­ли­да­цию греческого на­се­ле­ния в борь­бе с «ла­тиня­на­ми».

Опи­ра­ясь на эко­но­мические ре­сур­сы (пло­до­род­ные зем­ли императорского фис­ка и мо­на­сты­рей, до­хо­ды от за­жи­точ­ных го­ро­дов Ви­фи­нии) и под­держ­ку Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха, сде­лав­ше­го в 1208 году сво­ей ре­зи­ден­ци­ей Ни­кею, Фео­дор I Лас­ка­рис смог на­ла­дить ус­пеш­ную обо­ро­ну Никейской иперии и на­нес­ти ряд по­ра­же­ний вой­скам Ла­тин­ской им­пе­рии. В 1207 и 1214 годы он одер­жал ре­ши­тель­ные по­бе­ды над Тра­пе­зунд­ской им­пе­ри­ей, так­же претен­до­вав­шей на роль на­след­ни­цы Ви­зан­тии, и за­хва­тил у её пра­ви­те­лей Ком­ни­нов Ве­ли­ких зап. Паф­ла­го­нию.

В 1211 Фео­дор I Лас­ка­рис на­нёс по­ра­же­ние сель­джу­кам в бит­ве у Ан­ти­охии на Ме­ан­д­ре, в 1214 и 1219 годы за­клю­чил до­го­во­ры с Латинской  им­пе­ри­ей и Ве­не­ци­ей, а в 1216 году — с сель­джу­ка­ми; ста­би­ли­зи­ро­вал гра­ни­цы Никейской империи, воз­ве­дя сис­те­му ук­ре­п­ле­ний, ко­то­рые обо­ро­ня­ли ак­ри­ты (во­енные по­се­лен­цы из за­жи­точ­ных кре­сть­ян) и гар­ни­зо­ны на­ём­ни­ков.

Глав­ные ус­пе­хи Никейской империи дос­тиг­ну­ты в прав­ле­ние зя­тя Фео­до­ра I — Ио­ан­на III Ду­ки Ва­та­ца.

По­да­вив со­про­тив­ле­ние феодальной оп­по­зи­ции, он ещё ши­ре, чем пред­ше­ст­вен­ник, прак­ти­ко­вал по­жа­ло­ва­ния зе­мель фис­ка в по­жиз­нен­ные про­нии на ус­ло­ви­ях обя­зательного не­се­ния по­лу­ча­те­лем во­ин­ской служ­бы, ор­га­ни­зо­вал уме­лое хо­зяй­ст­во в императорских по­ме­сть­ях на государственной зем­ле. Го­су­дар­ст­во про­во­ди­ло по­ли­ти­ку по­ощ­ре­ния ре­мес­ла и тор­гов­ли, по­строи­ло не­боль­шой флот, пре­дос­тав­ля­ло мо­на­сты­рям на­ло­го­вые при­ви­ле­гии.

Опи­ра­ясь на сво­бод­ное кре­сть­ян­ст­во, про­ниа­ров, ак­ри­тов, западно-ев­ропейских на­ём­ни­ков, по­лов­цев, по­се­лён­ных на зем­лях им­пе­рии, Ио­анн III пе­ре­шёл в ре­ши­тель­ное на­сту­п­ле­ние на Латинскую им­пе­рию (это­му спо­соб­ст­во­ва­ли воз­рос­шие до­хо­ды каз­ны) и к 1225 году ос­во­бо­дил поч­ти всю Ма­лую Азию. Вос­поль­зо­вав­шись по­ра­же­ни­ем Эпи­ра от Бол­га­рии в бит­ве при Кло­кот­ни­це в 1230 году, он за­хва­тил об­шир­ные об­лас­ти Фра­кии и Ма­ке­до­нии, в 1246 году без боя во­шёл в Фес­са­ло­ни­ки.

К 1254 году гра­ни­цы Никейской империи на Бал­ка­нах до­стиг­ли Ад­риа­ти­ки — по­сле по­бед над эпир­ским пра­ви­те­лем Ми­хаи­лом II Ан­ге­лом и сда­чи го­ро­дов Во­ден, Кас­то­рия и Де­вол. Ио­анн III ов­ла­дел Лес­бо­сом, Хио­сом и др. ост­ро­ва­ми Эгеи­ды.

Же­лая обез­опа­сить свои вла­де­ния, уже ок­ру­жав­шие Кон­стан­ти­но­поль, Ио­анн III в 1253-1254 годы вёл пе­ре­го­во­ры с па­пой Ин­но­кен­ти­ем IV об унии. По­сле смер­ти Ио­ан­на III его пре­ем­ник Фео­дор II Лас­ка­рис ре­ши­тель­но из­ме­нил курс, от­ка­зав­шись от сбли­же­ния с ка­то­лич. Цер­ко­вью.

Фео­дор II уси­лил борь­бу с ди­на­та­ми, от­ме­нил мн. фис­каль­ные при­ви­ле­гии и по­дав­лял про­яв­ле­ния се­па­ра­тиз­ма.

Это при­ве­ло к спло­че­нию не­до­воль­ных ди­на­тов, и по­сле смер­ти Фео­до­ра II пре­стол в Никейской империи за­хва­тил их пред­ста­ви­тель, опе­кун его 8-лет­не­го сы­на Ио­ан­на IV Лас­ка­ри­са — ве­ли­кий дука Ми­ха­ил Па­лео­лог.

Он ко­ро­но­вал­ся в начале 1259 года (Ми­ха­ил VIII Па­лео­лог) в Ним­фее, ос­ле­пил и от­стра­нил ма­ло­лет­не­го Ио­ан­на IV Лас­ка­ри­са от пре­сто­ла. Оп­по­зи­ция, во гла­ве с пат­ри­ар­хом Ар­се­ни­ем, бы­ла по­дав­ле­на, а сам ар­хи­пас­тырь ос­та­вил пат­ри­ар­ший пре­стол. Ми­ха­ил VIII Па­лео­лог воз­вра­тил ди­на­там ут­ра­чен­ные при­ви­ле­гии.

К это­му вре­ме­ни на Бал­ка­нах воз­ник ан­ти­ни­кей­ский со­юз, в ко­то­рый вхо­ди­ли пра­ви­тель Эпи­ра Ми­ха­ил II Ан­гел Ду­ка Ком­нин, мо­рей­ский князь Гий­ом II Вил­лар­ду­эн, император Латинской им­пе­рии Бал­ду­ин II и си­ци­лий­ский ко­роль Ман­фред.

В 1259 году ни­кей­ские вой­ска в бит­ве при Пе­ла­го­нии на­нес­ли со­юз­ни­кам ре­ши­тель­ное по­ра­же­ние. Гий­ом II Вил­лар­ду­эн и из­вест­ные французские ры­ца­ри, уча­ст­во­вав­шие в бит­ве, бы­ли взя­ты в плен.

В мар­те 1261 года Ми­ха­ил VIII за­клю­чил со­юз­ный до­го­вор с Ге­ну­ей, обе­щав­шей по­слать на по­мощь флот про­тив ве­не­ци­ан­цев (ос­нов­ной морской си­лы Латинской им­пе­рии) в об­мен на при­ви­ле­гии бес­по­шлин­ной тор­гов­ли в им­пе­рии. По­мощь не по­на­до­би­лась.

В ночь с 24 на 25 июля 1261 года ни­кей­ский пол­ко­во­дец Алек­сей Стра­ти­го­пул без боя во­шёл в Кон­стан­ти­но­поль при под­держ­ке греческого на­се­ле­ния, от­крыв­ше­го ему во­ро­та. Ла­ти­ня­не бе­жа­ли из го­ро­да. 15 августа Ми­ха­ил VIII тор­же­ст­вен­но всту­пил в Кон­стан­ти­но­поль, вос­ста­но­вив Ви­зантийскую им­пе­рию.

Куль­ту­ра Никейской империи яви­лась пря­мым про­дол­же­ни­ем куль­ту­ры Ви­зан­тии. Лас­ка­ри­сы ос­но­вы­ва­ли шко­лы и скрип­то­рии, бы­ли адеп­та­ми и за­щит­ни­ка­ми эл­лин­ской куль­ту­ры.

При дво­ре ни­кей­ских им­пе­ра­то­ров тру­ди­лись вы­ход­цы из Кон­стан­ти­но­по­ля, вы­даю­щие­ся пи­са­те­ли и учё­ные, сре­ди них — Ни­ки­та Хо­ни­ат, Ни­ко­лай Ме­са­рит, за­тем — эн­цик­ло­пе­дист, бо­го­слов и фи­ло­соф Ни­ки­фор Влем­мид, ис­то­рик, ди­пло­мат и при­двор­ный Ге­ор­гий Ак­ро­по­лит. По­кро­ви­те­лем на­ук и ис­кусств был Ио­анн III.

Вид­ным эру­ди­том и вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ным пи­са­те­лем яв­лял­ся Фео­дор II Лас­ка­рис, во­круг ко­то­ро­го сло­жил­ся кру­жок греческих ин­тел­лек­туа­лов.

Исторические источники:

Ге­ор­гий Ак­ро­по­лит. Ис­то­рия / Пер., вступ. ст., ком­мент. и прил. П. И. Жа­во­рон­ко­ва. СПб., 2005.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература

  • Angold M.A. Byzan­tine government in exile. Government and society under the Las­carids of Nicaea, 1204–1261. L., 1975
  • Куль­ту­ра Ви­зан­тии. XIII – пер­вая по­ло­ви­на XV в. М., 1991

Источник: http://w.histrf.ru/articles/article/show/nikieiskaia_impieriia

Книга История Византийской империи. Т.2. Содержание — Глава 1 Византия и крестоносцы. Эпоха Комнинов (1081—1185) и Ангелов (1185—1204)

Комнины и их внешняя политика. Алексей I и внешняя политика до первого Крестового похода. Борьба империи с турками и печенегами. Первый Крестовый поход и Византия. Внешняя политика при Иоанне II. Внешняя политика Мануила I и второй Крестовый поход. Внешняя политика при Алексее II и Андронике I.

Внешняя политика времени Ангелов. Отношение к норманнам и туркам. Образование Второго Болгарского царства. Третий Крестовый поход и Византия. Генрих VI и его восточные планы. Четвертый Крестовый поход и Византия. Внутреннее состояние империи в эпоху Комнинов и Ангелов. Внутреннее управление.

Просвещение, наука, литература и искусство.

Комнины и их внешняя политика

Революция 1081 года возвела на престол Алексея Комнина, дядя которого, Исаак, в течение короткого времени уже был императором в конце пятидесятых годов (1057—1059).

Греческая фамилия Комнинов, упоминаемая в источниках впервые при Василии II, происходила из одной деревни в окрестностях Адрианополя. Позднее, приобретя большие имения в Малой Азии, Комнины сделались представителями крупного малоазиатского землевладения.

Как Исаак, так и его племянник Алексей выдвинулись благодаря военным талантам. В лице последнего на византийском престоле восторжествовали военная партия и провинциальное крупное землевладение, и вместе с тем закончилось смутное время империи.

Первые три Комнина сумели подолгу удержаться на престоле и мирно передавали его от отца к сыну.

Энергичное и умелое правление Алексея I (1081—1118) с честью вывело государство из целого ряда суровых внешних опасностей, грозивших иногда самому существованию империи.

Еще задолго до смерти, Алексей назначил наследником своего сына Иоанна, чем причинил большое неудовольствие своей старшей дочери Анне, знаменитому автору «Алексиады», которая, будучи замужем за кесарем Никифором Вриеннием, тоже историком, составила сложный план как добиться от императора удаления Иоанна и назначения наследником ее супруга. Однако, престарелый Алексей остался тверд в своем решении, и после его смерти Иоанн был провозглашен императором.

Вступив на престол, Иоанн II (1118—1143) должен был сразу же пережить тяжелые минуты: был раскрыт заговор против него, во главе которого стояла его сестра Анна и в котором замешана была его мать. Заговор не удался.

Иоанн очень милостиво отнесся к виновным, большая часть которых лишилась только имущества. Своими высокими нравственными качествами Иоанн Комнин заслужил всеобщее уважение и получил прозвание Калоиоанна (Калояна), т.е. Хорошего Иоанна.

Интересно, что в высокой оценке нравственной личности Иоанна сходятся как греческие, так и латинские писатели. Он был, по словам Никиты Хониата, «венцом всех царей (κορωνις), κоторые восседали на римском престоле из рода Комнинов».

Суровый в оценке византийских деятелей Гиббон писал об этом «лучшем и величайшем из Комнинов», что сам «философ Марк Аврелий не пренебрег бы его безыскусственными доблестями, проистекавшими от сердца, а не заимствованными из школ».

Противник ненужной роскоши и излишней расточительности, Иоанн наложил соответствующий отпечаток на свой двор, который при нем жил экономной и строгой жизнью; былых развлечений, веселья и громадных трат при нем не было. Царствование этого милостивого, тихого и в высокой степени нравственного государя было, как мы увидим ниже, почти одной сплошной военной кампанией.

Полной противоположностью Иоанну явился его сын и преемник Мануил I (1143—1180). Убежденный поклонник Запада, латинофил, поставивший себе идеалом тип западного рыцаря, стремившийся постигнуть тайны астрологии, новый император сразу совершенно изменил суровую придворную обстановку отца.

Веселье, любовь, приемы, роскошные празднества, охота, устраиваемые на западный образец поединки-турниры, — все это широкой волной разлилось по Константинополю.

Посещения столицы иностранными государями, Конрадом III германским, Людовиком VII французским, Кылыч-Арсланом, султаном Иконийским, и различными латинскими князьями Востока, стоили необычайных денег.

Громадное число западноевропейских выходцев появилось при византийском дворе, и в их руки стали переходить наиболее выгодные и ответственные места в империи.

Оба раза Мануил был женат на западных принцессах: первая жена его была сестра жены германского государя Конрада III, Берта Зульцбахская, переименованная в Византии в Ирину; вторая жена Мануила была дочь антиохийского князя, Мария, по происхождению француженка, замечательная красавица.

Все правление Мануила было обусловлено его увлечением западными идеалами, его несбыточной мечтой восстановить единую Римскую империю через отнятие при посредстве папы императорской короны у германского государя и его готовностью заключить унию с западной церковью.

Латинское засилье и пренебрежение туземными интересами вызывали в народе общее неудовольствие; настоятельно чувствовалась необходимость в перемене системы. Однако, Мануил умер, не увидев крушения своей политики.

Сыну и наследнику Мануила, Алексею II (1180—1183), едва было двенадцать лет. Регентшей была объявлена его мать Мария Антиохийская. Главная власть перешла в руки племянника Мануила протосеваста Алексея Комнина, любимца правительницы.

Новое правительство искало опоры в ненавистном латинском элементе. Народное раздражение поэтому росло. На столь популярную раньше императрицу Марию стали смотреть как на «иностранку».

Французский историк Диль сравнивает положение Марии с положением в эпоху великой французской революции Марии-Антуанетты, которую народ называл «австриячкой».

Против могущественного протосеваста Алексея составилась сильная партия, во главе которой встал Андроник Комнин, одна из любопытнейших личностей в летописях византийской истории, интересный тип как для историка, так и для романиста.

Андроник, племянник Иоанна II и двоюродный брат Мануила I, принадлежал к младшей, отстраненной от престола линии Комнинов, отличительным признаком которой была необычайная энергия, направляемая иногда по ненадлежащему пути.

Эта линия Комнинов в своем третьем поколении дала государей Трапезундской империи, которые известны в истории под названием династии Великих Комнинов.

«Князь-изгой» XII века, «будущий Ричард III византийской истории», в душе которого было «нечто похожее на душу Цезаря Борджиа», «Алкивиад средневизантийской империи», Андроник являл собой «законченный тип византийца XII века со всеми его достоинствами и пороками».

Красивый и изящный, атлет и воин, хорошо образованный и обаятельный в общении, особенно с женщинами, которые его обожали, легкомысленный и страстный, скептик и, в случае нужды, обманщик и клятвопреступник, честолюбивый заговорщик и интриган, в старости страшный своей жестокостью, Андроник, по мнению Диля, был той гениальной натурой, которая могла бы создать из него спасителя и возродителя изнуренной Византийской империи, для чего ему, может быть, недоставало немного нравственного чувства.

Читайте также:  Боспорское государство - история России

Современный Андронику источник (Никита Хониат) писал о нем: «Кто родился из столь крепкой скалы, чтобы быть в состоянии не поддаться потокам слез Андроника и не быть очарованным вкрадчивостью речей, которые он изливал наподобие темного источника». Тот же историк в другом месте сравнивает Андроника с «многообразным Протеем», старцем-прорицателем древней мифологии, известным своими превращениями.

Находясь, несмотря на внешнюю дружбу с Мануилом, у него на подозрении и не находя себе деятельности в Византии, Андроник большую часть царствования Мануила провел в скитаниях по различным странам Европы и Азии.

Будучи отправлен сначала императором в Киликию, а затем к границам Венгрии, Андроник, обвиненный в политической измене и в покушении на жизнь Мануила, был заключен в константинопольскую тюрьму, где провел несколько лет и откуда, после ряда необычайных приключений, ему по заброшенной водосточной трубе удалось бежать для того, чтобы снова быть пойманным и заключенным еще на несколько лет в темницу. Снова бежав из заключения на север, Андроник нашел убежище на Руси, у князя Галицкого Ярослава Владимировича. Русская летопись отмечает под 1165 годом: «Прибеже ис Царягорода братан царев кюр (т.е. кир — господин) Андроник к Ярославу у Галич и прия и Ярослав с великой любовью, и да ему Ярослав неколико городов на утешение». По сведениям византийских источников, Андроник встретил у Ярослава радушный прием, жил в его доме, ел и охотился с ним вместе и даже участвовал в его советах с боярами. Однако, пребывание Андроника при дворе Галицкого князя казалось опасным Мануилу, так как беспокойный родственник последнего вступал уже в сношения с Венгрией, с которой у Византии начиналась война. Мануил в таких обстоятельствах решил простить Андроника, который «с великой честью», по словам русской летописи, был отпущен Ярославом из Галиции в Константинополь.

1

Источник: https://www.booklot.ru/genre/nauchnoobrazovatelnaya/istoriya/book/istoriya-vizantiyskoy-imperii-t2/content/344283-glava-1-vizantiya-i-krestonostsyi-epoha-komninov-10811185-i-angelov-11851204/

Никейская империя (стр. 1 из 2)

План Введение

1 Основание

2 Усиление
3 Захват Константинополя
4 После захвата Константинополя
5 Список Никейских императоров

Введение

Никейская империя — государство, образовавшееся на территории северо-западной Анатолии после захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году и существовавшее до 1261 года. Никейская империя была крупнейшим из подобных образований, её императоры продолжали считать себя настоящими правителями Византии.

1. Основание

Феодор I Ласкарис (Ласкарь) — греческий вельможа, стоявший близко ко двору династии Ангелов и женатый на дочери Алексея III, после завоевания Константинополя крестоносцами бежал на восток и приложил усилия к основанию независимого государства. Наиболее удобным пунктом для этих целей была Никея, ограждённая стенами и являвшаяся главным городом Вифинии.

Первоначально никейцы не доверяли Ласкарису и не хотели принять его под защиту своих стен.

Однако, насилия и вымогательства, которые позволяли себе крестоносцы, скоро показали грекам, что им угрожает опасность не только политического, но и религиозного порабощения, если они не объединятся под властью одного из предводителей, получивших власть на востоке Византийской империи. Феодор Ласкарис был наиболее видным претендентом потому, что стоял в родстве с династией Ангелов и уже был избран царём в Константинополе, перед самым его падением.

По разделу Византийской империи Вифиния досталась графу Людовику Блуа, который вступил во владение некоторыми областями и нанёс поражение отряду Ласкариса.

При подобных обстоятельствах Никейская империя не смогла бы образоваться, если бы не освободительное движение в Болгарии, начатое в конце XII веке братьями Петром и Асенем и ко времени Четвёртого крестового похода выразившееся в образовании второго Болгарского царства.

В то время как Болдуин I Фландрский и Бонифаций Монферратский, считая обеспеченным своё положение в Македонии и Фессалии, перевели военные силы в Азию, чтобы там ударить совокупными силами на Ласкариса, болгарский царь Иван I Асень искусно воспользовался моментом и 15 апреля 1205 года нанёс крестоносцам страшное поражение под Адрианополем.

Ослабление латинян позволило Феодору Ласкарису утвердиться в Никее и создать здесь оплот греческой культуры и православия.

Избранный в патриархи Михаил Авториан в 1206 году торжественно короновал Ласкариса императорской короной.

В Никею со всех концов империи стали прибывать представители православного духовенства, служилого и поместного сословия, чтобы искать защиты под державой Ласкариса и принести свои силы на служение национальному делу.

Наиболее опасным врагом Ласкариса был Алексей Великий Комнин, создавший в Трапезунде такую же империю, какая основалась в Никее. Однако Ласкарис разбил высланное против него трапезундское войско и устранил соперников, выставленных против него султаном иконийским в лице Маврозома и Манкафы.

Осенью 1206 года император латинский Генрих предпринял большую экспедицию на Восток, чтобы завоевать Малую Азию и выделить в ней лены для своих рыцарей.

Ласкарис заключил союз с болгарским царем, который подступил к Адрианополю и начал угрожать Константинополю. Это заставило латинян быстро перенести свои военные силы из Азии в Европу.

По перемирию, заключенному в 1207 году, за Ласкарисом остались важные приморские города Кизик и Никомедия.

Так как Никейская империя одинаково угрожала и латинянам, и сельджукам, то составился союз Иконии и Константинополя против никейского императора.

Султан иконийский требовал от Ласкариса, чтобы он уступил власть законному царю, бывшему императору Алексею III.

Но под Антиохией греки нанесли сильное поражение сельджукам, причём Алексей III попался в плен и был заключен в монастырь. Таким образом, Ласкарис присоединил к своим владениям Антиохию в 1210 году.

Император Генрих думал поправить дело, выставив в 1212 году против Ласкариса Давида Комнина, брата императора трапезундского, но последний потерпел поражение, и Трапезундская империя была вынуждена ограничить свои пределы Синопом.

В 1214 году между Никейской империей и латинским императором был заключен мирный договор, по которому за латинянами осталась в Азии узкая полоса от Никомедийского залива к Чёрному морю, границы же Никейской империи с одной стороны обозначены были Никомедийским заливом, с другой — Кизиком и Эгейским морем. Со стороны иконийского султаната к Никее отошли области до верховьев Сангария и Большого Мендереса (в прошлом — Меандр ).

Этот мир продолжался и по смерти Генриха в 1216 году и был скреплён браком между Ласкарисом и Марией, дочерью Иоланты, императрицы Латинской империи.

2. Усиление

По смерти Феодора Ласкариса в 1222 году во главе Никейской империи становится его сподвижник Иоанн III Дука Ватац.

В это время Феодор Дука , правитель Эпирского царства , преследовал на Западе те же религиозные и политические задачи, что Ласкарис на Востоке. В 1222 году он захватил Салонику (Солунь), удел графов монферратских, короновался здесь как император Солунский, сделал ещё несколько завоеваний на счёт латинян и болгар.

При таких обстоятельствах задачи Никейской империи усложнялись. Нужно было не только стремиться к тому, чтобы изгнать латинян из Константинополя, но ещё заботиться о том, чтобы освободившееся после них место не было занято солунскими императорами.

Иоанн Дука Ватац принял все меры к тому, чтобы усилить свою армию и улучшить экономическое состояние империи.

В 1224 г. латинский император Роберт де Куртене объявил войну Ватацу. Решающее сражение произошло при Лампсаке, где погибла латинская конница, и перевес оказался на стороне греков.

Никейский император отнял у латинян все их города на азиатском берегу, овладел Самосом, Хиосом и Лесбосом, отправил войско в Европу и без труда завладел Адрианополем, но здесь столкнулись интересы Никейской и Солунской империй.

Феодор Дука подошёл к Адрианополю и потребовал сдачи города. Никейские вожди должны были очистить город.

В 1230 году солунский император вступил в неудачную войну с Иваном Асенем болгарским, был им взят в плен и ослеплён в результате битвы при Клокотнице.

Солунская империя была предоставлена, по милости болгарского царя, брату Фёдора — Мануилу. С тех пор несколько лет судьба европейских провинций была в руках болгарского царя.

Весьма важным моментом в истории Никейской империи следует считать события 1235 года, когда никейский император и болгарский царь имели свидание при Лампсаке и сын никейского императора, Феодор, был обручен с дочерью болгарского царя Еленой. Никейское войско из Лампсака перешло на европейский берег, овладело Галлиполи и другими городами, в то время как болгары угрожали стенам Константинополя.

Латинская империя клонилась к падению. Греческое население массами уходило из-под власти латинян в Никею, торговля и ремесленное производство прекратились, константинопольские императоры не знали, откуда собирать средства на содержание войска и администрации, продавали и закладывали церковные сокровища.

В 1240 году император Болдуин II собрал с большими затруднениями войско и начал поход против никейского императора, но Ватац вытеснил латинян из азиатских городов, так что за ними остались только Халкидон, Скутари и береговая полоса Босфора.

По смерти Ивана Асеня получил свободу содержавшийся в Болгарии солунский император Феодор. Он задумал возвратить Солунскую империю своему сыну Иоанну и заставил Мануила бежать в Никею. Это открыло Ватацу возможность вмешаться в солунские дела.

Обманом заманив к себе слепого Феодора и удержав его у себя пленником, Ватац поспешил к Солуни и осадил её.

На первый раз он удовлетворился тем, что заставил Иоанна признать над собой верховную власть Никеи, отказаться от титула императора и довольствоваться титулом деспота.

В 1246 году Ватац сделал в Европе очень важные приобретения на счёт болгар, тогда же он подступил к Солуни и взял её, захватив в плен последнего её деспота Димитрия. После взятия Солуни никто не мог оспаривать у Никейского императора права на главенство в эллинском мире.

Последним делом Иоанна Ватаца был поход против эпирского деспота Михаила II, который вынужден был в 1254 году, признать над собой власть никейского императора.

3. Захват Константинополя

Монета выпущенная Михаилом VIII Палеологом в ознаменование освобождения Константинополя от латинской армии и восстановления Византийской империи.

По смерти Ватаца в 1254 году на Никейский престол вступил его сын Феодор II Ласкарис.

Болгарский царь Михаил I Асень думал воспользоваться смертью Ватаца, чтобы возвратить себе македонские области, но потерпел поражение и должен был заключить мир. Гораздо труднее достался Ласкарису успех в войне с Эпиром.

Здесь главная роль принадлежала Михаилу Палеологу, сперва искусному генералу при Ватаце и Феодоре II, а потом с 1259 года Никейскому императору.

Палеолог был объявлен лишь соправителем законного наследника престола Иоанна IV, но скоро устранил его от власти, ослепил и заключил в крепость.

Состояние Никейской империи благоприятствовало планам Михаила. У него была хорошо организованная армия, горные жители Фригии и Вифинии доставляли храбрых и крепких новобранцев. Стрелки Никеи славились во всей греческой армии. Экономическое положение империи, благодаря продолжительному внутреннему миру и хорошей администрации, значительно улучшилось.

Между тем, в государствах, соседних с Никеей, постепенно происходил процесс разложения. Иконийский султанат совершенно ослабел, разделился на множество мелких владений и занят был внутренней войной. Латинская империя находилась не в лучшем состоянии.

Болдуин II проживал в Константинополе средства, выпрошенные у папы и у Людовика Святого, отбирал украшения из церквей и монастырей и занимал деньги у венецианских банкиров, которым предоставил все экономические средства страны.

Читайте также:  Карта: образование ссср. развитие союзного государства (1922-1940) - история России

У него не было войска, гарнизон в Константинополе держали венецианцы, самое существование Латинской империи зависело от того, придут ли в опасный момент европейцы, чтобы спасти её.

Между преемниками Асеня происходили домашние войны, болгарский царь Константин I Тих не был в состоянии воспрепятствовать планам Никейского императора.

Источник: http://MirZnanii.com/a/347982/nikeyskaya-imperiya

Александр Васильев — Слава Византийской империи

Четвертый крестовый поход, закончившийся взятием и разгромом Константинополя, привел к раздроблению Византийской империи и основанию в ее пределах целого ряда государств, частью франкских, частью греческих, из которых первые получили западноевропейское феодальное устройство.

Франки образовали следующие государства: Латинскую, или Константинопольскую, империю, Фессалоникийское (Солунское) королевство, Ахайское княжество на Пелопоннесе (Морее) и Афино-Фиванское герцогство в Средней Греции; владычество Венеции простиралось на византийские острова Эгейского и Ионийского морей, на остров Крит и на целый ряд других прибрежных и внутренних пунктов. Наряду с латинскими феодальными владениями на территории распавшейся Восточной империи образовались три греческих самостоятельных центра: Никейская империя и Трапезундская империя в Малой Азии и Эпирский деспотат в Северной Греции. Как известно, Балдуин, граф Фландрский, сделался императором Константинополя и властителем большей части Фракии; Бонифаций Монферратский – королем Фессалоники (Солуни), власть которого простиралась на Македонию и Фессалию; Гийом Шамплитт и после него Жоффруа Виллардуэн – князьями на Пелопоннесе (Морее) и Отто де ля Рош – герцогом Афин и Фив. В трех греческих государствах правили: в Никее (в Вифинии) – Феодор І Ласкарь, в Трапезунде – Алексей Комнин и в Эпирском деспотате – Михаил I Ангел Комнин Дука. Не надо также забывать, что два соседних государства, а именно – Второе Болгарское царство в лице его государей Калояна и Иоанна Асеня II и Румский, или Иконийский, султанат в Малой Азии, принимали в XIII веке деятельное участие, особенно Болгария, в сложной международной жизни после 1204 года.

Весь XIII век полон постоянными столкновениями и распрями между вышеназванными владениями в самых разнообразных сочетаниях: то греки боролись с пришлыми франками, турками и болгарами; то греки боролись с греками, внося и без того уже в расстроенную жизнь страны новые элементы разложения в виде национальной розни; то франки воевали с болгарами и т. д. Все эти военные столкновения сопровождались заключением также разнообразных и большей частью непродолжительных международных союзов и соглашений, которые легко заключались и так же легко разрывались.

В высшей степени важным являлся вопрос о том, где образуется центр политический, экономический, национальный, религиозный и культурный, около которого могла бы окрепнуть идея объединения и порядка.

Основавшиеся на Востоке западные феодальные государства и купеческие фактории, где каждый преследовал свои личные интересы, содействовали при существовавшей тогда общей анархии дальнейшему разложению, не будучи в состоянии создать новых порядков, не имея силы справиться с полученным после Четвертого похода наследством.

«Все эти западноевропейские чересполосные владения на Востоке действовали не созидающе, а разрушающе, и поэтому сами были разрушены. Восток же остался господином на Востоке»[413].

Начало Никейской империи и Ласкариды

В центре нашего изложения мы поставим историю Никейской империи, где образовалась и окрепла идея национального греческого объединения и воссоздания византийского государства, откуда вышел Михаил Палеолог, завладевший в 1261 году Константинополем и восстановивший, хотя и далеко не в прежних размерах, Византийскую империю. Одно время можно было думать, что задача восстановления греческой империи выпадет на долю другого греческого центра, а именно Эпирского деспотата; но, как мы увидим ниже, эпирские деспоты в силу целого ряда условий должны были отступить перед усилившимся значением Никеи и отказаться от руководящей роли на христианском Востоке. Третий греческий центр, Трапезундская империя, лежал слишком далеко в стороне, чтобы играть руководящую роль в деле объединения греков; поэтому история Трапезунда имеет свой специальный как политический, так и культурный и экономический интерес и заслуживает особого, самостоятельного рассмотрения.

Основателем Никейского государства, этой «империи в изгнании», был Феодор Ласкарь, родственный по жене своей Анне, дочери бывшего императора Алексея III, с фамилией Ангелов и через Алексея III с фамилией Комнинов. Происхождение Ласкаридов и название родного города Феодора неизвестны.

При Алексее III он занимал определенное положение в армии и энергично сражался против крестоносцев[414]. По всей видимости, константинопольское духовенство его расценивало как возможного императора Византии после бегства Алексея Дуки Мурзуфла и до момента взятия столицы крестоносцами. Однако в это время он бежал в Малую Азию.

Там же нашли убежище от нашествия крестоносцев многочисленные представители византийской гражданской и военной знати, некоторые видные представители духовенства и известное число других беглецов, которые не желали быть под игом чужеземной власти.

Последний греческий патриарх столицы Иоанн Каматир, однако, оставив столицу, направился в Болгарию и отказался приехать в Никею по приглашению Феодора.

Бежавший из Афин от латинян митрополит этого города Михаил Акоминат, рекомендуя в письме Феодора Ласкаря одного эвбейца, между прочим замечает, что последний тайно уехал в Никею, предпочитая жизнь изгнанника во дворце греческого (ромейского) государства пребыванию на родине, угнетаемой чужеземцами; в этом же рекомендательном письме Михаил прибавляет, что если названный эвбеец найдет приют в Никее, то это окажет сильное влияние на все население Греции, которое «будет смотреть на Феодора как на единственного общего освободителя», т. е. всей Романии[415].После смерти Феодора Ласкаря, правившего с 1204 по 1222 годы, царствовал его зять, муж дочери Ирины, Иоанн III Дука Ватац (1222–1254)[416], самый талантливый и энергичный из никейских государей. После его смерти престолом владели сначала сын его Феодор II (1254–1258), а затем несовершеннолетний внук Иоанн IV (1258–1261). Последний был низложен Михаилом Палеологом, восстановителем Византийской империи.

Положение нового государства в Вифинии было в высшей степени опасно, так как с востока грозил ему сильный, занимавший всю внутреннюю часть Малой Азии Иконийский султанат сельджукидов, которому принадлежала также часть Средиземного побережья на юге и Черноморского на севере; а с запада теснила Никейское государство Латинская империя, поставившая себе одной из первых задач уничтожение только что народившейся Никейской державы. На долю Феодора Ласкаря, который первые два года правил с титулом не императора, а деспота, выпала сложная и тяжелая работа. Внутри страны господствовала анархия; в некоторых частях ее появились самостоятельные правители; Никея закрыла перед Феодором ворота.

Между тем крестоносные латинские рыцари, утвердившись в Константинополе, решили в том же 1204 году завоевать Малую Азию. Их военные действия там развивались очень успешно. Малоазиатским грекам казалось, что все уже для них погибло.

По словам Виллардуэна, «они весьма разжились и очень хорошо себя обеспечили, ибо жители страны перешли на их сторону и начали выплачивать свои ренты».

В этот критический для молодого государства момент пришло неожиданное известие о том, что латинский император Балдуин взят в плен болгарами.

Известно, что с 1196 года на болгарском престоле сидел Иоанн, или Калоян, бывший еще во время Ангелов грозным врагом Византии. Основанное на Балканском полуострове Латинское государство чрезвычайно осложнило положение. Было совершенно ясно, что крестоносцы и болгары должны будут поставить вопрос о власти на Балканском полуострове. Отношения между ними стали сразу натянутыми, так как крестоносцы оскорбительно отнеслись к дружественным предложениям Калояна, намекнув ему о том, что он не может относиться к латинскому императору как равный к равному, а лишь как раб к господину, и предупредив его, что в противном случае крестоносцы силой оружия завоюют Болгарию и обратят его самого в прежнее рабское состояние[417].

Источник: https://profilib.net/chtenie/16487/aleksandr-vasilev-slava-vizantiyskoy-imperii-48.php

Васильев Александр Александрович — История Византийской империи. Том 2

Внешняя политика времени Ангелов

Характеристика императоров из дома Ангелов

Династия Ангелов, возведенная на престол революцией 1185 года на смену Комнинов, происходила от современника Алексея Комнина, Константина Ангела, из малоазиатского города Филадельфии, человека незнатного происхождения, женатого на дочери императора Алексея и приходившегося дедом Исааку II Ангелу, первому императору из этого дома, следовательно, по женской линии родственного Комнинам.

Одной из целей покойного Андроника было создание национального правительства. Эта задача ему не удалась, и к концу царствования он стал поворачиваться к Западу.

Однако после его смерти необходимость национального правительства была настолько сильно ощутимой, что итальянский историк, исследователь царствования Исаака II Ангела, Ф. Коньяссо, писал: «Революция 12 сентября 1185 г.

была в основном национальной и аристократической по своим планам. Так что все классы, кроме византийской аристократии, не получили выгод и преимуществ от этой революции».

Исаак II (1185—1195), представлявший собой, по словам Гельцера, «воплощенную злую совесть, севшую на подгнивший трон цезарей», не обладал никакими государственными талантами.

Чрезмерная роскошь двора и безграничная расточительность, связанные с непомерными и произвольными поборами и хищениями, слабость воли и отсутствие какого-либо определенного плана в управлении государством в соединении с внешними осложнениями, особенно на Балканском полуострове, где создалась новая опасная для империи сила в виде Второго Болгарского царства, и в Малой Азии, где продолжалось успешное продвижение турок, не остановленное безрезультатным третьим Крестовым походом, — все это создало атмосферу недовольства и возмущения в стране. По временам вспыхивали восстания в пользу того или другого претендента на престол. Однако, наверное, основной причиной общего недовольства была «усталость от бесконечного продолжения двух бедствий, отмеченных еще Андроником — ненасытности фискальной администрации и высокомерия знати». Наконец, в 1195 г. против Исаака был составлен заговор его братом Алексеем, который, с помощью некоторой части знати и войска, низложил императора. Исаак был ослеплен и брошен в тюрьму, а его брат Алексей стал императором. Он известен как Алексей III Ангел (1195—1203), или Ангел Комнин, прозываемый иногда Бамбакорабд (-).

Новый император по своим внутренним качествам и способностям почти ничем не отличался от своего брата. Та же безумная расточительность, то же отсутствие всякого политического таланта и интереса к управлению и военная неспособность быстрыми шагами вели империю по пути распада и унижения.

Не без злой иронии замечает об Алексее III историк Никита Акоминат: «Какую бы бумагу ни поднес кто царю, он тотчас подписывал, будь там бессмысленный набор слов, и если бы проситель требовал, чтобы по суше плавали на кораблях, а море пахали, или чтобы переставили горы на середину морей, или, как говорится в басне, чтобы Афон поставили на Олимп». Поведение императора находило подражателей среди столичной знати, которая наперебой друг перед другом старалась соперничать в тратах и роскоши. Восстания происходили как в столице, так и в провинциях. Жившие в Константинополе иностранцы, венецианцы и пизанцы, устраивали кровавые столкновения между собой на улицах столицы. Внешние отношения точно так же не отличались успехами.

Между тем, сыну низвергнутого Исаака II, молодому царевичу Алексею удалось бежать на пизанском корабле из Византии в Италию, откуда он проехал в Германию ко двору германского государя Филиппа Швабского, женатого на Ирине, дочери низложенного Исаака Ангела и сестре бежавшего в Западную Европу царевича Алексея.

Читайте также:  История культуры древней руси и ее соседей - история России

Это было время начала четвертого Крестового похода. Царевич просил у папы и у германского государя, своего зятя, помочь вернуть византийский престол слепому отцу Исааку. После целого ряда сложных обстоятельств, Алексею удалось направить крестоносцев на венецианских кораблях вместо предполагавшегося Египта на Константинополь.

Крестоносцы в 1203 году захватили столицу Византии и, низложив Алексея III, восстановили на престоле престарелого, лишенного зрения Исаака (1203—1204) и посадили его сына Алексея рядом с отцом на троне в качестве соправителя (Алексей IV).

Крестоносцы же остались около Константинополя, ожидая от Исаака и Алексея выполнения заключенных с ними условий.

Однако, невозможность со стороны императоров выполнить эти условия и их полное подчинение воле стоявших вблизи крестоносцев, вызвали возмущение в столице, которое завершилось провозглашением императором некоего Алексея V Дуки Мурзуфла (1204), родственника фамилии Ангелов, женатого на дочери Алексея III.

Исаак II и Алексей IV погибли во время смуты. Тогда крестоносцы, видя, что главная их опора в столице, в лице двух погибших государей, исчезла, и что Мурзуфл, выступивший под знаменем антилатинского движения, является их врагом, решили взять Константинополь для себя.

После упорного штурма латинян и отчаянного сопротивления столицы, Константинополь 13 апреля 1204 года перешел в руки западных рыцарей и подвергся ужасающему разгрому и разграблению. Император Мурзуфл успел бежать из города.

Византийская империя пала, и на ее месте образовалась феодальная Латинская империя со столицей в Константинополе и рядом вассальных государств в различных областях Восточной империи.

Греческая по своему происхождению династия Ангелов, или Ангелов-Комнинов, не давшая империи ни одного более или менее талантливого императора, ускорила гибель ослабевшего извне и разъединенного внутри государства.

Отношение к норманнам и туркам.

Образование Второго Болгарского царства

В момент революции 1185 года, низвергшей Андроника I и возведшей на престол Исаака Ангела, положение империи было очень опасным. Сухопутные войска норманнов, после взятия Фессалоники, двигались к столице, около которой уже находился нормандский флот.

Однако, опьяненные своими успехами норманны, занявшись грабежом захваченных областей и относясь пренебрежительно к византийскому войску, потерпели от последнего поражение и вынуждены были очистить Фессалонику и Диррахий.

Эта неудача норманнов на суше заставила удалиться из-под Константинополя их корабли. Мирный договор, заключенный между Исааком Ангелом и Вильгельмом II, закончил столь грозную для Византии нормандскую войну.

Что касается сельджукской опасности в Малой Азии, то Исаак Ангел смог на некоторое время ослабить ее лишь щедрыми подарками и ежегодной данью турецкому султану.

Для Исаака Ангела было в высшей степени крупной удачей прекращение, хотя бы и временное, враждебных действий с норманнами, так как в первые же годы его правления на Балканском полуострове разыгрались события чрезвычайной важности для империи.

Покоренная еще во времена Василия II Болгаробойцы Болгария, после нескольких неудачных попыток возвратить себе независимость, свергла византийское иго и в 1186 году образовала так называемое Второе Болгарское царство.

В конечном успехе болгарского движения сыграли видную роль не только славяне, но и тюркский элемент в лице половцев, или куманов, и романский элемент в лице валахов, или румын. Особенно валахи принимали живое участие в восстании на стороне болгар.

Во главе этого движения стояли два брата, Петр (или Калопетр) и Асень. Вопрос об их происхождении, так же как и об участии валашского элемента в восстании 1186 года, обсуждался многократно. Историки ранее полагали, что оба брата выросли среди валахов и приняли их язык. «В лице вождей, — говорил В. Г.

Васильевский, — воплощалось именно то слияние двух национальностей, болгарской и валашской, в одно целое, которое действительно обнаруживается во всех рассказах о борьбе за освобождение и которое отмечено новыми историками».

В последнее время болгарские историки стали связывать происхождение Петра и Асеня с кумано-болгарским этническим элементом на севере Болгарии, стали стремиться уменьшить силу и роль валашско-румынского элемента в 1186 г. и стали считать образование Второго Болгарского царства в Тырново национальным делом болгар.

Современные румынские историки, однако, всячески подчеркивают значение той роли, которую сыграли валахи в образовании Второго Болгарского царства и говорят, что династия нового царства была валашского, то есть румынского происхождения.

Известная доля болгарского и румынского национализма оказалась втянутой в рассмотрение этого вопроса, так что представляется необходимым рассмотреть его с максимальной научной беспристрастностью и незаинтересованностью.

На основе заслуживающей доверия информации можно сделать вывод о том, что освободительное движение во второй половине XII века на Балканах возникло и энергично поддерживалось в валашской среде предками современных румын. К нему присоединились болгары и в известной мере куманы в областях за Дунаем.

Валашское участие в этом важном событии нельзя недооценивать.

Лучший современный описываемым событиям греческий источник, Никита Хониат, ясно говорит, что восстание было поднято влахами, что их лидеры, Петр и Асень, принадлежали к тому же народу; что вторая кампания Византийской империи в это время была направлена против влахов; что после смерти Петра и Асеня империя влахов перешла в руки их младшего брата Ивана. Во всех тех случаях, когда Никита упоминал болгар, он упоминал их имя вместе с влахами: болгары и влахи. Западный священнослужитель Анасберт, который сопровождал императора Фридриха Барбароссу в Крестовом походе (1189—1190), рассказывал, что на Балканах император должен был сражаться против греков и влахов и называет Петра, или Калопетра, «императором влахов и большей части болгар» (Blacorum et maxime partis Bulgarorum dominus), или «императором влахов и куманов», или просто «император влахов, который назывался ими императором Греции» (Kalopetrus Bachorum [Blachorum] dominus itemque a suis dictus Imperator Grecie). Наконец, папа Иннокентий III в своих письмах к болгарскому царю Ивану (Калояну) в 1204 году обращался к нему «царь болгар и влахов» (Bulgarorum et Blacorum rex). B своем ответе папе Иван называет себя «императором всех болгар и влахов» (Imperator omnium Bulgarorum et Blacorum), однако же он подписывается «император Болгарии Калоян» (imperator Bulgariae Calojoannes), архиепископ Тырново называет себя «примас всей Болгарии и Валахии» (totius Bulgariae et Blaciae Primas).

Среди валахов, начавших освободительное движение, болгары, без сомнения, играли активную роль и, возможно, немало способствовали внутренней организации нового царства. Куманы также участвовали в этом движении.

Новое болгарское царство в этническом смысле было валашско-болгарско-куманским, а его династия, если утверждение Никиты Хониата можно принять, была валашской.

Причиной восстания было недовольство византийским владычеством, ощущавшееся и валахами, и болгарами, а также их стремление к независимости.

Время, казалось, было особенно благоприятно для них, так как империя, переживая еще последствия смуты времени Андроника и революции 1185 года, не могла с надлежащими средствами приступить к ликвидации восстания. Никита Хониат с наивностью пишет о том, что причиной восстания стало отнятие скота у валахов для празднеств по случаю свадьбы Исаака Ангела с дочерью короля Венгрии.

Петр, этот «отпавший лукавый раб», как его назвал митрополит Афинский Михаил Акоминат, и Асень сперва понесли несколько поражений от византийских сил, однако они смогли заручиться поддержкой от куманов, живших по ту сторону Дуная.

Борьба стала для империи более трудной, и в конце концов Петру и Асеню удалось заключить своего рода соглашение. Петр с самого начала восстания принял царский титул, теперь же он надел подобающие одежды и принял знаки царского достоинства. Новое болгарское царство со столицей в Тырново было признано независимым от Византии.

Была признана и независимость национальной церкви.Новое царство известно как Болгарское царство Тырново.

Одновременно с болгарским восстанием происходило аналогичное движение в сербских землях, где основатель династии Неманичей, великий жупан Стефан Неманя, положивший начало объединению Сербии, вступил в союзные отношения с Петром Болгарским для общей борьбы против империи.

В 1189 году германский государь Фридрих Барбаросса, как участник третьего Крестового похода, двигался через Балканский полуостров по направлению к Константинополю. Сербы и болгары возымели намерение использовать момент и при помощи Фридриха добиться своей цели.

Во время своего пребывания в Нише германский государь принимал сербских послов и самого великого жупана Стефана Неманю и там же вел переговоры с болгарами.

Сербы и болгары предлагали крестоносцам союз против византийского императора, но под тем условием, чтобы Фридрих позволил Сербии присоединить Далмацию и сохранить отвоеванные от Византии земли, а Асеням предоставил бы в бесспорное владение Болгарию и обеспечил за Петром императорский титул. Насколько можно судить, Фридрих не дал им решительного ответа и двинулся дальше.

Один историк XIX века, В. Г. Васильевский, по этому поводу замечает: «Был момент, когда разрешение славянского вопроса на Балканском полуострове находилось в руках западного императора; был момент, когда Барбаросса почти готов был принять содействие болгарского и сербского вождей против Византии, что неминуемо повело бы к разрушению Греческой империи».

Вскоре после перехода крестоносцев в Малую Азию византийское войско понесло сильное поражение от болгар. Сам император с трудом спасся от плена. «Многочисленная потеря убитыми, — по словам источника, — наполнила города плачем и заставила деревни петь горькие песни».

В 1195 году, как известно, произошел в Византии государственный переворот, лишивший престола и зрения Исаака и возведший на трон его брата Алексея. Последний должен был прежде всего заботиться об укреплении своем на престоле и начал даже поэтому с болгарами мирные переговоры. Но последние предъявили неприемлемые условия.

Спустя некоторое время, в 1196 году, благодаря греческим проискам, оба брата — Асень, а позднее Петр, погибли от руки убийц. После этого в Болгарии воцарился их младший брат Иоанн, живший прежде заложником в Константинополе и прекрасно изучивший византийские нравы.

Это и был знаменитый царь Калоян, «с 1196 года гроза греков, а после и латинян».

Византия не могла справиться с новым болгарским государем, который, вступив в сношения с папой Иннокентием III, получил через его легата королевский венец. Болгары признали папу своим верховным главой, и тырновский архиепископ был возведен в звание примаса.

Таким образом, во время династии Ангелов Византия на Балканском полуострове получила сильного соперника в лице болгарского государя. Второе Болгарское царство, усилившееся к концу правления Ангелов, сделалось настоящей грозой для сменившей их Латинской империи.

Источник: http://fanread.ru/book/216204/?page=16

Ссылка на основную публикацию