Уголовный контекст правосудия по русской правде — история России

Характеристика уголовного права и судопроизводства по Русской правде

⇐ ПредыдущаяСтр 4 из 26Следующая ⇒

Уголовное право: Русская Правда не отделяет гражданско-правовые нарушения от уголовных. Не знает она и термина «преступление», хотя этот термин из переводной греческой литературы был известен на Руси.

Нарушение закона, преступление, носит в ней название обиды, под чем понимается причинение лицу или группе лиц физического, материального или морального ущерба.

Не выделяя особо государственного преступления, защищая права частных лиц, Русская Правда, однако, обнаруживает и полное понимание государственных интересов: все штрафы за «обиду» поступают не в карман потерпевшего, а в пользу общественной власти (князя). Этот уголовный штраф Русская Правда называет продал/сей.

Субъектами преступления, т.е. лицами, способными отвечать за кри­минальные действия, могли быть все свободные люди при наличии у них ясного сознания. Злодеяния, совершенные холопами, преступлениями не считались и не влекли за собой уголовных взысканий.

За их деяния отве­чали их хозяева, которые либо выкупали провинившегося, либо выдавали его «лицом» потерпевшему. По Правде Ярослава, раба, ударившего свободного мужа, можно было убить, но сыновья Ярослава эти наказание «установили на куны», т.е.

перевели на денежный выкуп, разрешив при этом побить холопа.

О возрасте при уголовном вменении ни Русская Правда, ни другие па­мятники публичного права не содержат данных вплоть до середины XVII в. Очевидно, им было время, когда дети начинали «сами себя печаловати». Зато Русская Правда знает о субъективной стороне преступления, относя к ней умысел или неосторожность.

И хотя четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности ещё не существует, они уже намечают­ся в законе. Так, ст. 6 Пространной Правды говорит об убийстве «в сваде или на пиру», по которому виновный наказывается штрафом. Другое де­ло, если убийство произошло в разбое, во время грабежа.

Тогда преступ­ник вместе с семьей подвергается самому тяжкому наказанию – отдается на поток и разграбление.

К отягчающим вину обстоятельствам закон отно­сит корыстный умысел, а к смягчающим вину, кроме опьянения («на пиру»), – состояние аффекта («если кто ударит кого батогом, а тот, не стерпевши, ткнет мечом, то вины ему в этом нет»).

Объекты преступления – это личность и имущество. Среди преступ­лений против личности Русская Правда знает убийство, телесные повреж­дения, побои, оскорбления (преступления против чести).

Преступления имущественные (против собственности) – это разбой, кража, нарушение земельных границ, незаконное завладение или пользование чужим имущест­вом.

Государственные преступления в Русской Правде не просматривают­ся и скорее всего потому, что абстрактного понятия «государство» ещё не существовало, и интересы государства отождествлялись с интересами кня­зя. Поэтому жизнь представителей княжеской администрации (княжих мужей, огнищан, конюхов и других тиунов) защищена двойной вирой.

Но история Киевской Руси знает государственные преступления, такие, как восстания горожан, к участникам которых применялась смертная казнь. Существовали и междукняжеские споры, завершавшиеся нередко весьма жестоко. Но все это ещё не отражено в законодательстве.

Не из Русской Правды, а из церковных уставов известно, что имели ме­сто и преступления против церкви: зелейничество и ведовство (т.е. чародеяние и волхование – знахарство и колдовство) остатки язычества. Кро­ме них преследовались моления в рощах и у воды, под овином, ограбления трупов, введение в церковь собак и птиц и т.п.

Объективная сторона преступления распадалась на 2 стадии: покушение на преступление (вынул меч, но не ударил) и оконченное преступление – действие (вынул меч и ударил). Наказание, естественно, разное (1 и 3 гривны кун).

Знает Русская Правда и такое понятие как соучастие, но ро­ли соучастников в преступлении ещё не разделяет (ст. 40 Кр. Пр.).

Закон требовал привлечения к одинаковой ответственности всех лиц, совершив­ших его (если 10 человек украли 1 овцу, то каждый платит по 60 резан продажи).

Существует в Русской Правде и представление о превышении пределов необходимой самообороны (нельзя убивать вора, если в его действиях нет непосредственной опасности).

Наказания за уголовные преступления. Русская Правда употребляет раз­ные термины, имеющие смысл «наказания»: казнь, месть, продажа и др. Начнем их характеристику с мести. Это возмездие за деяние, совершаемое руками потерпевшего или его родичей.

В Краткой Правде она не только признана, но и предписана, однако только в соединении с судом (нужна санкция суда, разрешающая месть или оправдывающая акт мести).

Ранен­ный, к примеру, должен доказать на суде справедливость обвинения и только после этого может мстить или взять за обиду 3 гривны.

Месть обиженного или членов его семьи полагалась за такие преступ­ления, как убийство, увечье или нападение на здоровье и честь. Очевидно, месть не означала отдачу преступника на полный произвол мстителя.

Термин смирять, употреблявшийся для обозначения акта мести, означал, скорее всего, не только лишение жизни, но и простое телесное наказание. Под влиянием христианства, в условиях дальнейшего оформления госу­дарственных структур, месть постепенно вымирала.

Уже сыновья Яросла­ва отменили «убиение за голову», т.е. месть за убийство, и ввели денежный штраф.

Именно штрафы доминируют в системе наказаний Русской Правды как своеобразный денежный эквивалент причиненного ущерба. Штрафы делятся на уголовные (в пользу общественной власти) и частное вознагра­ждение потерпевшему. За убийство уплачивается вира (в пользу князя) и половничество (родственникам потерпевшего). За прочие преступления – продажа (князю) и урок (потерпевшему).

Уголовные штрафы за посяга­тельство на личность, как уже отмечалось, носят ярко выраженный со­словный характер, при посягательстве на имущество это проявляется ме­нее резко.

Вира, взыскиваемая с общины – верви (мира), — это дикая вира (в случае, когда совершено непредумышленное убийство, и преступник защищен круговой порукой общины, или когда убийство умышленное, но община не ищет и не выдает преступника).

Третий вид наказания – поток и разграбление. Он назначался в 3 слу­чаях: за кражу коня, поджег дома или гумна, профессиональный разбой. Поток и разграбление – не что иное, как лишение всех прав, как личных, так и имущественных, которое в условиях дикой природы обрекало чело­века на неминуемую смерть.

Известны также случаи убийства и полного уничтожения имущества, отданных на поток и разграбление людей. «Заутра убиша Семена Борисовца, – говорит источник, – и дом его весь разграбиша и села и жену его яша». Имущество осужденного делилось ме­жду общинниками либо отходило к князю.

Во времена Русской Правды возможно было и обращение такого человека в рабство.

Из других видов наказаний известны также наказания, обращенные на свободу, и наказания, обращенные на здоровье.

К первым относились: из­гнание, ссылка, заключение (в железо – цепи, и более тяжёлое – в погребе), заточение (заключение, соединённое со ссылкой), обращение в рабство.

Ко вторым – членовредительство (битье кнутом, вырывание ноздрей), широ­ко распространившееся позднее как заменяющее денежные выкупы в слу­чае имущественной несостоятельности виновного.

Читайте также:  Константин. христианская и восточная монархия - история России

Судопроизводство:В период существования Древнерусского государства судебные функции исполнялись органами власти. По правилу, а чьих руках находилась власть, тот и творил суд, т. е. суд не был отделен от администрации. Князь считался высшим судьей, о чем свидетельствует ряд статей «Русской Правды». Ночного вора. если его не убили до рассвета, утром вели на .

княжеский двор (ст. 40). Закуп имел право отлучаться для подачи князю жалобы на своего господина (ст. 56). Судебные решения князей по отдельным вопросам становились нормами права (решение Изяслава по случаю убийства дорогобужцами старого конюха у стада). Князь осуществлял судебные функции по наиболее важным делам, видимо, совместно с вече.

Он же судил бояр и разрешал жалобы на местных судей.

На местах судебные функции осуществляли посадники и волостели. С развитием государства, обострением классовой борьбы увеличилось и количество преступлений, особенно имущественных.

Это привело к появлению множества различных вспомогательных судебных должностей. Происходит усложнение и рост судебного аппарата.

«Русская Правда» упоминает о представителях судебной власти мечнике, детском, вирнике, собиравшем виры и продажи с населения, метельнике, собиравшем судебные пошлины, ябедниках и др.

Наряду с судом посадников и волостелей на местах существовал и боярский суд, юрисдикция которого распространялась на население, находящееся в феодальной зависимости от боярина на основании имущественных пожалований. Боярин, как и князь, не все дела решал лично, часть судебных дел разрешали его помощники.

Кроме княжеского и боярского суда на Руси существовал церковный суд.

Церковь сумела добиться передачи в ее ведение дел, связанных с самовольным расторжением брака, изнасилованием, похищением женщин, оскорблением, церковным воровством, «зелейничеством», по спорам между мужем и женой об имуществе и др.

Церковь имела свои уставы, церковные феодалы осуществляли судебные функции по всем делам, подсудным церкви в отношении всего населения. Они же осуществляли судебные функции по всем делам в отношении лиц, подвластных церкви.

Поскольку в Древнерусском государстве не различалось уголовное и гражданское право, то не было различия и в судопроизводстве. Те дела, которые в позднейшем законодательстве признавались уголовными, и те, которые признавались гражданскими, решались в одинаковом порядке.

Судебный процесс по «Русской Правде» носил состязательный характер, т. е. проходил при активном участии сторон в форме своеобразного спора. Обе стороны назывались истцами, чаще всего они пользовались почти одинаковыми судебными правами.

На суде стороны обыкновенно окружались толпой родственников и соседей, которые являлись пособниками. Процесс осуществлялся средствами, требовавшими личного присутствия сторон, например, испытание железом, водой, принесение клятвы — «присяги», выступление в судебном поединке — «поле».

В «Русской Правде» нет достаточных указаний о том, как начиналось судебное преследование и судебный процесс. Вместе с тем в «Русской Правде» содержатся статьи, которые говорят о немалой роли судебных органов, в установлении процессуальных отношений сторон. Обвиняемый, не явившийся в суд, мог быть за держан судебными органами и подвергнут аресту.

По смыслу статей «Русской Правды» для ареста обвиняемого не требовалось каких-то определенных оснований. Он мог быть задержан по явлению обвинителя.

Роль государственных органов особенно активной была в преследовании за совершение особо тяжких преступлений (например, за убийство). Большая ответственность за отыскание преступника возлагалась и на крестьянские общины. В «Русской Правде» говорится об особой форме поиска преступника — гонение следа. Предполагалось, что там, где теряются следы, находится преступник.

Если след терялся на большой дороге или в степи, то розыски прекращались. Гонение следа влекло за собой для общины (верви), в которой терялись следы убийцы, обязанность самой продолжать розыск преступника и выдать его властям или уплатить дикую виру. Если совершалось не убийство, а другое преступление, то вервь обязана была возместить ущерб и уплатить штраф (ст. 3, 77).

Защищая право собственности феодалов на различные вещи и на холопов, «Русская Правда» большое внимание уделяла определению порядка отыскания пропавших вещей и холопов. В ней имеется ряд статей, посвященных своду — досудебной форме установления отношений между будущим истцом и ответчиком.

К своду прибегали при похищении вещи или холопа. Пострадавший должен был объявить о пропаже на торгу (базарной площади). Это объявление называлось закличем. Если по истечении трех дней после заклича вещь находилась, то лицо, у которого она была найдена, признавалось ответчиком.

Ответчик должен был не только возвратить вещь, но и уплатить штраф.

Если за клич не был произведен, или если вещь была найдена до истечения трех дней, или, наконец, если эта вещь была найдена не в своем городе или общине, а обладатель пропавшей вещи не сознался в хищении, то тогда приступали к своду.

Свод мог продолжаться до тех пор, пока не находился похититель.

Но если оказывалось, что похитителя нужно искать вне города, то собственник мог производить свод только до третьего лица, которое было обязано вручить собственнику вещи ее стоимость деньгами, а затем имело право продолжить свод.

При отыскании похищенного холопа собственник не вел свод дальше третьего лица. Третий добросовестный приобретатель передавал холопа собственнику, а сам мог вести розыски похитителя и продолжать свод.

Если свод заканчивался отысканием вора, он должен был уплатить вознаграждение тому, кому он продал похищенную вещь, и уплатить штраф.

Иногда свод заканчивался тем, что приобретатель вещи не мог доказать добросовестность ее приобретения. Наконец, свод мог привести к границам государства.

В этих двух случаях добросовестный приобретатель очищался от обвинения указанием на двух свидетелей покупки, которые приносили присягу.

При судебном разбирательстве стороны доказывали свою правоту при помощи судебных доказательств. Основными судебными доказательствами были собственное признание и наличие свидетелей — послухов.

Если одна сторона не могла добиться признания другой стороны и если послухи и видоки давали одинаково благоприятные показания, то прибегали к ордалиям, т. е. испытанию водой и железом. Исследователи полагают, что испытание железом заключалось в схватывании руками раскаленного куска железа, Правым считался тот, кто не обжигался.

Испытание водой заключалось в том, вероятно, что обвиняемого связывали веревкой и бросали в воду. Если он шел ко дну, то считался невиновным и вытаскивался. Средством доказательства был и судебный поединок (поле). Победивший на поединке выигрывал процесс. Очень часто применялась присяга.

До принятия христианства присяга состояла в клятве богом Перуном, с принятием христианства она выражалась в словесной клятве, сопровождавшейся целованием креста.

В «Русской Правде» не содержится норм, которые определяли бы подробно процессуальный порядок деятельности сторон и судей. Но, как отмечалось, процесс носил состязательный характер, и стороны играли в нем активную роль.

Надо полагать, что чаще всего процесс начинался и кончался самими сторонами, а суд, взвешивая значение доказательств, представленных сторонами, выносил решение, которое, вероятно, было словесным.

Читайте также:  Аннексии и война ссср с финляндией - история России

В целом исполнение уголовных наказаний лежало на органах судебной власти.

В «Русской Правде» нет постановлений о вторичном рассмотрении дела по жалобе недовольной стороны, но иногда по решению, князя оно проводилось заново.

Статья 74 предусматривала вознаграждение княжеской администрации за осуществление ими судебных функций, а ст. 86 устанавливала «железный урок»: 40 гривен — в казну, 5 гривен — мечнику.

Судебные пошлины законом рассматривались как плата судье за решение дела, и — ст. 107 предусматривала их размеры в зависимости от характера дела, указывала на круг должностных лиц, в пользу которых они поступали.

Таковы основные черты судебного процесса, который свидетельствует об активной форме участия лиц, заинтересованных в разрешении конфликтов. Постановления «Русской Правды» полностью не исчерпывают сведений о судопроизводстве Древнерусского государства.

Несомненно, что в делах о преступлениях, затрагивающих интересы господствующего класса, применялись и другие формы судопроизводства.

«Русская Правда», как первый кодекс русского феодального права, последовательно отразила отдельные этапы развития феодальных отношений в русском обществе IX-XII вв.

Источник: https://lektsia.com/6x70c0.html

Гражданский и уголовный процесс по «Русской Правде», История государства и права — Эссе

Содержание

Введение

Основная часть

Заключение

Список литературы

Содержание

Выдержка из текста

«Читая Русскую правду, — писал Н. Дювернуа, — нельзя себе представить почти ни одного юридического акта, который совершался бы иначе как в присутствии многих лиц, людей, как их чаще всего называет памятник». Судебный процесс по гражданским делам фактически вытекал из предшествующей ему сделки, являлся ее продолжением.

Таким образом, публично заключенную сделку, если за ней следовало обращение в суд, можно рассматривать как первую стадию гражданского процесса.

«Сделка, совершенная перед лицами, на которых шлются стороны, перед их послухами, есть рождающий право и отчасти определяющий процессуальные последствия возникшего юридического отношения акт».

Иски, связанные с гражданскими правоотношениями, можно разделить на вещные и личные, хотя сама Русская правда такого деления не проводит. В первом случае идет речь о восстановлении утраченного владения.

Поводом к процессуальным действиям, направленным на отыскание вещи, служила по Русской правде потеря владения движимой вещью. В этом случае процесс начинался с заклича — объявления на торгу о пропаже.

Как пишет В.В. Момотов, «заклич как досудебная процедура заключался в объявлении на торгу, погосте или другом людном месте о нарушении законных прав истца и предполагаемом виновнике таких нарушений.

К закличу прибегали лишь в том случае, если пропавшая вещь имела какие-то индивидуально определенные признаки. Это могли быть холоп, оружие, одежда. Иначе отыскать похищенную вещь было невозможно.

Если по истечении трех дней вещь обнаруживалась, то лицо, у которого она была обнаружена, считалось ответчиком в случае отсутствия доказательства добросовестности приобретения найденной у него вещи».

Трехдневный срок говорит о том, что процедура происходила в пределах своей общины. Все меры предпринимал сам истец, на этом этапе фактически без помощи власти.

Еще одной досудебной процедурой был свод. Как писал С.В. Юшков, «свод — это сложное юридическое понятие, которое не может быть разложено на составляющие части и которое изменялось во времени, по мере того как развивался процесс в феодальном государстве». По мнению В.

В. Момотова, «свод как досудебная процедура и ставит своей целью определение противной стороны в судебном процессе. Таким образом, смысл данной процедуры в контексте обсуждения процесса формирования основных начал судебного процесса заключается именно в этой функции».

Если должник не оспаривал своего долга или права кредитора на вещь, но и не отдавал должного, тогда взыскание проводилось в бесспорном порядке с помощью должностных лиц государства.

Личный иск возникал в том случае, если должнику оспаривал право кредитора требовать с него долг. Тогда кредитор вызывал его на суд. Гарантом явки мог выступать поручитель. «Поручитель становится ответственным перед истцом.

На него ложится вся тяжесть последствий неявки».

Что касается самой судебной процедуры, то в Древней Руси, по-видимому, она не отличалась большой сложностью. Это объясняется, прежде всего, тем, что существовавшие правоотношения не создавали общественной потребности в наличии развитых процессуальных форм.

Судебные дела не отличались разнообразием и сложностью, кроме того, на всех стадиях процесса, начиная с заключения сделки или возникновения обязательства, уже отмечалось присутствие представителей общины. С этим согласен такой исследователь, как Н.

Дювернуа, который писал: «Заметим, что в Русской правде, в формах процесса, господствует та чрезвычайная простота, в которой отдельные моменты процесса, как мы их привыкли представлять, ввиду осложнившегося порядка судопроизводства, — едва выделяются.

Между нарушением права и восстановлением его не приводятся ясно те черты процессуального состояния права, которые собственно и составляют содержание науки судопроизводства.

Если мы весь процесс, с тех пор как он стал и до его заключения, юридически мыслим как один момент, то прежняя мысль представляла себе это же единство процессуальных стадий материальным образом, т. е. когда фактически между нарушением права и его восстановлением сокращалось расстояние».

Заключение

«Русская правда» — исключительно светский памятник феодального права. Все ее редакции исходили от княжеской власти, имели официальный государственный характер и не затрагивали церковную юрисдикцию, которая возникла после крещения Руси и определялась отдельными княжескими уставами.

«Русская правда» сохраняла свою силу в течение нескольких веков и намного пережила Древнерусское государство, в котором она возникла, ее нормы оказали значительное влияние российское Соборное Уложения 1649 г. и другие памятники права России.

Список литературы

ИСАЕВ И. А. История государства и права России. М. 1993.

История России с древнейших времен до конца

1. века. Под редакцией САХАРОВА А. Н. М. 1997.

ПРЕСНЯКОВ А.Е. Княжое право в Древней РусиМ. Наука. 1993.

ЮШКОВ С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее значение. М. 1950.

История России с древнейших времен до конца

1. века. Под редакцией САХАРОВА А. Н. М. 1997.

ЮШКОВ С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее значение. М. 1950.

ИСАЕВ И. А. История государства и права России. М. 1993.

История России с древнейших времен до конца

1. века. Под редакцией САХАРОВА А. Н. М. 1997.

8

Список литературы

1.ИСАЕВ И. А. История государства и права России. М.

1993.

2.История России с древнейших времен до конца

1. века.

Под редакцией САХАРОВА А. Н. М. 1997.

3.ПРЕСНЯКОВ А.Е. Княжое право в Древней РусиМ. Наука. 1993.

4.ЮШКОВ С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее

значение. М. 1950.

список литературы

Источник: https://referatbooks.ru/esse/grazhdanskij-i-ugolovnyj-protsess-po-russkoj-pravde/

Судебный процесс по русской правде

Аннотация: В данной статье рассматриваются особенности осуществления судебного процесса в древней Руси по Русской Правде, анализируется его роль и функции, участники, стадии процесса, значимые признаки правосудия того времени, отношение религии к процессу.

Ключевые слова: Русская Правда, судопроизводство, судебный процесс, стадия, доказательство.

Русская Правда является уникальным историческим документом, родоначальником всех последующих нормативно-правовых актов России, так как она сыграла не просто важную историческую роль, способствовала пониманию обычаев, культуры и жизни разных сословий во времена создания документа, но и стала своеобразным поворотом, сыгравшем немаловажное значение в развитии нормативно-правовой системы в государстве российском, а также впервые сформировала предпосылки возникновения в России системы органов правосудия. Ко времени издания Русской Правды большое количество европейских стран уже использовали собственные сборники законодательства (варварские правды, англосаксонские судебники, баварский и ирландский юридические сборники и т.п.).

В связи с тем, что оригинал документа не сохранился, у исследователей возникают различные мнения по вопросу издания Русской Правды – от 1016 года вплоть до 13 века; кроме того, ряд ученных ставят под сомнение подлинность Краткой Правды, так, например, доктор исторических наук А.П.

Толочко в своем труде отмечает, что Краткая редакция является фальсификатом, выполненным в Новгороде в XV веке на основе Пространной редакции в рамках описания т.н. «Ярославлих грамот» мнимых договоров князя Ярослава Мудрого с новгородцами. [1, с.

Читайте также:  Начало и развитие первого этапа возвышения москвы - история России

136] Больший интерес вызывает судебный процесс по положениям Русской Правды.

Уже в те времена документ выделял уголовное право и частное (гражданское) право, основанное на договорных обязательствах (давали имущество, продукты, ценности «на рост» в долг под процент), но при этом сам процесс по смыслу Русской Правды носил состязательный характер и был ближе к уголовной области.

Специальных органов правосудия в то время не сосуществовало, как и разделения властей, судебная власть была полностью сосредоточена в руках князей и их приближенных (князья часто находились в походах и не всегда могли единолично осуществлять судебные функции), и в этом немаловажную роль сыграл тот фактор, что правосудие носило платный характер – существенная часть статей Русской Правды устанавливает обязательные платежи в казну правителя. Таким образом, можно справедливо заметить, что основной ролью суда был доход, а не установление справедливости, в связи с чем правосудие должно было быть максимально быстрым – представленные доказательства не оспаривали, суд не принимал участия в поиске доказательной базы – это было бремя сторон, процесс был устным и не подразумевал возможности обжалования решения, наказание выносилось незамедлительно на месте. Как показывает история, во времена Русской Правды частично правосудие осуществляли землевладельцы, старосты общин, военноначальники, а также некоторые религиозные служители, но сам анализируемый документ четко устанавливает что «безъ княжа слова нельзя умучить смерда» [2, статья 78 Пространной Правды], «закупъ обиды дъля своего господина бъжит къ князю или к судiямъ» [2, статья 56 Пространной Правды].

При этом следует отметить одну особенность осуществлять правосудие являлось правом князя, а не его обязанностью [3, с. 159]. Князья обладали абсолютной судебной властью – они могли любое лицо привлечь к суду, а также даровать иммунитет от судебного преследования выраженный в виде особого распоряжения – жалованной грамоты.

Особое значение судом придавалось статусу пострадавшего – разные санкции применялись в отношении холопов, крестьян, старост; при нанесении ущерба имуществу или здоровью правящей знати, а также их слугам, применялись повышенные санкции к виновному лицу.

Существенным недостатком судебной власти того времени являлось то, что отправление правосудия было связано с личностью конкретного человека, что не всегда имело положительное значение.

Если в силу болезни, старости или молодости князь не мог в полной мере исполнять судебные функции и «людямъ не доходила княжая правда», начинались злоупотребления и преступления среди чиновников и простого люда, «начинали тiуны грабить, людей продавать» [3, с. 160].

Так как правосудие было гласным – проводилось оно в людных местах, как правило в резиденции князя или во дворах княжеских чиновников, но нередко и на центральных площадях общин, оживленных перекрестках. Обе стороны спора именовались истцами или суперниками (чуть позже – сутяжниками от тяжбы – судебного спора) [4].

Русская Правда устанавливала кровную месть за убийство «Убьеть муж мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, любо отцю сына, или братучаду, любо сестрину сынови; аще не будеть кто мьстя, то 40 гривенъ за голову» [5, статья 1 Краткой Правды], дозволяла убить на месте вора, который ночью без дозволения проник на чую-либо собственность. При этом само убийство классифицировалась по умыслу – неумышленное (случайное, во время ссоры) и умышленное (целенаправленное – в обиду или при осуществлении разбоя). Анализируемый исторический документ выделял 4 стадии разбирательства дела: 1) Заклич – самая первая стадия, в ходе которой обнаруживались признаки деяния (пропажа вещи, оскорбление, убийство и т.д.). Лицо, обнаружившее такое деяния закликало находящихся поблизости людей (потенциальных свидетелей), таким образом уведомляя их о случившимся. 2) Свод или розыск виновного лица, пропавшего имущества.

Пострадавшее лицо самостоятельно осуществляло поиски доказательств, без помощи суда.

Особо следует выделить в данной стадии процедуру поиска утраченного имущества – то лицо у которого находили пропажу признавалось виновным, если оно не укажет на другое лицо, которое каким-либо способом передало искомое; если поиски выходили за пределы общины, то взыскание падало на последнего, до которого привел свод и который обязывался уже, если хотел, сам продолжать свод [6].

3) Рассмотрение дела. На данном этапе изучались все предоставленные доказательства, заслушивались показания. Доказательствами могли являться повреждения (ссадины, переломы, следы оторванного уса или бороды и т.п.

), предметы и письменные документы, а также весьма огромное внимание уделялось свидетельским показаниям, при этом свидетели подразделялись на видаков (непосредственных очевидцев события) и послухов в минимальном количестве 6 человек для местных жителей (2 для иностранцев), то есть лиц, узнавших о случившимся через посредников, либо характеризовавших с положительной стороны лицо, как неспособное к совершению противоправного деяния.

4) Финальной стадией являлось вынесение решения, в ходе которой виновная сторона подвергалась наказанию. Община несла ответственность за своих членов и в некоторых случаях могла быть обязана коллективно оплатить «дикую виру» князю за поступки своих представителей.

Характерной чертой времени издания Русской Правды было большое значение в обществе религии, которая накладывала отпечаток на многие области жизнедеятельности, в том числе и на осуществляемое правосудие.

Так, показания священнослужителя относительно личности участника процесса имели огромный вес; стороны в некоторых разбирательствах могли быть обязаны принести клятву своей невиновности перед ликом святого или православным крестом.

В некоторых ситуациях, при недостаточном количестве доказательств к сторонам применялись испытания железом раскаленный металл прикладывали к телу, или применялись испытания водой, когда лицо погружали в воду и наблюдали, как будут развиваться события; считалось, что Бог поддержит невиновного, и он выдержит испытания и не может давать ложные показания. В Русской Правде нет ни одной статьи, посвященной деяниям против церкви, в отличии от деяний против правителей, на основании чего можно сделать заключение о том, что данные поступки не были распространены, народ веровал в Бога превыше всего и опасался каким-либо способом попасть в немилость Божью.

Проступки же в отношении действующей власти и режимов правления государством не выделялись в отдельные категории, такие как экстремистская или террористическая деятельность, разбирались как обычные злодеяния, но в отношении лиц применялись максимальные возможные санкции ввиду статуса пострадавшего лица; таким образом, условно приравнивались преступления имеющие в современном понимании экстремистскую направленность и преступления по иным мотивам.

Список литературы

1. Толочко А.П. Краткая редакция Правды Русской: происхождение текста. / Институт истории Украины HAH, Украина, 2009.

Источник: http://www.oboznik.ru/?p=57127

Ссылка на основную публикацию