Церковь накануне раскола — история России

История раскола и раскол истории

Андрей Десницкий

Вышла книга историка А.В. Крамера «Раскол русской Церкви в середине XVII века».

Шесть лет назад выходило первое, более краткое ее издание под другим названием, но его я не видел, поэтому буду говорить о новой книге, и даже не совсем о ней, а скорее о тех вещах, которые поневоле приходят в голову по ходу чтения этого исторического труда.

История раскола для нас была и отчасти остается «слепым пятном»: на эту болезненную тему говорят редко, да и то обычно отделываются расхожими клише.

Ну что, было там исправление каких-то опечаток в богослужебных книгах, а некоторые упертые личности исправлений не приняли и стали по этому поводу бунтовать и даже самосжигаться. Царское правительство тогда немного переборщило со строгостями, а в целом-то дело яйца выеденного не стоит – примерно такое впечатление вынесли многие из нас из школы, да еще из всяких фильмов «про старину».

Крамер отвергает этот миф с порога. Он предлагает нам задуматься: отчего это в XVII в.

значительная часть народа готова была пойти на лишения, а то и казни, лишь бы только не согласиться с царем и всей иерархией? Отчего и правительство так жестоко преследовало собственных подданных, которые всего лишь хотели молиться по образцу отцов и дедов? И не оттуда ли берут свое начало расколы следующих веков русской истории: Петр и московское боярство, западники и славянофилы, дворянство и крестьянство, белые и красные, и так далее?

Фактическая сторона книги очень сильна. Крамер приводит множество данных, цитирует самые разнообразные документы эпохи, которые рисуют картину подлинной национальной трагедии с далеко идущими последствиями.

Например, мы все знаем о деловой активности купцов-старообрядцев, но ведь за ней стояло не только стремление к прибыли.

В тюках с чаем, в бочках с двойным дном, даже в выдолбленных бревнах путешествовали по России старопечатные книги, древние иконы, а порой и освященные еще до Никона антиминсы, распространение которых строжайшим образом было запрещено.

А выручка от торговли шла в том числе и на то, чтобы выкупать всю эту контрабанду в случае ее захвата полицией. И только в 1905 г. старообрядцы получили право исповедовать свою религию без стеснения (право, которым в православной империи давно пользовались мусульмане, католики, лютеране и прочие).

Воистину, старообрядцы тоже суть «Россия, которую мы потеряли» – притом их можно назвать наиболее традиционной и самостоятельной, самой трезвой и грамотной частью русского народа. Об этом и пишет весьма убедительно Крамер.

Но вот что касается его обобщений и концепций… Всё у него предельно просто: жестокий и властный царь Алексей Михайлович пожелал построить всеправославную империю с центром в Москве, а для этого решил ввести богослужебное единообразие по греческому образцу.

Лукавые и продажные греки не стали ему ничего объяснять, ища лишь собственной выгоды, а пассивное русское духовенство он отчасти устранил, отчасти запугал.

Простому народу эти политические игры были не нужны, поэтому в массе своей он реформ не принял, но отчасти вынужден был уступить грубой правительственной силе.

При этом «никто из руководителей русской Церкви или русской политики не сказал прямо, что последняя цель реформы – военно-политическая экспансия» (с. 282). И вновь восторжествовала власть тьмы в Мордоре, простите, в России…

Нельзя сказать, чтобы эта схема была абсолютно бредовой. Нет, всё это было на самом деле: и далеко идущие политические расчеты царя, и хитрость греческих иерархов, и конформизм русского духовенства, и неприятие реформ народом. Но любые простые объяснения таких сложных исторических процессов неизбежно оказываются ложными.

В событиях такого масштаба участвуют много людей, у них бывают разные цели и мотивы, при этом результат их действий практически никогда не совпадает в точности с их намерениями, а победа на тактическом уровне может обернуться в дальнем плане серьезным поражением.

И поэтому изображать каждого участника этих событий однозначно хорошим или плохим просто неразумно.

Источник: http://www.pravmir.ru/istoriya-raskola-i-raskol-istorii/

Церковный раскол стал национальной трагедией для русского народа

С чего все началось?

О необходимости церковной реформы в России начали говорить еще в 1640 годы. Тогда в Москве появился «кружок ревнителей благочестия», участники которого выступали за унификацию церковных текстов в богослужении.

В церковных книгах были значительные разночтения, произошедшие зачастую из-за ошибок переписчиков. Но члены кружка не могли прийти к единому мнению относительно вопроса, на основе каких книг вносить изменения.

Одна часть предлагали в качестве образца взять древнерусские церковные книги, а другая часть предлагала брать за основу греческие книги.

В разрешении этой дилеммы роль сыграли несколько факторов. К тому времени уже централизованное русское государство требовало унификации всех церковных правил и обрядов.

А стремление государства упрочить свое международное положение среди православных стран сыграло в пользу выбора унификации по образцу греческих книг.

Кроме того, в правительственных кругах была популярна теория о Москве как о Третьем Риме, которая была выдвинута еще при Иване Грозном псковским старцем Филофеем.

Согласно этой теории, после христианского раскола 1054 года центром Православной церкви стал Константинополь, а после его падения в 1453 году на этот статус имеет право Москва. Но для подтверждения этого статуса была необходима поддержка греческой церкви. А для этого надо было проводить богослужение по греческим правилам.

Историки также обращают внимание на желание государства стабилизировать внутриполитическую обстановку с помощью этой реформы.

Установления единообразия правил церковной жизни, по мнению власти, становилось важным инструментом поддержания национального единства в государстве, которое еще недавно пришло в себя после смутного времени и иностранной интервенции.

Кроме того, в 1654 году по решению Переяславской рады к Российскому государству присоединилась  Украина, где православная литургия проводилась по греческим канонам. Унификация способствовала объединению Малороссии с Россией.

Переяславская рада. 8 января 1654 г.

«Собиный друг» царя

Церковный раскол связан с именем патриарха Никона, в миру известного как Никита Минин. Родился будущий патриарх в 1605 году в семье мордовского крестьянина в селе Вельдеманово Нижегородской губернии. По воле родителей он стал священнослужителем и на этом поприще сделал блестящую карьеру.

В 38 лет он получил высокий духовный сан игумена Кожеозерского монастыря в Архангельской губернии, а через три года уже стал архимандритом Московского Новоспасского монастыря. Карьера его пошла в гору после того, как в 1646 году, будучи игуменом Кожеозерского монастыря приехал по монастырским делам в Москву и был представлен царю Алексею Михайловичу.

Семнадцатилетнему государю понравился игумен и он оставил Никона при дворе и впоследствии способствовал получению им сана Новгородского митрополита. Но в 1651 году Никона вернули в Москву и с этого момента влияние его на царя только возрастало. Через год он при поддержке государя стал патриархом после смерти патриарха Иосифа.

С этого времени церковная реформа шла при полном участии и непосредственном руководстве Никона. Влияние Никона на царя было настолько велико, что царь называл его «собиным (особенным) другом».

Патриарх Никон

Суть реформ

Получив полную поддержку царя, патриарх смело проводил церковную реформу. Главные обрядовые изменения были в следующем:

— крещение не двумя, а тремя перстами. Это нововведение вызвало особенно противодействие сторонников старых обрядов.

— замена земных поклонов поясными;

— написание «Иисус» вместо «Исус»;

— движение верующих в церкви мимо алтаря не по солнцу, а против него;

— сокращение просфор (богослужебный хлеб) для литургии;

— произношение «Аллилуйа» в церковном пении три раза вместо двух.

Изменения были внесены и в некоторые правила иконописи. Все книги и иконы, написанные по старым образцам, подлежали уничтожению.

Реформы Никона встретили жесткое сопротивление со стороны определенной части духовенства, что впоследствии привело к глубокому расколу. Наиболее упорными и последовательными противниками Никона стали члены «кружка ревнителей благочестия», куда раньше входил сам Никон.

Они говорили, что недопустимо введение «латинства», потому что греческую церковь в России считали «испорченной» еще со времен Флорентийской унии 1439 года, которую впоследствии отказались принять православные христиане. Для верующих нововведения Никона выглядели, как серьезное отступление от традиционного канона, богохульством.

Так, крестное знамение, совершаемое новым способом, расценивалось, как неуважение к самому Господу. Ведь из трех пальцев получался «кукиш Богу».

Возникновение раскола и движения старообрядчества

Однако Никон при поддержке царя последовательно и жестко продолжал проводить реформы. На Московском соборе 1656 года анафеме были преданы те, кто держался двуперстного крестного знамения. Противники реформ Никона отлучались от церкви. Но жесткость и упорство патриарха вызывали лишь ожесточение у противников реформ.

Преследуемые царскими войсками, они скрывались на окраинах страны, в труднодоступных лесах Севера, Сибири и Урала. Здесь они создавали свои старообрядческие поселения и продолжали молиться по-старому.

Широко известны в истории случаи, когда при приближении карательных отрядов царя, они устраивали самосожжение, получившее название «гарь».

Примером стойкости перед давлением государственных реформ стало сопротивление монахов Соловецкого монастыря. Они оказывали сопротивление вплоть до 1676 года и выдерживали осаду царских войск.

Они считали, что царь Алексей Михайлович стал слугой Антихриста. Именно в этом большинство историков видят причины фанатичного упорства сторонников раскола.

Они были уверены, что Никон с его учением является порождением сатаны.

Осада Соловецкого монастыря войском воеводы Ивана Мещеринова

Но в этом сопротивлении историки видят и социальные причины. Большинство раскольников были крестьяне, которые таким образом не только шли за правой верой, но и освобождались в скитах от поборов помещиков.

Было среди раскольников и много духовных лиц, которые не могли смириться с новыми правилами. Для них признание нововведение означало, что всю прежнюю жизнь они прожили неправильно, с чем они не могли согласиться. Были среди них посадские люди и купцы, которые конкурировали с монастырями, которые активно занимались торговлей и промыслами.

Они считали, что духовенство вторгается в их сферу и все, что шло от патриарха, они принимали как зло.

Среди старообрядцев были и представители господствующих слоев, например боярыня Морозова и княгиня Урусова. Но это, скорее, единичные случаи. Но самым известным противником никонианства стал протопоп Аввакум, проповедник и известный публицист, бывший участник кружка «ревнителей благочестия».

Он был священником при дворе, но когда отказался от новой религии, подвергся жестоким гонениям, пережил ссылку и страдания, смерть детей. Тем не менее Аввакум не отказался от религии и впоследствии был заживо сожжен в «земляной тюрьме» после 14 лет заключения.

Для старообрядцев главным литературным произведением стало написанное им «Житие».

По оценкам разных исследователей, во второй половине XVII века в раскольниках оказались от 40 до 50% населения страны того времени. Это как минимум 7−8 миллионов человек. В XVIII веке старообрядцев насчитывалось в пределах трети всего населения.

Читайте также:  Карта: развитие владимиро-суздальского княжества - история России

Протопоп Аввакум

Размолвка царя и Никона

Амбиции и властность патриарха Никона, его бескомпромиссность и стремление ставить церковную власть выше светской, вскоре стали тяготить Алексея Михайловича.

Никон активно вмешивался в светские дела, и в 1658 году царь потребовал, чтобы патриарх больше не именовался великим государем. Тогда Никон в знак протеста уехал в Новоиерусалимский монастырь. Он думал, что царь уступит, но этого не произошло.

Более того, Алексей Михайлович потребовал, чтобы Никон сложил полномочия патриарха. Но лишить его патриаршества он не мог. Не мог и церковный собор.

Отстранить патриарха смогли только в 1666 году на Московском соборе, где участвовали два вселенских патриарха — антиохийский и александрийский. Собор поддержал царя и лишил Никона патриаршего сана. Он был заключен в монастырскую тюрьму, где умер в 1681 году.

Отстранением Никона реформы не были свернуты. Тот же Церковный собор официально утвердил новые обряды, а старообрядцев объявил еретиками. Репрессии в отношении приверженцев «старой веры» продолжились с новой силой.

Царь Алексей Михайлович Романов (Тишайший)

Итоги и значение раскола

Безусловно, церковный раскол стал национальной трагедией для русского народа. Перестало существовать духовное единение народа и впервые в истории государства возникает вражда на религиозной почве. Впоследствии усилилась социальная разобщенность среди населения.

Распад этого царско-патриаршеского дуэта и дальнейшее заточение патриарха положило начало тому, что впредь дела церковные стали вторичны, а дела государственные — первичны. Это считается началом процесса подчинения церкви государству. Впоследствии, во времена Петра I, процесс продолжился ликвидацией патриаршества и созданием Синода, который возглавлял назначаемый царем светский чиновник.

Некоторые историки в реформах Никона и последовавшем за ним расколе усматривают и положительный итог. Так, по их мнению, произошло укрепление международного положения России и ее связей со странами православного мира.

Кроме того, появившееся старообрядческое движение внесло вклад в развитие русского искусства. Они создали ряд духовных центров, свою иконописную школу, сохранили древнерусские традиции книгописания и знаменного пения.

REGNUM

  • История
  • Российская империя
  • Религии
  • Исторические персоны

Источник: https://cont.ws/post/562512

Немного об истории церковных расколов (часть первая)

Церковный раскол – одно из самых трагичных, уродливых и болезненных явлений в истории Церкви, которое стало следствием этого забвения, оскудения […]

Церковный раскол – одно из самых трагичных, уродливых и болезненных явлений в истории Церкви, которое стало следствием этого забвения, оскудения любви между братьями во Христе. Сегодня мы немного поговорим о нём.

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий.

Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто.

И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы», — писал коринфянам апостол Павел, наставляя их в главном законе христианской жизни, законе Любви к Богу и другим людям.

К несчастью, не все члены Церкви и далеко не всегда помнили эти слова и переживали их своей внутренней жизнью. Следствием этого забвения, оскудения любви между братьями во Христе, стало одно из самых трагичных, уродливых и болезненных явлений в истории Церкви, именуемое церковным расколом. Сегодня мы немного поговорим о нём.

Что такое раскол

Церковный раскол (греч. «схизма») – одна из самых непростых тем для обсуждения. Даже терминологически. Изначально расколом называли всякое разобщение в Церкви: и возникновение новой еретической группы, и прекращение евхаристического общения между епископскими кафедрами, и простые ссоры внутри общины между, например, епископом и несколькими священниками.

Несколько позже термин «раскол» приобрёл современное значение. Так стали называть прекращение молитвенного и евхаристического общения между Поместными Церквями (или общинами внутри одной из них), вызванное не искажением догматического учения в одной из них, а накопившимися обрядовыми и культурными различиями, а также разладом между священноначалием.

В еретических группах искажено само представление о Боге, извращено оставленное нам апостолами Священное Предание (и Священное Писание – как его часть). Поэтому, сколь бы не была велика еретическая секта, она отпадает от церковного единства и лишается благодати. При этом сама Церковь остаётся единой и истинной.

С расколом всё заметно сложнее. Поскольку разногласия и прекращение молитвенного общения могут случиться на почве банального буйства страстей в душах отдельных иерархов, впавшие в раскол Церкви или общины не перестают быть частью единой Церкви Христовой.

Раскол может закончиться или ещё более глубоким нарушение внутренней жизни одной из Церквей с последующим искажением в ней догматики и нравственности (и тогда она превращается в еретическую секту) или примирением и восстановлением общения – «уврачеванием».

Однако даже простое нарушение церковного единства и молитвенного общения является великим злом и затевающие его совершают страшный грех, а на преодоление некоторых расколов могут уйти десятки, если не сотни лет.

Новацианский раскол

Это первый раскол в Церкви, который случился в III веке. «Новацианским» он был назван по имени возглавившего его диакона Новациана, который принадлежал к Римской Церкви.

Начало IV столетия ознаменовалось окончанием гонений на Церковь со стороны властей Римской империи, но несколько последних гонений, в частности Диоклетианово, были наиболее продолжительными и жуткими. Многие схваченные христиане не выдержали пыток или были так устрашены ими, что отреклись от веры и принесли жертву идолам.

Карфагенский епископ Киприан и Римский папа Корнилий проявили милость к тем членам Церкви, которые по малодушию произнесли отречение, и своей епископской властью стали принимать многих из них обратно в общину.

Против решения папы Корнилия восстал диакон Новациан, который провозгласил себя антипапой.

Он заявил, что правом принимать «падших» обладают только исповедники – те, кто претерпел гонения, не отрёкся от веры, но по тем или иным причинам выжил, то есть не стал мучеником.

Самопровозглашённый епископ был поддержан несколькими представителями духовенства и многими мирянами, которых увёл от церковного единства.

По учению Новациана, Церковь — это общество святых и все падшие и совершившие смертные грехи после крещения должны быть извергаемы из неё и ни в каком случае не могут быть принимаемы обратно.

Церковь не может прощать тяжких грешников, чтобы самой не сделаться нечистой. Учение было осуждено Римским папой Корнилием, Карфагенским епископом Киприаном и архиепископом Александрии Дионисием.

Позже против подобного образа мыслей выступили отцы Первого Вселенского собора.

Несмотря на авторитет собора, некоторые раскольнические общины так и не воссоединились с Церковью.

Акакианская схизма

Этот раскол между Константинопольской и Римской Церквями произошел в 484 году, длился 35 лет, и стал предвестником раскола 1054 года.

Решения Четвёртого Вселенского собора (Халкидонского) вызвали продолжительную «монофизитскую смуту». Монофизиты неграмотные монахи, следовавшие за монофизитскими иерархами, захватили Александрию, Антиохию и Иерусалим, изгнав оттуда епископов-халкидонитов.

Стремясь привести жителей Римской империи к согласию и единству в вере, император Зенон и Констатнипольский патриарх Акакий разработали компромиссную вероучительную формулу, формулировки которой могли быть истолкованы двойственно и, казалось, примеряли еретиков-монофизитов с Церковью.

Римский папа Феликс II был против политики искажения истин Православия, даже ради достижения. Он потребовал от Акакия прибыть на собор в Рим, чтобы дать объяснения по рассылаемому ими с императором документу.

В ответ на отказ Акакия и подкуп им папских легатов, Феликс II в июле 484 на поместном соборе в Риме отлучил Акакия от Церкви, а тот, в свою очередь, отлучил от Церкви папу Феликса.

Взаимное отлучение поддерживалось обеими сторонами 35 лет, пока не было преодолено в 519 году усилиями патриарха Иоанна II и папы Гормизды.

Великий раскол 1054 года

Эта схизма стала самой крупной в истории Церкви и не преодолена до сих пор, хотя с момента разрыва отношений межу Римской Церковью и четырьмя Патриархатами Востока прошла почти 1000 лет.

Разногласия, послужившие причиной Великого раскола, накапливались несколько веков и имели культурный, политический, богословский и обрядовый характер.

На Востоке говорили и писали на греческом, в то время как на Западе в ходу была латынь. Многие термины в двух языках различались оттенками значений, что очень часто служило причиной недопонимания и даже вражды во время многочисленных богословских споров и пытавшихся решить их Вселенских соборов.

В течение нескольких веков авторитетные церковные центры в Галлии (Арль) и Северной Африке (Карфаген) были уничтожены варварами и римские папы остались единственной наиболее авторитетной из древних епископских кафедр на Западе.

Постепенно сознание своего исключительного положения на Западе бывшей Римской империи, мистическое убеждение в том, что они являются «преемниками апостола Петра» и стремление распространить своё влияние за пределы Римской Церкви привело пап к формированию учения о примате.

Согласно новой доктрине, римские понтифики стали претендовать на единоличную высшую власть в Церкви, с чем не могли согласиться патриархи Востока, которые придерживались древней церковной практики соборного решения всех важных вопросов.

Богословское разногласие на момент разрыва общения было всего одно – принятое на Западе добавление к Символу веры – «филиокве». Одно единственное слово, когда-то самочинно добавленное в молитву испанскими епископами в борьбе с арианами, полностью меняло порядок отношений Лиц Святой Троицы между собой и очень смущало епископов Востока.

Наконец, был и целый ряд обрядовых различий, наиболее бросавшихся в глаза непосвящённому. Греческое духовенство носило бороды, а латинское гладко брилось и стригло волосы под «терновый венец».

На Востоке священники могли создавать семьи, а на Западе практиковалось обязательное безбрачие. Греки для евхаристии (причащения) использовали квасной хлеб, а латиняне пресный.

На Западе употребляли в пищу удавленину и постились в субботы Великого поста, чего не делали на Востоке. Существовали и другие различия.

Противоречия обострились в 1053 году, когда Константинопольский патриарх Михаил Керуларий узнал, что греческий обряд на Юге Италии вытесняется латинским. В ответ Керуларий закрыл все храмы латинского обряда в Константинополе и поручил архиепископу болгарскому Льву Охридскому составить послание против латинян, в котором порицались бы различные элементы латинского обряда.

В ответ кардинал Гумберт Сильва-Кандидский написал сочинение «Диалог», в котором защищал латинские обряды и порицал греческие. В свою очередь святой Никита Стифат создал трактат «Антидиалог», или «Слово об опресноках, субботнем посте и браке иереев» против труда Гумберта, а патриарх Михаил закрыл все латинские храмы в Константинополе.

Тогда папа римский Лев IX послал в Константинополь легатов во главе с кардиналом Гумбертом.  С ним папа направил патриарху Михаилу послание, которое в обоснование папских притязаний на полноту власти в Церкви содержало пространные извлечения из поддельного документа, известного как «Константинов дар».

Читайте также:  Деятельность коммунистической партии по усилению борьбы народов ссср на оккупированной территории - история России

Патриарх отверг папские притязания на верховную власть в Церкви, и обозлённые легаты бросили на престол Святой Софии буллу, предающую патриарха анафеме. В свою очередь, патриарх Михаил также отлучил от Церкви легатов и папу, который к тому времени уже скончался, но это ничего не значило – разрыв общения принял официальный характер.

Подобные расколы, например Акакианская схизма, уже случались ранее, и никто не думал, что Великий раскол окажется столь продолжительным. Однако с течением времени Запад всё больше уклонялся от чистоты Христова учения в собственные нравственные и догматические измышления, что постепенно углубило раскол до ереси.

К «филиокве» были добавлены новые догматы о непогрешимости папы и непорочном зачатии Девы Марии. Нравственность Запада также ещё более исказилась. Помимо учения о папском верховенстве была придумана доктрина священной войны с неверными, вследствие которой духовенство и монахи взяли в руки оружие.

Также Римская Церковь предпринимала попытки насильственного подчинения Восточных Церквей власти папы, насаждения на Востоке параллельной латинской иерархии, заключения разнообразных уний и активного прозелитизма на канонической территории Восточных Церквей.

Наконец, не только священники, но и высшие иерархи Римской Церкви стали нарушать собственные обеты безбрачия. Ярким примером «непогрешимости» римских понтификов стала жизнь папы Александра VI Борджиа.

Остроты расколу добавляет то, что Римская Церковь, оставшаяся единственной наиболее авторитетной кафедрой на Западе, влияла практически на всю Западную Европу, Северную Африку и колонии, образованные западноевропейскими государствами.

А древние Восточные Патриархаты долгие века находились под владычеством турок, уничтожавших и угнетавших православных.

Поэтому, католиков количественно значительно больше, чем православных христиан во всех Поместных Церквях вместе взятых и у незнакомых с проблемой людей складывается впечатление, что это православные находятся в расколе со своим духовным монархом – папой.

Сегодня Поместные Православные Церкви сотрудничают с Римо-католической церковью по ряду вопросов. Например, в социальной и культурной сферах, однако по-прежнему не имеют молитвенного общения.

Уврачевание этого раскола возможно только в случае отказа католиков от выработанных ими вне соборного единства догматов и отказа от учения о верховенстве власти папы во всей Церкви.

К сожалению, такой шаг Римской Церкви представляется маловероятным…

Старообрядческий раскол

Эта схизма произошла в Русской Православной Церкви в 1650-60-е годы вследствие церковных реформ патриарха Никона.

В те времена богослужебные книги переписывались вручную и, с течением времени, в них накапливались ошибки, которые требовалось исправить.

Помимо книжной справы, патриарх желал унифицировать церковные обряды, богослужебные уставы, каноны иконописи и т.п.

В качестве образца Никон избрал современные ему греческие практики и церковные книги, а для проведения книжной справы пригласил ряд греческих учёных и переписчиков.

Патриарх Никон имел сильнее влияние на царя Алексея Михайловича и был человеком весьма властным и гордым. Проводя реформу, Никон предпочитал не объяснять оппонентам свои действия и побудительные мотивы, а подавлять любые возражения при помощи патриаршего авторитета и, как это принято говорить сегодня, «административного ресурса» — поддержки царя.

В 1654 году патриарх устроил Собор иерархов, на котором в результате давления на участников добился разрешения провести «книжную справу по древним рукописям греческим и славянским». Однако равнение шло не на старые образцы, а на современную греческую практику.

В 1656 году патриарх созвал в Москве новый Собор, на котором все крестящиеся двумя перстами были объявлены еретиками, отлучены от Отца, Сына и Святого Духа и торжественно преданы анафеме в Неделю Православия.

Нетерпимость патриарха вызвала раскол в обществе. Против Церковной реформы и в защиту старых обрядов восстали широкие народные массы, многие представители знати.

Вождями религиозного протестного движения стали некоторые известные священнослужители: протопоп Аввакум, протопопы Лонгин Муромский и Даниил Костромской, священник Лазарь Романовский, священник Никита Добрынин, по прозвищу Пустосвят, а также дьякон Фёдор и инок Епифаний. Ряд монастырей заявил о своём неповиновении властям и затворил ворота перед царскими чиновниками.

Старообрядческие проповедники также не стали «невинными овечками». Многие из них объезжали города и селения страны (в особенности на Севере), проповедуя состоявшийся приход Антихриста в мир и самосожжение, как способ сохранить душевную чистоту. Многие представители простого народа следовали их советам и совершали самоубийство – сжигали или погребали себя заживо вместе с детьми.

Царь Алексей Михайлович не желал подобных нестроений ни в Церкви, ни в своём государстве. Он предложил патриарху сложить с себя сан.

Оскорблённый Никон уехал в Ново-Иерусалимский монастырь и был на соборе 1667 года низложен под предлогом самовольного оставления кафедры.

При этом анафема старообрядцам была подтверждена и санкционированы их дальнейшие преследования со стороны властей, что закрепило раскол.

Позже правительство неоднократно пыталось найти пути примирения между Русской Православной Церковью, последовавшей реформа и старообрядцами. Но это было сложно сделать, поскольку сами старообрядцы очень быстро распались на целый ряд разнообразных по учению групп и течений, многие из которых даже отказались от церковной иерархии.

В конце 1790-х годов было учреждено Единоверие.

Сохранившим иерархию старообрядцам – «поповцам» было разрешено создание старообрядческих приходов и отправление богослужений по старым обрядам в случае, если они признают главенство патриарха и становятся частью Русской Православной Церкви. Позже правительство и церковные иерархи предпринимают множество усилий по привлечению в Единоверие новых старообрядческих общин.

Наконец, в 1926 году Священным Синодом, а в 1971 году Поместным собором Русской Православной Церкви со старообрядцев были сняты анафемы, старые обряды были признаны равно спасительными. Также Церковь принесла покаяние и извинения старообрядцам за насилие, причинённое им ранее в попытках заставить принять реформу.

С этого момента старообрядческий раскол, в лице единоверческих общин, считается уврачёванным, хотя в России существует также отдельная Старообрядческая церковь и множество придерживающихся старых обрядов религиозных групп различного толка.

Источник: https://pravoslavie.fm/interested/nemnogo-ob-istorii-tserkovnyih-raskolov-chast-pervaya/

Рефераты, дипломные, курсовые работы — бесплатно: Библиофонд!

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Русская церковь накануне раскола

Великий раскол

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Раскол произошел во 2-ой половине семнадцатого века, характеризуется отделением от правящей Православной Церкви определенного количества прихожан, названных старообрядцами, или раскольниками.

Значимость Раскола для истории Руси заключается в том, что раскол представляет собой обозримую начальную точку духовных колебаний, которые завершились в начале двадцатого столетия развалом российской православной государственности.

Об этом движении писало много авторов. Историки толковали причины раскола и объясняли его последствия. Поводом для Раскола явилась «книжная справа», представлявшая собой исправление и редактирование богослужебных текстов.

За уничтожение существующих различий в делах и обрядах церкви, упразднение разночтений, редактирование богослужебных книг, и иные меры, способствующие становлению общей богословной системы боролись все участники «Кружка ревнителей благочестия».

Но среди его членов не наблюдалось единого взгляда, касаемого пути, методов и конечных целей намечаемой реформы.

Аввакум, Даниил, Неронов и многие другие придерживались мнения, что русская церковь сохранила «древнее благочестие» и говорили, что нужно провести унификацию, при этом необходимо опираться на древние русские богослужебные книги.

Остальные же участники кружка, такие как Ртищев, Вонифатьев, а позднее и Никон, считали, что необходимо придерживаться греческих богослужебных образцов. Говорили о необходимости дальнейшего объединения под руководством московской церкви всех православных церквей Руси и Малороссии и укрепления их связей с восточными православными церквями.

Никон провел редактирование российских церковных книг по современным церковным книгам греков и изменил многие обряды.

Двоеперстие теперь Никон заменил троеперстием, во время церковных служб «аллилуйя» теперь стали произносить не дважды, а трижды. Новшества, введенные Никоном были приняты соборами, проходившими в 1654 и 1655 годах.

С 1653 по 1656 года на Печатном дворе России выпустили редактированные или заново переведенные церковные книги.

Эта реформа задела религию только поверхностно, но получила значение большого события. Проявилось желание Никона при помощи этой реформы централизировать церковь, и усилить власть патриарха.

Большие недовольства породили и насильственные меры, которые Никон проводил при внедрении в обиход новых книг и обрядов. Самыми первыми за «старую веру» выступили такие участники «Кружка ревнителей благочестия» как Неронов, Даниил, Аввакум, и многие другие.

Противодействие между Никоном и защитниками «старой веры» начало принимать резкий оборот. Все защитники Раскола подвергались очень жестким преследованиям.

Идеологи «старой веры» заручились поддержкой в самых разнообразных слоях населения, это стало причиной возникновения движения, которое назвали Раскол. Низшее духовенство, которое видело в сильной патриаршей власти лишь эксплуататоров, защищая «старую веру», выражали протест против увеличения власти патриарха.

К Расколу присоединилась и часть высшего духовенства, которая была недовольна желанием Никона, централизовать церковь, установить абсолютную власть московского патриарха, которым и являлся сам Никон, и отстаивала свои феодальные привилегии.

К противникам Никона из высшего духовенства относились епископы — Павел Коломенский, Александр Вятский и многие другие. Идеологов «старой веры» поддержали и в среде высшей светской знати. Самыми многочисленными сторонниками движения были крестьяне.

Укрепление феодально-крепостнического гнета и ухудшение условий жизни крестьяне связывали именно с реформами церкви.

Главной причиной объединения в Раскол столь разнообразных слоев общества послужили противоречия в идеологии движения.

Представители Раскола защищали старину, отрицали нововведения, говорили, что необходимо принять мученический венец во имя «старой веры», за спасение души, при этом резко обличая феодально-крепостническую действительность в религиозной форме. Разным социальным силам движения были выгодны разные стороны его идеологии.

У крестьян же отклик нашли проповеди расколоучителей о «последнем времени», об установлении в мире власти антихриста, о том, что государь, Никон и все власти подчиняются антихристу и выполняют его волю.

Движение Раскола становится основой консервативной антиправительственной оппозиции церковных и светских феодалов, и в то же время основой идеологии антифеодальной оппозиции. Крестьяне, становятся на защиту «старой веры», выражая тем самым свое сопротивление феодальному гнету, который прикрывается и освящается церковью.

Всеобщим Раскол стал после собора 1666 года, который предал старообрядцев анафеме, как еретиков, и принял решение об их наказании. Этот период совпал с подъемом в стране антифеодального движения.

Раскол достиг своего пика, распространился вширь, привлек все новые слои крестьянства, главным образом крепостных, которые бежали на окраины страны. Идеологами движения явилось низшее духовенство, которое порвало с правящей церковью, церковные же и светские феодалы отошли от движения.

Главным в идеологии Раскола осталось желание уйти от зла, порожденного «антихристом».

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ НАКАНУНЕ РАСКОЛА

После церковной реформы в середине семнадцатого века в старообрядческих апологических сочинениях произошла сильная идеализация «дониконовской» русской церковки.

Смута, приведшая к сокрушительному упадку во всех сферах русского общества, сильно ударила и по церкви.

Она послужила мощным тараном, который углубил все трещины и порвал все натяжения, которые возникли в ней раньше, еще в пятнадцатом и шестнадцатом веках.

Упадок церкви произошел еще до реформы. Дали о себе знать тягостные и застарелые болезни, требовавшие немедленного и радикального лечения. Единодушно о церковных неправдах и нестроениях того времени говорят и русские челобитные и иностранные свидетельства.

Читайте также:  Народная воля - история России

Особенно интересны записи авторов православного Востока, которые давали представление о непосредственно религиозной жизни России в конце средневековья.

Источник: https://www.BiblioFond.ru/view.aspx?id=881704

Русская церковь в XVII в. Раскол. Видеоурок. История России 10 Класс

Тяжелейший социально-политический кризис, потрясший Россию в начале XVII в., стал предтечей не менее тяжелого идеологического кризиса, причины которого трактовались неоднозначно. Одни авторы (Е. Голубинский, Н.

Каптерев) утверждали, что этот кризис был вызван «порухой» прежних церковных обрядов и богослужебного «чина», а их оппоненты (Л. Гумилев, В.

Вышегородцев) считали его мировоззренческим кризисом и, прежде всего, кризисом прежней (изоляционистской) историософской доктрины «Москва – Третий Рим», ставшей в начале XVI в. официальной государственной идеологией Московского царства (рис. 1).

Рис. 1. Москва – III Рим (Источник)

Истоки религиозного кризиса относятся к середине 1640-х гг.

, когда вокруг царского духовника Стефана Вонифатьева сложился знаменитый Кружок «ревнителей древнего благочестия», членами которого стали сам царь Алексей Михайлович, окольничий Федор Михайлович Ртищев, настоятель Новоспасского монастыря архимандрит Никон, протопоп Казанского собора Иван Неронов и ряд провинциальных церковников – протопопы Аввакум, Даниил, Логгин и другие.

По мнению ряда современных авторов (Л. Гумилев, В. Вышегородцев), свою главную миссию «ревнители благочестия» видели в создании новой историософской концепции русского православия. Однако их оппоненты (Н.

Каптерев) утверждали, что претензии «боголюбцев» были гораздо скромнее и свою историческую миссию они видели в решение трех основных задач: а) унификации всей системы церковных обрядов и богослужения; б) в наведении дисциплины и порядка в среде духовенства, где укоренились такие пороки, как пьянство, разврат и стяжательство и в) в противодействии проникновению светских начал в духовную жизнь общества.

В феврале 1649 г. программа «ревнителей благочестия» была вынесена на Церковный Собор, созванный по инициативе патриарха Иосифа, но, несмотря на ее поддержку самим царем, она была отвергнута большинством священнослужителей.

Тем временем стремительно стало рушиться единство взглядов самих «боголюбцев», особенно когда речь зашла о выборе образцов, по которым надлежало проводить исправление обрядов и богослужебных книг.

Одни «ревнители» (Аввакум, Даниил) считали, что за основу исправления следует взять древнерусский богослужебный «чин», канонизированный на Стоглавом Соборе, а другие (Никон, Ф. Ртищев, С.

Вонифатьев) полагали, что образцом для исправления должны послужить греческие оригиналы библейских и богослужебных книг, а также византийские церковные традиции и обряды. Такая позиция, по мнению историков (Л. Гумилев, Р. Скрынников, В.

Вышегородцев), была продиктована не только религиозными мотивами, но и политической целесообразностью, а именно необходимостью унификации церковного «чина» с Украинской Православной Церковью накануне объединения России с Малороссией.

Первоначально этот спор развивался исключительно в рамках «клубной» богословской дискуссии, но в конце 1649 г. ситуация резко изменилась:

Во-первых, в Москву по приглашению царя, воспитанного в духе грекофильства, для исправления богослужебных книг по греческим образцам приехали знаменитые малороссийские ученые-богословы Арсений Сатановский, Епифаний Славенецкий, Дамаскин Птицкий и некоторые другие.

Во-вторых, один из наиболее близких и доверенных лиц из окружения молодого царя, архиепископ Никон, возглавив Новгородскую митрополию, стал явочным порядком проводить в жизнь основные постулаты церковной реформы в грекофильском духе.

Реформа патриарха Никона

Рис. 2. Никон держит слово… (Источник)

В апреле 1652 г. умер патриарх Иосиф, и через три месяца после троекратных «уговоров», при явной поддержке правящей партии Б. Морозова – И.

Милославского «любимый царский богомолец» и «собинный друг» Алексея Михайловича митрополит Никон (Никита Минов) (1605–1681) (рис.

2) соизволил принять патриарший посох и клобук, что знаменовало собой начало реализации особой программы «симфонии властей» в духе идей одного из отцов христианского вероучения Иоанна Златоуста (IV в. н. э.).

В начале 1653г.

всем церковным приходам и монастырям была направлена «Память» патриарха Никона, которая предписывала внести существенные изменения в служебный чин и основные церковные обряды: двуперстие заменить трехперстием, земные поклоны – поясными, многоголосие – единоголосием, пасхальный крестный ход посолонь – крестным ходом навстречу солнцу, семипросфорную литургию – пятипросфорной, двукратную аллилуйю – троекратной, и т. д.

Рис. 3. Ново-Иерусалимский монастырь (Источник)

В 1654 г. по инициативе Никона и активной поддержке двух Вселенских патриархов – александрийского Паисия и антиохского Макария – в Москве был созван Церковный Собор, который принял решение об исправлении всей богослужебной литературы по «старым харатейным русским и греческим книгам».

После окончания Собора Алексей Михайлович отбыл во главе русской армии на польский фронт, и полноправным хозяином Москвы стал всесильный патриарх, который, обладая титулом «Великий Государь» (1652), стал бесцеремонно вмешиваться в дела государственного и дворцового управления, что вызвало резкое неприятие многих членов Боярской Думы.

В целом противников Никона условно можно разделить на три больших группы.

1. Первая группа противников патриарха была недовольна не столько содержанием реформы, сколько формой и методами ее проведения. Представителям этой группы не нравился сам Никон, его властолюбие, высокомерие, непримиримость, жестокость и другие «богомерзкие» черты характера архипастыря Русской Православной Церкви.

2. Вторую группу противников реформы составляли многочисленные приходские священники и монахи, которые в силу своей малограмотности не были подготовлены к осмысленной работе с новыми, исправленными богослужебными книгами и обрядами.

3. К третьей группе относились идейные противники Никона, которые были ярыми блюстителями старины вообще и непримиримыми защитниками старой веры в частности.

Их принципиальные разногласия с Никоном состояли в следующем: а) они рьяно отстаивали государственную изоляционистскую историософскую концепцию «Москва – третий Рим», считая остальные православные церкви, подписавшие Флорентийскую унию (1439) с католическим Римом, «неполноценными», униатскими церквами; б) будучи сторонниками иосифлянской доктрины о божественном происхождении царской власти, «ревнители благочестия», в отличие от патриарха, отвергали верховенство духовной власти над светской и считали только самодержца гарантом чистоты православия и ключевой фигурой Православного Царства; в) наконец, они категорически выступали против исправления богословских книг и церковных канонов по греческим образцам, считая их порченными «еретическими новоделами», созданными в Риме, Венеции, Париже и других городах католической и протестантской Европы.

В числе наиболее ярых идейных противников Никона, ставших затем идеологами и вождями раскола, были не только священнослужители Аввакум, Иван Неронов, Никита Пустосвят, Спиридон Потемкин, но и видные представители русской аристократии князья Хованские, Урусовы, бояре Соковнины, Морозовы, Стрешневы и другие.

В марте 1655 и апреле 1656 гг. в Москве состоялись два Церковных Собора, которые не только официально подтвердили главные положения церковной реформы, но и осудили самых ярых идейных противников патриарха. Одни из них (Даниил, Логгин) были лишены сана и отлучены от Церкви, а другие (Аввакум, Неронов) сосланы на покаяние в дальние монастыри.

Между тем, своенравный характер Никона, который всячески подчеркивал верховенство духовной власти, стали раздражать самого царя. Первые признаки охлаждения между «Великими государями» проявились уже в 1657 г., кода Алексей Михайлович публично назвал Никона «невежой, мужиком и блядиным сыном».

В июле 1658г.

, после публичного конфликта с царем, Никон демонстративно отрекся от патриаршества и удалился в основанный им Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, рассчитывая этим поступком вернуть себе прежнее расположение монарха. Однако Алексей Михайлович прохладно отнесся к этой выходке бывшего «собинного друга» и стал активно подыскивать новую кандидатуру на патриарший престол.

В 1660 г. в Москве состоялся новый Церковный Собор, на котором Никон был отрешен от патриаршества и местоблюстителем патриаршего престол был избран Крутицкий митрополит Питирим.

Рис. 4. Протопоп Аввакум в ссылке (Источник)

Последний акт затянувшейся драмы состоялся в 1666–1667гг., когда на очередном Церковном Соборе с участием двух Вселенских патриархов Паисия и Макария, Никон был обвинен в теократизме и отрешен от сана и священства (рис. 5).

Последние годы своей жизни опальный патриарх провел в заточении в Феропонтовом и Кирилло-Белоозерском монастырях. Однако при царе Федоре Алексеевиче Никон был помилован, и ему разрешили вернуться в Воскресенский монастырь, но по дороге в столицу под Ярославлем в августе 1681 г.

он скоропостижно скончался.

Церковный Собор 1666–1667 гг.

, прошедший под руководством нового патриарха Иоасафа II, стал последним актом раскола в Русской Православной Церкви, поскольку на нем были приняты два важнейших решения: а) подтверждены все основные постулаты никонианской реформы и б) всех идейных вождей старообрядчества официально предали анафеме и прокляли как еретиков. В частности, протопоп Аввакум Петров был лишен сана и сослан в Пустоозерск(рис. 4), где затем был сожжен на костре, боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова и ее сестра княгиня Евдокия Прокопьевна Урусова были посажены в Боровскую земляную тюрьму, где умерли от голода и пыток, и т. д.

Надо сказать, что старообрядчество было довольно сложным социальным явлением, как по составу участников, так и по существу. Общим лозунгом старообрядцев был возврат к «старине», однако различные социальные группы (аристократия, духовенство, посадские) вкладывали в это понятие сугубо свое, классовое содержание.

На длительном пути своего существования старообрядчество являлось то знамением открытой вооруженной борьбы с самодержавием (Соловецкое восстание 1668–1676), то символом пассивного непротивления путем ухода в леса и создания там старообрядческих общин-скитов (Аввакум), то символом самого отчаянного протеста против никонианства – самосожжения или «самоуморения» (Капитон).

Рис. 5. Отрешенный Никон (Источник)

Итоги реформы и ее оценка в историографии

По мнению большинства историков (Р. Скрынников, Л. Гумилев, В. Вышегородцев), основными итогами никонианской реформы стали: 1. установление вселенского характера русского православияи 2.

окончательное разрешение многовекового спора о верховенстве духовной и светской властей в пользу последней, что затем станет осязаемой реальностью в годы петровских реформ, когда церковь превратится в один из институтов государственной власти.

Следует сказать, что в отечественной исторической науке еще в позапрошлом веке сложились два основных направления в оценке раскола. Часть авторов (С. Соловьев, В. Ключевский, Е. Голубинский) рассматривали его как чисто религиозно-церковное явление.

Другие авторы (А. Щапов, Н. Костомаров) были склонны рассматривать раскол как социально-политическое движение, облаченное в религиозную форму. Именно это понимание раскола стало общепризнанным и в советской исторической науке (А. Клибанов, Р. Скрынников, Н.

Павленко).

Список литературы «Русская церковь в XVII в. Раскол»:

  1. Андреев И.Л. Алексей Михайлович. – М., 2006.
  2. Вышегородцев В.И. Царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. – М., 1996.
  3. Каптерев Н.Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. – М., 1996.
  4. Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви. – М., 1991.
  5. Панченко А.М. Русская культура в канун петровских реформ. – М., 1984.

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

Источник: https://interneturok.ru/lesson/istoriya-rossii/10-klass/rossiya-v-xvii-veke/russkaya-tserkov-v-xvii-v-raskol

Ссылка на основную публикацию