Промышленный подъем 90-х годов. итоги капиталистического развития России к концу xix века — история России

Промышленный подъем 90-х годов 19 века и его особенности. Экономическая политика царизма

Промышленный подъем 90-х гг. Российская индустриализация конца ХIХ – начала ХХ вв. неразрывно связана с именем С.Ю. Витте, занимавшим пост министра финансов (1893–1903) и являвшимся основным разработчиком экономического курса правительства в этот период.

Будучи дальновидным и умным политиком, он осознавал необходимость проведения реформ в стране. Первоочередными С.Ю. Витте считал экономические реформы, а среди них – реформы в области промышленного производства.

Он полагал, что индустриализация страны есть задача не только экономическая, но и политическая, так как ее осуществление позволит накопить средства для социальных реформ, заняться модернизацией сельского хозяйства и постепенно вытеснить с российской политической сцены дворянство, заменив его властью крупного капитала.

Комплексная программа перестройки всего хозяйства страны предусматривала также финансовую стабилизацию, протекционизм при значительном вмешательстве правительства в рыночную экономику, активизацию внешней торговли (создание своего мощного торгового флота).

В начале 90-х гг. ХIХ в. основной акцент в экономической политике был сделан на стабилизацию финансового положения страны. Этот курс включал в себя следующие основные направления:

– жесткую налоговую политику; увеличение косвенных налогов за счет акцизных сборов на товары массового спроса; введение государственной монополии на производство и продажу водки;

– финансовую реформу (1897 г.), сутью которой были введение золотого обеспечения рубля, его свободная конвертируемость, жесткий контроль за процессом эмиссии (эта реформа вызвала крайнее недовольство российских помещиков – экспортеров хлеба, потому что они потеряли возможность извлекать дополнительную прибыль за счет обмена иностранной валюты на бумажные рубли);

– развитие банковского дела;

– широкое привлечение в страну иностранного капитала, которое осуществлялось либо в виде государственных облигационных займов, распространяемых на британском, немецком, бельгийском и, главным образом, французском рынках ценных бумаг, либо в виде непосредственных капиталовложений в предприятия.

Эти меры позволили в течение нескольких лет сконцентрировать значительные бюджетные и иные поступления и направить их на развитие приоритетных для государства отраслей промышленности. Прежде всего было продолжено активное железнодорожное строительство. С 1893 по 1902 гг.

в России было построено 27 тыс. км железных дорог (что привело к увеличению протяженности железнодорожной сети почти вдвое). Нужно отметить, что это была долговременная продуманная политика, правильно учитывавшая огромное значение железных дорог для будущего экономики страны.

Железные дороги, создавая прочные транспортные связи и усиливая производственную специализацию отдельных районов, способствовали укреплению и расширению внутреннего рынка как одного из важнейших условий развития капитализма.

Железнодорожное строительство и связанные с ним государственные заказы создавали устойчивый спрос на металл, топливо, лес и другие материалы, вызвали промышленный бум в России. Высокими темпами развивались такие отрасли, как транспортное машиностроение, металлургия, добыча металлических руд, угля, нефти.

Сооружение же новых и расширение уже существующих заводов обусловливало необходимость привлечения дополнительной рабочей силы, это, в свою очередь, вызвало потребности в увеличении городского строительства, создавало дополнительный спрос на продукцию легкой промышленности.

Текстильное производство и пищевая промышленность занимали стабильно передовые позиции в экономике России.

Развитию отечественной промышленности способствовал курс усиления протекционизма, проводимый царским правительством во второй половине ХIХ в. Наиболее покровительственным был таможенный тариф 1891 г. Министр финансов С.Ю.

Витте пошел на «таможенную войну» с Германией. В дальнейшем, особенно после русско-японской войны и революции 1905–1907 гг.

, российское правительство, нуждаясь в займах, пошло на уступки в торговых договорах с Францией и Германией.

К концу ХIХ в. были выработаны и законодательно закреплены основные принципы государственной системы заказов. Заказы должны были распределяться внутри страны, невзирая на возможность более выгодного их размещения за границей. Так, заказы на рельсы давались заводам Юга по 1 руб.

25 коп. – 2 руб. за пуд, хотя за границей можно было их купить по 80–85 коп. за пуд. При этом выработалась практика передачи заказов наиболее крупным российским заводам, особенно в периоды кризиса и депрессии. Вместе с получением заказа производители получали дополнительную субсидию.

Система протекционизма имела и негативную сторону: сохранение высоких цен на отечественные товары и ограничение стимулов к повышению технического уровня и качества изделий российской промышленности в условиях отсутствия иностранной конкуренции; значительное удорожание из-за высоких пошлин заграничных изделий, спрос на которые российская промышленность не могла удовлетворить (например, сельхозмашины, удобрения). Витте выход видел только в ускорении процесса образования независимой конкурентоспособной национальной промышленности.

В 1891–1900 гг. Россия совершила гигантский скачок в своем индустриальном развитии. За десятилетие объем промышленного производства страны увеличился в 2 раза, а численность пролетариата – в 1,5 раза.

При этом производство средств производства увеличилось втрое и к началу ХХ в. давало по стоимости около 40 % всей продукции. К началу ХХ в.

Россия являлась аграрно-индустриальной страной, по абсолютным размерам промышленного производства она вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав мира.

Существенные сдвиги произошли и в размещении производственных сил. Важнейшим из них было превращение Южного промышленного района в главный центр горной металлургии.

Важной чертой российской промышленности была высокая концентрация производства. Использование выработанных на Западе организационных форм и технологий крупнокапиталистического производства, иностранные инвестиции, правительственные заказы и субсидии – все это способствовало возникновению и росту крупных предприятий.

Высокий уровень концентрации производства явился одной из причин начавшегося в 80–90-е годы ХIХ в. процесса монополизации, когда возникли первые картели и синдикаты – сбытовые объединения, действовавшие под видом предпринимательских союзов (Союз рельсовых фабрикантов, Союз фабрикантов рельсовых скреплений, Вагонный союз и др.

), так как по российским законам запрещались «стачки» (соглашения) торговцев об установлении цен.

Во второй половине 90-х гг. началось сращивание российских банков с промышленностью, выразившееся в возникновении “сфер интересов” крупнейших российских банков в промышленности, – к 1900 г. Петербургский международный банк оказался заинтересован более чем в 20, а Петербургский учетный и ссудный банк – почти в 30 предприятиях.

Источник: http://historyrusedu.ru/bilety-i-otvety-k-ekzamenu-po-otechestvennoj-istorii/175-promyshlennyj-podem-90-x-godov-19-veka-i-ego-osobennosti.html

Промышленный подъем 90-х годов. Итоги капиталистического развития России к концу XIX в

Лишь с 1892-1893 гг. развернулся новый промышленный подъем — самый значительный за весь капиталистический период.

Строительство Сибирской магистрали, ряда других железных дорог, рост судостроения, более широкое использование машин и сельскохозяйственных орудий в помещичьих и кулацких хозяйствах, собственные потребности промышленности вызвали усиленный спрос на металл, уголь, нефть, паровозы, вагоны. Рост производства, особенно в отраслях тяжелой индустрии, происходил не столько путем расширения старых предприятий, сколько за счет строительства новых, главным образом в недавно освоенных капитализмом районах. К концу XIX в. южная металлургия давала более половины всей выплавки чугуна, Донбасс — свыше двух третей общероссийской добычи угля; вся добыча нефти в стране была сосредоточена в Баку.

Быстро росли города: городское население с начала 60-х годов до конца 90-х увеличилось вдвое. Крупные города отличались наибольшей концентрацией предприятий и рабочих. Население Петербурга достигло к 1897 г. 1,2 млн.

человек (свыше 40% которых составляли рабочие и их семьи), население Москвы превысило один миллион. Значительно увеличилось население Одессы, Киева, Риги, Варшавы, Лодзи, Баку и др.

Многие промышленные поселки фактически превратились в новые индустриальные центры — Орехово-Зуево под Москвой, Юзовка в Донбассе, Нижний Тагил на Урале.

Русское население Сибири за последнюю треть XIX в. удвоилось. С постройкой Сибирской железнодорожной магистрали, проложенной к 1897 г. до Иркутска, приток переселенцев в Сибирь увеличился.

Сибирь стала поставлять в Европейскую Россию хлеб, мясо, шерсть, масло, предъявляя растущий спрос на промышленные изделия.

Развивались новые города — Новониколаевск, Омск, Томск, росла добыча золота, угля и руд.

Рост крупной капиталистической промышленности стимулировал развитие банковского кредита. Коммерческие банки стали охотнее вкладывать средства в промышленность. Началось сращивание банковского капитала с промышленным.

Особенно увеличились в 90-х годах иностранные капиталовложения в промышленность России: в 1890 г. иностранный капитал составлял примерно одну четверть, а к 1900 г.- свыше 40% всех акционерных капиталов.

Преобладали французские и бельгийские капиталы, а германские были оттеснены с первого места, которое они занимали в 80-х годах, на третье.

Иностранные капиталисты не только приобретали акции русских предприятий, но и сами основывали в России заводы и фабрики.

Английские, французские и бельгийские капиталисты захватили ключевые позиции в горнометаллургической индустрии Донбасса, Криворожья, Приднепровья, английский капитал обосновался и в нефтяном Баку. Приток иностранных капиталов ускорял темпы развития промышленности.

Но уже тогда сказывались отрицательные последствия иностранного хозяйничанья: в погоне за большими дивидендами иностранцы хищнически разрабатывали богатейшие недра России, к тому же значительная часть прибылей вывозилась за границу.

Акция «Русского общества машиностроительных заводов Гартмана». 1899 г.

Новые отрасли капиталистической промышленности, отличавшиеся высокой концентрацией производства и капиталов, явились и очагом первых монополий в России. Еще в начале 80-х годов появились картельные соглашения между владельцами крупных рельсопрокатных и мостостроительных заводов.

Читайте также:  Начало и развитие первого этапа возвышения москвы - история России

Производство ножниц в кустарной мастерской (село Павлово Нижегородской губернии). Фотография. 90-е годы XIX в.

В 1887 г. возник синдикат сахарозаводчиков, охвативший к началу 90-х годов почти девять десятых всех предприятий этой отрасли. Синдикат керосинозаводчиков, организовавшийся в 1893-1894 гг., контролировал фактически всю нефтедобычу Бакинского района. Однако эти ранние монополии были неустойчивы и быстро распадались.

Наряду с крупной машинной индустрией сохраняло свое значение, а местами значительно выросло мелкое товарное производство.

Огромные пространства России и неравномерность экономического развития способствовали этому.

Если в одних районах крупная промышленность вытесняла и поглощала мелкую, то в других районах, особенно в отсталых отраслях промышленности, развитие капитализма проявлялось лишь в его начальных формах.

Несмотря на сравнительно высокие темпы индустриального развития, пореформенная Россия, отягощенная крепостническими пережитками, продолжала отставать от главных капиталистических стран и по абсолютному объему производства, и еще более — по размерам производства на душу населения.

Нигде в Европе не проявились столь ярко, как в России, социальные контрасты: города с огромными фабриками, электростанциями, большими зданиями существовали рядом с маленькими глухими деревушками, где жители ходили в лаптях и домотканной одежде, пахали прадедовской сохой и убирали урожай серпами.

Огромные естественные ресурсы страны, особенно в Сибири, оставались в значительной мере неиспользованными. Даже в наиболее развитых отраслях промышленности крупные размеры производства, передовая для того времени техника сочетались с самым широким использованием дешевого ручного труда.

Выдающиеся достижения русской научно-технической мысли, получившие мировое признание, во многих случаях оставались без применения в самой России.

Аграрный характер экономики определял и место России в мировом хозяйстве. В страну импортировались машины, готовые изделия и металлы. Вывозила же Россия прежде всего хлеб. К концу XIX в. она была крупнейшей житницей Европы, являясь также крупным поставщиком леса, льна, пеньки и других видов сырья.

Источник: https://studlib.info/voennaya-nauka/2226661-promyshlennyy-podem-90-kh-godov-itogi-kapitalisticheskogo-razvitiya-rossii-k-koncu-xix-v/

Trojden | Промышленный подъем 90-х гг. XIX в. Достижения и просчеты: Сахаров А. Н

Правительственная политика в области промышленности. Когда Александр III сравнивал царствования деда и отца, предпочтение он отдавал первому. Но не мог не учитывать, что дедовское царствование завершилось Крымской войной, а отцовское — удачной кампанией 1877—1878 гг.

Значит, рассуждал Александр III, возврат к дедовским заветам должен сопровождаться государственной поддержкой стратегически важных отраслей промышленности, связанных с производством вооружений. Одно направление политики должно восполняться другим.

И чем дальше заходило правительство в своей крепостнической политике в крестьянском вопросе, тем щедрее оно финансировало развитие крупной промышленности — частнокапиталистической и казенной.

Растущее обнищание деревни сильно сузило рынок сбыта для русской промышленности. Темпы ее развития в 80-х и начале 90-х гг. были вялыми.

Желая поддержать промышленность, правительство стало расширять строительство железных дорог, приступило к перевооружению армии и созданию океанского броненосного флота. Именно на эти цели уходили выкупные платежи, которые правительство выкачивало из деревни.

Правительственные заказы потребовали расширения существующих и строительства новых металлургических и машиностроительных заводов. Оборудование для них почти целиком ввозилось из-за границы. Чтобы иметь иностранную валюту, правительство всячески стимулировало вывоз хлеба.

Падение хлебных цен на мировом рынке восполнялось расширением экспорта, несмотря на то, что в стране дело доходило до голодовок. «Недоедим, но вывезем»,— говорил министр финансов И.А. Вышнеградский.

С. Ю. Витте.

В 1892 г. на должность министра финансов был назначен Сергей Юльевич Витте (1849—1915). В свое время он прошел школу частного предпринимательства, имел надежные связи в финансово-промышленном мире и с презрением относился к «благородным нищим», как называл он помещиков, выпрашивающих казенные подачки.

Витте считал, что государство должно активно содействовать промышленному развитию. Но откуда взять на это деньги? Выкупные платежи поступали все хуже, за крестьянами росли недоимки.

И Витте восстановил давно забытую винную монополию. Государство забрало в казну доходы кабатчиков. Цены на водку росли, и доходы от винной монополии играли в государственном бюджете все более важную роль.

Критики правительства не без оснований говорили о «пьяном бюджете».

В 1897 г. была завершена денежная реформа. Витте ввел золотое обеспечение рубля, который стал конвертируемой валютой. Это усилило приток иностранных капиталов.

Французские и бельгийские капиталисты проявляли интерес к металлургической и угольной промышленности Юга России. Английские предприниматели вкладывали средства в добычу нефти.

Немецкие капиталы шли в машиностроение, электротехническую и химическую промышленность.

Промышленный подъем 90-х гг. В 1893 г. в России начался небывалый промышленный подъем. Он охватил прежде всего черную металлургию и машиностроение — те отрасли, которые получали правительственную поддержку.

Именно тогда окончательно сложился комплекс предприятий тяжелой промышленности на Юге России (на границе великорусских и украинских губерний). Машиностроительные заводы строились в Петербурге, Москве и Подмосковье.

Началась разработка месторождений нефти в районе Грозного.

Новые предприятия, создававшиеся с участием иностранного капитала, заимствовали западную технологию, западные формы производства. На русской почве возникали невиданные здесь промышленные чудовища. Отсутствие у русского рабочего достаточной сноровки и дешевизна рабочей силы заставляли хозяев нанимать больше рабочих, чем трудилось на таких же заводах в западных странах.

В России сложился повышенный уровень концентрации производства и рабочей силы на крупнейших фабриках и заводах. На этих предприятиях в пределах нескольких промышленных районов (Петербург, Москва и Подмосковье, Юг, Урал) сосредоточились огромные массы рабочих.

Правительство слишком поздно поняло, какую западню оно себе устроило, допустив превращение Петербурга в мощный индустриальный центр.

Особый сектор русской промышленности составляли казенные заводы. Правительство считало, что в деле вооружения армии нельзя зависеть от частного капитала.

Производство стрелкового оружия было сосредоточено на казенных Ижевском, Тульском и Сестрорецком заводах. Броню для кораблей выпускал Ижорский завод под Петербургом, корпуса производились на адмиралтейских верфях в Петербурге и Николаеве.

В ведении Морского министерства находился также Обуховский завод близ Петербурга.

Казенные заводы состояли на бюджетном финансировании. Реальная цена их продукции часто оставалась неизвестной. Прибыль, убытки, себестоимость — таких понятий на казенных заводах не знали.

Даже условно такой способ хозяйствования трудно назвать капиталистическим. Казенные предприятия возникли в России еще в дореформенную эпоху. При Александре II некоторые из них перешли в частные руки.

Но затем правительство вновь расширило казенное производство.

В 90-е гг. в России была создана современная крупная промышленность. Повысилось значение России в мировом промышленном производстве. Расширилась железнодорожная сеть. Это были крупные достижения, но они имели и теневые стороны. Включившись в мировую гонку вооружений, правительство израсходовало огромные средства на военные нужды.

Оптимальное соотношение между тяжелой и легкой промышленностью составляет примерно 1:4. Накануне промышленного подъема оно равнялось в России приблизительно 1:5. Русская промышленность имела немного «облегченный» характер.

За годы подъема доля тяжелой промышленности (прежде всего металлургии и металлообработки) по отношению к легкой возросла до 1:3. Теперь, таким образом, сложилась обратная диспропорция. В стране с отсталым сельским хозяйством, нищей деревней и узким рынком сбыта был создан мощный сектор тяжелой индустрии.

Он не мог существовать без правительственных подачек. Он был способен раздавить экономику.

Последствия сказались очень быстро. 2 сентября 1899 г. на Петербургской бирже резко упал курс акций ведущих промышленных компаний. Вмешательство правительства не восстановило равновесия. В 1900 г. разразился промышленный кризис, затронувший в первую очередь предприятия тяжелой промышленности. Текстильная и пищевая промышленность сохранили довольно высокие темпы прироста.

Споры о месте России в мировой экономике конца XIX — начала XX в. Вопрос о роли и месте России в мировой экономике в конце XIX — начале XX в. давно был очень спорным. Некоторые советские историки, стараясь принизить достижения дореволюционной России, писали, что она была «полуколонией» западноевропейских держав.

Иностранный капитал, утверждали они, захватил в свои руки российские банки, а вслед за тем подчинил себе и промышленность. Русское правительство вынуждено было считаться с волей иностранных финансовых монополий и согласовывать свою политику с правительствами их стран.

Во главе группы историков, которые отстаивали такие взгляды, в первые годы существования СССР стоял академик М. Н. Покровский.

Но уже тогда, в 20-е гг. XX в., другие историки отмечали несоответствие подобных утверждений с фактическими данными — с постепенным переходом акций банков и промышленных предприятий в русские руки и вытеснением иностранцев из состава директоров и управляющих. С критикой взглядов школы Покровского выступили А. Л.

Сидоров и И. Ф. Гиндин, которые разъясняли, что в новейшие времена переплетение иностранного и национального капитала — обычное явление, из которого нельзя делать поспешных выводов об экономической или политической зависимости от других государств. К началу 30-х гг.

такие взгляды среди историков распространились довольно широко.

Положение резко изменилось с 1934 г., когда в работах И. В. Сталина и в книгах, вышедших под его редакцией, стал проводиться тезис о полуколониальной зависимости России от ведущих стран Западной Европы. Особенно решительно об этом было заявлено в «Кратком курсе истории ВКП(б)», который стал основным учебником по Новейшей истории нашей страны в учебных заведениях.

Читайте также:  Внешняя политика русского государства - история России

Только после XX съезда КПСС (1956) данная проблема начала пересматриваться. Тезис о полуколониальной зависимости был отброшен. Россия была признана страной среднего уровня развития капитализма.

Отмечалось, однако, что за этим средним уровнем скрывалось противоречие между передовыми формами финансово-промышленного капитализма и отсталым сельским хозяйством. Современные историки отмечают, что в России не был закончен переход от сословной структуры общества к классовой.

Высоким был удельный вес переходных, промежуточных слоев населения (например, разорившихся крестьян, еще не ставших рабочими). Все это обостряло положение в стране и грозило социальным взрывом.

Рабочий класс и рабочее движение. За последнюю треть XIX в. численность рабочих в России увеличилась втрое и к 1900 г. составила около 3 млн человек. Ряды рабочего класса пополнялись в основном за счет крестьян.

Отрыв их от земли происходил медленно. Страхования от болезней и несчастных случаев тогда не существовало, пенсий тоже не было. Многие рабочие, состарившись, возвращались доживать свой век в деревню.

Земельный надел был для них страховкой.

На фабриках, работавших в одну смену, рабочий день доходил до 14—15 часов. На предприятиях с двухсменным режимом он составлял 12 часов. Широко использовался труд женщин и подростков.

Заработная плата рабочих в России была в два раза ниже, чем в Англии, и в четыре раза ниже, чем в США. Но и эту плату рабочий получал неполностью.

Администрация штрафовала рабочих не только за прогулы, но и за пение (женщины никак не могли оставить деревенскую привычку петь во время работы), за «появление в конторе не поодиночке», за курение во время работы и т. п.

На многих фабриках заработная плата выдавалась нерегулярно или с большими интервалами — на Рождество, Пасху, Покров. До очередной получки рабочий вынужден был брать продовольствие в кредит в фабричной лавке — обычно неважного качества и по высоким ценам.

Рабочие жили в казармах при предприятиях. Часть казарм отводили под общие спальни, а часть разгораживали на каморки. На нарах в общих спальнях ночевали взрослые и дети, мужчины и женщины. Лишь к концу века для мужчин и женщин стали выделять отдельные спальни.

Каморки отводились для семейных рабочих. Для каждой семьи отдельной каморки не хватало. Чаще жили по две семьи в одной каморке, а то и больше. Лишь высококвалифицированные рабочие, постоянно живущие в городе, имели возможность снять квартиру или купить домик.

Вскоре обнаружилось, что рабочие вовсе не обладали тем бесконечным терпением, каким отличались крестьяне. Те же самые люди на фабрике вели себя иначе, чем в деревне, где их сковывали отцовская власть и деревенские традиции. Крестьянин приносил с собой на фабрику накопившееся в деревне недовольство, здесь оно возрастало еще больше и прорывалось наружу.

Первые забастовки, очень похожие на бунты, начались еще в 70-е гг. В 1880 г. произошла стачка на Ярцевской мануфактуре купцов Хлудовых в Смоленской губернии. Бросив работу, ткачи побили стекла на фабрике.

В Ярцево были вызваны войска. В последующие годы волнения произошли в Московской губернии, в Ярославле и Петербурге. В 1885 г. произошла забастовка на Никольской мануфактуре Т.

Морозова (близ Орехова-Зуева), охватившая около 8 тыс. рабочих.

Рабочие в ожидании найма на пристани Нижнего Новгорода в конце XIX в.

В 1886 г. правительство приняло закон, по которому участие в забастовке каралось арестом сроком до месяца. Предпринимателям же запрещалось налагать штрафы сверх установленного предела. Контроль за исполнением закона возлагался на фабричную инспекцию.

Издание закона не остановило стачечную борьбу. Забастовки по-прежнему сопровождались погромами и изгнанием особо ненавистных управляющих. Очевидец вспоминал, что в 1893 г.

во время стачки на Хлудовской мануфактуре в Рязанской губернии речка Гуслянка едва не вышла из берегов, заваленная мотками пряжи. Чуть ли не каждая крупная стачка заканчивалась столкновениями с властями, которые всегда становились на сторону хозяев.

Лишь с наступлением промышленного подъема в 1893 г. волнения рабочих постепенно улеглись.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

1. Охарактеризуйте правительственную политику по отношению к промышленности в годы правления Александра III. 2. Какие взгляды на экономическое развитие России высказывал С. Ю. Витте? Какие мероприятия, осуществленные по предложению С. Ю. Витте, и как повлияли на экономику страны? 3. Почему в 90-х гг. XIX в.

в России начался промышленный подъем? Назовите его положительные и теневые стороны. 4. Какие особенности развития экономики России проявились в годы промышленного подъема конца XIX в.? 5. Охарактеризуйте дискуссию историков о месте России в мировой экономике конца XIX — начала XX в. 6. Охарактеризуйте положение рабочих России в последней трети XIX в. 7.

Какие причины вызвали рабочее движение? Чем психология рабочих отличалась от психологии крестьян?

Источник: https://trojden.com/books/russian-history/russian-history-10-class-part-2-profil-level-saharov-2012/38

Экономическое развитие России в конце XIX — начале XX века

Поиск Лекций

В результате экономического развития в пореформенный период (особенно промышленного подъема 90-х годов XIX в.) окончательно сложилась система российского капитализма.

Это выражалось в росте предпринимательства и капиталов, совершенствовании производства, его технологическом перевооружении, увеличении количества наемной рабочей силы во всех сферах народного хозяйства.

Одновременно с другими капиталистическими странами в России происходила вторая техническая революция

· ускорение производства средств производства,

· широкое использование электричества и других достижений современной науки, совпавшая с индустриализацией.

Из отсталой аграрной страны Россия к началу XX в. стала аграрно-индустриальной державой. По объему промышленной продукции она вошла в пятёрку крупнейших государств (Англия, Франция, США и Германия) и все глубже втягивалась в мировую систему хозяйства.

Политическая система самодержавия с его мощным бюрократическим аппаратом и относительная слабость российской буржуазии предопределяли активное вмешательство государства в формирование монополистического капитализма. В России сложилась система государственно-монополистического капитализма (ГМК). Это выражалось

· в законодательном регулировании и

· покровительственной политике правительства при создании монополий,

· финансовой поддержке

Государственно-монополистические тенденции особенно прослеживались в сращивании банковских монополий с государственными финансовыми учреждениями. Крупнейшими российскими банками руководили бывшие высшие государственные деятели, имевшие отношение к финансовым, торговым и военным ведомствам.

Своеобразие России заключалось в том, что самодержавное государство в своей внутренней и внешней политике стало защищать интересы и помещиков, и крупной монополистической буржуазии.

1.Развитие промышленности. Образование промышленных и банковских монополий

Конец XIX — начало XX в. — время ощутимых количественных и качественных перемен в российской экономике.

Высокими темпами росла отечественная промышленность.

Ускоренному экономическому росту в большой мере способствовала политика форсированной индустриализации страны, которая в первую очередь была связана с именем С.Ю.

Витте (1849-1915) — одного из крупнейших государстве иных деятелей последних десятилетий существования Российской империи, занимавшего в1892-1903 гг. пост министра финансов.

Взятый С.Ю.Витте курс на всемерное содействие промышленному развитию не был принципиально новым явлением. Он в какой-то мере опирался на традиции ещё петровской эпохи и опыт экономической политики последующих периодов. Составными частями «системы» С.Ю.Витте являлись

· таможенная защита отечественной промышленности от иностранной конкуренции (основы этой политики были заложены ещё таможенным тарифом 1891 г.),

· широкое привлечение зарубежных капиталов в виде займов и инвестиций,

· накопление внутренних финансов ресурсов с помощью казённой винной монополии и усиления косвенного налогообложения.

Государство активно «насаждало» промышленность, оказывая содействие (административное и материальное) в возникновении новых и расширении существующих предприятий. Одной из крупнейших мер, осуществленных С.Ю.Витте в рамках реализации его «системы», явилось введение в 1897 г. золотого денежного обращения.

Золотое содержание рубля при этом уменьшилось на 1/3. Кредитный рубль приравнивался к 66 2/3 коп, золотом. Государственный банк, ставший эмиссионным учреждением, получил право выпускать не обеспеченные золотом кредитные билеты на сумму не более чем в 300млн. руб.

Финансовая реформа способствовала стабилизации курса рубля и притоку в Россию иностранных капиталов.

Содействуя развитию российской промышленности, «система» С.Ю.Витте отличалась противоречивостью. Широкое государственное вмешательство в экономику, способствуя в известном отношении быстрой капиталистической эволюции России, с другой стороны, мешало естественному становлению буржуазных структур.

Форсированная индустриализация осуществлялась за счет перенапряжения платежных сил населения, прежде всего — крестьянства. Таможенный протекционизм оборачивался неизбежно ростом цен на промышленные товары.

На положении широких народных масс отрицательно сказывалось усиление налогообложения.

Важнейшим средством пополнения государственного бюджета стала винная монополия. В 1913 г. она обеспечивала 27-30% всех бюджетных поступлений. Негативно отражавшаяся на благосостоянии широких слоев населения политика форсированной индустриализации сыграла известную роль в подготовке революционного взрыва в 1905 г.

Курс самодержавия на форсированную индустриализацию страны дал весомые результаты. 90-е годы XIX в. Ознаменовались промышленным подъемом невиданной прежде продолжительности и интенсивности. С большим размахом велось железнодорожное строительство, К 1900 г. было построено 22 тыс. верст железных дорог, т.е. больше, чем за 20 предыдущих лет.

Читайте также:  Выдающиеся исторические личности северной войны - история России

К 900-м годам Россия располагала второй в мире по протяженности сетью железных дорог. Интенсивное железнодорожное строительство стимулировало развитие промышленности, в первую очередь — тяжелой.

Российская индустрия росла самыми высокими в мире темпами. В целом за годы подъема промышленное производство в стране более чем удвоилось, причем производство средств производства увеличилось почти в три раза.

Экономический подъем сменился острым промышленным кризисом, первые симптомы которого проявились в самом конце 90-х годов XIX в. Кризис продолжался до 1903 г. Прирост промышленного производства в эти годы сократился до минимумач(в 1902 г. он составил лишь 0,1%), однако в силу разновременности охвата кризисом отдельных отраслей общего уменьшения объема выпускаемой продукции не наблюдалось.

Первое десятилетие XX в. для отечественной промышленности было неблагоприятным временем. На ее развитие негативно повлияли русско-японская война и революция1905-1907 гг. Тем не менее промышленный рост не прекращался, составив за 1904-1909 гг. в среднегодовом исчислении 5%.

Повышательная тенденция в экономической конъюнктуре обозначилась в конце 1909 г., а с 1910 г страна вступила в полосу нового промышленного подъема, продолжавшегося до начала первой мировой войны. Среднегодовой прирост промышленной продукции в 1910-1913 гг. превысил 11%.

Отрасли, производящие средства производства, увеличили за этот же период выпуск продукции на 83%, а отрасли легкой промышленности — на 35,3%.

Приэтом необходимо отметить, что до начала первой мировой войны еще не успели дать должного эффекта увеличившиеся в годы подъема капиталовложения в промышленность и ее техническая модернизация. Рост крупной индустрии сочетался в России с развитием мелкого производства, промыслов.

Наряду с 29,4 тыс. предприятий фабрично-заводской и горной промышленности(3,1 млн рабочих и 7,3 млрд руб. валовой продукции) в стране накануне первой мировой войны имелось 150 тыс. мелких заведений с числом рабочих от 2 до 15 человек. Всего на них было занято около 800 тыс. человек, а продукции выпускалось на 700млн руб.

В целом общие итоги развития отечественной индустрии в конце XIX — начале XX в. были весьма внушительны. По объему промышленного производства Россия в 1913 г занимала 5-е место в мире, уступая лишь США, Германии, Англии и Франции.

При этом, хотя объем промышленной продукции Франции был примерно вдвое больше, чем России, такое превосходство достигалось главным образом за счет ряда отраслей легкой и пищевой промышленности.

По выплавке же стали, прокату, машиностроению, переработке хлопка и производству сахара Россия опережала Францию и находилась на 4-м месте в мире. По добыче нефти Россия в 1913 г. уступала только США.

Несмотря на впечатляющие успехи в развитии промышленности, Россия оставалась все же аграрно-индустриальной страной. Валовая продукция земледелия и животноводства в 1913 г. в 1,5 раза превышала валовую продукцию крупной промышленности.

Весьма значительно страна отставала от наиболее развитых государств по производству промышленных товаров на душу населения. По этому показателю СШАи Англия в 1913 г. превосходили Россию примерно в 14 раз, а Франция в 10 раз.

Таким образом, несмотря на исключительно высокие темпы промышленного роста, Россия по уровню экономического развития по-прежнему уступала к началу первой мировой войны другим великим державам.

Монополии занимали господствующее положение и в промышленности дореволюционной России. Они играли особенно большую роль в решающих отраслях индустрии—в металлургии, добыче угля и т. д.

Крупную роль в царской России играл синдикат «Продуголь» (Русское общество торговли минеральным топливом Донецкого бассейна). Его организовали в 1906 году 18 крупнейших угольных предприятий Донбасса, находившихся под командой французского капитала.

Синдикат «Продуголь» с первых же шагов своей деятельности охватил около трех четвертей всей добычи угля в Донбассе.

В металлургии решающую роль играл синдикат «Продамет», сосредоточивший в своих руках до 95 проц. всего производства черных металлов. Синдикат загребал огромные сверхприбыли, резко ограничивая производство и искусственно создавая в стране состояние металлического голода.

Спичечный синдикат распоряжался тремя четвертями всего производства спичек. Крупные компании безраздельно хозяйничали в речном и морском транспорте.

Синдикатское общество «Океан» захватило почти полное господство на рынке соли.

Накануне первой мировой войны крупнейшие капиталисты хлопчатобумажной промышленности — Рябушинские, Коноваловы, Егоровы — начали сколачивать монополистическую организацию.

Синдикат «Продвагон» (общество для продажи изделий русских вагоностроительных заводов) был создан в 1904 году. В его состав вошли13 предприятий, которые держали в своих руках почти вое производство и сбыт вагонов. Синдикат паровозостроительных заводов объединял семь-восемь заводов, дававших90— 100 проц. всей продукции.

Синдикат сахарозаводчиков настолько взвинтил цены на сахар, что сбыт сахара в стране сокращался. Сахар вывозился в Англию и продавался там по бросовым ценам. Потери от этой операции с избытком покрывались за счет высоких цен внутри страны и специальных премий за экспорт, которые выплачивало синдикату царское правительство.

Наиболее крупные монополистические объединения царской России были тесно связаны с иностранными синдикатами, картелями и банками. В ряде случаев они представляли собой фактически отделения иностранных монополий. Такими филиалами были синдикаты «Продвагон», «Океан», спичечный, цементный, табачный, сельскохозяйственных машин и др.

Нефтяная промышленность царской России, занимавшая видное место на мировом рынке, фактически находилась в руках иностранных монополистических групп, конкурировавших между собой.

В годы первой мировой войны монополии, находившиеся в зависимости от иностранного капитала и тесно связанные с ним, — своим хищническим хозяйничаньем углубили разруху и развал экономики царской России.

Общие выводы:

Россия после 1861 г. начала выходить из феодального застоя, а с начала 80-х годов ХIX века бурно входить в капитализм.

Положительную динамику демонстрировали все отрасли промышленности. Быстрыми темпами развивались добывающие отрасли.

Наряду с развитием промышленноости идет процесс развития инфраструктуры, по строительству железных дорог Россия занимает 2 место в мире по протяженности железных дорог. Столь быстрое развитие капитализма в России привело к тому, что к 1913 г. Россия по промышленному производству заняла пятое место после США, Германии, Великобритании и Франции.

С начала века наступает период еще большей активности торговых связей, хотя приоритеты по странам и регионам практически не изменились, за исключением 1917 г., когда практически прекратилась торговля с Германией и скачкообразно подскочила торговля с США.

Особенности экономического развития страны отразились на социально-классовой структуре российского общества, расстановке политических сил и характере общественных движений в начале XX в.

К концу XIX в. дворянское сословие составляло около 2 млн. чел. (1,5 % общего числа населения). Сила дворянства заключалась в землевладении, его близости к царю, обладании ведущими позициями в государственном управлении.

Потомственные дворяне составляли 70 % чиновников гражданских ведомств. К началу XX в. из их среды вышло 90 % генералов, 75 % полковников, 50 % всего офицерского состава. По социальному положению к дворянству примыкало духовенство.

В стране насчитывалось 111 тыс. священников, более 1000 монастырей обслуживали 110 тыс. монахов и монахинь. Церковь владела 10 млн. дес. земли.

В ее ведении находилась целая система церковных учебных заведений: 4 духовные академии, 57 семинарий, 186 духовных училищ. Наиболее многочисленным сословием (97 млн. чел.) было крестьянство. Хотя и медленно, но все же шло его расслоение: к началу XX в.

деревенская беднота составляла около 50 % всего крестьянства, середняки – 30 %, зажиточные крестьяне – 20 %.

Наряду со старой сословной структурой (градация идет по юридическому признаку) в России начинает складываться новая классовая структура общества (по экономическому признаку). К концу XIX в.

выросла численность буржуазии и пролетариата. Общее число рабочих достигло 10 – 14 млн. чел., из них около 3 млн. – фабрично-заводские.

Молодой российский пролетариат имел свои особенности, способствовавшие его активному участию в революционном движении, как то:

  1. высокая концентрация рабочих на крупных предприятиях (1/3 промышленных рабочих была занята на 2 % предприятий), что облегчало их организацию и увеличивало силу выступлений;
  2. жесточайшая эксплуатация (12 – 14 часовой рабочий день, нищенская зарплата, бесчисленные штрафы, использование женского и детского труда на вредном и низкооплачиваемом производстве и.т. п.), являвшаяся причиной особой ожесточенности пролетарской борьбы;
  3. значительная прослойка среди рабочих выходцев из деревни, которых промышленность не успевала «переварить» (они выступали против эксплуатации как на заводах и фабриках, так и в деревне, вовлекая в эту борьбу крестьянство);
  4. многонациональный состав пролетариата, особенно в крупных промышленных центрах, способствовавший интернационализации рабочего движения, его распространению по всей стране.

В силу этих особенностей рабочий класс России раньше, нежели буржуазия, начал выступать в качестве самостоятельной политической силы, в то время как в западноевропейских странах данному процессу предшествовало образование буржуазных политических партий.

Источник: https://poisk-ru.ru/s1073t5.html

Ссылка на основную публикацию