Литовско-польская эпоха в украинской историографии — история России

Историография

Литовско-польская эпоха в украинской историографии - история России

Историография (греч. — описание истории) — дисциплина, изучающая историю исторической науки. Это наука о том, как возникла и развивалась историческая мысль, процесс накопления исторических знаний.

Она выясняет социальную основу и социальную функцию исторического познания, исследует борьбу в ней различных направлений, школ, концепций, анализирует методы изучения исторических источников, освещает организацию и формы исследовательской работы в области истории.

Интерес к своему прошлому зародилась в Украине давно, фактически в начале государственности, о чем свидетельствуют летописи. Летописи (лит описания) X в. имели вид коротких хроник о событиях при княжеском дворе, затем в монастырях.

В XI в. появляются летописные своды, авторы которых связывают записи с политической жизнью. Первые русские летописи является огромной исторической эпопеей. События в ней начинаются с «со-творение мира» и заканчиваются XIII веком.

Волею авторов, события в летописях разворачиваются на земле и на небе, в степных просторах и на бесконечности морей, на всенародных торжищах и в княжеских гриднице, в монастырях и тюрьмах, в императорских дворцах и в хижинах тружеников.

В наших первых летописях содержится рассказ о двух тысячах действующих лиц, известных по имени, и множество безымянных. Среди них те, которые пахали землю, ковали железо, строили города, писали книги, проливали свою кровь, защищая родную землю.

Но больше всего внимания летописцы уделили тем, кто сделал социальный заказ, поручив написания летописи; тем, кто владел людьми, грабил, жег, ослиплював, убивал, ненасытный на власть, земли, золото и рабов.

Кажется, что в 1113 г. монах Печерского монастыря Нестор в «Повести временных лет» сделал попытку объяснить происхождение Руси и тех первых ее правителей, кто создал государство. Чаще летописцы относились к ближайшему окружению великого князя, были его доверенными лицами.

Как Нестор, так и его соавтор игумен Сильвестр использовали греческие хроники, местные рассказы, связали историю Руси с мировой, дав отечественной истории центральное место в мировой истории.

Не все в «Повести временных лет» согласуется с современными научными данными, многие конъюнктурных правок внесли и переписчики «Повести …».

Летописец Сильвестр, например, вторую редакцию «Повести …» переработал и дополнил после Нестора и сделал выкладку событий с 1113 до 1116 pp. И все же не вызывает сомнений, что «Повесть …» является бесценным историческим источником и первым историографическим произведением на Руси.

Как источниками, так и историографическим достоянием является также и другие летописи XIV вв. Украинские летописи свидетельствуют о соответствующей тем временам высокую культуру и эрудицию их авторов, о патриотизме и переживания их за родину.

Летописание продолжалось и в литовско-польскую эпоху и во времена казацкой государственности. В XVII веке, в отличие от XVI века, узкие летописные рамки расширяются, набирают научного характера, распространяются компилятивные «хроники», как, например, Т. Сафанова-ча, 1672 p., составленные по образцу польских.

Обращают на себя внимание казацкие летописи Самовидца, Величко, Грабянки, передающие события времен Б. Хмельницкого.

С именем преподавателя Киевской коллегии Иннокентия Гизеля связан выход в свет в 1674 г. знаменитого «Синопсиса», который на долгие годы остался основным пособием по истории Украины и России.

«Синопсис» выдержал более ЗО переизданий и до XIX в. использовался в качестве учебника.

В XVIII в. выходят произведения, в которых история Гетманщины связывается с историей Киевской Руси. Особенно актуальными были такие параллели под конец существования украинского государства в составе России. Напоминание о том, что казачество было наследником княжеского государства, стало главной целью авторов таких работ.

Апологией общности древней (княжеской) и новой (казацкой) истории Русской земли стало произведение конца XVIII в. то Конисского, или Полетики «История Русов».

В XIX в. в Украине начинает развиваться историческая наука во всем его многообразии школ и направлений, базирующихся на широкой документальной базе. Так, Д. Н. Бантыш-Каменский (1788-1850 pp.) Написал трехтомное «Историю Малой России».

Это произведение стоит намного выше всех других исторических трудов того периода хотя бы потому, что в основу его положены архивные материалы, хотя и без подробного разбора и критики. Д. Н. Бантыш-Каменский считается также первым собирателем исторических документов.

Николай Маркевич в 1842-1843 pp. выдал печатью двухтомную «Историю Малороссии» с трьохтомовим приложением исторических документов и заметок. Труд написан под влиянием «Истории Русов». М. Маркевич (1804-1860 pp.) Может называться первым национальным украинским историком, но он мало что сделал для прогресса отечественной исторической науки.

К исторических наук относятся также этнография, изучающая быт и культуру народов, населявших территорию Украины; археология, изучающая историю по вещественных источниках — орудиях труда, домашней утвари, украшениях, а также поселениях, могильниках, кладах и т.д. На таких материалах построены работы М. Максимовича, который начал народнический направление в исследовании истории.

Михаил Максимович (1804-1873 pp.), Преимущественно историк литературы и филологии, даже естествоиспытатель, дал по тем временам значительное количество мелких статей и исследований по украинской историографии (в основном княжеского и казачьего периода).

Некоторые из его работ еще и сегодня не потеряли своего значения из-за интересного материала и критических способностей автора. Не все работы М. Максимовича были удачными из априорности и неосторожность в выводах. К недостаткам можно отнести также то, что большое количество мелких работ М.

Максимовича разбросана по многим периодических изданиях, отчего малодоступна широкому читателю.

М. Максимович является отцом украинской археологии, хотя его опыты на этом поприще не вышли за пределы первых научных попыток.

Большую услугу украинской исторической науке сделал Осип Бодянский (1808-1877 pp.) по специальности и интересам — славист.

Он опубликовал в московских «Чтения в обществе истории и древностей российских», где два срока был главным редактором, целый ряд новых источников, хотя и без критической обработки. 0.

Бодянский был немного оригинальных работ, но первым издал посредством печати П. Кулиша «Летопись Самовидца» в 1846 г.

Развил народнический направление Николай Костомаров (1817-1885 pp) в «Истории Украины в жизнеописаниях визначнипших ой деятелей» и т.д. Однако автор недооценивал роль государственных деятелей в истории, что проявилось в таких его работах, как «Богдан Хмельницкий»), «Мазепа и мазепинцы».

Н. Костомаров исходил из того, что историческое развитие каждого народа определяется его духовными свойствами. Духовную природу украинского народа, например, определяло господство демократических основ, вечевого строя в его общественной жизни, во-лелюбство и др.

Вместе с тем этот демократизм и во-лелюбство, не сдержанные организующей основой, приводили к негативным последствиям. Одним из них было появление в Украину в XV в. казачества. Н.

Костомаров смотрел на казачество как на анархическую, разрушительную силу («Черты народной южно-русской истории» — Исторические монографии и исследования. Т.1).

Середина XIX в. представлена работами М. Зак-Ревский «Описание Киева», А. Скальковского «Очерк Запорожья» об отдельных регионах Украины. А. Скала-ковский видел в казачестве своеобразное военно-монастырское братство.

Известный историк и этнограф А. А. Скальковский одним из первых разработал архивные материалы по истории Запорожской Сечи. Он спас от полного исчезновения бесценные документы, а также свидетельства бывших запорожцев. А. А. Скальковский является маститым историком Запорожье и известным историком Новороссии.

Вторая половина века вошла в историографию под влиянием В. Б. Антоновича (1834-1909 pp.) Он создал Киевскую школу историков, в которую входили почти все известные историки, которые заняли впоследствии кафедры в университетах Украины. В. Антонович исследовал историю казачества, гайдаматчины, городов, дворянства.

Идя вслед за Н. Костомаровым и немного изменяя его основные положения об особенностях духовной природы народов, В. Антонович утверждал, что каждый народ в своем историческом развитии выполняет определенную, только ему присущую «руководящую идею».

В истории украинского народа эта идея воплощена в принципе вечевого строя — широкого демократизма, т.е. признание за каждым лицом полной ривт ости в правах. Основанный на этих принципах идеальный, по мнению В.

Антоновича, общинный строй, которому неизвестные классовые противоречия, нашел свое отражение в Украинском казачестве, в Запорожской Сечи («Выложи о казацких временах на Украине»).

В то время, когда даже в Москве графу Уварову не позволили открыть кафедру археологии, В. Антоновичу удалось первому в Российской империи поставить археологические работы на научную основу.

Читайте также:  Карта походов святослава - история России

Самым известным представителем Киевской школы и народнического направления является М. Грушевский (1866 — 1935 pp.

), Автор огромного количества исторических трудов, среди них — «Очерки истории Украинского народа», «Иллюстрированная история Украины», а также первая многотомная «История В страны- Руси », где впервые изложена систематическая история нашей родины, начиная с каменного века.

Суть народнического направления заключалась в предоставлении преимуществ социально-экономическим вопросам над национально-политическими, подчинение интересов стремлением народа.

Рубеж XIX-XX веков был плодотворным для украинской историографии, несмотря на то, что Украине подлежала юрисдикции сразу нескольких государств. Значительное количество историков обогатили историческую науку своими талантливыми работами. Среди них А. А.

Скальковский («История Новой Сечи или последнего коша запорожского»), Д. И. Багалей (1857-1932 pp.) («История Слободской Украины»), А. Я. Ефименко («История Украинского народа »), Д. И. Яворницкий (трехтомное« История запорожских казаков »), И. П.

Крипьякевич (« История Украины ») и другие.

В частности, Д. Яворницкий (1855-1940 pp.), Идя по пути Н. Костомарова и В. Антоновича, поставил перед собой задачу осветить историю Запорожской Сечи с самого начала и до конца ее существования.

Оперируя источникам, он стремился привести читателя к выводу, уже сделанного двумя его предшественниками. Вывод этот был сформулирован Д.

Яворнчцьким так: «Запорожская община доходила до полного идеала, неизвестного ни в древнем, ни в среднем, ни в новом веках; господствующее здесь начало равенства проходило везде: во время общего собрания, при распределении имущества и частной жизни» .

Вопреки народническом направлении, но в русле концепции М. Грушевского, начал утверждаться государственный направление в исторических исследованиях Д — Дорошенко («Очерк истории Украины»), а также С. Тома шивського, который в соответствии с государственнической идеологией сделал синтез Княжеской эпохи; публикациях В. Липинского, который проанализировал Казацкий период нашей истории.

Историография истории Украины 1917-1991 pp. состоит из большого количества работ советских ученых. Не все из них удовлетворяли существующий режим, но под конец его существования власть добилась почти полной нивелирования национальной идентичности, зрусификувавшы и историческую науку.

Это отразилось в официальном издании отечественной истории — восьмитомного «Истории Украинской ССР» (в 10-ти книгах).

В ней полностью отвергнута автохтонность этногенеза украинского народа и подчеркивается мысль о том, что он навеки обязан всеми своими достижениями «старшему брату» — России.

В условиях независимости Украины большинство историков основывается в своих трудах наьзасадах утверждения национального сознания и государства. Достоянием современной историографии работы Елены Апанович «Рассказы о запорожских казаках», М. Брайчевского «Конспект истории Украины», В.

Даниленко, Г. Касьянова, С. Кульчицкого «Сталинизм на Украине: 20 ~ 30-е годы», В. А . Смолия, BC Степанкова «украинская государственная идея», Н. Яковенко «украинская шляхта с конца XIV до середины XVII cm. (Волынь и Центральная Украина) », А. Д. Бачинского« Сич Задунайская.

1775-1828 »и другие.

Источник: http://histua.com/ru/knigi/istoriya-ukrainy-ot-drevnejshih-vremen/istoriografiya

Земли Украины под властью Великого княжества Литовского и Речи Посполитой

В 1410-м году, согласно многочисленным исследованиям, соединенное войско Польши и Литвы нанесли поражение Тевтонскому ордену в Грюнвальдской битве (окончательно Тевтонский орден был ликвидирован в 1466 году). Но, опять же, но.

Не стоит забывать о том, что термин «соединенное войско Польши и Литвы» включало в себя, как собственно польские и литовские полки, но и хоругви (отдельные отряды регулярных войск), состоящие из воинов   «земли Подольской, земли Галицкой», а также Гродненскую, Ковенскую, Лидскую, Смоленскую, Мстиславскую, Оршанскую, Полоцкую, Витебскую, Киевскую, Пинскую, Новгородскую, Брестскую, Волковыскую, Дрогичинскую, Мельницкую, Кременецкую и Стародубскую хоругви. А это уже, совсем другой расклад сил, показывающий  особую роль русских, белорусских и украинских воинов в решении задач данной битвы.
С одной стороны, эта «битва народов» (хотя, со временем, их, этих «битв народов», было столько, что и не пересчитать), сплотила славянские народы и дружественные войска. С другой – разделила на явных победителей и, примкнувших к ним. К числу последних, по моему мнению, несправедливо были отнесены чисто украинские хоругви. Плюс ко всему, эта битва, точнее ее результаты, серьезно расшатали основы федеративного устройства Польско-Литовского государства. И, как результат его, начался сначала «обмен любезностями», типа, кто главный победитель, а закончилось все это  активным противостоянием, в котором, менее всего защищенными, оказались, как раз, украинцы.  Ухудшились отношения литовской знати с украинской шляхтой. Территории, обещанные после Грюнвальдской битвы в автономное управление украинской шляхтой, не получили своего статуса. Скорее наоборот, как пример, в 1452-м Волынь была оккупирована литовскими войсками и превращена в обычную провинцию (воеводство) под управлением наместника Великого князя. В 1471-м подобная судьба постигла и Киев с прилегающими территориями. Положение украинских земель, от Галиции до Поднепровья, становилось все более неуверенным. На рубеже пятнадцатого-шестнадцатого веков стало понятным, что упадок Великого княжества Литовского неотвратим. В 1522-м Московское княжество «по согласию сторон» аннексировало  Чернигов и прилегающие к нему земли на северо-востоке Украины. В 1562-1570 годах кризис Великого княжества Литовского достиг вершины, когда Литва втянулась в новую Ливонскую войну с Московским царством. Истощенные военными расходами и очутившись перед угрозой московского вторжения, литовцы были вынуждены обратиться к Польше за помощью. Поляки готовы были ее предоставить, но за плату. Теперь главным их условием было объединение в одно политическое целое Польши с Литвы, которых до сих пор связывал общий монарх, власть которого была далеко не абсолютной. И плата эта была не на пользу украинского народа, который, проживая на своих землях, но в территориальном пространстве Литвы, был продан, в прямом и переносном смысле, новому хозяину – Польше.

Статус Великого Княжества Литовского, 1529 год. Еще используется  славянский шрифт и язык Кирилла и Мефодия.

И это неудивительно, ведь утверждаясь на русских землях, литовские князья всячески стремились обеспечить себе поддержку и авторитет среди местного населения. Они с уважением относились к местным традициям и обычаям, а частично даже перенимали культуру Руси.

Делопроизводство велось преимущественно на языке, который сформировался во времена Киевской Руси, на многих важных должностях оставались местные чиновники. О значительном культурном влиянии свидетельствует также тот факт, что большинство литовских князей и власть предержащих принимали православную веру. Но это было уже в прошлом.

Противостояние Польша-Литва привело к переориентированию восточнославянской знати. Заинтересованность украинской, белорусской и литовской шляхты в польской модели государственности с присущими ей политическими правами и сословными привилегиями для шляхты привело не к федерации, а к консолидации полонизма на все пространстве.

 Потеря Великим княжеством Литовским в ходе Ливонской войны значительных территорий, разрушения хозяйства, человеческие жертвы, которые угрожали полным поглощением Московией, привело к тому, что 1 июля 1569 сейм вынес решение об унии двух государств — Великого княжества Литовского и Польши.

Новое государство назвали Речью Посполитой (как дословный перевод с польского – Республика обоих народов, Польши и Литвы, без указания иных). Новой государственной структурой руководил единый король, коронованный в Кракове как польский король и великий князь литовский, а также общий сейм и сенат, костяк которого, составляли поляки.

Ну а после Люблинской унии к Польше отошли Подляшье, Волынь, Брацлавщина (Восточное Подолье) и Киевщина, в составе которой уже находились Галичина и Западное Подолье. На украинских землях, которые отошли к Речи Посполитой, вводился административно-территориальное устройство по польскому образцу.

В Речи Посполитой на украинских землях стало шесть воеводств: Русское (с центром во Львове); Белзское (Белз); Подольское (Каменец); Волынское (Луцк); Брацлавское (Брацлав) и Киевское (Киев).

Читайте также:  Правовое положение крестьян в России в период абсолютной монархии - история России

Последствия Люблинской унии были в том, что польские магнаты и шляхта получили большие возможности для присвоения украинских земель, беспощадной эксплуатации крестьян и мещан и духовного порабощения украинского народа. Особую остроту после Люблинской унии приобрели проблемы веры и языка. Католическая церковь стремилась увеличить количество своих сторонников.

Поэтому на Украине учреждались иезуитские школы и коллегиума. Они способствовали распространению образования: многие украинцы получили возможность учиться в западноевропейских университетах. Однако платой за образованность часто становилось отречение от родного языка и родительской веры. Так как в середине шестнадцатого века представители низших слоев имели ограниченные возможности для образования, ополячивания шляхты означало потерю Украиной силы, способной возглавить борьбу за восстановление государственности.  

Вот откуда и взялся термин «от можа до можа», т.е. от моря до моря…

На протяжении двух веков Речь Посполитая была одним из крупнейших государств Центральной и Западной Европы. Летопись свидетельствует, что в  1569 году  ее территория достигла максимальной площади, почти миллион квадратных километров.

Численность населения варьировалась в разные годы от  шести до пятнадцати миллионов человек, этнический состав которого составляли: поляки — 40%, русины — 20%, литвины — 15 %, немцы — 10 %, евреи — 5 %, жемайты (эстонцы) — 3%, латыши — 3%, остальные — 4 %.

Крымское ханство, вкупе с ногайским, изменило историческое трактование границ Речи Посполитой «от можа до можа».

Особой темой стала тема религии и культуры. Попав под власть Великого княжества Литовского, украинцы имели все основания для оптимизма относительно собственной церкви. Литовская знать постепенно перенимала от своих подданных православную веру, которая еще со времен Киевской Руси являла собой образец высокой культуры.

Неслучайно, что  в 1458 году великие князья литовские возродили митрополию в Киеве. Но, придерживаясь тогдашней практики, великие князья, а в дальнейшем и короли польские, забрали себе право покровительства, то есть возможность назначать православных епископов и даже самого митрополита. Такое нововведение быстро расшатало уклад православной церкви.

Еще более губительной была коррупция, порождаемая пренебрежительностью светской власти. Священники вели себя временами так позорно, что современники жаловались, будто среди них можно было встретить лишь «человеческие отбросы», которые скорее пойдут в трактир, чем в церковь (летописцы свидетельствовали, что именно Польша подбирала «такие кадры»).

При таких условиях со временем культурное влияние православия стало достаточно ограниченным. Была и еще одна причина. Завоевание турками Константинополя в 1453-м углубило интеллектуальный и культурный застой православия в Украине и лишило православную церковь вдохновляющего примера. А в это же время польское общество переживало период культурного расцвета.

Речи Посполитой, в отличие от большинства европейских стран, где была развернута борьба с инакомыслием, была присуща относительная религиозная терпимость. Тем не менее, особой терпимости к православию, не наблюдалось. Исходя из этого, православие смогло принять своего рода культурный вызов польского католицизма.

Соревнуясь с духовным противником (а не врагом, как утверждают некоторые историки) его же методами, небольшая группа украинских православных магнатов и шляхтичей учреждали в своих владениях православные школы и типографии. Так, в  1568 году в Львове Григорий Ходкевич предоставил пристанище в своем имении печатнику Ивану Федорову (где и была первая русская типография).

Наибольшим общепризнанным покровителем православной церкви был «некоронованный король Украины» — князь Константин Острожский, один из самых богатых и самых могучих магнатов Речи Посполитой. Благодаря такой просветительской работе в городах, где украинцы составляли угнетаемое, но тесно сплоченное меньшинство, появились новые поборники православия.

В отличие от одиночек, подобных власть предержащему Острожскому, это были группы мещан, которые объединялись в так называемые братства. Братства завоевали уважение и популярность, заботясь о вдовах и сиротах своих умерших сподвижников, поддерживая госпитали и предоставляя своим членам беспроцентные займы.

В середине того же шестнадцатого века, важнейшими и самыми влиятельными были братства в Киеве и Львове. Они послужили примером для других братств, которые возникали в Галиче, Рогатине, Стрые, Ярославе, Холме, Луцке и Брацлаве. В то же время, во Львове было основано католическое архиепископство. И на Украине начали появляться монастыри, особенно францисканского и доминиканского орденов.

Они «обслуживали» католическое население, численность которого быстро росла. Это была польская, немецкая, чешская и венгерская шляхта, которая получила земли в Галичине, а также немецкие горожане, приглашенные польскими монархами для содействия развитию городов. И многие галицкие бояре, а с ними и люд простой, переняли веру польской шляхты.

Начиная с середины пятнадцатого века, после реорганизации Галичины в Русское воеводство, то есть провинцию Польского королевства, и внедрения здесь латыни как официального языка, мало что в Галичине напоминало о могуществе и величии этих земель в княжеские времена Киевской Руси.

Практически весь шестнадцатый век и первая треть семнадцатого была «золотой эпохой» Речи Посполитой, государства, которое уважали и, которого боялись.

С уважением и подобострастием принимали польскую шляхту в Стамбуле, вчерашнем Константинополе.

Но, уже в середине семнадцатого века, Речь Посполитая вступила в полосу жесточайшего политического кризиса, связанного, как  с восстанием украинского народа, как со шведским вторжением в Польшу, так  и затяжной войной с Российским государством. Политические события углубили черты застоя и упадка, обнаружившиеся в экономике Польши уже с начала этого века.

Одной из причин упадка, называется многочисленные восстания украинского народа. И это так, причем следует заметить, что без участия «руководящей роли» шляхты, которой, до бед своего народа, было, в принципе, извините за выражение «наплевать», как и польской шляхты. Барщина, а с ней оброки, поборы, грабеж и т.д.

, стали обычными нормами «общения» с украинским народом. Именно в период Речи Посполитой появился термин «быдло», применительно к украинскому крестьянину. К этому списку добавилась и панская повинность, что в дословном переводе означает повинен (т.е. обязан, и все…). Но повинности крестьян не ограничивались обработкой господской земли.

Они должны были выполнять без всякого вознаграждения и не в счет барщины много других разнообразных работ для пана: подводную повинность и охрану поместья, ремонт дорог, экстренные работы во время летней страды, работы на панском огороде и т. д. Сохранялись и натуральные оброки, и денежный чинш.

Сверх повинностей в пользу помещика на крестьянина ложилась главная тяжесть государственных налогов. Следствием беспощадной эксплуатации крестьянских хозяйств было их разорение и упадок. Увеличилось число малоземельных и безземельных украинских крестьян (но только не польских), вынужденных наниматься в батраки на крайне тяжелых для них условиях.

Еще более ухудшали положение крестьян войны, эпидемии и голодовки, ставшие весьма частыми к середине семнадцатого века. Появилась крепостничество (причем значительно раньше, чем в Российском государстве). Безграничная власть панов (своих и чужих) над их «подданными» подтверждалась многими сеймовыми постановлениями.

Феодалы продавали или дарили своих крепостных крестьян, распоряжались их наследством, имели над ними неограниченную судебную власть. До начала будущего, т.е. восемнадцатого века, паны (опять же, как свои, так и чужие) обладали так называемым правом меча (т. е. правом жизни и смерти по отношению к своим холопам), правом первой ночи (т.е.

правом первого в брачной ночи своего холопа с нареченой) и т.д.. Против панского гнета крестьяне защищались всеми средствами. Они бежали от своих панов, отказывались выполнять повинности, убивали своих угнетателей. Несмотря на то, что шляхта располагала сильным аппаратом принуждения, часто вспыхивали крестьянские волнения.

Читайте также:  Трагедия наследников анны иоанновны и «бироновщина» - история России

В первую очередь, именно с крестьянских войн украинцев против панщины и началось падение Речи Посполитой, а с ней и виды на создание украинской государственности. Наступила эра казацких войн и Великого Богдана Хмельницкого.

Один из наиболее правдивых режиссеров Польши эти события самым ярким образом представил в своей картине «Огнем и мечом». Коротко и ясно…
Карта из немецкого исторического атласа «Земли России в Европе, 1300-1796».

Источник: http://history.ukraine-in.ua/polish_lithuanian_commonwealth

Читать

© Коллектив авторов, 2015

© Издательство «Алетейя» (СПб.), 2015

В настоящей книге представлена история украинских земель с древности до современности. Авторы книги входят в состав российской части Совместной российско-украинской комиссии историков.

Каждый из них является специалистом в своей области украинистики, в отдельном её хронологическом периоде, история которого им и написана. В совокупности представленная на суд читателя «История Украины» является выражением одной из различных имеющихся в историографии концепций.

От появляющихся в последнее время попыток «новаторского» толкования истории украинского народа и украинских земель авторов данного произведения отличает, прежде всего, приверженность к академическому подходу в исследованиях.

Академический стиль подразумевает внимательное отношение к фактам, мнениям коллег, знание современной историографии вопроса, а также отказ от политизации и политиканства.

История украинских земель всегда была тесно связана с историей соседей – России, Польши, Турции и тех стран, которые в разные исторические периоды существовали на их территории. В различные периоды украинские земли входили в Киевскую Русь, в Великое княжество Литовское, в Речь Посполитую, в Российскую империю, в Австро-Венгерскую империю, в Советский Союз и т. д. Борьба за украинскую идентичность была драматичной и непростой.

Эта книга не является выражением какой-то официальной позиции, а приглашением группы авторов к диалогу по весьма актуальной и непростой исторической проблеме.

Мы полагаем, что знание прошлого, достижений и ошибок наших предков крайне важно для нашего будущего.

Сопредседатель совместной российско-украинской комиссии историков

Академик РАН

А. О. Чубарьян

Наш разговор придется начать с нескольких общих положений, без которых дальнейшее изложение будет не вполне понятно.

Во-первых, ни одно из ныне существующих государств не является прямым наследником тех государственных (иди догосударственных) объединений, которые существовали в далеком прошлом.

Во-вторых, большинство из ныне существующих этносов не имеет единого племени-прародителя, народа-предка. Все современные народы возникли в результате сложного взаимодействия носителей различных антропологических черт, языков и культур.

В-третьих, ни одна из ныне существующих культур не имеет единого истока. Все они – результат взаимодействия и видоизменения нескольких культурных традиций.

Наконец, в-четвертых, формирование народов, которые ныне населяют территорию Восточной Европы, началось сравнительно поздно: не ранее конца XV в. До этого представлений о собственно этническом единстве у их предков не существовало.

Все это касается как современных Республики Украины, украинцев и украинской культуры, так и Российской Федерации, русских и русской культуры – или любого другого государства, народа, культуры.

Тем не менее, наши народы считают себя, так сказать, правопреемниками определенных этнических, государственных и культурных сообществ, существовавших в прошлом (хотя в большинстве случаев это мифические представления, которые лишь отчасти соответствуют действительности).

При этом начало нашей истории было общим: до определенного момента наши предки не подозревали, что от того, на какой территории они обосновались, будет зависеть национальность их потомков.

Попробуем разобраться в том, какие именно этносы, культурные традиции и государственные образования дали жизнь современным украинскому народу, украинской культуре и государству Украине.

Чтобы не пересказывать в очередной раз хорошо известные факты, изложенные, кажется, во всех более или менее популярных очерках истории Украины, постараемся выяснить, что лежит в основе этих представлений, откуда известно о том, «как это было на самом деле», – и было ли «это» именно так. При этом остановимся только на ключевых событиях и явлениях, предваряющих собственную историю Украины, которая начнется гораздо позже: в XV–XVI вв.

Традиционно – к чему имеются все основания – считается, что общим предком украинского, русского и белорусского народов являются восточные славяне, создавшими первое государство, которое условно принято называть Древнерусским (Киевской или Древней Русью). Именно это объединение стало общим «предком» последующих государственных образований, продолживших те или иные традиции Древнерусского государства.

Не останавливаясь на весьма спорной проблеме происхождения и первоначального расселения славянских племен[1], обратимся к тому времени, память о котором сохранилась в письменных источниках.

Первым и самым важным из них является «Повесть временных лет», которая охватывает период с древнейших времен до второго десятилетия XII в. Она сохранилась в составе позднейших летописей XIV–XVI вв. Еще в 30-х годах XIX в.

стало ясно, что сама «Повесть» является продолжением более ранних летописных произведений.

Анализ текста Повести показал, что в ее основе лежат более ранние летописи: так называемые «Начальный свод» (1096–1099), «Свод Никона» (1073) и, наконец, предшествовавший им «Древнейший свод» (1037–1039), или появившееся тогда же некое сюжетное повествование о начальной истории («Повесть о начале Русской земли», или «Сказание о первоначальном распространении христианства на Руси», или какое-то другое сказание). Важно отметить, что до «Свода Никона» текст летописи не был разбит на годовые статьи. Даты ранних событий были проставлены «задним числом» только в 70-х гг. XI в. Основания, на которых была проделана эта работа, нам не известны (как, впрочем, точно не известны и системы счета времени, которыми пользовались первые летописцы). Другими словами, большинство дат древнерусской истории носит условный характер и без специальной проверки (если это вообще возможно) приниматься не могут.

Очевидно также, что самые ранние летописные записи могли опираться только на какие-то устные предания, которые впоследствии были переработаны древнерусскими летописцами в своих целях. Правда, неоднократно высказывались догадки и о том, что до 30-х гг. XI в.

могли вестись какие-то спорадические записи (например, на полях пасхальных таблиц). Однако никаких источников, которые бы подкрепили эти предположения, пока найти не удалось. Так что, самый ранний период древнерусской истории носит явно легендарный характер.

К числу таких легенд относятся, очевидно, и предания о происхождении и расселении восточных славян.

Итак, что же знает автор «Повести» о восточнославянских «племенах» и их ранней истории?

После рассказа о разделении после Потопа земли между сыновьями Ноя и расселении славян летописец сообщает: «… словене пришедше и седоша по Днепру и нарекошася поляне, а друзии древляне, зане седоша в лесех; а друзии седоша межю Припетью и Двиною и нарекошася дреговичи; инии седоша на Двине и нарекошася полочане, речьки ради, яже втечеть в Двину, имянемъ Полота, от сея прозвашася полочане. Словене же седоша около езера Илмеря, и прозвашася своимъ имянемъ, и сделаша градъ и нарекоша и Новъгородъ. А друзии седоша по Десне, и по Семи, по Суле, и нарекошася северъ».

Традиционно это сообщение рассматривается как точное указание на то, где обосновались те или иные «племена» восточных славян. Так, в фундаментальном труде украинских историков «История Украины», в полном соответствии с летописным текстом, указывается: «Племя полян заселяло Киевщину и Каневщину на Днепровском Правобережье, древлян – Восточную Волынь, северян – Днепровское Левобережье.

Кроме них на территории современной Украины проживали уличи (южное Поднепровье и Побужье), хорваты (Прикарпатье и Закарпатье), а также волыняне или, как их еще называли, бужане (Западная Волынь)». Другими словами, автор приведенного текста полагает, что непосредственными предками будущих украинцев были представители летописных полян, древлян, северян, уличей, хорватов и волынян (бужан).

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=268900&p=1

Ссылка на основную публикацию