Культура постсоветской России — история России

Культура в постсоветский период

Реалии культурной жизни постсоветской эпохи.

Начало 90-х годов проходило под знаком ускоренного распада единой культуры СССР на отдельные национальные культуры, которые не только отвергали ценности общей культуры СССР, но и культурные традиции друг друга.

Такое резкое противопоставление различных национальных культур привело к нарастанию социокультурной напряженности, к возникновению военных конфликтов и вызвало в дальнейшем распад единого социокультурного пространства.

Но процессы культурного развития не прерываются с распадом государственных структур и падением политических режимов. Культура новой России, органически связана со всеми предшествующими периодами истории страны. Вместе с тем новая политическая и экономическая ситуация не могли не сказаться на культуре.

Кардинальным образом изменились ее взаимоотношения с властью. Государство перестало диктовать культуре свои требования, и культура утратила гарантированного заказчика.

Исчез общий стержень культурной жизни — централизованная система управления и единая культурная политика. Определение путей дальнейшего культурного развития стало делом самого общества и предметом острых разногласий.

Диапазон поисков чрезвычайно широк — от следования западным образцам до апологии изоляционизма.

Отсутствие объединительной социокультурной идеи воспринимается частью общества как проявление глубокого кризиса, в котором оказалась российская культура к концу XX века.

Ликвидация идеологических барьеров создала благоприятные возможности для развития духовной культуры.

Однако экономический кризис, переживаемый страной, сложный переход к рыночным отношениям усилили опасность коммерциализации культуры, утраты национальных черт в ходе ее дальнейшего развития, негативного воздействия американизации отдельных сфер культуры (прежде всего музыкальной жизни и кинематографа) как своего рода расплаты за «приобщение к общечеловеческим ценностям».

Духовная сфера переживает в середине 90-х годов острый кризис. В сложный переходный период возрастает роль духовной культуры как сокровищницы нравственных ориентиров для общества, политизация же культуры и деятелей культуры приводит к осуществлению ею несвойственных для нее функций, углубляет поляризацию общества.

Стремление направить страну на рельсы рыночного развития приводит к невозможности существования отдельных сфер культуры, объективно нуждающихся в государственной поддержке.

Возможность так называемого «свободного» развития культуры на почве низких культурных потребностей достаточно широких слоев населения приводит к росту бездуховности, пропаганде насилия и, как следствие, — росту преступности.

Одновременно продолжает углубляться раздел между элитарными и массовыми формами культуры, между молодежной средой и старшим поколением. Все эти процессы разворачиваются на фоне быстрого и резкого усиления неравномерности доступа к потреблению не только материальных, но культурных благ.

Большинство людей по мере укрепления рыночных отношений все больше отчуждаются от ценностей отечественной культуры. И это вполне закономерная тенденция для того типа общества, которое создается в России в конце XX столетия.

Словом современный период развития отечественной культуры можно обозначить как переходный. Второй раз за столетие в России произошла настоящая культурная революция. В современной отечественной культуре проявляются многочисленные и весьма противоречивые тенденции.

Но их можно, условно говоря, объединить в две группы.

Первая: тенденции разрушительные, кризисные, содействующие полному подчинению культуры России стандартам западной цивилизации.

Вторая: тенденции прогрессивные, питаемые идеями патриотизма, коллективизма, социальной справедливости, традиционно понимаемыми и исповедуемыми народами России.

Борьба между этими тенденциями, видимо, и будет определять основное направление развития отечественной культуры третьего тысячелетия.

Таким образом, культура России новейшего времени — сложнейшее и неоднозначное явление. С одной стороны, она всегда определяла тенденции социокультурного процесса в мире, с другой стороны, оказывалась под влиянием западной культуры в широком смысле этого слова.

Отечественная культура в эпоху новейшего времени прошла несколько наиболее существенных этапов: досоветский (до 1917 года); советский (до 1985 года) и современный этап демократических преобразований. На всех этих этапах проявилась большая роль государства в развитии культуры, относительная пассивность населения, большой разрыв между культурой масс и ее наиболее выдающихся представителей.

Вступив на путь капиталистического развития позднее ведущих стран Запада, Россия в пореформенные годы сумела добиться многого в области экономики.

В духовном же отношении Россия на рубеже XIX-XX веков дала мировой культуре целый ряд выдающихся достижений.

Противоречивый характер развития культуры в советский период привел к накоплению многочисленных противоречий, разрешение которых еще не завершено.

Направленность развития культуры в будущем будет определяться многими факторами, прежде всего освобождением от внешней зависимости, учетом самобытности России и опытом ее исторического развития. На рубеже тысячелетий Россия вновь оказалась на перепутье. Но как бы ни сложилась ее судьба, русская культура остается главным богатством страны и залогом единства нации.

Русская культура доказала свою жизнеспособность, подтвердила, что развитие демократии, нравственное очищение невозможны без сохранения и приумножения накопленного культурного потенциала.

Россия — страна великой литературы и искусства, смелой науки и признанной системы образования, идеальных устремлений к общечеловеческим ценностям, не может не быть одним из самых активных созидателей культуры мира.

Источник: https://megaobuchalka.ru/3/34982.html

Российская культура постсоветского периода

После превращения Российской Федерации в самостоятельную державу ее культура стала развиваться в новых условиях. Ей присущ широкий плюрализм, но недостает духовного напряжения, творческой продуктивности, гуманистического запала.

Сегодня в ней сосуществуют такие разные пласты, как разноуровневые образцы западной культуры, вновь обретенные ценности русского зарубежья, заново переосмысленное классическое наследие, немало ценностей бывшей советской культуры, оригинальные инновации и невзыскательный эпигонский местный китч, гламур, до предела релятивизирующие общественную мораль и разрушающие традиционную эстетику.

В проективной системе культуры моделируется некая «образцовая» картина социально-культурной жизни «на вырост» в формате постмодернизма, широко распространенного в мире в настоящее время. Это особый тип мировоззрения, направленный на отказ от господства каких-либо монологичных истин, концепций, ориентированный на признание равноценными любых культурных проявлений.

Постмодернизм в западной его редакции, своеобразно усвоенный российскими гуманитариями новой генерации, не ставит целью примирить, а тем более привести к единству различные ценности, сегменты неоднородной культуры, а лишь совмещает контрасты, сочетает ее различные части и элементы на основе принципов плюрализма, эстетического релятивизма и полистилевой «мозаики».

Предпосылки возникновения постмодернистской социокультурной ситуации возникли на Западе несколько десятилетий назад. Широкое внедрение достижений науки и техники в сферу производства и быта существенным образом изменило формы функционирования культуры.

Распространение средств мультимедиа, бытовой радиотехники повлекло за собой коренные изменения в механизмах производства, распределения и потребления художественных ценностей.

«Кассетная» культура стала бесцензурной, ибо отбор, тиражирование и потребление осуществляются посредством внешне свободного волеизъявления ее пользователей.

Соответственно возник особый тип так называемой «домашней» культуры, составными элементами которого стали помимо книг видеомагнитофон, радио, телевизор, персональный компьютер, Интернет. Наряду с положительными чертами этого явления налицо и тенденция к возрастающей духовной изоляции индивида.

Состояние человека постсоветской культуры, который впервые за долгое время оказался предоставлен самому себе, можно охарактеризовать как социокультурный и психологический кризис.

К разрушению привычной картины мира, потере устойчивого социального статуса многие россияне оказались не готовы. Внутри гражданского общества этот кризис выразился в ценностной дезориентации социальных слоев, смещении нравственных норм.

Выяснилось, что «коммунальная» психология людей, сформированная советским строем, малосовместима с западными ценностями и поспешными рыночными реформами.

Активизировалась «всеядная» китч-культура. Глубокий кризис прежних идеалов и моральных стереотипов, утерянный душевный комфорт заставляли рядового человека искать утешение в расхожих ценностях, кажущихся простыми и понятными.

Развлекательные и информационные Функции банальной культуры оказались более востребованными и привычными, нежели эстетические изыски и проблемы интеллектуальной элиты, чем ценностные ориентиры и эстетические влечения высокой культуры. В 90-е гг.

наметился не только разрыв катастрофически обедневших социальных слоев с «высоколобой» культурой и ее «полномочными представителями», но также произошла известная девальвация объединяющих ценностей, установок традиционной «средней» культуры, влияние которой на социальные слои стало ослабевать.

«Вестернизированная попса» и либеральная идеология, заключив негласный союз, расчищали дорогу грабительскому авантюрно-олигархическому капитализму.

Рыночные отношения сделали массовую культуру главным барометром, по которому можно наблюдать за изменением состояния общества. Упрощение социальных отношений, распад иерархии ценностей в целом значительно ухудшили эстетические вкусы. В конце XX – начале XXI в.

вульгаризированный, связанный с примитивной рекламой китч (шаблонные поделки, эстетический эрзац), расширил сферу влияния, активизировался, обрел новые формы, приспособив к себе немалую часть средств мультимедиа.

Артикулирование доморощенных шаблонов «массовидной» экранной культуры неизбежно привело к новой волне экспансии аналогичных западных, в первую очередь американских, образцов. Став монополистом на арт-рынке западная кино-видеоиндустрия развлечений начала диктовать художественные вкусы, особенно в молодежной среде.

В сложившихся условиях противодействие процессам культурной вестерн-глобализации и профанному китчу становится более гибким и эффективным. Оно все чаще осуществляется преимущественно в форме кэмта.

Кэмт как одна из разновидностей синтезированной элитарно-массовой культуры, представляет собой по форме популярное, доступное широким социальным слоям, а по содержанию концептуальное, смысловое искусство, часто прибегающее к язвительной иронии и едкой пародии (на псевдотворчество), – своего рода амортизированный, обезвреженный «китч». Зарубежную русскую литературу, близкую к кэмпту, достойно представлял в последние десятилетия недавно ушедший из жизни писатель-эмигрант Василий Аксенов. Следует также активнее осваивать и распространять посредством усовершенствованных технологий мультимедиа инновационные образцы художественного творчества, давать дорогу неакадемическим жанрам искусства, в том числе трэшу – родственному кэмпту художественному течению, которое является пародией на современные формы поп-арта и гламура.

Сегодня болезненный переход к рынку сопровождается сокращением государственного финансирования культуры, снижением жизненного уровня значительной части интеллигенции.

Материальная база российской культуры в 90-е годы была подорвана; в последнее десятилетие происходило ее медленное восстановление, заторможенное последствиями мирового финансового и экономического кризиса. Одна из важных и сложных современных проблем – взаимодействие культуры и рынка.

Во многих случаях к созданию произведений культуры подходят как к бизнесу, приносящему прибыль, как к обычному рядовому товару, точнее говоря, к его гипертрофированному денежному эквиваленту.

Нередко побеждает стремление получить максимальную выгоду «любой ценой», не заботясь о качестве создаваемого художественного продукта. Неуправляемая коммерциализация культуры ориентируется не на творческую личность, а на «гиперэкономического сверхрыночника», подыгрывая его узкоутилитарным интересам.

Следствием данного обстоятельства стала утрата ряда передовых позиций литературой, игравшей ведущую роль в русской (и советской) культуре XIX–XX вв.

; искусство художественного слова деградировало и приобрело непривычную пестроту и эклектичность обмельчавших жанров и стилей.

На прилавках книжных магазинов преобладает пустопорожняя «розовая» и «желтая» беллетристика, для которой характерен отказ от духовности, гуманности и устойчивых нравственных позиций.

Постмодернистская литература частью ушла в сферу формального экспериментирования или стала отражением сиюминутно происходящего, «рассыпанного» сознания человека постсоветского времени, о чем свидетельствуют, например, произведения некоторых авторов «новой волны».

И все же развитие художественной культуры не остановилось. Талантливые музыканты, певцы, творческие коллективы и сегодня заявляют о себе в России, выступают на лучших сценах Европы и Америки; некоторые из них используют возможность заключать долгосрочные договоры о работе за границей.

К числу знаковых представителей российской культуры принадлежат певцы Д. Хворостовский и Л. Казарновская, ансамбль «Виртуозы Москвы» под руководством Вл. Спивакова, Государственный академический ансамбль народного танца им. Игоря Моисеева.

Новаторские поиски в драматическом искусстве по-прежнему осуществляет плеяда талантливых режиссеров: Ю. Любимов, М. Захаров, П. Фоменко, В. Фокин, К. Райкин, Р. Виктюк, В. Гергиев.

Ведущие российские кинорежиссеры продолжают активно участвовать в международных кинофестивалях, порой достигая заметных успехов, о чем свидетельствует, например, получение Н. Михалковым высшей премии Американской киноакадемии «Оскар» по номинации «За лучший фильм на иностранном языке» в 1995 г.

Читайте также:  Внутренняя и внешняя политика иоанна антоновича - история России

, за этот же фильм – «Большого приза жюри» на Каннском фестивале в 1994 г.; награждение почетным призом на фестивале в Венеции фильма А. Звягинцева «Возвращение». Пользуется читательским спросом «женская» проза (Т. Толстая, М. Арбатова, Л. Улицкая).

Определение путей дальнейшего культурного прогресса стало предметом острых дискуссий в российском обществе. Российское государство перестало диктовать культуре свои требования. Его система управления далека от прежней.

Однако в изменившихся условиях оно все-таки должно осуществлять постановку стратегических задач культурного строительства и выполнять священные обязанности по охране культурно-исторического национального наследия, оказанию необходимой финансовой поддержки творчески перспективным направлениям развития многогранной культуры.

Государственные деятели не могут не осознавать, что культуру нельзя полностью отдавать на откуп бизнесу, но она может плодотворно сотрудничать с ним.

Поддержка образования, науки, забота о сохранении и приумножении гуманистического культурного наследия способствуют успешному решению актуальных экономических и социальных задач, росту благосостояния и национального потенциала, имеют огромное значение для укрепления нравственного, психического здоровья народов, проживающих на территории России. Российской культуре предстоит превратиться в органичное целое благодаря формированию общенациональной ментальности. Это предотвратит нарастание сепаратистских тенденций и будет способствовать развитию творчества, успешному решению экономических, политических и идеологических проблем.

В начале третьего тысячелетия Россия и ее культура вновь оказались перед выбором пути. Огромный потенциал и богатейшее наследие, накопленные ею в прошлом, составляют важную предпосылку для возрождения в будущем.

Однако пока обнаруживаются лишь отдельные признаки духовного и творческого подъема. Решение назревших проблем требует времени и новых приоритетов, которые определит само общество.

Свое веское слово в гуманистической переоценке ценностей должна сказать российская интеллигенция.

Наращивание творческого обмена и плотности коммуникаций между исторически взаимосвязанными культурами России и Беларуси потребует от гуманитариев союзных стран новых шагов на пути интеллектуальной интеграции.

Предстоит также сблизить подходы при решении межгосударственных проблем и определении перспектив развития двух соседних цивилизаций. Решению данной задачи будут способствовать последовательные шаги руководства Российской Федерации, возглавляемого Президентом Д.А.

Медведевым и Председателем Кабинета Министров В.В. Путиным, направленные на дальнейшую социальную гуманизацию российского общества.

Источник: https://infopedia.su/8×5778.html

Культура России постсоветского периода

20 просмотров

После превращения Российской Федерации в самостоятельную державу ее культура стала развиваться в новых условиях. Ей присущ широкий плюрализм, но недостает духовного напряжения, творческой продуктивности, гуманистического запала.

Сегодня в ней сосуществуют такие разные пласты, как разноуровневые образцы западной культуры, вновь обретенные ценности русского зарубежья, заново переосмысленное классическое наследие, немало ценностей бывшей советской культуры, оригинальные инновации и невзыскательный эпигонский местный китч, гламур, до предела релятивизирующие общественную мораль и разрушающие традиционную эстетику.

В проективной системе культуры моделируется некая «образцовая» картина социально-культурной жизни «на вырост» в формате постмодернизма, широко распространенного в мире в настоящее время. Это особый тип мировоззрения, направленный на отказ от господства каких-либо монологичных истин, концепций, ориентированный на признание равноценными любых культурных проявлений.

Постмодернизм в западной его редакции, своеобразно усвоенный российскими гуманитариями новой генерации, не ставит целью примирить, а тем более привести к единству различные ценности, сегменты неоднородной культуры, а лишь совмещает контрасты, сочетает ее различные части и элементы на основе принципов плюрализма, эстетического релятивизма и полистилевой «мозаики».

Предпосылки возникновения постмодернистской социокультурной ситуации возникли на Западе несколько десятилетий назад. Широкое внедрение достижений науки и техники в сферу производства и быта существенным образом изменило формы функционирования культуры.

Распространение средств мультимедиа, бытовой радиотехники повлекло за собой коренные изменения в механизмах производства, распределения и потребления художественных ценностей.

«Кассетная» культура стала бесцензурной, ибо отбор, тиражирование и потребление осуществляются посредством внешне свободного волеизъявления ее пользователей.

Соответственно возник особый тип так называемой «домашней» культуры, составными элементами которого стали помимо книг видеомагнитофон, радио, телевизор, персональный компьютер, Интернет. Наряду с положительными чертами этого явления налицо и тенденция к возрастающей духовной изоляции индивида.

Состояние человека постсоветской культуры, который впервые за долгое время оказался предоставлен самому себе, можно охарактеризовать как социокультурный и психологический кризис.

К разрушению привычной картины мира, потере устойчивого социального статуса многие россияне оказались не готовы. Внутри гражданского общества этот кризис выразился в ценностной дезориентации социальных слоев, смещении нравственных норм.

Выяснилось, что «коммунальная» психология людей, сформированная советским строем, малосовместима с западными ценностями и поспешными рыночными реформами.

Активизировалась «всеядная» китч-культура. Глубокий кризис прежних идеалов и моральных стереотипов, утерянный душевный комфорт заставляли рядового человека искать утешение в расхожих ценностях, кажущихся простыми и понятными.

Развлекательные и информационные Функции банальной культуры оказались более востребованными и привычными, нежели эстетические изыски и проблемы интеллектуальной элиты, чем ценностные ориентиры и эстетические влечения высокой культуры. В 90-е гг.

наметился не только разрыв катастрофически обедневших социальных слоев с «высоколобой» культурой и ее «полномочными представителями», но также произошла известная девальвация объединяющих ценностей, установок традиционной «средней» культуры, влияние которой на социальные слои стало ослабевать.

«Вестернизированная попса» и либеральная идеология, заключив негласный союз, расчищали дорогу грабительскому авантюрно-олигархическому капитализму.

Рыночные отношения сделали массовую культуру главным барометром, по которому можно наблюдать за изменением состояния общества. Упрощение социальных отношений, распад иерархии ценностей в целом значительно ухудшили эстетические вкусы. В конце XX – начале XXI в.

вульгаризированный, связанный с примитивной рекламой китч (шаблонные поделки, эстетический эрзац), расширил сферу влияния, активизировался, обрел новые формы, приспособив к себе немалую часть средств мультимедиа.

Артикулирование доморощенных шаблонов «массовидной» экранной культуры неизбежно привело к новой волне экспансии аналогичных западных, в первую очередь американских, образцов. Став монополистом на арт-рынке западная кино-видеоиндустрия развлечений начала диктовать художественные вкусы, особенно в молодежной среде.

В сложившихся условиях противодействие процессам культурной вестерн-глобализации и профанному китчу становится более гибким и эффективным. Оно все чаще осуществляется преимущественно в форме кэмта.

Кэмт как одна из разновидностей синтезированной элитарно-массовой культуры, представляет собой по форме популярное, доступное широким социальным слоям, а по содержанию концептуальное, смысловое искусство, часто прибегающее к язвительной иронии и едкой пародии (на псевдотворчество), – своего рода амортизированный, обезвреженный «китч». Зарубежную русскую литературу, близкую к кэмпту, достойно представлял в последние десятилетия недавно ушедший из жизни писатель-эмигрант Василий Аксенов. Следует также активнее осваивать и распространять посредством усовершенствованных технологий мультимедиа инновационные образцы художественного творчества, давать дорогу неакадемическим жанрам искусства, в том числе трэшу – родственному кэмпту художественному течению, которое является пародией на современные формы поп-арта и гламура.

Сегодня болезненный переход к рынку сопровождается сокращением государственного финансирования культуры, снижением жизненного уровня значительной части интеллигенции.

Материальная база российской культуры в 90-е годы была подорвана; в последнее десятилетие происходило ее медленное восстановление, заторможенное последствиями мирового финансового и экономического кризиса. Одна из важных и сложных современных проблем – взаимодействие культуры и рынка.

Во многих случаях к созданию произведений культуры подходят как к бизнесу, приносящему прибыль, как к обычному рядовому товару, точнее говоря, к его гипертрофированному денежному эквиваленту.

Нередко побеждает стремление получить максимальную выгоду «любой ценой», не заботясь о качестве создаваемого художественного продукта. Неуправляемая коммерциализация культуры ориентируется не на творческую личность, а на «гиперэкономического сверхрыночника», подыгрывая его узкоутилитарным интересам.

Следствием данного обстоятельства стала утрата ряда передовых позиций литературой, игравшей ведущую роль в русской (и советской) культуре XIX–XX вв.

; искусство художественного слова деградировало и приобрело непривычную пестроту и эклектичность обмельчавших жанров и стилей.

На прилавках книжных магазинов преобладает пустопорожняя «розовая» и «желтая» беллетристика, для которой характерен отказ от духовности, гуманности и устойчивых нравственных позиций.

Постмодернистская литература частью ушла в сферу формального экспериментирования или стала отражением сиюминутно происходящего, «рассыпанного» сознания человека постсоветского времени, о чем свидетельствуют, например, произведения некоторых авторов «новой волны».

И все же развитие художественной культуры не остановилось. Талантливые музыканты, певцы, творческие коллективы и сегодня заявляют о себе в России, выступают на лучших сценах Европы и Америки; некоторые из них используют возможность заключать долгосрочные договоры о работе за границей.

К числу знаковых представителей российской культуры принадлежат певцы Д. Хворостовский и Л. Казарновская, ансамбль «Виртуозы Москвы» под руководством Вл. Спивакова, Государственный академический ансамбль народного танца им. Игоря Моисеева.

Новаторские поиски в драматическом искусстве по-прежнему осуществляет плеяда талантливых режиссеров: Ю. Любимов, М. Захаров, П. Фоменко, В. Фокин, К. Райкин, Р. Виктюк, В. Гергиев.

Ведущие российские кинорежиссеры продолжают активно участвовать в международных кинофестивалях, порой достигая заметных успехов, о чем свидетельствует, например, получение Н. Михалковым высшей премии Американской киноакадемии «Оскар» по номинации «За лучший фильм на иностранном языке» в 1995 г.

, за этот же фильм – «Большого приза жюри» на Каннском фестивале в 1994 г.; награждение почетным призом на фестивале в Венеции фильма А. Звягинцева «Возвращение». Пользуется читательским спросом «женская» проза (Т. Толстая, М. Арбатова, Л. Улицкая).

Определение путей дальнейшего культурного прогресса стало предметом острых дискуссий в российском обществе. Российское государство перестало диктовать культуре свои требования. Его система управления далека от прежней.

Однако в изменившихся условиях оно все-таки должно осуществлять постановку стратегических задач культурного строительства и выполнять священные обязанности по охране культурно-исторического национального наследия, оказанию необходимой финансовой поддержки творчески перспективным направлениям развития многогранной культуры.

Государственные деятели не могут не осознавать, что культуру нельзя полностью отдавать на откуп бизнесу, но она может плодотворно сотрудничать с ним.

Поддержка образования, науки, забота о сохранении и приумножении гуманистического культурного наследия способствуют успешному решению актуальных экономических и социальных задач, росту благосостояния и национального потенциала, имеют огромное значение для укрепления нравственного, психического здоровья народов, проживающих на территории России. Российской культуре предстоит превратиться в органичное целое благодаря формированию общенациональной ментальности. Это предотвратит нарастание сепаратистских тенденций и будет способствовать развитию творчества, успешному решению экономических, политических и идеологических проблем.

В начале третьего тысячелетия Россия и ее культура вновь оказались перед выбором пути. Огромный потенциал и богатейшее наследие, накопленные ею в прошлом, составляют важную предпосылку для возрождения в будущем.

Однако пока обнаруживаются лишь отдельные признаки духовного и творческого подъема. Решение назревших проблем требует времени и новых приоритетов, которые определит само общество.

Свое веское слово в гуманистической переоценке ценностей должна сказать российская интеллигенция.

Наращивание творческого обмена и плотности коммуникаций между исторически взаимосвязанными культурами России и Беларуси потребует от гуманитариев союзных стран новых шагов на пути интеллектуальной интеграции.

Предстоит также сблизить подходы при решении межгосударственных проблем и определении перспектив развития двух соседних цивилизаций. Решению данной задачи будут способствовать последовательные шаги руководства Российской Федерации, возглавляемого Президентом Д.А.

Медведевым и Председателем Кабинета Министров В.В. Путиным, направленные на дальнейшую социальную гуманизацию российского общества.

Источник: https://students-library.com/library/read/42796-kultura-rossii-postsovetskogo-perioda

Анатолий Торкунов «Политическая культура России: общее и особенное. » / «Россия в глобальной политике». Фонд исследований мировой политики

Лукин А.В., Лукин П.В. Умом Россию понимать. М.: Весь мир, 2015. 384 с. ISBN 978-5-7777-0638-6   

Читайте также:  Лжедмитрий ii - история России

Вышедшая в издательстве «Весь мир» книга Александра Лукина и Павла Лукина «Умом Россию понимать. Постсоветская политическая культура и отечественная история» – серьезный труд о России и о подходах к изучению ее истории и политики.

Книга – плод многолетних размышлений двух известных ученых – начинается с пересказа известной анекдотичной истории о молодом поэте, заявляющем, что он написал стихи о любви и тем самым практически закрыл тему.

Такой заход понадобился авторам, чтобы напомнить, что в нашей стране тема России не уступает по популярности теме любви, и одной или даже сотней книг ее не закрыть.

Будучи реалистами, они преследуют более скромную цель – поставить некоторые вопросы о закономерностях в политических процессах в истории России, общем и особенном в ее истории по сравнению с другими государствами. Авторы пытаются побудить читателя отказаться от многочисленных стереотипов донельзя мифологизированной истории России и попытаться начать воспринимать ее в более широком контексте всемирной истории.

Успеху способствовало то, что авторы по образованию и опыту во многом дополняют друг друга: один из них историк, специалист по древней и средневековой Руси, ее связям с европейскими соседями, другой – востоковед и политолог-международник, автор многочисленных работ по современной российской и китайской политике и отношениям России с Азией.

Работа над отдельными сюжетами книги была начата еще в середине 90-х гг. минувшего века, в период обрушения старой социально-политической системы и зарождения на ее развалинах новой.

Уже тогда авторы, по их собственному признанию, обнаружили в публикациях по политической культуре России и СССР практически полное отсутствие новых подходов и склонность оперировать давно устаревшими, стереотипными и, часто, мифологическими представлениями.

Одна из причина – недостаточное знакомство политологов с работами серьезных российских и зарубежных историков. Так родился замысел «вернуть политологию к истории». Отчасти он воплотился в данной книге, что и является ее главным достоинством.

Анализ перипетий становления российской политической культуры начинается с одной из самых сложных для изучения тем российской истории – политической жизни и системы управления средневекового Новгорода, нередко воспринимаемого сейчас как колыбель российской демократии, растоптанной «московским тоталитаризмом».

Однако предпринятый Павлом Лукиным анализ письменных источников, в том числе писем и отчетов ганзейских купцов, написанных на  средневерхнегерманском наречии и по этой причине недоступных для большинства российских исследователей, позволяет представить реальное положение дел в этом действительно уникальном городе и убедительно показать, что новгородское самоуправление ничего общего с современной демократией не имело.

Авторы доказывают, что политическая культура в Новгороде не может считаться несущей хоть какой-то демократический заряд, поскольку такие непременные атрибуты как свобода личности, учет мнения меньшинства, политическая конкуренция либо вообще отсутствовали в Древней Руси, либо их отдельные проявления считались временными и досадными отступлениями от идеала «единодушия». И уж тем более ничего общего даже с зачатками демократии не имело коллективное насилие, представляющее одну из несущих конструкций этой системы.

Развенчиваются в книге и распространенные, особенно у европейских исследователей, представления о том, что новгородское вече было лишь сходкой «активно действующего населения» и даже «буйствующей толпой».

Ссылаясь на ганзейские источники, авторы показывают, что вече являлось местом, где составлялись официальные документы и принимались важнейшие политические решения с участием должностных лиц, таких как посадник и тысяцкий.

Во второй главе авторы на основе исторических данных анализируют популярные мифы об «извечном российском авторитаризме» и «слабости самоуправления», о принципиальном отличии «европейско-ориентированного» домонгольского общества от «авторитарной» Московской Руси, о том, что монголы принесли на Русь авторитаризм и централизацию власти, об отсутствии феодализма и городского самоуправления, об уникальной роли в России сельской общины, о том, что Россия всегда принадлежала «Востоку», а не «Западу» или была где-то посередине между ними, и о многом другом. Шаг за шагом они показывают, насколько все эти стереотипные представления, глубоко укоренившиеся в массовом политологическом сознании, соответствуют реальности, согласуются или не согласуются с данными современной исторической науки. 

Эту непростую работу они выполняют, следуя прозвучавшему столетие назад призыву известного социолога и будущего первого президента Чехословакии Томаша Масарика с «критической осторожностью» воспринимать европейские суждения о сравнении русских с остальными народами Европы, поскольку «часто это были всего-навсего краткие и поверхностные замечания». Авторы призывают при рассмотрении истории России отказаться от схоластических споров о том, является она «европейской» или «неевропейской», способна ли «демократизироваться» и в какой мере этому препятствуют ее традиции. По мнению авторов, обсуждение таких вопросов в общем плане, вне исторического контекста, является в XXI веке пустым занятием и представляет ценность разве что в контексте истории идей, но никак не для понимания российских реалий.

Чрезвычайный интерес для профессиональных историков, политологов и просто продвинутых читателей, несомненно, вызовет предпринятая в третьей главе удачная попытка по-новому взглянуть на политическую систему России, сложившуюся в 90-е годы ХХ века.

Авторы  анализируют ее не с точки зрения привычных противопоставлений «Восток–Запад» или «демократия–авторитаризм», но как общество, непосредственно выросшее из политической культуры и политической системы позднесоветского времени, позаимствовавшее и развившее его систему кланов, но уже без централизованной власти компартии и государственной идеологии.

Стремление к объективному и непредвзятому анализу постсоветских реалий заставляет авторов отметить такое явление, как появление уже в 1990-е гг. даже в среде «либералов» и «западников» ностальгии по сильной власти вследствие развала системы управления и порожденных им экономических сложностей.

Как отмечают авторы, история последних десятилетий знает примеры успешной авторитарной модернизации. Однако авторитаризм сам по себе не гарантирует развития, может приводить к застою.

Четвертая глава посвящена проблеме соотношения политического идеала и политического режима в постсоветской России.

Реконструировать аналитическую модель современного политического идеала населения России авторы пытаются на основе совмещения интерпретационного и количественного методов, также они анализируют влияние идеала на возникновение и перспективы современной политической конструкции.

Достоинством является то, что данный раздел написан на основе анализа данных многочисленных интервью и опросов общественного мнения.

Эта аналитическая работа позволила сделать вывод о преемственности политического идеала россиян начала ХХI века и позднесоветского периода, а также о том, что характер политического режима во многом этому идеалу соответствует, поскольку установки элиты в основном разделяются населением.

Несомненный интерес представляет и вывод о том, что сформировавшееся в России устройство власти стало результатом выбора россиян в эпоху относительно свободных электоральных процедур ельцинского и раннепутинского периодов, причем выбор большинства населения выражался частично в поддержке политики Владимира Путина, а частично – в пассивном согласии и отсутствии противодействия ей. Иными словам, политическая система сейчас в целом соответствует политической культуре российского населения.

В пятой главе авторы рассматривают экономическую политику постсоветского периода через призму истории отечественной экономики.

Разбирая многочисленные исторические примеры, авторы приходят к казалось бы парадоксальному выводу, что радикальные реформы так называемых «либералов-западников» в действительности полностью вписывались в национальную традицию.

По мнению авторов, для тех, кто знаком с экономической историей России, не стали неожиданными и результаты: господство в экономике «олигархических» структур, возглавляемых людьми, приближенными к власти. Все это уже было, причем неоднократно.

Говоря о принципах, следование которым могло бы обеспечить успешный экономический прорыв, авторы отмечают: 1) решительную роль государства в создании условий для повышения экономической активности населения и заинтересованности властей в развитии своих территорий; 2) мощную финансовую и организационную государственную поддержку развития стратегически важных отраслей и регионов; 3) активную госполитику по созданию национального рынка, защите его и национального бизнеса; 4) невмешательство государства в непосредственное ведение бизнеса, поощрение независимости профессиональных организаций и местного самоуправления. Иная политика, предупреждают авторы, обречена консервировать застой или даже возвращать страну к более архаичным социальным отношениям и формам хозяйствования, даже если будет сопровождаться повсеместным внедрением западной терминологии.

В «Заключении» авторы формулируют некоторые выводы и обобщения, дают рекомендации по возможной методологии и направлению дальнейших исследований.

Они отмечают, что откат в области политических и творческих свобод, тенденция к огосударствлению и угасанию реальной общественной жизни, начавшей было развиваться перед распадом СССР и сразу после него, имеет под собой солидную культурную основу, корни которой – в советском политическом опыте.

Авторы отмечают, что в отечественной традиции есть элементы, которые могли бы способствовать эволюции российской политической культуры в сторону большего уровня свободы.

Определенные элементы как реальной выборности (например, в научных, творческих и некоторых общественных организациях), так и моральной независимости, оставшиеся России в наследство от эпохи либеральных реформ Александра II, удержались даже в советский период.

Однако самих по себе перечисленных элементов недостаточно, поскольку провозглашаемое представление о делимости власти не укоренилось российской политической культуре. По мнению авторов, движение к более свободному обществу будет возможно только в случае радикального изменения направления реформ, если вместо одностороннего упора на выборы и навязчивого обсуждения абстрактных монетаристских схем будет происходить реальное развитие правосознания и создаваться действенная система разделения властей, реальные гарантии независимости суда.

Завершая свой труд, авторы задаются вопросом: а способна ли Россия, не будучи поглощенной западной идеологией «демократизма», выдвинуть собственную модель, которую отличали бы не меньший уровень свободы и достатка, но и более адекватный подход к моральным ценностям, не противоречащим чаяниям и культуре большинства населения. Ответ может дать только будущее.

Главное достоинство рецензируемой книги можно сформулировать так: за последний период это, пожалуй, одна из немногих небезуспешных попыток предложить участникам нынешних политологических дискуссий об исторической судьбе России инструменты научного подхода, позволяющего избавиться как от мифологем, доставшихся в наследство от прошлого, так и от стереотипов и штампов, порожденных уже новой эпохой. В книге поставлено больше вопросов, чем дается ответов. Но при дальнейших попытках ответить на них трудно будет не учитывать мнения и рекомендации авторов.

Источник: http://globalaffairs.ru/book/Politicheskaya-kultura-Rossii-obschee-i-osobennoe-18365

Постсоветский этап в развитии русской культуры

Начало 90-х гᴦ. проходило под знаком ускоренного распада единой культуры СССР на отдельные национальные культуры, которые не только отвергали ценности общей культуры СССР, но и культурные традиции друг друга.

Такое резкое противопоставление различных национальных культур привело к нарастанию социокультурной напряженности, к возникновению военных конфликтов и вызвало в дальнейшем распад единого социокультурного пространства. Но процессы культурного развития не прерываются с распадом государственных структур и падением политических режимов.

Культура новой России органически связана со всœеми предшествующими периодами истории страны. Вместе с тем новая политическая и экономическая ситуация не могли не сказаться на культуре. Кардинальным образом изменились ее взаимоотношения с властью. Государство перестало диктовать культуре свои требования, и культура утратила гарантированного заказчика.

Исчез общий стержень культурной жизни — централизованная система управления и единая культурная политика. Определœение путей дальнейшего культурного развития стало делом самого общества и предметом острых разногласий. Диапазон поисков чрезвычайно широк — от следования западным образцам до апологии изоляционизма.

Отсутствие объединительной социокультурной идеи воспринимается частью общества как проявление глубокого кризиса, в котором оказалась российская культура к концу XX в. Другие считают культурный плюрализм естественной нормой цивилизованного общества. Ликвидация идеологических барьеров создала благоприятные возможности для развития духовной культуры.

Читайте также:  Петр николаевич краснов: вехи жизни - история России

При этом экономический кризис, переживаемый страной, сложный переход к рыночным отношениям усилили опасность коммерциализации культуры, утраты национальных черт в ходе ее дальнейшего развития, негативного воздействия американизации отдельных сфер культуры (прежде всœего музыкальной жизни и кинœематографа) как своего рода расплаты за «приобщение к общечеловеческим ценностям».

Духовная сфера переживает в серединœе 90-х гᴦ. острый кризис. В сложный переходный период возрастает роль духовной культуры как сокровищницы нравственных ориентиров для общества, политизация же культуры и деятелœей культуры приводит к осуществлению ею несвойственных для нее функций, углубляет поляризацию общества.

Стремление направить страны на рельсы рыночного развития приводит к невозможности существования отдельных сфер культуры, объективно нуждающихся в государственной поддержке.

Возможность так называемого «свободного» развития культуры на почве низких культурных потребностей достаточно широких слоев населœения приводит к росту бездуховности, пропаганде насилия и, как следствие, росту преступности. Одновременно продолжает углубляться раздел между элитарными и массовыми формами культуры, между молодежной средой и старшим поколением.

Все эти процессы разворачиваются на фоне быстрого и резкого усиления неравномерности доступа к потреблению не только материальных, но культурных благ. В социокультурной ситуации, сложившейся в российском обществе к серединœе 90-х гᴦ.

, человек, как живая система, представляющая собой единство физического и духовного, природного и социально-культурного, наследственного и прижизненно приобретенного, уже не может нормально развиваться. Действительно, большинство людей по мере укрепления рыночных отношений всœе больше отчуждаются от ценностей отечественной культуры.

И это вполне закономерная тенденция для того типа общества, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ создается в России в конце XX столетия. Все это, ставшее реальностью за последнее десятилетие, подводит общество к пределу накопления взрывоопасной социальной энергии. Словом современный период развития отечественной культуры можно обозначить как переходный.

Второй раз за столетие в России произошла настоящая культурная революция. В современной отечественной культуре проявляются многочисленные и весьма противоречивые тенденции. Но их можно, условно говоря, объединить в две группы. Первая тенденция: разрушительные, кризисные, содействующие полному подчинœению культуры России стандартам западной цивилизации.

Вторая тенденция: прогрессивные, питаемые идеями патриотизма, коллективизма, социальной справедливости, традиционно понимаемые и исповедуемые народами России. Борьба между этими по своей сути антагонистическими тенденциями, видимо, и будет определять основное направление развития отечественной культуры третьего тысячелœетия. Культура России и эпоха «постмодерна».

Современные культуротворческие процессы, происходящие в России, — неразрывная часть общемирового развития конца XX — начала XXI вв., перехода от индустриального к постиндустриальному обществу, от «модерна» к «постмодерну». Духовное состояние западной культуры и искусства современности получило название постмодернизм.

Оно родилось из трагического осознания невозможности восстановить всœеобщую гармонию через превознесение единичного. Главной ценностью «постмодернизма» является «радикальная множественность». По мнению немецкого исследователя проблем современной культуры В.

Велша, эта множественность — не синтез, а эклектическое сочетание разнородных элементов, стирающее грани между создателœем ценностей и их потребителœем, между центром и периферией, превращающее ценности в антисимволы посредством утраты их глубинных связей с духовной составляющей культуры.

Так, в мире постмодернизма происходит деиерархизация культуры, делающая невозможным утверждение новой системы ценностей. В силу этого современный человек обречен пребывать в состоянии духовной аморфности. Он способен обозревать всœе, но ничто не может оформить его изнутри.

По этой причине столь необходимыми становятся внешние формы ограничения людей, которые всячески стремятся укрепить западный мир посредством моды, общественного мнения, стандартизации жизни, повышения ее комфортабельности и т.д. В силу этих же причин первое место в культуре стали занимать средства массовой информации.

Им даже присвоено имя «четвертой силы», имея в виду три другие — законодательную, исполнительную и судебную. В современной отечественной культуре диковинным образом соединяются несоединимые ценности и ориентации: коллективизм, соборность и индивидуализм, эгоизм, нарочитая политизированность и демонстративная аполитичность, государственность и анархия и т.п.

Действительно, сегодня как бы на равных сосуществуют такие не только не связанные друг с другом, но друг друга взаимоисключающие явления, как вновь обретенные культурные ценности русского зарубежья, заново переосмысленное классическое наследие, ценности официальной советской культуры.

Таким образом как раз и складывается общая картина культурной жизни России, характерная для постмодернизма, широко распространенного в мире к концу нашего века. Это особый тип мировоззрения, направленный на отказ от всœех норм и традиций, установления каких-либо истин, ориентированный на безудержный плюрализм, признание равноценными любых культурных проявлений.

Но постмодернизм не в состоянии примирить непримиримое, так как не выдвигает для этого плодотворных идей, он лишь совмещает контрасты как исходный материал дальнейшего культурно-исторического творчества.

В сложных исторических и природных условиях Россия выстояла, создала свою самобытную оригинальную культуру, оплодотворенную влиянием как Запада, так и Востока, и, в свою очередь, обогатившую своим воздействием другие культуры. Перед современной отечественной культурой стоит сложная задача — выработать свой стратегический курс на будущее в быстро меняющемся мире.

Решение этой глобальной задачи чрезвычайно сложно, так как упирается в крайне важно сть осознания глубинных противоречий, присущих нашей культуре на всœем протяжении ее исторического развития. Наша культура вполне может дать ответ на вызовы современного мира.

Но для этого нужно перейти к таким формам ее самосознания, которые перестали бы воспроизводить одни и те же механизмы непримиримой борьбы, жесткой конфронтационности, отсутствия «середины». Непременно крайне важно уйти от мышления, ориентирующегося на максимализм, радикальный переворот и переустройство всœего и вся в кратчайшие сроки.

Современные модели развития многонациональной культуры России. Смутное время, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ сейчас переживает отечественная культура, — не новое явление, а постоянно повторяющееся, и всœегда культура находила те или иные ответы на вызовы времени, продолжала развиваться. Весь мир оказался на перепутье на рубеже XXI в.

, речь идет о смене самого типа культуры, который сформировался в рамках западной цивилизации в течение нескольких последних веков. Возрождение культуры является важнейшим условием обновления нашего общества. Определœение путей дальнейшего культурного развития стало предметом острых дискуссий в обществе, ибо государство перестало диктовать культуре свои требования, исчезли централизованная система управления и единая культурная политика. Одна из существующих точек зрения состоит по сути в том, что государство не должно вмешиваться в дела культуры, так как это чревато установлением его нового диктата над культурой, а культура сама найдет средства для своего выживания. Более обоснованной представляется другая точка зрения, суть которой состоит в том, что, обеспечивая свободу культуре, право на культурную самобытность, государство берет на себя разработку стратегических задач культурного строительства и обязанности по охране культурно-исторического национального наследия, необходимую финансовую поддержку культурных ценностей. Государство должно осознавать, что культура не должна быть отдана на откуп бизнесу, ее поддержка, в т.ч. образования, науки, имеет огромное значение для поддержания нравственного, психического здоровья нации. Кризис духовности вызывает сильный психический дискомфорт у многих людей, так как серьезно поврежден механизм идентификации со сверхличными ценностями. Без этого механизма не существует ни одна культура, а в современной России всœе сверхличные ценности стали сомнительными. Несмотря на всœе противоречивые характеристики отечественной культуры, общество не может допускать отрыва от своего культурного достояния. Распадающаяся культура мало приспособлена к преобразованиям, ибо импульс к созидательным переменам исходит от ценностей, являющихся культурными категориями. Только интегрированная и крепкая национальная культура может сравнительно легко приспособить к своим ценностям новые цели, освоить новые образцы поведения.

В связи с этим в современной России представляются возможными три модели развития многонациональной культуры:

победа культурного и политического консерватизма, попытка стабилизировать ситуацию на базе идей о самобытности России и ее особом пути в истории. В этом случае:

происходит возврат к огосударствлению культуры,

осуществляется автоматическая поддержка культурного наследия, традиционных форм творчества,

ограничивается иностранное влияние на культуру,

отечественная художественная классика остается предметом культа͵ а эстетические новации вызывают подозрение.

По своей природе эта модель недолговечна и неминуемо ведет к новому кризису, но в условиях России она может просуществовать достаточно долго;

интеграция России под воздействием извне в мировую систему хозяйства и культуры и превращение ее в «провинцию» по отношению к глобальным центрам. При утверждении данной модели:

происходит «макдонализация» отечественной культуры,

стабилизируется культурная жизнь общества на базе коммерческой саморегуляции.

Ключевой проблемой становится сохранение самобытной национальной культуры, ее международного влияния и интеграция культурного наследия в жизнь общества;

интеграция России в систему общечеловеческой культуры в качестве равноправного участника мировых художественных процессов.

Для реализации этой модели крайне важно в полной мере задействовать культурный потенциал, коренным образом переориентировать государственную культурную политику, обеспечить внутри страны ускоренное развитие отечественной культурной индустрии, всœемерно поощрять включение творческих работников во всœемирные сети художественного производства и коммуникации. Именно эта модель заслуживает решительной поддержки, ибо нацелена на культуру, которая должна активно влиять и на политику, и на экономику, и на духовную жизнь.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, культура России новейшего времени — сложнейшее и неоднозначное явление. С одной стороны, она всœегда определяла тенденции социокультурного процесса в мире, с другой — оказывалась под влиянием западной культуры в широком смысле этого слова. Отечественная культура в эпоху новейшего времени прошла несколько наиболее существенных этапов: досоветский (до 1917 ᴦ.

); советский (до 1985 ᴦ.) и современный этап демократических преобразований. На всœех этих этапах проявилась большая роль государства в развитии культуры, относительная пассивность населœения, большой разрыв между культурой масс и ее наиболее выдающихся представителœей.

Вступив на путь капиталистического развития позднее ведущих стран Запада, Россия в пореформенные годы сумела добиться многого в области экономики. В духовном же отношении Россия на рубеже XIX-XX вв. дала мировой культуре целый ряд выдающихся достижений.

Противоречивый характер развития культуры в советский период привел к накоплению многочисленных противоречий, разрешение которых еще не завершено. Направленность развития культуры в будущем будет определяться многими факторами, прежде всœего освобождением от внешней зависимости, учетом самобытности России и опытом ее исторического развития.

На рубеже тысячелœетий Россия вновь оказалась на перепутье. Но как бы ни сложилась ее судьба, русская культура остается главным богатством страны и залогом единства нации. На рубеже тысячелœетий человечеству брошен вызов в виде глобальных проблем, перед лицом которых ему предстоит выступать в качестве единого субъекта͵ принимающего осознанные и согласованные решения.

В этом созидании общечеловеческого единства решающая роль принадлежит взаимообогащающему диалогу различных культур, мировому культурному процессу. Русская культура издавна играла важную роль в данном процессе. У России особая цивилизующая и организующая функция в мировом социокультурном пространстве.

Русская культура доказала свою жизнеспособность, подтвердила, что развитие демократии, нравственное очищение невозможны без сохранения и приумножения накопленного культурного потенциала. Россия — страна великой литературы и искусства, смелой науки и признанной системы образования, идеальных устремлений к общечеловеческим ценностям, не может не быть одним из самых активных созидателœей культуры мира.

Источник: http://referatwork.ru/category/kultura/view/118852_postsovetskiy_etap_v_razvitii_russkoy_kul_tury

Ссылка на основную публикацию