Крах системы послевоенных платежей — история России

Крах Версальско-Вашингтонгской системы: причины и последствия

Крах системы послевоенных платежей - история России

Шмелева Н. П. Крах Версальско-Вашингтонгской системы: причины и последствия // Молодой ученый. — 2016. — №13. — С. 625-628. — URL https://moluch.ru/archive/117/32272/ (дата обращения: 11.06.2018).

Боевые действия на фронтах Первой мировой завершились 11 ноября 1918г. Подписанием Компьенского перемирия. Кровопролитная война, в ходе которой погибло около 10 млн. человек, отнюдь не прояснила, а скорее запутала отношения участвовавших в ней стран. Мирная конференция, на которой предстояло выбрать условия послевоенного мирного урегулирования, открылась в Париже 18 января 1919г.

Ключевая роль в этом процессе принадлежала великим державам: Великобритании, США, Франции. Однако у каждой из них были свои интересы, которые далеко не всегда совпадали. Та программа, с которой их лидеры прибыли в Париж, определялась конкретными итогами войны для великих держав. Формально в работе Парижской конференции на равных участвовали делегации из 27 стран, прибывших туда.

Однако реально основные вопросы обсуждались на заседаниях «Совета десяти», куда входили по два представителя — глава государства и министр иностранных дел. От 5 ведущих держав — США, Великобритании, Франции, Японии и Италии. Уже по ходу дела многие функции этого органа перешли к «Совету четырех», куда входили президент США В. Вильсон, премьер — министр Англии Д.

Ллойд — Джордж, премьер Франции Ж. Клемансо и глава итальянского правительства Орландо. Наиболее жесткую позицию занимала Франция. Она добивалась максимального ослабления Германии, даже ее расчленения. В любом случае ее граница с немецким государством должна быть по Рейну. С Германии предстояло взыскать огромную контрибуцию. Германия должна была произвести в течение 1919–21 гг.

платежи, которые были установлены Репарационной комиссией, причем эквивалент этих выплат должен составлять 20 млрд. Золотых марок. [1] По вопросу о сумме репараций державам-победительницам так и не удалось договориться. Для решения этого вопроса была созвана специальная конференция, которая к 1921 г. установила общий объем репараций в 132 млрд.

золотых марок, из которых львиную долю должны были получить Франция 52 %, Великобритания 22 %, Италия 10 %. [2] К началу работы Парижской конференции Парижской конференции уже реализовала ряд своих планов. Ее войска оккупировали большую часть германских колоний. Флот Германии был разбит или захвачен англичанами.

Поэтому Великобритании было невыгодно дальнейшее ослабление Германии, ибо это автоматически вело к чрезмерному усилению позиций Франции. Относительно сильная Германия была необходима и как барьер против распространения идей большевизма в Европе. Позиция США официально изложена в «Четырнадцати пунктах В. Вильсона» В ходе своего выступления в Конгрессе в январе 1918г.

американский президент изложил достаточно четкую программу вмешательства США в процесс послевоенного мирного урегулирования, который конечно же должен был контролироваться из-за океана.

Подобное видение перспектив послевоенного мирного урегулирования нарушало традиционную изоляционистскую направленность внешней политики США и обозначала их возросшее влияние в мире. США оказались единственной великой державой, которая вышла из Первой мировой войны несомненно усилившаяся.

Державы-победительницы, собравшиеся за круглым столом в Версале, задолжали США по военным займам 9,5 млрд. долларов. Если до войны США были должником Европы и уплачивали в год по 200 млн. долларов, то теперь финансовые тузы Уолл-Стрит ожидали получать от разоренных европейских стран по крайней мере 500млн. долларов в год. Так складывались отношения в лагере победителей.

На Парижскую мирную конференцию В.Вильсон привез проект создания международной организации — Лиги Наций, через посредство которой правители США надеялись осуществить свои планы мирового господства. В Париже В. Вильсону пришлось встретиться с опытными политиками, которые имели собственные планы мирового урегулирования.

В ходе Парижской мирной конференции сразу же обозначились основные узлы противоречий: судьба Германии и ее колоний, будущее окончательно развалившейся турецкой империи, вопрос об Уставе Лиги Наций, отношение к событиям в России. 14 февраля 1919 г. Устав Лиги Наций был готов.

Эта организация включала в себя Генеральную Ассамблею и Совета, в который входило 9 членов, где должны были обсуждаться основные вопросы мировой политики. Предполагалось, что именно Лига Наций займется решением вопроса о германских колоний и арабских провинций бывшей турецкой империи.

[3] Ей предстояло выдать державам-победительницам мандаты на управление этими территориями. После урегулирования этого вопроса приступили к обсуждению условий мирного договора с Германией. В основу его легли предложения Ллойд-Джорджа. В итоге удалось согласовать окончательный текст договора, который и был подписан в Версальском дворце 28 июня 1919г.

Германия теряла 18 территории, в том числе Эльзас и Лотарингию, сокращалась армия, запрещалось иметь подводный флот. Но самое главное — Германия объявлялась виновницей развязывания войны. [1] В результате этих соглашений политическая карта Европы претерпела кардинальные изменения.

Версальский договор являлся той основой, на которой строилась вся новая модель послевоенных международных отношений. Он зафиксировал сложившуюся на тот момент расстановку сил на международной арене.

Однако в этой фиксации было много изъянов, ибо сформировавшаяся система межгосударственных отношений не охватывала своим влиянием многие взрывоопасные проблемы послевоенного мира: не удалось найти решение проблем, порожденных распадом Турецкой империи, на востоке Европы возникло новое государство Польша, которой Германия уступила Познань, районы Померании и Восточной Пруссии. Однако многие польские области Померания, Силезия, Бранденбург — остались в составе Германии. С другой стороны, Германия вынуждена была отказаться от притязаний на г. Мемель (Клайпеду), который в 1923г. был передан Литве. Особое положение в послевоенной Европе занимала Советская Россия. Большевистские лидеры основывались в осуществлении внешнеполитического курса на принципиальных направлениях, чем правительства царской России. Особенно ярко этот момент проявился в начале 1918г. при подписании сепаратного Брест-Литовского мира, выводившего Россию из Первой мировой войны. В Советской историографии утверждалось, что подписание этого мирного договора знаменует собой начало новой миролюбивой внешнеполитической линии Советского правительства, не желавшего участвовать в «империалистической бойне». На самом деле, заключение Брест-Литовского договора преследовало совершенно иные цели. Во-первых, большевики вели борьбу за власть и идея подписания этого унизительного мирного договора лидеры большевистской партии пытались перехватить политическую инициативу и добиться демобилизации многочисленной армии. Подобный шаг, а также начало Гражданской войны в России поставили большевистское правительство вне рамок официальных дипломатических отношений в Европе, и в мире. Великие державы не признали большевистское правительство и, таким образом, его интересы не были учтены ни в ходе Парижской, ни в ходе работы Вашингтонской мирных конференций. И все же нельзя утверждать, что Советская Россия, а позже и СССР, находились вне основных внешнеполитических коллизий, приведших к возникновению Версальско-Вашингтонской системы. Напротив, руководители Советской России принимали самое деятельное, хотя и не всегда санкционированное великими державами, участие в изменении государственных границ по итогам Первой мировой войны. Участие Советской России в указанных событиях складывалось неблагоприятно. На рубеже 1917–18гг. была потеряна Финляндия, Прибалтийские провинции (Литва, Латвия, Эстония) и Бессарабия. Неудачно для России завершилась и война с Польшей. Попытка ее советизации завершилась крахом. 18 марта 1921 г. в Риге был подписан мирный договор, по которому Россия теряла территории Западной Белоруссии и Западной Украины. Итоги войны с Польшей со всей очевидностью показали, что Красная Армия, несмотря на победы, одержанные над внутренними врагами не была способна вести усиленные военные действия за пределами России против хорошо обученной регулярной армии. Советские войска понесли по словам Ленина», огромное поражение, колоссальная армия в 100 тыс. в плену, или в Германии. Одним словом, — гигантское, неслыханное поражение» [1]. Поскольку великие державы (Франция, Великобритания) принимали активное участие в урегулировании советско-польского конфликта, статьи Рижского мирного договора можно рассматривать как компоненты Версальской системы. [5]

Таким образом, Версальская система мира в Европе имела достаточно сильных противников, которые сделали ставку на силовое ниспровержение этих, как им казалось несправедливых и грабительских, и унизительных условий мирного урегулирования и «нового порядка» в Европе. Этим безусловными противниками системы выступали Германия и Советска Россия. В 1939 году их интересы и подлинные амбиции становятся катализатором Второй мировой войны

Литература:

  1. Версальский договор/Хрестоматия по новейшей истории. Т1.(1917–39гг.) Документы и материалы. С 188.
  2. Мир в 1 пол.20в. 1918–45гг., с.15
  3. Кредер А. А. Словарь Новейшей истории.М.,1999.с.165
  4. Краснов В., Дайнес В. Неизвестный Троцкий.Красный Бонапарт. Документы, мнения, размышления. М.,с.328
  5. Сироткин В. Г. Рижский мир.//Международная жизнь 1988 № 8}

Основные термины (генерируются автоматически): Россия, Великобритания, Европа, Советская Россия, США, мировая война, Париж, послевоенное мирное урегулирование, мирный договор, Парижская конференция.

Источник: https://moluch.ru/archive/117/32272/

Кризисы послевоенного времени в восходящем тренде мировой экономики | Статистика инвестиций

Первые годы после Второй мировой войны были как никогда трудными для мировой экономики.

С уверенностью этот период можно назвать кризисным практически для всех стран мира, но если присмотреться, то можно увидеть, что именно этот период времени сыграл главную роль в становлении мировой экономики и динамическом её росте во второй половине двадцатого века. Суть в том, что в это время начали формироваться и бурно развиваться целые системы международных финансово-экономических отношений.

Рейхстаг 1945 год

С момента создания Международного валютного фонда (МВФ) прошло уже немало времени, но споры о том помогает ли МВФ преодолевать кризисы или наоборот, усугубляет положение стран, попавших в них, до сих пор не умолкают.

Можно с уверенностью сказать лишь одно, судьба международных организаций подобного рода и всяческих программ, направленных на оздоровление мировой экономики зависит от политики господствующих государств, от противостояния экономических систем и группировок.
 

Мировая экономика в первые послевоенные годы

Экономика многих ведущих стран мира серьезно пострадала от военных действий, вне зависимости от того являлась ли страна победителем или была побежденной. Население голодало, наблюдался резкий спад производства потребительских товаров.

Уже во время Второй мировой войны началась инфляция. После войны она продолжилась, то усиливаясь, то ослабевая, вплоть до 1950 года.

В Великобритании денежная масса возросла с 1937 года по 1946 год в 3 раза, государственный долг — в 4 раза, индекс оптовых цен — на 60%.

Во Франции эти показатели были выше: рост денежной массы — в 7 раз, уровень цен — в 8 раз. Для Италии соответствующие цифры составляли 27 и 30 раз, для Японии — 24 и 13 раз.

К 1949-1950 годам цены в основном стабилизировались на разных уровнях. Скажем, в Японии они оказались примерно в 250 раз выше, чем до войны, в Италии — почти в 60 раз. Но абсолютный уровень цен особого значения не имел: одни страны впоследствии избавились от лишних нулей путем деноминации, другие остались с прежними деньгами.

Американский доллар более чем когда-либо стал осью всей мировой валютной системы, а курс каждой валюты к доллару — важнейшим показателем. Вместе с ценами стабилизировались и эти курсы.

Особенно велика была послевоенная разруха в Германии, разделенной на оккупационные зоны. В июне 1948 года западные державы провели в своих объединенных зонах денежную реформу.

Вводилась новая валюта, известная как «дойч марка«, с обменом старых наличных денег и банковских счетов по различным соотношениям и с ограничениями сумм.

С самого начала эмиссия денег жестко ограничивалась, и с созданием ФРГ в 1949 году антиинфляционный принцип стал основополагающим во всей экономической политике государства и заново созданного центрального банка (Бундесбанка).

Это позволило стабилизировать курс марки на уровне 4,20 марки за доллар, который также не менялся в 1950-х годах. Между прочим, это означало восстановление паритета марки с долларом времен кайзера и Веймарской республики.

Характерной чертой первых послевоенных лет был долларовый голод, говоря более строго — дефицит платежных балансов почти всех развитых и большинства развивающихся стран с Соединенными Штатами и странами долларовой зоны. Из войны США вышли с укрепившейся экономикой и мощным экспортным потенциалом, тогда как другим странам не хватало товаров для продажи в Америку и товары эти были часто недостаточно конкурентоспособны.

По данным платежного баланса США, их активное сальдо по текущим операциям составляло в 1946 году 7,8 миллиарда долларов (причем валютные поступления были вдвое больше платежей), в 1947 году — 11,6, в 1948 году – 6,8 миллиарда.

После этого американский актив начал понемногу снижаться. Статистика МВФ показывает, что зеркальным отражением активного сальдо США в эти годы были дефициты внешних расчетов стран Европы.

В 1947 году эти страны ввезли товаров из США на 6,1 миллиарда долларов, а вывезли лишь на 1 миллиард.

Читайте также:  Культурная жизнь на заре истории древней руси - история России

Западноевропейские страны всячески берегли доллары и старались не платить ими друг другу. Были организованы системы двустороннего, а затем и многостороннего клиринга (взаимного зачета), в итоге лишь небольшая доля дефицитов погашалась долларами. Однако, с созданием в 1950 году Европейского платежного союза эта доля постепенно увеличивалась.

Руководствуясь как военно-политическими, так и экономическими соображениями, США предоставляли в форме кредитов и грантов (безвозвратных субсидий) значительную помощь странам Западной Европы. В 1948-1952 годах важнейшим каналом этой помощи был план Маршалла. На фоне этого мирового развития в отдельных крупных странах и группах стран происходили кризисы.
 

Создание МВФ

Бреттон-Вудская конференция

Во время войны американские и британские эксперты приступили к разработке планов международной валютной системы, которая соответствовала бы послевоенным условиям.

Речь шла о том, чтобы учесть и преодолеть печальный опыт 1920-х и 1930-х годов, характеризуемый чередованием инфляции и дефляции, агрессивным протекционизмом и упадком мировой торговли, конкурентными девальвациями и валютными ограничениями.

В июле 1944 года, когда еще гремели пушки и рвались бомбы, в тихом курортном городке Бреттон-Вудс (США) собралась международная конференция, в которой участвовали 44 страны. Там был согласован устав Международного валютного фонда — первой в истории всемирной валютно-финансовой организации.

Создание МВФ было сложной технико-финансовой проблемой. Как заметил Дж. К. Гэлбрейт, «мало было в истории международных совещаний такого масштаба, где участники так слабо понимали бы, что, собственно, происходит или хотя бы что пытаются сделать».

По его словам, это не мешало, а скорее помогало делу, потому что люди делали вид, что все понимают, и не задавали лишних вопросов.

У истоков Международного валютного фонда стояли два человека, предложивших свои проекты, английский экономист Дж. М. Кейнс и заместитель секретаря казначейства США Г. Д. Уайт. Кейнс был известен как крупнейший ученый, новатор в области экономической политики и финансов, Уайт олицетворял экономическую мощь и финансовые ресурсы Америки.

Кейнс являлся англичанином до мозга костей. Сын кембриджского профессора экономики, он с детских лет впитал высокую культуру, был блестящим публицистом и полемистом, знатоком истории, литературы и искусства.

Незадолго до Бреттон-Вудской конференции он стал лордом — так сказать, первым аристократом от политической экономии. Уайт был стопроцентный американец, «человек Рузвельта», один из группы соратников и советников президента в проведении политики Нового курса.

По своим политическим взглядам — либерал в американском смысле слова, сторонник рабочего законодательства, высоких налогов на богатых, социальных программ для бедных.

Что касается их характеров, то оба были людьми трудными в общении, резкими, несговорчивыми, склонными идти против течения, не считаясь ни с самолюбием других, ни с возможными неприятностями для себя.

Между финансовыми проектами Кейнса и Уайта при всей схожести деталей была одна главная разница. Кейнс предлагал чтобы страны, попавшие в тиски финансового кризиса, могли сравнительно свободно пользоваться в борьбе с ним валютными ресурсами МВФ.

Шансы оказаться в таком положении имела прежде всего Великобритания, что и подтвердилось в первые послевоенные годы.

Уайт хотел, чтобы помощь Фонда в таких ситуациях была обставлена многими условиями и ограничениями, справедливо предвидя, что источником его ресурсов неизбежно будут США.

Источник: http://www.cotinvestor.ru/obuchajushhie-materialy/jekonomicheskie-krizisy/krizisy-poslevoennogo-vremeni-v-vosxodyashhem-trende-mirovoj-ekonomiki/

Легендарный СЭВ: как СССР спасал послевоенную Европу от полного краха

До 1949 года помощь странам Восточной Европы была односторонней: со стороны СССР.

Например, неурожай 1947 года мог бы ввергнуть Чехословакию в такие экономические затруднения, из которых страна не могла бы вырваться в течение ряда лет. Ущерб от неурожая 1947 года исчисляется 13 млрд ч/с крон.

Только благодаря бескорыстной помощи со стороны Советского Союза Чехословакия не только не пережила кризис с продовольствием, но вышла из него без серьезного пассивного баланса.

Уже в 1945 году, когда Румыния перешла на сторону антигитлеровской коалиции, советское командование впервые предоставило румынской стороне пшеницу, кукурузу и картофель для посева. Румынии было предоставлено 150 тыс.

т пшеницы и 150 тыс. т кукурузы в рамках кредита, который необходимо было вернуть в 1946–1947 годах. Подобный объем зерна на мировом рынке на тот момент стоил около 35 млн долларов. Власти Румынии не смогли вернуть кредит.

Засуха 1946 года вновь обострила ситуацию с продовольствием. Тем не менее СССР, который также испытывал довольно серьезные трудности с продовольствием, вновь предоставил Румынии 100 тыс. т зерна. В 1947 году Бухарест вновь обратился к Москве с просьбой о помощи, и СССР поставил в Румынию еще 80 тыс. т зерна.

Премьер-министр Румынии Петру Гроза прокомментировал оказанную СССР помощь: «Годы засухи поставили нас в тяжелое положение… Мы были вынуждены снова стучаться в двери наших друзей на востоке.

Мы знаем, что у них была засуха и что, несмотря на это, они дали нам взаймы в прошлом году 30 тыс. вагонов зерна с доставкой на дом, не требуя взамен никаких гарантий, не требуя золота, а мы не смогли отдать этот долг.

Несмотря на это, мы снова обратились к нашим друзьям, и они поняли нас и помогают нам снова…».

Но не только продовольствием в трудные годы СССР помогал странам Восточной Европы.

В той же Румынии  совместными усилиями румынских нефтяников и советских специалистов к апрелю 1945 года удалось восстановить 1 217 из 1 450 нефтяных скважин, что позволило значительно увеличить добычу нефти.

Кроме того, Советский Союз передал Румынии большую часть германского имущества, подлежащего вывозу в СССР в счет репараций.

Надо отметить, что в планах СССР при Иосифе Сталине не было создания нового самодостаточного региона в Восточной Европе или чрезвычайно успешной экономики.

Восточная Европа прежде всего вошла в сферу особых интересов СССР после Второй мировой войны как пространство, которое отделяло его от Германии, от Западной Европы, проамериканской.

И тем не менее, несмотря на тяжелейшее послевоенное положение в самом СССР, странам Восточной Европы была оказана существенная материальная и экономическая поддержка для восстановления после войны.

Планировать создание чрезвычайно успешной экономики в странах Восточной Европы начали при Никите Хрущеве, вероятно, потому, что в 1957 году западноевропейские страны сформировали Европейское экономическое сообщество (ЕЭС).

Через пять лет после смерти Сталина СЭВ стал оформляться в мощную организацию типа ЕЭС, что стоило СССР больших материальных затрат. Штаб-квартира организации находилась в Москве. Работа структур СЭВ соответствовала работе аппарата большого государства.

Экономика стран Восточной Европы развивалась успешно и в темпах развития даже опережала западноевропейские страны ЕЭС.

При сравнении СЭВ и ЕЭС надо учитывать, что страны Западной Европы не лежали в 1945 году в руинах, как страны Восточной Европы, а также изначально, еще в довоенное время, имели более высокое промышленное развитие, а США имели по сравнению с СССР более широкие возможности для кредитования региона.

Только Чехословакия до начала Второй мировой войны не уступала в промышленном развитии странам Западной Европы, но даже не гитлеровская Германия, а США приложили все силы для разрушения промышленности Чехословакии. Промышленное производство Чехословакии после войны составляло около 50% от предвоенного уровня.

Реформы в отношениях со странами – участницами СЭВ, проводимые при Хрущеве, как и подавляющее большинство проводимых им реформ, не были до конца продуманы и наносили ущерб СССР. Например, в 1959 году производство самого массового и незаменимого в сельскохозяйственной авиации самолета Ан-2, которому не было равных в мире, было передано Польше.

В 1965 году Польша начала серийное производство легкого с двумя газотурбинными двигателями вертолета Ми-2, производство которого также было передано СССР Польше. США не могли создать подобного вертолета до 1971 года.

СССР передавал странам СЭВ не сборку, как это делают западные страны, а полное производство. Даже запасные части на вертолет Ми-2 СССР покупал у Польши. Мир не создал для обработки сельхозугодий лучшей авиационной техники, чем самолет Ан-2 и вертолет Ми-2. Кроме того, они изготавливались в пассажирском варианте для местных авиалиний, а также в санитарном и других видах.

Россия в настоящее время для перевозки небольшого количества людей и грузов вынуждена использовать более дорогостоящие в эксплуатации тяжелые вертолеты вместо рассчитанного на восемь пассажиров и 800 кг груза вертолета Ми-2.

Передача производства двух выдающихся типов авиационной техники, остро необходимых народному хозяйству СССР, конечно, наносила ущерб экономическим интересам страны.

Но, главное, указанные факты говорят об огромном вкладе СССР в развитие промышленности и сельского хозяйства стран – членов СЭВ.

Та же Польша не испытывала никаких затруднений в помощи и количестве заказов на строительство кораблей.

К сожалению, в настоящее время страны Восточной Европы забыли, что основное количество ныне действующих в странах бывшего СЭВ производственных (включая пищевые отрасли), транспортных и энергетических мощностей было создано с помощью СССР или исключительно Советским Союзом.

Наряду с наукоемким производством в страны СЭВ было передано значительное количество производства товаров легкой промышленности. Эти товары пользовались большим спросом среди населения Советского Союза. Спрос опережал предложение и обеспечивал интенсивное развитие легкой промышленности стран – членов СЭВ.

По решению Сессии СЭВ (10-е заседание Сессии, декабрь 1958 года) осуществлено строительство крупнейшего в мире нефтепровода «Дружба» (свыше 4,5 тыс. км) для транспортировки советской нефти в ВНР, ГДР, ПНР и ЧССР.

По решению Сессии СЭВ (11-е заседание Сессии, май 1959 года) была организована параллельная работа объединенных энергосистем «Мир».

В 1962 году образовано Центральное диспетчерское управление объединенных энергосистем (Прага).

В этом же 1962 году были одобрены «Основные принципы международного социалистического разделения труда». Сотрудничество в области координации народно-хозяйственных планов стран – членов СЭВ еще более углубилось.

Для организации сотрудничества в конкретных областях экономики были созданы международные экономические организации типа «Интерметалл». В октябре 1963 года было подписано Соглашение о многосторонних расчетах в переводных рублях и организации Международного банка экономического сотрудничества.

Сессия СЭВ 1969 года приняла решение о разработке Комплексной программы дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции стран – членов СЭВ. Указанная программа развития СЭВ на 20 лет была принята в июле 1971 года на 25-м заседании Сессии СЭВ.

Сессия СЭВ 1975 года поручила Комитету  и Секретариату СЭВ организовать в 1975–1977 годах разработку проектов долгосрочных целевых программ сотрудничества на период до 1990 года.

Программы были разработаны для совместного решения проблем, носящих комплексный характер: обеспечения экономически обоснованных потребностей стран – членов СЭВ в основных видах энергии, топлива и сырья; согласованного на двусторонней и многосторонней основе развития машиностроения на базе глубокой специализации и кооперирования производства; удовлетворения потребностей в продовольствии, а также потребностей в товарах народного потребления.

Страны СЭВ участвовали в совместных строительствах крупных промышленных предприятий, магистральных газопроводов, линий электропередачи и других объектов. Это были наиболее сложные объекты, например заводы по производству металлорежущих станков с программным управлением.

Соглашения охватывали свыше 3 800 наименований сложной продукции. В 1972–1974 годах страны – члены СЭВ создали международную экономическую организацию «Интерэлектро», хозяйственные объединения «Интератомэнерго», «Интертекстильмаш», «Интерхимволокно», «Интератоминструмент».

На долю стран СЭВ приходилось 18,5% территории и 9,4% населения земного шара. Эти 9,4% населения земного шара в 1974 году произвели продукцию, которая составляла одну третью часть (более 33%) мирового производства промышленной продукции. В 1950 году страны СЭВ производили 18% мирового промышленного производства.

Китай и Северная Корея не входили в число стран – членов СЭВ, но являлись социалистическими странами, и с учетом промышленного производства в указанных странах очевидно, что социалистические страны уже в 1974 году, несмотря на принесенную войнами разруху, произвели продукцию, которая составляла почти половину мирового производства промышленной продукции.

Только за пять лет, с 1971 по 1975 год, национальный доход стран – членов СЭВ увеличился в целом на 36%, выпуск промышленной продукции – на 46%, среднегодовая продукция сельского хозяйства – на 14%.

За 1971–80 годах объем производственного национального дохода увеличился в целом по странам СЭВ на 66%, в Болгарии – на 96%, в Венгрии – на 62%, в ГДР – на 59%, в Монголии – на 81%, в Польше – на 73%, в СССР – на 62%, в ЧССР – на 57%.

Читайте также:  Железный век - история России

В период с 1971 по 1980 год произошло увеличение объема капиталовложений в экономики стран – членов СЭВ на 73%. За счет больших масштабов капитального строительства возросли основные производственные фонды.

К примеру, за период с 1971 по 1980 год фонды возросли в Болгарии в 2,2 раза, в Венгрии – в 1,9 раза, в ГДР – в 1,7 раза, в Монголии – в 2,4 раза, в Польше – в 2,2 раза, в Румынии – в 2,9 раза, в СССР – в 2,2 раза, в ЧССР – в 1,8 раза.

В 1980 году доля стран – членов СЭВ в мировом производстве электроэнергии составила 20,8%, в добыче угля – 27,3%, в производстве стали – 29,2%, цемента – 24,5%.

С 1971 года и до середины 1980-х годов, то есть до прихода к власти в СССР Михаила Горбачева, в братских странах СЭВ быстрыми темпами развивалась промышленность. Общий объем изготовленной промышленной продукции повысился более чем на 80%.

Объем продукции машиностроительной и металлообрабатывающей отраслей увеличился в 2,5 раза, электроэнергетической и топливной – в 1,7 раза и химической – в 2,2 раза.  Валовая продукция сельского хозяйства в странах СЭВ в целом повысилась в 1980 году на 22% по сравнению с 1970 годом.

Доходы рабочих увеличились, в том числе в СССР – на 36%, в Болгарии – на 20%, в Венгрии – на 22%, в Чехословакии – на 23%, и это было реальное их увеличение, так как инфляция практически отсутствовала.

За 1971–1980 годы было возведено более 30 млн квартир, и таким образом более 130 млн человек улучшили свои жилищные условия. Квартиры предоставлялись бесплатно, за исключением сравнительно небольшого количества кооперативного строительства. В Болгарии за этот период было построено 603 тыс. квартир, в ГДР – 1422 тыс., на Кубе – 162 тыс., в Монголии – 32 тыс., в ЧССР – 1 262 тыс. квартир.

Данные факты однозначно указывают на то, что страны СЭВ в темпах экономического развития опережали страны Запада и СЭВ прекратил свое существование не по экономическим причинам. Мнение о том, что СССР и СЭВ развалились по экономическим причинам, навязано нашему обществу Западом.

Протокол о расформировании организации страны – члены СЭВ подписали в Будапеште 28 июня 1991 года на 46-м заседании Сессии СЭВ.

И если СССР всячески способствовал производству разнообразных промышленных товаров в странах СЭВ, то Евросоюз с первого дня начал ограничивать количество промышленных товаров, производимых в странах Восточной Европы.

  Фактически Запад снова превращает восточноевропейскую экономику в аграрно-сырьевую, какой она в основном была до начала Второй мировой войны.

Мнение, выраженное в публикации Леонида Масловского, является его личной позицией и может не совпадать с мнением редакции сайта телеканала «Звезда».

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201710310838-ykvg.htm

Версальско – вашингтонская система послевоенного устройства мира, ее кризис и крах

ИТОГИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

11 ноября 1918 г. окончилась Первая мировая война, длившаяся более четырех лет и унесшая 10 миллионов человеческих жизней. В этот день в Компьенском лесу, на станции Ретонд, в салон-вагоне верховного главнокомандующего союзными войсками маршала Ф.Фоша было подписано перемирие с побежденной Германией.

Для решения проблем послевоенного устройства мира была созвана Парижская конференция, проходившая с 18 января по 21 января 1920 г.

Решение важнейших вопросов проходило не на пленарных заседаниях, а на заседаниях так называемого «Совета десяти», в который входили по два представителя от каждой из пяти великих держав-победителей Англии, Франции, США, Италии и Японии. Работа этого органа шла в глубокой тайне.

Вскоре заседания «Совета десяти» сменились заседаниями еще более узкого органа так называемого «Совета четырех», где совещались главы делегаций Англии, Франции, США и Италии. Фактически вершителями дел мирной конференции стали три человека: премьер-министр Франции Ж.

Клемансо, который как глава страны, на территории которой проходила конференция, стал ее постоянным председателем, премьер-министр Англии Дэвид Ллойд-Джордж и президент США В.Вильсон. На конференции функционировал также «Совет пяти», состоявший из министров иностранных дел США. Великобритании, Франции, Италии и специального представителя Японии[16,27].

Работа конференции была плохо организована. На некоторых заседаниях протоколы вообще не велись. Участники Парижской мирной конференции должны были решить ряд важных задач: выработать приемлемые для них принципы новой послевоенной системы международных отношений; осуществить передел сфер влияния крупнейших держав, привести их в соответствие с итогами первой мировой войны .

Каждая из держав-участниц конференции, пыталась решать эти проблемы, имея свои собственные планы послевоенного устройства мира.

Наиболее претенциозными были планы Соединенных Штатов Америки, превратившихся за годы первой мировой войны из страны-должника в мирового кредитора. После первой мировой войны Соединенные Штаты, выйдя на международную арену в качестве первостепенной мировой державы, поставили задачу установления «мирового лидерства».

Их планы послевоенного устройства мира были изложены в послании Вильсона конгрессу США 8 января 1918 г., названном «Четырнадцатью пунктами».

В этом документе были выдвинуты лозунги, которые звучали весьма демократично: отмена тайных договоров между державами Антанты, заключенных в годы первой мировой войны с целью передела колоний и сфер влияния; обеспечение свободы мореплавания; отмена всех таможенных барьеров и международное признание принципов «открытых дверей» и «равных возможностей»; справедливое решение колониальных проблем и воможность признания права народов колониальных стран на самоопределение; ограничение вооружений; открытые переговоры о заключении мира с Германией и ее союзниками; создание международной организации по поддержанию мира, для взаимной защиты и помощиЛиги Наций. В.Вильсон, по сути, предлагал преодолеть сохранившуюся анархию в международных отношениях, прежде всего, с помощью учреждения интернациональных политических институтов. Главная роль среди этих институтов отводилась Лиге Наций. Программа В.Вильсона формально провозглашала единство России, восстановление всех русских земель и доброжелательное принятие России «в семью наций». Это было положительно оценено в Петрограде – столице Советской России. «14 пунктов» появились в газете «Известия». Позднее, на пути в Париж, Вильсон уже заявил, что раскол России очевиден и поэтому к каждому новому государству следует подходить, соблюдая принцип самоопределения. Что касается отношения США к побежденной в первой мировой войне Германии, то они не были заинтересованы в чрезмерном ее ослаблении. В лице достаточно сильной Германии они хотели создать противовес Англии и Франции. В интересах США необходимо было также добиться подавления начавшейся в ноябре 1918 г. революции в Германии, создавшей опасность распространения большевизма на Западную Европу.

Великобритания в борьбе против притязаний Соединенных Штатов на мировое лидерство нашла поддержку со стороны Франции, несмотря на англо-французские противоречия по вопросу о судьбе бывших колоний Германии, владений Османской империи и некоторым другим вопросам.

По вопросу о судьбе Германии в послевоенной Европе Францию и Великобританию разделяли глубокие противоречия. Англия стремилась ослабить Германию лишь как колониальную и морскую державу.

Вместе с тем, чтобы сохранить руководящую роль в европейских делах, Англии надо было ни в коем случае не допустить чрезмерного усиления Франции. Поэтому британская делегация выступала за сохранение достаточно сильной Германии.

Франция, стремящаяся к гегемонии в Европе, поставила своей важнейшей задачей добиться максимального ослабления Германии. На Парижской конференции французская делегация во главе с Ж.Клемансо добивалась передачи Франции левобережья Рейна.

Она выдвинула также план расчленения Германии на ряд сравнительно мелких государств, намереваясь окружить эти слабые германские государства плотным кольцом стран, связанных с Францией военно-политическими союзами.

Между представителями великих держав на конференции развернулась борьба по важнейшим проблемам.

Что касается судьбы Германии, то все участники конференции были единодушны в том, что ответственность за развязывание первой мировой войны должна быть возложена на Германию.

Поэтому они решили, что Германия должна выплачивать репарации странам, подвергшимся нападению, чтобы возместить ущерб, причиненный им в ходе военных действий.

Однако вопрос об общем размере репараций и о распределении их между странами-получателями вызвал серьезные разногласия.

Франция, добиваясь максимального ослабления Германии, предложила установить общую сумму репарационных платежей Германии в800 млрд золотых марок.Это была астрономическая сумма.

Представители США и Англии решительно отвергли репарационные планы Франции и выступили за значительно меньшую сумму репарационных платежей Германии – от 228 до 480 млрд. золотых марок.

Острая борьба между Францией и Англией развернулась и по вопросу о том, на какую долю репарационных платежей намерена претендовать каждая из стран-получателей. Споры по репарационному вопросу оказались настолько острыми, чтона конференции этот вопрос так и не был решен.

Третьим вопросом, по которому между представителями великих держав шли острые дискуссии, былвопрос о судьбе бывших германских колоний и владений Османской империи.

После первой мировой войны, когда в колониях и зависимых странах усилилось национально-освободительное движение, простое присоединение тех или иных территорий к колониальным владениям крупнейших держав мира могло вызвать огромное возмущение общественного мнения во всех странах.

Поэтому необходимо было выдвинуть новые принципы решения колониальных проблем, которые выглядели бы более цивилизованными.

В качестве такого принципа на Парижской мирной конференции была выдвинутаидея мандатной системы. Президент Вильсон предложил принцип «обезличения», интернационализации мандатов.

Согласно этому принципу, мандаты на управление колониальными территориями передавались Лиге Наций. Делегации Англии и Франции решительно возражали против этого.

Они настаивали на том, чтобы мандаты на управление передавались той или иной державе, и после упорной борьбы добились принятия этого принципа.

При обсуждении почти всех проблем на Парижской мирной конференциинезримо присутствовал «русский вопрос». Как отметил один из американских политических деятелей, впоследствии президент США Г.Гувер, «призрак большевистской России почти ежедневно бродил по задам мирной конференции».

Лидеры трех держав были едины в том, что они должны продолжать борьбу против Советской России. Разногласия касались лишь методов этой борьбы.

Клемансо считал неободимым направить в Россию войска союзников, Вильсон и Ллойд-Джордж выступали за то, чтобынаправить усилия на поддержку Колчака, Деникина и других генералов белой армии. В конце концов позиция Вильсона и Ллойд-Джорджа одержала верх.

Участники Парижской конференции поддерживали постоянные контакты с представителями армий Колчака, Деникина, Юденича, других белых генералов, направляя на помощь этим армиям военные миссии, оружие, боеприпасы и обмундирование.

28 июня 1919 г. в Зеркальном дворце Версаля, бывшей резиденции французских королей, был подписан мирный договор с Германией, получивший название Версальского договора.

Позже были разработаны и подписаны мирные договоры с бывшими союзниками Германии – Сен-Жерменский (с Австрией), Трианонский (с Венгрией), Нейиский (с Болгарией) и Севрский (с Турцией).

Все эти договоры, вместе взятые, и создали так называемую Версальскую систему послевоенного устройства мира.

Сердцевину послевоенной системы международных отношений составил Версальский мирный договор. Согласно 231 статье договора вся ответственность за развязывание первой мировой войны возлагалась на Германию. Договор предусматривал передачу части территории Германии соседним с нею государствам.

Эльзас и Лотарингия, которые были захвачены ею во время франко-прусской войны 18701871 гг., возвращались Франции. Франция получала также Саарский угольный бассейн. Сама же Саарская область на 15 лет передавалась под управление Лиги Наций. По истечении этого срока среди населения Саара должен был быть проведен плебисцит по вопросу о его дальнейшей судьбе.

Бельгия на основе плебисцитов получала округа Эйпен, Мальмеди и Морене,

Дания — северную часть Шлезвига.

На востоке от Германии отделялись значительная часть Западной Пруссии, часть Померании и Познанская область. Из этих земель был образован так называемый «польский» или «данцигский» коридор с узким выходом к Балтийскому морю, разделяющий Германию на две части. Все эти территории передавались вновь создаваемому польскому государству.

Город Данциг (Гданьск), включенный в таможенную границу Польши, становился «вольным городом» под управлением Лиги Наций. После плебисцита к Польше отходила также часть Верхней Силезии. Наконец, от Германии отторгалась Мемельская (Клайпедская) область, которая в 1923 г. была включена в состав вновь созданного Литовского государства.

В общей сложности по условиям Версальского мирного договора Германия теряла 1/8 часть своей территории и 1/12 часть населения страны.

В Версальском договоре были важные статьи, определявшие положение Германии в послевоенной Европе.

Прежде всего, создавалась Рейнская демилитаризованная зона (левый берег Рейна и полоса шириной в 50–60 км| по его правому берегу), где не должно было быть никаких военных сооружений или войск Германии. Левобережье Рейна на 15 лет оккупировалось союзными войсками.

Оккупированная территория делилась на три зоны с центрами в Кельне, Кобленце и Майнце. Военные силы Германии были резко ограничены.Германия была лишена права держать крупную постоянную армию. Ей разрешалась лишь армия в 100 тыс. солдат (при 4 тыс. офицеров).

Она должна была комплектоваться не ни основе всеобщей воинской повинности, а на основе вольного найма. Германский военный флот, за небольшим исключением, передавался союзникам. Германия не могла иметь подводные лодки, военную авиацию, ей было запрещено строить корабли большого тоннажа.

Реки Одер, Эльба, Неман и Дунай объявлялись открытыми для иностранных держав.

Версальский договор обязывал Германию выплатить репарации за ущерб, нанесенный странам Антанты в годы войны.

Однако вопросы об общей сумме репараций и о распределении этих платежей между странами Антанты до конца конференции так и не получили своего разрешения.

Договорились лишь о том, что оба этих вопроса должны быть решены до 1 мая 1921 г., а до этого срока Германия должна уплатить в счет репараций 20 млрд. золотых марок.

Германия лишалась всех своих колоний. Мандаты на управление ими были поделены следующим образом:

КАнглии отходила германская Восточная Африка, получившая затем название Танганьика, западная часть Того и небольшая часть Камеруна, граничившая с Нигерией. Британский доминион Южно-Африканский Союз получил мандат на управление германской Юго-Западной Африкой, получившей впоследствии название Намибия.

Восточная часть Того и большая часть Камеруна перешли в распоряжениеФранции. Территория Руанды-Урунди была передана Бельгии.

Тихоокеанские владения Германии были поделены между Японией и Англией. Япония получила в свое управление тихоокеанские острова, расположенные севернее экватора, –Каролинские, Марианские и Маршалловы.

В ее руки перешла также бывшая военно-морская база Германии на территории Китая Киао-Чао.

Кроме того, Версальский договор санкционировал произведенный Японией во время первой мировой войны захват китайской территории в районе полуострова Шаньдун.

Бывшие германские колонии, расположенные в Тихом океане южнее экватора, – восточная часть Новой Гвинеи с прилегающими островами и западная часть архипелага Самоа – были переданы соответственно под управление британских доминионов Австралии и Новой Зеландии.

Составной частью Версальского договора стал Устав Лиги Наций.

В Уставе подчеркивалось, что «для развития сотрудничества между народами и гарантий их мира и безопасности важно принять некоторые обязательства не прибегать к войне, поддерживать в полной гласности международные отношения, основанные на справедливости и чести, строго соблюдать предписания международного права».

Члены Лиги обязывались уважать и сохранять территориальную целостность и существующую политическую независимость всех членов организации. Против государства, совершившего акт войны, должны были применяться санкции. Но кого следовало считать агрессором, в Уставе Лиги Наций не говорилось.

Главными органами Лиги являлись общее собрание — Ассамблея и Совет. Совет Лиги Наций состоял из представителей главных союзных и объединившихся держав, которые являлись постоянными членами, а также представителей других четырех держав, назначавшихся Ассамблеей на определенный срок. Все основные решения главными органами Лиги должны были приниматься только единогласно.

Глобальные обязательства, которые налагал на США Версальский договор, не нашли понимания у значительной части американцев. Так сенатор-республиканец Г.К.

Лодж заявлял о перспективах опасного вмешательства Лиги Наций во внутренние дела США (иммиграция, тарифы), о возможности ее контроля над действием доктрины Монро, над американской армией и флотом, а представитель т.н. «непримиримых» сенатор У.Бора, сторонник «изоляционизма», – о возможности «вмешательства европейцев и азиатов в дела Западного полушария».

Последний утверждал, что положения статьи 10 Устава Лиги Наций означают отказ США от части суверенитета и могут вовлечь государство в во все «ненужные для страны» европейские и мировые конфликты

Источник: https://megalektsii.ru/s22741t7.html

Читать

Каждое из столетий России на ее тысячелетнем пути имело свою особую драматургию, определившуюся завоевательными войнами и вражескими нашествиями, смутами и восстаниями, периодами экономического роста и застоя, духовными исканиями и реакцией.

Не преувеличим, если выделим в этом ряду XX век как один из наиболее ярких и трагичных, когда многие потери и приобретения сошлись на ограниченном историческом пространстве.

Этот век вместил ряд экономических скачков, три революции, поочередную передачу эстафеты власти от «верхов» к «низам» и наоборот, разные типы политического устройства (от демократии до тоталитаризма), ряд крупных поражений и убедительных военных побед.

На небосклоне ярких личностей сияли звезды величайших ученых и шарлатанов от науки, народолюбцев и диктаторов, смелых реформаторов и смиренных искателей безболезненных путей к прогрессу, великих полководцев и великих инквизиторов, а бескомпромиссной схватке сталкивались теоретические концепции общественного развития и политические программы, различные модели переустройства российского и мирового сообщества, партии и общественные движения. Много дорог было пройдено, много идей испытано и отброшено, много напрасных жертв принесено. При взгляде на крупномасштабную карту века голова может закружиться от обилия красок, событий. И чем ближе к концу столетия, тем сильнее звучат вопросы: почему Россия должна платить столь тяжелую цену за исторический прогресс? Может быть, народ несет в себе собственный ген разрушений, необизданных страстей и желаний, азарта и романтизма? Или страна в силу специфики новейшего времени попала в какие-то огромные жернова общемирового движения, которые, постоянно тяжело вращаясь, неустанно крушат, мнут, формуют, переделывают на какой-то только им ведомый лад природу и характер российского общества, которое при этом пытается еще сохранить свое национальное лицо? История России XX века — очередной или затянувшийся «провал» в истории человечества или еще одна отчаянная попытка отстоять свои культуру, территорию, менталитет, свою веру как неотъемлемый элемент многогранной общемировой цивилизации?

С начала века отечественная и мировая наука бьется над этими непростыми вопросами. Продвигаясь вперед, обобщая пройденные исторические ступени, она затем вновь отступает перед очередным, кажущимся неожиданным поворотом.

Пожалуй, в наиболее трудном положении среди тех, кто напряженно размышляет над прихотливой вязью развития страны, находятся историки.

На каждом очередном повороте истории именно историков выводят среди первых на эшафот, пытаясь сделать персонально ответственными за коллективное прошлое, требуя покаяния, очередной «перестройки», коленопреклонения перед неясным настоящим и обязательно светлым будущим.

Насколько российская история XX века была богата переменами, настолько историография, посвященная столетию, была изменчива.

Пишется это не в укор прошлым и настоящим поколениям историков, а с целью напомнить об особой общественной функции этой отрасли знаний, откуда каждое новое поколение граждан страны почему-то (?!) очень избирательно черпает так называемый «исторический опыт», предъявляя свой социальный заказ исследователям. Это затрудняет, но не исключает права и обязанности ученых нести эстафету научного знания и о современном обществе.

В этой книге авторский коллектив сделал очередную попытку охарактеризовать пройденный Россией — СССР столетний путь.

Для читателя очевидно, что главная трудность, вставшая перед исследователями, состояла в нахождении той связующей линии, которая позволила бы за чередой разных, порой противоположных по общественному смыслу событий увидеть общую, единую линию движения.

И развитие, если понимать под общественным развитием не только прямолинейное «вперед и выше»2, но и творческий поиск, эксперимент, попытку (нередко неудачную) целого народа заново переосмыслить и время, и себя в нем.

Видимо, формула российского движения может быть понята и описана не через механическое сравнение с другими (передовыми и отсталыми) странами, не через логику самодвижения или попытку кого-то сделать целый народ заложником своих амбиций. Авторский коллектив предлагает свой вариант описания драмы столетия.

Он сводится, если формулировать кратко, к освещению лихорадочных попыток Российского государства достойно ответить на исторический вызов, брошенный ему современной цивилизацией, с ее новыми технологией, формами государственного устройства, видами вооружения и орудий массового уничтожения, общественными идеалами.

Огромное отставание огромной державы, обнаружившееся на рубеже XIX и XX вв., требовало и гигантских усилий по его преодолению. Усилий от центральной власти, от всего общества, от многочисленных народов и социальных групп, от каждого гражданина. Опыт аналогичных «скачков», совершенных в XVI—XVIII вв.

, подсказывал, что они сопровождались энтузиазмом, самопожертвованием, ограничениями, многочисленными жертвами. Цена общегосударственных приобретений каждый раз оказывалась исключительно высокой с позиции судеб тысяч и миллионов людей. Взлеты и обогащения одних совершались на фоне падения и. разорения других.

И так раз за разом…

В этой цепочке событий XX век выступает очередным целостным (может быть, еще и незаконченным) этапом, в рамках которого решались глобальные задачи цивилизованного рывка.

И в то же время — это совокупность разно-направленных движений, каждое из которых укладывалось в свои временные рамки, имело различную динамику, различных участников, преследовало разные цели.

Самостоятельными (но не изолированными друг от друга) блоками выступали периоды ограниченного реформаторства Николая II, Великой российской революции, ленинско-сталинского эксперимента по строительству социализма, соревнования социализма и капитализма в форме «холодной войны», исчерпания потенциала и загнивания сложившейся общественной системы, очередной крутой ломки устройства страны в конце века. В каждом из этих блоков действовали свои особые механизмы управления общественными делами, социальной активности населения, взаимодействия с внешним миром.

По-разному представала роль человеческой личности и коллективного «я». Каждый раз возникали своеобразные сочетания между общегосударственными, общенациональными и групповыми, региональными, социальными, национальными, профессиональными интересами.

При этом непременно складывалась некоторая целостность, включавшая все стороны общественного развития. В рамках каждого такого этапа возникала определенная группа противоречий, которая увлекала общество вперед, заставляя использовать все новые и новые принципы самоорганизации.

Вялотекущий процесс эволюционного развития сменялся тотальным взрывом; на смену ему, после короткого (нэповского) «затишья» приходила полоса насилия; в послевоенное время (вслед за второй мировой войной) — снова замедление темпа и снова очередной взрыа (после «перестройки»).

Есть ли в этих мелькающих ярких кадрах российской (и одновременно мировой) хроники внутренние пружины движения или все эти, вроде бы случайные конвульсии явились лишь проявлением «загадочной русской души», «непонятности» российской истории?

Авторы стремятся сделать шаг к осмыслению особенностей каждого из этапов и одновременно причин движения в рамках всего века.

Как показывают источники (многие из которых впервые вводятся в оборот), свои мазки на протяженном историческом полотне накладывали и политические лидеры, и народные вожди, и сами «низы» в своем самоутверждении и поиске лучшей доли.

Через эти столкновения разных побуждений проявлялись и мощные импульсы сплочения, мобилизации, и столь же сильные противоположные импульсы торможения, распада страны. Постоянно меняющееся соотношение того и другого определяло насыщенную хронику событий истории России в XX веке.

Как никогда в прошлом, страна демонстрировала и свою целостность, и свою разность.

Она выдерживала труднейший экзамен на прочность со своими огромными территориальными приобретениями, невероятной протяженностью границ, многонациональностью, сочетанием разных географических и хозяйственных зон, многочисленными яркими очагами культурного и исторического прошлого, разными конфессиями и сферами влияния соседних государств и многим, многим другим, что вмещает в себя понятие «Россия».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=155144&p=141

Ссылка на основную публикацию