Киммерийцы происхождение скифов — история России

Древние народы. Киммерийцы

Но мало кто из русских знает о киммерийцах. В наибольшей степени информация о них сохранилась в истории Крыма, где они проживали в частности. Киммерийцы — это были союзы племен, которые населяли территорию Северного Причерноморья в конце 2-го тысячелетия до н. э.

до прихода скифов и являются, как и скифы, нашими прямыми предками.

Это один из союзов племён огромного Суперэтноса Русов, которые в тот период заселяли огромную территорию, от Северного Ледовитого океана до Индийского океана на юге, от Тихого океана на востоке до Атлантического океана на западе.

О нашем родстве говорит и такой источник как «Велесова книга», которая в настоящее время имеется в нескольких переводах. Легенду о родстве славян и киммерийцев приводит и арабское сочинение 12 века «Собрание историй». В ней говорится о трёх братьях – Русе, Кимере и Хазаре.

Киммерийцы вышли к Северному Причерноморью в конце 2-го тысячелетия до нашей эры из района Волги и Дона и начали движение на запад, в сторону Балтийского моря. По исследования Б. А.

Рыбакова, им соответствовала «лужицко-скифская» археологическая культура.Именно киммерийские племена вытеснили дорийские племена с Одера и Шпрее, а далее началось их продвижение в Грецию.

Кельты были оттеснены на запад.

Киммерийцы не были «кочевниками» в понимании современного человека, они обладали развитым земледельческим и скотоводческим производящим хозяйством. Киммерийцы упоминаются в греческих, ассирийских, римских источниках. Частью союза племён киммерийцев были и синды, чьи потомки жили и у Балтики, и на берегах далекого Инда.

У них были свои цари, города. Они оставили огромные курганы «катакомбной», «срубной» археологических культур 2-1 тыс. до н. э. Геродот, живший во времена скифов, упоминал о «киммерийских стенах», то есть у них было развитое градостроительство. Согласно Страбону, на полуострове Тамань располагался град Киммерий, или Киммерида.

О развитости скотоводства говорят погребальные жертвоприношения, на которых закалывали сотни голов скота. Были развиты металлургия бронзы и железа, они делали прекрасное оружие, развитое производство керамики. Следы киммерийских рудников и металлургического производства найдены на Донбассе.

Греческие и малоазиатские изображения киммерийцев говорят об антропологической идентичности славян и киммерийцев, как и скифов. Есть общее и в одежде – например, головные уборы типа папах. В бою киммерийскую конницу сопровождали большие волкодавы.

В мифологии часто прародителем народа выступает один человек (видимо, глава рода, племени, народа). Киммерийцам соответствуют несколько имен:

  • уже упоминавшийся Кимер – брат Руса и Хазара,
  • в германской мифологии — великан Имир-Бергельмир (прародитель людей, спасшийся от потопа),
  • в «Велесовой книге» — «Богумир» (один из прародителей славян),
  • в Авесте – царь Йима.

Йиму, как и Богумира, боги научили готовить священный напиток Сому-Хаому, в славянском варианте – Сурицу. Йима, как и германский великан, спасает народ от потопа (видимо, гибель остатков Арктиды, приблизительно 10-12 тыс. лет назад). Да и известный город Аркаим (Южный Урал) возможно переводиться как «арка-крепость Йимы».

На основе текстов Ветхого завета киммерийцев производят из имени «Гомера», сына Иафета.

Согласно «Велесовой книге», у Богумира было два сына – Сева и Рус, от них «произошли союзы племён северян и русов, три дочери – Древа, Скрева, Полева (кто помнит историю Киевской Руси, правильно соотнесёт их с союзами племён древлян, кривичей и полян). Согласно этой легенде, русы и северяне — прямые потомки киммерийцев, а древляне, кривичи и поляне — «дочерние» союзы племён, то есть с примесью других родов.

На берегах Балтийского моря осела часть киммерийцев, об этом говорит и Гомер, и другие авторы Древней Греции, называя их «виндами», «индами», «энетами». Они славились тем, что были главными поставщиками «слез солнца», янтаря.

Киммерийцы известны своими дальними походами: они ходили походами на Северный Кавказ, в Малую Азию, во Фракию. Сведения о киммерийцах есть в ассирийских архивах царей Саргона II, Ассархаддона и Ашшурбанипала.

Примерно в 8 веке до нашей эры, во время очередного переселения русов с востока, согласно Геродоту, у киммерийцев началась междоусобная война. Народ восстал против политической элиты (видимо, слишком роскошно жившей и деградировавшей), все «цари» (политическая элита) были убиты. Поводом для междоусобицы стал вопрос – воевать со скифами или нет.

Народные массы выступили за мир с родственными родами, политическая элита была за войну. Народ большей частью остался, влившись в состав родственного союза скифов-сколотов. Часть ушла на запад, часть на юг – во Фракию, образовав царство треров, ещё одна группа двинулась вдоль восточного побережья Чёрного моря.

Ушли, скорее всего, военные элиты киммерийских племён, учитывая их бешеную военную активность в Малой Азии.

Те, кто решил уйти в Азию, вторглись в государство Урарту, в 722-711 гг. до нашей эры разгромили урартского царя Русу I. Его войско, по сообщениям ассирийской разведки, было целиком уничтожено.

Киммирийцы подчинили себе остатки государства хеттов, которое уже было в упадке. В районе современного города Синоп киммерийцы основали свое государство, «страну Гимир» (согласно ассирийских источников).

У грузин их название сохранилось с слове «гмири» — «великан, богатырь».

Войны киммерийцев

В бою с азиатскими державами киммерийцы использовали ещё не известную здесь тактику – манёвр крупными массами конных стрелков. Основу их армии составляли отряды конницы, это давало большие преимущества перед в основном пешими армиями азиатских держав. Их конные отряды не имели обозов.

Их маневренность, быстрота, в сочетании с мощной пробивной силой киммерийских стрел (они отличались высокими баллистическими качествами), позволяли держаться от армии противника на расстоянии.

Киммерийцы могли стрелять на ходу, конница противника и его колесницы не обладали столь высокими боевыми качествами, чтобы противодействовать киммерийским отрядам.

Вооружены воины-киммерийцы были луками, железными мечами и каменными боевыми молотами. Луки киммерийцев до нашего времени не дошли, найден только один лук в курганном погребении у г. Зимогорья в Луганской области. Он состоял из двух продольных полос дерева, обмотанного растительной плёнкой, видимо, берестой. Длина его – 93 см.

В принципе – это характерный «скифский лук», традиция одна. Наконечники стрел – втульчатые. Среди бронзовых наконечников стрел встречаются ромбические, овальные и килевидные. Встречаются и костяные наконечники стрел — ромбовидные с выемчатым или прямым основанием, квадратные или круглые в разрезе.

Носили стрелы в колчанах из кости или мягкого камня.

Для ближнего боя использовали мечи и кинжалы из бронзы или железа, иногда рукоять была бронзовой, клинок железным. Киммерийцы были знакомы и с железными наконечниками копий.

Племена киммерийцев одерживали победу за победой, в 705 году до н. э. наголову разгромили грозных ассирийцев, в бою погиб и ассирийский царь Саргон II. Примерно в 692 году до н. э. они напали на Лидию, лидийцы обратились за помощью к Ассирии, только совместными усилиями киммерийцев оттеснили. В 679 году до н. э. они совершили поход на Ассирию, в 676-674 гг.

, заставив Урарту войти с ними в союз, атаковали Фригию, фригийская армия была уничтожена, её царь Мидас (который в мифах обращал предметы в золото) погиб, Фригия прекратила существование. В 665 году Лидия вновь зовёт ассирийцев на помощь, но уже в 654 году киммерийцы всё же разгромили Лидию, город Сарды, столица, взята штурмом, царь Гиг погиб.

Большая часть Лидии, Фригии вошли в состав царства киммерийцев.

Отряды киммерийцев дошли до Палестины и Египта, фараону Псамметиху I с трудом удалось сдержать их натиск. В это же время фракийские киммерийцы (основались на Балканском полуострове) атаковали греческие города в Малой Азии и ударили по Фригии и Пафлагонии с запада.

Но вскоре скифы перебрались через Кавказский хребет, в 650-640-х годах они в союзе с ассирийцами разбили киммерийцев, были разбиты и киммерийцы во Фракии.

Ещё одно поражение они потерпели от возродившегося Лидийского царства.

Киммерийцы были вынуждены отступить на запад Малой Азии, а на рубеже 7-6 столетий они переселились на Балканский полуостров, к своим сородичам. Впоследствии они вошли в скифский союз племён.

Часть киммерийцев влилась во фракийские племена или по долине реки Дунай ушла дальше, в Западную Европу. От них, видимо, при смешении с кельтами произошли кельты-кимбры и племя кимвров. Они в союзе с племенем тевтонов во 2 веке до н. э.

вторглись в Римскую республику. Византийские авторы уже в 1 тысячелетии нашей эры называли «киммерийцами» племена, населявшие берега Балтийского моря, часть из них влилась в состав балтийских и славянорусских племён Центральной Европы.

О верованиях киммерийцев мало что известно кроме того, что центральное место (как и у скифов) занимал бог войны, они поклонялись Мечу. Как и у всех арийских народов, у них была развита культура погребения.

В могильники клались дары, приносились жертвы, встречаются простые погребения (ямы прямоугольные и овальные), ямы с деревянными срубами (поэтому археологическую культуру и назвали «срубной» и «ямной»). Тела лежат скорченно на боку, а также вытянуто на спине или боку.

Преобладает восточная и западная ориентировка усопших. В могилы мужчин клали оружие, упряжь, инструменты, пищу. В женские — посуду, иголки, украшения.

Забытые киммерийцы — наши прямые предки

Похожее

Источник: http://xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai/zabytye-kimmerijcy.html

СКИФЫ

  Начиная приблизительно с VIII в. до н.э. и вплоть до II в. н.э., на территории современной Украины живёт группа племён, известная у древних авторов под общим названием скифы и именующая самих себя сколотами1.

В этом последнем племенном термине Н.Я. Марр, как известно, видел протооснову термина скловен, рассматривая его основу «скло-» как стяжённую форму основы «сколо-».

Предшественникам скифов на той же территории, по Геродоту, были киммерийцы.

  Скифская проблема — это огромная проблема в смысле своего материала. Но она огромна и в смысле своего значения для разрешения вопроса о происхождении русских славян.

  Без учёта кимерско-скифского материала нельзя даже подходить к проблеме происхождения русских славян, потому что кимеры и скифы продолжают жить до наших дней в русском, украинском и белорусском языках настолько значительным культурным вкладом, что Н.Я. Марр имел все основания утверждать, что «славянский, понимаемый палеонтологически, есть скифский, вернее — кимерский».

  СКИФЫ (лат. Scythi, Scythaej греч. Skithai) — собирательное название многочисленных ираноязычных племен, родственных савроматам, массагетам и сакам и населявших Северное Причерноморье в VII-III вв. до н.э. Размещались в районах Средней Азии, затем начали продвижение на Северный Кавказ и oттуда на территорию Северного Причерноморья.

  В VII в. до н.э. скифы воевали с киммерийцами и вытеснили их из Причерноморья. Преследуя киммерийцев, скифы в 70-х гг. VII в. до н.э. вторглись в Малую Азию и завоевали Сирию, Мидию и Палестину. Но через 30 лет были изгнаны мидийцами.

  Основной территорией расселения скифов стали степи от Дуная до Дона, включая Крым.

  Наиболее полные сведения о скифах содержатся в трудах древнегреческого историка Геродота (V в. до н.э.), который долгое время жил в окруженной скифами Ольвии и был хорошо знаком с ними.

Согласно Геродоту, скифы утверждали, что ведут происхождение от первого человека — Таргитая, сына Зевса и дочери речного потока, и его сыновей: Липоксая, Арпоксая и младшего — Колоксая.

Каждый из братьев стал родоначальником одного из скифских племенных объединений: 1) «царские» скифы (от Колоксая) господствовали над остальными, они жили в степях между Доном и Днепром; 2) скифы-кочевники обитали на правом берегу Нижнего Днепра и в степном Крыму; 3) скифы-пахари — между Ингулом и Днепром (некоторые ученые относят эти племена к славянским). Кроме них Геродот выделяет эллино-скифов в Крыму и скифов-земледельцев, не смешивая их с «пахарями». Еще в одном фрагменте своей «Истории» Геродот отмечает, что греки неверно называют всех живущих в Северном Причерноморье скифами. На Борисфене (Днепре), по Геродоту, жили борисфениты, называвшие себя сколотами.

Северное Причерноморье в VII-III веках до н.э.

  Но всю территорию от низовий Дуная до Дона, Азовского моря и Керченского пролива в археологическом отношении составляет одна культурно-историческая общность.

Основной ее признак — «скифская триада»: оружие, конское снаряжение и «звериный стиль» (т.е.

преобладание в произведениях ремесла реалистичных изображений животных; чаще всего встречаются изображения оленя, позже добавились лев и пантера).

  Первые скифские курганы были раскопаны еще в 1830 г. Из археологических памятников наиболее известны курганы «царских» скифов в Северном Причерноморье — огромные, богатые золотыми изделиями. «Царские» скифы, видимо, поклонялись коню. Каждый год на поминках по умершему царю приносили в жертву 50 всадников и множество лошадей. В некоторых курганах найдено до 300 костяков лошадей.

Читайте также:  Великая отечественная война - история России

  Богатые курганные захоронения указывают на существование рабовладельческой знати. Древние греки знали о существовании «Скифского царства», которое до III в. до н.э.

находилось в причерноморских степях, а после нашествия сарматов переместилось в Крым. Их столица была перенесена с места современного Каменского городища (вблизи Никополя). В кон. II в. до н.э.

своеобразное скифское государство в Крыму вошло в состав Понтийского царства.

  С кон. I в. до н.э. не раз разгромленные сарматами скифы не представляли серьезной политической силы. Ослабляли их и постоянные конфликты с греческими городами-колониями в Крыму.

Название «скифы» перешло впоследствии на племена сарматов и большинство других кочевников, населявших причерноморские области. В дальнейшем скифы растворились среди других племен Северного Причерноморья.

Скифы в Крыму просуществовали вплоть до нашествия готов в III в. н.э.

  В Раннее Средневековье скифами называли северопричерноморских варваров.

КОММЕНТАРИИ

1   СКОЛОТЫ — самоназвание группы скифских племен, обитавших во 2-й пол. I-го тыс. до н.э. в Северном Причерноморье. Упоминание сколотов встречается в трудах древнегреческого историка Геродота (V в. до н.э.): «Всем же скифам сообща — имя сколоты«.

Современный историк Б.А. Рыбаков относит сколотов к скифам-пахарям — предкам славян, а сам термин «сколот» считает производным от славянского «коло» (круг).

По мнению Рыбакова, древние греки именовали сколотов, живших по берегам Борисфена (греческое название Днепра), борисфенитами.

  Геродот приводит легенду о праотце скифов — Таргитае и его потомках Арпоксае, Липоксае и Колоксае, согласно которой от последнего получили свое имя сколоты. В легенде содержится рассказ о падении на скифскую землю священных предметов — плуга, ярма, секиры и чаши.

Плуг и ярмо являются орудиями труда не кочевников, а земледельцев. Культовые чаши археологи находят в скифских погребениях. Эти чаши сходны с распространенными в доскифское время в лесостепных археологических культурах — белогрудовской и чернолесской (XII-VIII вв. до н.э.

), которые многие ученые связывают с праславянами.

Источник: http://ruhistor.ru/history_dor_004.html

Киммерийцы и скифы на Руси

Киммерийцы и скифы в Южной Руси [91]

Для истории Южной Руси в первом тысячелетии до н.э. имеются не только археологические материалы, но также некоторые письменные источники. Поэтому эта эпоха более не относится к доистории, а скорее принадлежит древней истории.

Основание многочисленных греческих колоний на северных берегах Черного моря не способствовало поддержанию коммерческих отношений между греками и скифами, оно давало также возможность греческим ученым наблюдать условия жизни в скифских степях.

Одним из наиболее выдающихся авторитетов по Скифии был Геродот (около 484 – 425 гг. до н.э.). Он не только собрал информацию о современном ему скифским государстве и обществе, но также был очень заинтересован историей как скифов, так и их предшественников – киммерийцев.

Позднее греческие географы (например, Страбон, около 62‑63 гг. до н.э.) широко использовали как повествования Геродота, так и иные источники, утерянные с тех пор. Эпиграфический материал так же важен. Многообразные надписи на камне были найдены на месте греческих городов на побережье Черного моря.

Они передают обильные свидетельства о жизни этих городов и до определенного предела также и об их скифских соседях. Не менее полезны греческие монеты, обнаруженные в скифских курганах и в этих греческих городах.

Обращаясь к истории киммерийцев и скифов, прежде всего сталкиваешься с проблемой их этнического происхождения. Этот вопрос остается спорным. В то время как народы, осевшие в Южной Руси, обозначаются в различные эпохи несхожими именами, мы не можем быть уверены, что каждое изменение имени сопряжено с миграцией целой этнической группы.

Оказывается, что время от времени новые правящие роды захватывали контроль над страной, и несмотря на то, что некоторые группы эмигрировали, большинство местного населения оставалось, лишь принимая примесь крови пришельцев. Южная Россия впервые была политически организована киммерийцами (1000 – 700 гг. до н.э.), затем скифами (700 – 200 гг.

до н.э.) и сарматами (200 г. до н.э.– 200 г. н.э.), затем последовали готы (200 – 370 гг. н.э.), смененные гуннами (370 – 454 гг. н.э.). В большинстве случаев подавляющая масса местного населения, признавая политический контроль пришельцев, отчаянно держалась за свои старые дома или же селилась вновь неподалеку от прежних мест обитания.

В свою очередь, каждая вновь прибывшая группа добавляла новый этнический штрих к множеству уже существующих.

Итак, кроме начальной массы местного населения Южной Руси, которую Николай Map назвал яфетидами, постепенно сформировалась этническая надстройка варьирующейся природы, но в целом присутствовала определенная последовательность расового напряжения.

Возвращаясь к киммерийцам, можно принять мнение, что они составляли лишь правящий класс страны. Проблема их этнического происхождения, таким образом, более узка, нежели вопрос об этническом базисе населения Южной Руси как целого. Недавно А.Б. Башмаков предположил, что киммерийцы схожи с черкесами, народом Северокавказского ареала[92]. Однако мнение, выраженное ранее М.И.

Ростовцевым, может до сих пор рассматриваться как авторитетная гипотеза о происхождении киммерийцев: именно, что они принадлежат к той же этнической группе, что и фракийцы[93]. Характерно, что некоторые боспорские цари имели фракийские имена.

Итак, именно в регионе на обоих сторонах Керченского пролива люди киммерийского происхождения должны были остаться даже в скифский период, а сам пролив был известен как Киммерийский Боспор. С археологической точки зрения, долота, обнаруженные в Бесарабии, т.е.

в зоне местной экспансии фракийцев, схожи с теми, что обнаружены в Северокавказском ареале, к востоку от Керченского пролива. Фракийцы лингвистически принадлежат к индоевропейской семье. Поэтому киммерийцы могут сами рассматриваться как арийцы.

Киммерийцы должны были контролировать некоторое время все северное побережье Черного моря от Днестра до Керченского пролива. В середине VIII века до н.э.

основные провинции, находящиеся под их владычеством, были в крымском, азовском и кубанском регионах. Отсюда киммерийцы распространились в транскавказский район и к середине столетия атаковали царство Ван (Урарту).

Позднее они заключили союз с народом Урарту против Ассирии. Они упоминаются в ассирийских источниках под именем гимиры.

Для борьбы с киммерийскими набегами ассирийский царь Ассаргадон заключил союз со скифами, которые жили тогда в Туркестане и Казахстане. Миграция скифов, равно как и некоторых других кочевых народов Центральной Евразии, может быть объяснена политическими событиями на границах Китая.

Со стародавних времен китайцы развернули затяжную борьбу с евразийскими кочевниками, которых они называли «северными варварами». Эти варвары стали позднее известны в Китае как хьюнг‑ну (гунны). В правление императора Сиуэна, принадлежащего династии Чу (827 – 782 гг. до н.э.), китайцы нанесли серию сокрушительных поражений кочевникам.

В результате этого хьюнг‑ну повернули на запад и там началась общая миграция кочевников к Каспийскому морю. Скифская миграция может рассматриваться как один эпизод этого общего движения кочевников на запад. Геродот говорит по поводу одного события, что именно массагеты оказывали давление на скифов[94].

В другом фрагменте своей работы, базирующемся на более раннем свидетельстве (поэме Ариста, шестой век до н.э.) он упоминает в данной связи скорее исседонов, нежели массагетов[95]. Сами исседоны испытывали давление аримаспов.

Хотя скифы отступали перед своими восточными соседями, их орда была достаточно сильна для атаки киммерийцев, в особенности в скоординированных действиях с ассирийцами. Выясняется, что под давлением скифского наступления киммерийцы разделились на две части.

Одна группа осела в Крыму и в Северокавказском регионе, где они смешались с местными племенами, известными как синды. Другая группа киммерийцев отошла на запад и в конце концов была разбита скифами на реке Днестр.

Согласно Ростовцеву, сцена скифско‑киммерийской войны отображена на скифском колчане для стрел, найденном в кургане Солоха[96]. Два киммерийца изображены сражающимися пешими со скифским всадником. Один сражается боевым топором, другой – кинжалом.

Киммерийцы имеют арийский тип лица, в то время как черты скифов более схожи с алтайским типом.

Расовое происхождение скифов принадлежит к дискутируемым вопросам. Противоположные мнения выражались по этому поводу разными учеными.

Некоторые – например, Ньюман – считали скифов монголами; другие, подобно Меленхофу, Томашеку, Ростовцеву, развивали теорию иранского происхождения скифов; в то же время ряд русских исследователей – Григорьев, Забелин, Илаовайский – предполагают, что они должны были быть славянского происхождения[97].

Каждая из этих теорий должна иметь в себе по крайней мере зерно истины, поскольку представляется вероятным, что во многих случаях под именем «скифы» подразумевались племена различного этнического происхождения.

Правящая скифская орда была, возможно, иранского происхождения; некоторые второстепенные орды могли состоять из угров и монголов; и таким же образом не исключено, что другие группы, известные под именем скифов – как, например, скифы‑пахари – были протославянского происхождения.

Имена скифских царей, цитированные Геродотом и некоторыми другими писателями очевидно иранского происхождения. Следует принять также во внимание, что персы называли скифов «саками». Более точно, саки представляли собою ветвь скифов, которая осталась в Туркестане даже после миграции других орд в черноморские степи. А туркестанские саки были без сомнения иранцами.

В течение первой части седьмого века до н.э. скифы сломили сопротивление киммерийцев и распространили свое владычество от Волги до Днестра. В конце столетия скифское государство в степях приняло определенные очертания.

Их царство было одним из серии кочевых империй, которые сменяли друг друга в евразийских степях, скифская империя не являлась централизованным государством. Авторитет царя главной орды признавался предводителями более мелких орд, но царь не был абсолютным правителем.

Скифское государство было скорее конфедерацией сильных кочевых родов. Как социально, так и по легальному статусу оно соответствовало государству, базировавшемуся на родовом законе.

Кавалерия была главным оружием скифской военной организации. Скифские всадники, как позднее сарматские, использовали седло, которое давало им очевидное преимущество над западной кавалерией, поскольку ни греки, ни римляне не использовали седел. Не ясно, имели ли скифы шпоры.

На вазе, найденной в кургане Чергомлык, имеется картинка оседланного коня, а ремень, свисающий с подпруги, выглядит как кожаная шпора. В скифских могилах не было обнаружено, однако, никаких железных шпор. Между прочим, что касается западных народов, лишь после прихода аваров в шестом веке н.э. шпоры стали использоваться франкской кавалерией[98].

Лук был самым опасным оружием скифских всадников. Короткий (около 2,5 фута), с двойным искривлением скифский лук, был хорошо приспособлен для стрельбы с коня[99]. Стрелы изготовлялись из дерева или тростника; наконечники стрел были бронзовыми, хотя иногда в курганах обнаруживаются каменные, костяные и железные наконечники.

Дальность полета стрел составляла около 400 футов. Колчан для стрел или gorytus, как его называли греки, делался из дерева или кожи, и обычно богато украшался. Колчан скифского предводителя покрывался золотыми или серебряными пластинками и крашенными – врезным путем и барельефом – рисунками, представлявшими военные сцены.

В дополнение к луку скифский воин использовал также бронзовый или железный меч и кинжал. Типичная скифская тактика состояла в атаке врага в различных местах одновременно маленькими кавалерийскими отрядами. После первого столкновения скифские всадники бежали, с тем чтобы завлечь армию врага на свою территорию, где было легко его окружить и уничтожить.

Неудачная кампания персидского царя Дария, описанная Геродотом, может рассматриваться как классический пример скифской военной тактики[100].

Скифская империя социологически может быть описана как власть кочевой орды над соседними земледельческими племенами. Хазарское государство (VII ‑X вв. н.э.), как и монгольская Золотая Орда (XIII – XV вв. н.э.), были устроены по одному образцу. Скифы основной орды являлись типичными кочевниками. Разведение лошадей было фундаментом их образа жизни. Они жили в кибитках на колесах.

Такая подвижная телега имела четыре или шесть колес и приводилась в движение двумя или тремя парами быков. Вареное мясо и кобылье молоко составляли основу их рациона питания. Одежда состояла из кожуха, кафтана и брюк. Большое внимание уделялось кожаному и украшенному орнаментированными металлическими пластинками поясу.

Женщины носили просторное платье (сарафан) и высокий головной убор (кокошник).

Читайте также:  Великая армения - история России

В то время как большинство скифов были скотоводами и кочевниками, местные племена под их контролем занимались в основном земледелием. Известно, что зерно экспортировалось из Скифии в Грецию в больших количествах. Одежда сельскохозяйственных народов была, возможно, того же типа, что и у скифов.

Что же касается религиозных верований скифов, то они представляли смесь иранских и алародианских культов. Высший мужской бог скифов соответствует персидскому Ахуромазде; он обычно изображался на коне. С другой стороны объектом почитания было женское божество – Великая Богиня или Мать Богов.

Геродот также упоминает скифский культ меча.

https://www.youtube.com/watch?v=Kr2g6G-4oAg

Основная орда была известна как царские скифы. Геродот говорит, что это были лучшие и сильнейшие и что они рассматривали других как своих рабов[101]. Царские скифы жили «на другой стороне» (т. е. на восток) от реки Герхос, распространившись на восток до Азова и на юг до Тавриды[102].

Согласно предположению Ф.К. Брюна[103], которое весьма вероятно, река Герхос может быть опознана как Конка или Конская, основной рукав которой вливается в Днепр с востока напротив Никополя, в то время как множество других нитей идут параллельно Днепру по его восточному берегу вплоть до устья Ингульца.

Итак, мы можем сказать, что основная территория царских скифов находилась в Северной Таврии[104]. Важно, что там было обнаружено большое количество богатых курганов.

Однако царские скифы должны были также контролировать правый берег Днепра, поскольку несколько богатых курганов также расположены между Днепром и Бугом.

Вблизи от царских скифов и берега моря скиталась другая орда, названная Геродотом скифами‑кочевниками[105]. Их место жительства находилось между устьем Ингульца и Перекопским перешейком. Согласно историку, они не сеяли и не пахали.

К западу от них, между реками Ингулец и Ингул жили скифы‑георгои (земледельцы), которых греки называли борисфенитами[106] от имени реки Борисфен, под которым тогда был известен Днепр.

Часть их смешалась с греческими поселенцами и была известна как «полугреки» (Mixhellenes)[107] к западу от скифов‑земледельцев, в нижнем регионе Буга были места пребывания каллиппидов, которых Геродот называет греко‑скифами. К северу от каллиппидов в северной части бассейна Буга жили алазоны[108].

По указанию Геродота, образ жизни каллиппидов и алазонов был схож со скифами, за исключением того, что они сеяли злаки и ели хлеб, а также лук, чеснок, чечевицу и просо.

К западу от каллиппидов на нижнем Днестре находились места обитания тиритов. К западу от них на нижнем Дунае жили геты, а агатирсы в Трансильвании.

Как геты, так и агатирсы должны были принадлежать к фракийской этнической группе.

К югу от территории царских скифов, в горах Тавриды жили тавры, воинственные люди, склонные к разбою. Мэоты были ближайшими соседями царских скифов на юго‑востоке. Их имя связано с «озером Мэотис» (Азовское море).

Они контролировали степи между нижним Доном и Нижней Волгой, равно как и восточные берега Азовского моря и регион Кубани на Северном Кавказе. Мэоты рассматриваются как остатки местных племен, которые выжили в течение киммерийского и скифского периодов.

Они представляли собою социальную организацию, поскольку женщины обладали решающей ролью в родовой жизни. Это было общество матриархата. Именно мэотийский матриархат дал основание легенде об амазонках, широко распространенной среди греков и записанной Геродотом[109].

Среди мэотийских племен здесь могут быть упомянуты синды и савроматы. Первые жили в Азово‑кубанском ареале, а вторые – на нижнем Дону и нижнем Донце.

Скифское владычество обеспечило мир для Западной Евразии в течение трех столетий. Скифский мир имел колоссальное значение в поддержании торговли и благосостояния не только самих скифов, но также и других племен, контролируемых ими. Именно греки воспользовались в наибольшей степени благоприятными торговыми условиями.

Среди греческих городов, возникших как грибы на северном побережье Черного моря, наиболее ведущими были следующие: Ольвия в устье Буга; Херсонес (Херсон)[110] в Крыму близ современного Севастополя; Пантикапей, современная Керчь, на Киммерийском Боспоре (Керченский пролив).

Греки покупали рабов, скот, шкуры, меха, рыбу, лес, воск и мед в Скифии; в обмен они продавали текстиль, вино, оливковое масло и различные предметы искусства и роскоши. Устья больших рек, подобных Днестру, Бугу, Днепру и Дону, использовались греками как их торговые базы, с которых они посылали в глубь территории караваны.

Еще не известно, как далеко на север решались путешествовать греческие купцы. В любом случае, им было известно лишь нижнее течение Днепра; Геродот ничего не говорит о днепровских порогах. Речные пути по Дону и Волге были очевидно лучше изучены греками.

Геродот упоминает город Гелон, находящийся в глубине суши по направлению на северо‑восток. Он, возможно, был расположен на нижнем Дону или на реке Донец.

Судя по тому факту, что в регионе Камы были найдены предметы, произведенные в Ольвии, мы можем предположить существование живых коммерческих отношений между регионом Урала и Ольвией.

Очевидно, товары из Ольвии транспортировались по земле на нижний Дон, затем переправлялись вверх по течению к точке, где Дон ближе всего подходит к Волге; оттуда они перетаскивались волоком и сплавлялись далее по рекам Волге и Каме. Можно добавить, что речной путь Дон‑Волга был также важен для кавказско‑уральской торговли. Греческий город Танаис в устье Дона был важным пунктом по транспортировке товаров, идущих морем с Кавказа через Керченский пролив к речным судам для переправки на север.

История древней Руси. Оглавление.

Источник: http://www.protown.ru/information/hide/6659.html

Киммерийцы

Изображение киммерийский всадников на этрусских вазах VI в. до н.э.

Древнейшим народом, проживавшим на нашем полуострове, имя которого сохранилось в истории, были киммерийцы. Они населяли огромную территорию Степного Причерноморья от Дона до Днестра и Крым.

Киммерийцы появляются на исторической арене в весьма сложное время. По мнению многих исследователей, на происходившие с середины II тыс. до н.э.

процессы значительное влияние оказало не только внутреннее социально-экономическое развитие, но и резкое изменение климата, который в этот период становится чрезвычайно засушливым. В сохранившихся письменных источниках сообщается, что засуха XIII-XII вв. до н.э.

стала причиной неурожаев и голода в странах Восточного Средиземноморья. Чрезвычайно тяжелым положение оказалось в степной части Украины, здесь невозможно было заниматься земледелием, а скотоводство существовало только как кочевое.

Воз. Изделия из металла и кости

Это приводит к тому, что, с одной стороны, в этом регионе сокращается численность населения, с другой — характерным явлением становятся процессы миграции, увеличивается количество вооруженных столкновений.

Война становится для части населения ремеслом. Как в мировоззрении, так и в искусстве того времени важное место занимает воин.

Многие погребения хранят оружие — наиболее распространенное и ценное изделие того времени.

Очевидно, миграция киммерийцев происходила волнами в различных направлениях. Прежде всего они устремлялись в те регионы, которые менее всего пострадали от засухи. Таким образом они появились в Крыму.

ДРЕВНЕЙШИЕ ИЗВЕСТИЯ О КИММЕРИЙЦАХ

Гомер

История киммерийцев прослеживается и в археологических материалах и письменных источниках. Самые первые сведения об этом народе сохранились в переднеазиатской клинописи, в трудах греческих историков.

В древнейшей части Библии — «Книге Бытия» киммерийцы упоминаются под именем племени «гиммуру», что означает «слуги Господние» (имя «гиммир» киммерийцам дали ассирийцы).

Самые древние упоминания о киммерийцах сохранились в поэмах Гомера, написанных к VIII в. до н.э. Так в поэме «Одиссея» говорится: «Закатилось солнце и покрылись тьмою все пути, а судно наше достигло пределов глубокого Океана.

Там народ и область людей киммерийских, окутанные мглою и тучами; и никогда сияющее солнце не заглядывает к ним своими лучами — ни тогда, когда восходит на звездное небо, ни тогда, когда с неба склоняется к земле, но непроглядная ночь распростерта над жалкими смертными».

Геродот

Достаточно много сведений о киммерийцах находим в работах древних историков. Геродот, Страбон, Птолемей отмечают, что киммерийцы проживали до прихода скифов в Северном Причерноморье и степном Крыму.

Рассказывая о появлении в этом регионе скифов, «отец истории» Геродот сообщает: «Скифы — кочевники, живущие в Азии, вытесненные во время войны массагетами, ушли, перейдя реку Араке, в Киммерийскую землю (именно ее теперь и населяют скифы, а в древности, как говорят, она принадлежала киммерийцам).

При нашествии скифов киммерийцы стали держать совет, так как войско наступало большое, и мнения у них разделились. Обе стороны были упорны, но лучшим было предложение царей. По мнению народа, следовало покинуть страну, а не подвергаться опасности, оставаясь лицом к лицу с многочисленным врагом. А по мнению царей, следовало сражаться за страну с вторгающимися.

И народ не хотел подчиниться, и цари не хотели послушаться народа. Первые советовали уйти. Отдав без боя страну вторгающимся. Цари же, подумав о том, сколько хорошего они здесь испытали и сколько возможных несчастий постигнет их, изгнанных из отечества, решили умереть и покоиться в своей земле, но не бежать вместе с народом.

Когда же они приняли это решение, то, разделившись на две равные части, стали сражаться друг с другом. И всех их, погибших от руки друг друга, народ киммерийцев похоронил в реке Тираса, и могила их еще и теперь видна. Похоронив их, народ таким образом покинул страну, и скифы, придя, заняли безлюдную страну».

Великий историк пишет: «И теперь еще есть в Скифии Киммерийские стены, есть Киммерийские переправы,

есть и область, называемая Киммерией, есть и так называемый Киммерийский Боспор». Эти сведения подтверждает в своей «Географии» Страбон: «Киммерийцы некогда имели большую силу на Боспоре, вследствие чего и Боспор был назван киммерийским». Он также упоминает о городе Киммерик, Киммерийском поселении и горах Киммерий.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КИММЕРИЙЦЕВ

Киммерийская стела из кургана с. Целинное

Киммерийцы были многочисленным и сильным народом, объединившим целый ряд племен. До настоящего времени продолжаются споры о происхождении и языке киммерийцев.

Однако большинство исследователей считают, что они говорили на одном или нескольких языках, относящихся к иранской группе индоевропейской языковой семьи. Сложнее вопрос о происхождении киммерийцев.

Часть исследователей считает, что известные имена киммерийских царей (Теушпа, Лигдамис, Сандакшатру) имеют иранские корни, следовательно, и возглавляемые ими племена являлись ираноязычными.

Продолжается и дискуссия о происхождении имени «киммерийцы». Существует целый ряд предположений, в частности, от греческого слова «зимние», т.е.

люди, живущие в «холодных» странах, от финикийского слова «темные», часть ученых допускает, что киммерийцы являлись восточной ветвью фракийских племен, а название «киммерийцы» переводится как «народ, который проживает на севере от кого-либо».

Наиболее интересной (по мнению автора) является версия, объясняющая имя «киммерийцы» на основе древнеиранского языка как самоназвание «подвижный отряд ираноязычного кочевого населения евроазиатских степей».

ЗАНЯТИЯ КИММЕРИЙЦЕВ

Изображение киммерийца на греческой вазе

Вероятно, первоначально киммерийцы вели оседлый образ жизни, однако целый ряд факторов способствовал тому, что они перешли к кочевому скотоводству. При этом резко возросла роль коневодства, неслучайно в поэме «Илиада» Гомер описывает этот народ как «удивительных дойщиков кобылиц, справедливейших из смертных».

Очевидно, киммерийцы одни из первых установили контакты с развитыми странами Восточного Средиземноморья, овладели техникой производства металлов. Они сыграли значительную роль в распространении железа и в Восточной, и в Центральной Европе.

По имеющимся данным, общественный строй киммерийцев характеризовался наличием патриархальных родов и семьи, которые объединились в племена, племенные союзы во главе с вождями царями.

КИММЕРИЙСКИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ

До настоящего времени не решен однозначно вопрос, к какой археологической культуре отнести киммерийцев.

Памятниками этой культуры являются прежде всего погребения, как правило курганы, в Северном Причерноморье. Археологами исследованы многочисленные захоронения, относящиеся к доскифскому времени.

Среди них погребения, открытые у с. Зольное недалеко от Симферополя и в Джанкойском районе у с. Целинное.

Боевой топор

«Впускное» захоронение у с. Зольное представляет собой глубокую (2,6 м) прямоугольную яму, которую перекрывает деревянный настил. Умерший был захоронен в вытянутом положении на правом боку головой на юго-запад. Погребальный инвентарь состоял из бронзовых удил, уздечки, железных и костяных наконечников стрел, короткого железного меча, точильного бруска, чернолощеного сосуда.

Читайте также:  Землепроходцы и первооткрыватели - история России

При исследовании кургана у с. Целинное было установлено, что умершего похоронили на левом боку в скорченном положении.

Достаточно разнообразен погребальный инвентарь: железный кинжал, оселок, височные подвески в виде рогов барана, чернолощеная корчага. Рядом с погребенным — остатки напутственной пищи.

В насыпи кургана нашли часть известковой стелы, на которой рельефом изображен пояс, горит с луком, кинжал и оселок.

КИММЕРИЙСКОЕ ВОЙСКО И ВОЕННЫЕ ПОХОДЫ

Воинское снаряжение конного воина-киммерийца

Мощь киммерийского войска объясняется многочисленностью этого народа, состоящего из целого ряда племен. Образ жизни, наличие огромных конных отрядов давало возможность осуществлять далекие военные походы.

Силу этого войска вынужден был признать ассирийский царь Ашурбанипал, говоривший, что киммерийцы «моих предков не боялись и моих, царя, ног не обнимали».

Еще откровеннее о могуществе киммерийцев говорится в Библии: «Не будет в нем (народе, дальнем от края земли) ни изнемогающего, ни утомленного; он не будет спать; пояс не снимется с чресл его, и не разорвется ремень у сандалий его; стрелы его заострены и все луки натянуты; копыта его подобны кремню, и колесницы его как вихрь».

В ближнем бою киммерийский воин использовал копье с железным наконечником, каменные молотки, высокого качества железные мечи и кинжалы. Но стихией киммерийцев был прежде всего «дальний» бой.

Киммерийский воин — это, прежде всего, прекрасный наездник, великолепно владеющий оружием дальнего боя — луком со стрелами.

Объединяясь в чрезвычайно мобильные, маневренные и в то же время огромные отряды, они представляли большую угрозу для любого противника.

Скифские воины

Знаменитый киммерийский лук, достаточно известный по письменным источникам и памятникам изобразительного искусства, обладал прекрасной дальнобойностью.

Основанная на многовековом опыте технология изготовления стрел позволила добиться высоких баллистических качеств.

Вильчатые наконечники стрел из бронзы и кости имели разнообразную форму: ромбовидную, овальную, килевидную с остриями вниз и др.

Высокого уровня достигли стратегия и тактика ведения боевых действий. Киммерийцы умело использовали превосходство своего основного оружия. Находясь на расстоянии, не доступном для вражеских стрел, конный отряд киммерийцев, проносясь вдоль рядов противника, начинал обстрел противника не через голову коней, а назад по ходу скачки.

В VIII — первой половине VII вв. до н.э. киммерийцы воевали с Ассирией, Урарту, Мидией, Лидией, достигнув даже побережья Средиземного моря.

О киммерийцах перестают упоминать в исторических источниках после того, как Лидия смогла освободиться от их зависимости.

Источник:

Дюличев В. П. Крым. История в очерках. — Симферополь: «РуБин», ЧП Бинькин, 2008 г. — 496 с.

Информация о книге на форуме сайта.

Источник: http://bfnk.ru/history/books-dyulichev-zaselenie-kryma-cimmerian

Скифы (история)

Между 750 и 700 гг. до н.э., согласно свидетельству греческих историков, приложенному к ассирийской хро­нологии, киммерийцы были вытеснены из степей южной России скифами, которые пришли из Туркестана и Запад­ной Сибири.

Народ, известный грекам под именем скифы (Skithai), назывался ассирийцами ашкуз (Ashkuz), а персы и индийцы дали имя сака (Saka). Можно увидеть из терми­нологии, что скифы относятся к иранской расе.

Они являлись северными иранцами, которые оставались нома­дами из «истинно иранской страны» в степях современного Русского Туркестана, что дало им возможность избежать влияния материальной цивилизации Ассирии и Вавилона, цивилизации, которая так сильно влияла на оседлых мидян и персов, живших дальше на юге Иранского плато. Скифы, как и родственные им сарматы, были чужды и истори­ческих реформ Зороастризма и Маздаизма, которые впос­ледствии постепенно трансформировали мидийские и персидские верования.

Изображения скифов можно увидеть на греко-скифских вазах (в Кул Оба и Воронеже). Они носили бороды и одевали, как их сакские братья на барельефах Персеполя (Persepolis), остроконечные шапки, которые защищали уши от сильных ветров равнин.

Они носили свободные одежды: туника и широкие штаны — общие для саков и их мидий-ских и персидских родственников. Конь (великолепный степной скакун, изображенный на серебряной амфоре из Чертомликского могильника), был постоянным спутником скифов, их излюбленным оружием был лук11.

Эти всадники, стрелявшие из лука, «не имели города», кроме, так называемых, «кочующих городов» (traveling cities). Другими словами, это караван повозок, который сопровождал их во время сезонных миграций. Этот обычай, существовавший у них девятнадцать веков назад, сохранился до XIII в.

— во времена Плано Карпини и Вильяма Рубрука, когда подобные повозки сопровождали монголов Чингисхана через эти же самые русские степи.

На повозках они перево­зили своих жен и свое богатство: золотые украшения, пластины и бляхи, предназначавшиеся для упряжи, доспехи и оружие, и, конечно, ковры — все то, для чего требовалось рождение и развитие скифского искусства. Скифы остава­лись хозяевами русских степей с седьмого по третье тысяче­летие до н.э.

Современные лингвисты классифицируют скифов как иранский народ из индоевропейской семьи, индоиранской или арийской группы. Однако их образ жизни был очень схож с образом жизни хуннских племен тюркско-мон-гольской ветви, которые, почти в то же время, начали акти­визироваться в другом конце степей, на границе с Китаем.

В самом деле, условия жизни номадов в степи и на севере Черного или Каспийского морей, в Монголии, были очень схожи, хотя в Монголии они были намного суровее.

Не удивляет и то (физический тип и язык в отдельности), что описания греческих историков и изображения скифов на греко-скифских вазах напоминают отдаленно культуру и общий жизненный путь сюнну (Hsiung-nu), ту-гю (Т’uchueh) и монголов, описанных китайскими аналитиками и нарисованных китайскими художниками.

Можно найти большое количество общих обычаев, что объясняется сходством образа жизни этих народов, вынуждавших их принимать сходные решения (например, использование скифскими и хуннскими конными лучниками штанов и сапог вместо широких одежд среднеазиатских народов или ранних китайцев, а также использование стремени12).

Вероятно, действительные географические контакты между скифами и хуннами в один культурный период дали возможность для появления одинаковых практических применений. (Примером тому могут служить погребальные жертвоприношения, которые продолжались очень долго как у скифов, так и у тюрко-монголов, тогда как в Западной Азии и Китае они давно исчезли, со времен захоронений в Уре (Ur) и Аньяне (Anyang))13.

.

Таким образом, между 750 и 700 гг. до н.э. скифы (а точнее, часть скифо-сакских народов, большая часть саков осталась на землях в окрестностях Тянь-Шаня, недалеко от Ферганы и в Кашгарии) двинулись из Тургайского района и р. Урал в южную Россию, откуда они вытеснили кимме­рийцев14.

Некоторые из киммерийцев нашли приют в Вен­грии, которая, возможно, уже была населена другими наро­дами фракийского (Thracian) происхождения. Эти ким­мерийские беженцы, как полагают, оставили захороненные »сокровищницы» в Михалени близ Сзилагии и в Фокуру близ Хевеса, а также в Михаиловке в Галиции.

Остальные киммерийцы спасались бегством через Фракию, как сви­детельствует Страбо, или, согласно Геродоту, через Колхиду в Малую Азию, где они прошли во Фригию (около 720 г. до н.э.), затем в Каппадокию и Киликию (около 650 гг. до н.э.) и окончательно в Понтию (около 630 гг. до н.э.). Некоторые из скифов бросились в погоню за ними (720-700 гг.

до н.э.), но Геродот говорит, что они выбрали неправильный путь, пересекая Кавказ через Дербентские ворота, и столкнулись с Ассирийской империей. Скифский царь Ишпакай попытался атаковать ассирийцев, но безуспешно. Баратута, другой мелкий скифский царь, был более проницательным.

Он установил дружеские отношения с ассирийцами, с которыми имел единого врага — кимме­рийцев. Киммерийцы были угрозой для границ Ассирии в районе Киликии и Каппадокии. Скифская армия, под­держиваемая Ассирией, вошла в Понтию в целях унич­тожения оставшихся киммерийцев (около 638 г. до н.э.).

Спустя почти 10 лет сын Баратуты, упоминаемый Геродотом под именем Мади (Madyes), пришел по просьбе Ассирии, которая была опустошена мидянами. Мади захватил и покорил Мидию (ок. 628 г. до н.э.), но вскоре мидяне восстали. Их царь Киаксар (Cyaxares) убил скифских вождей, и оставшиеся из скифов вернулись обратно через Кавказ в южную Россию.

Это только несколько эпизодов скифских походов, наиболее заслуживающих внимания, которые волновали Западную Азию почти 70 лет. На протяжении всего этого периода великие индоевропейские варвары были угрозой для Старого мира. Их конница рыскала в поисках добычи от Каппадокии до Мидии, от Кавказа до Сирии.

Это было большое движение народов, отголосок которого можно найти даже среди книг пророков Ветхого Завета Израиля, и оно представляет собой первое в истории вторжение номадов северных степей в старые цивилизации юга, движение, которое повторится почти через двадцать веков.

Когда персы сменили ассирийцев, вавилонян и мидян в господстве над Западной Азией, они обратили все вни­мание на охрану оседлого Ирана от новых нашествий. Согласно Геродоту, эти меры были направлены против массагетов — скифов, обитавших в районе востока Хивы (ок. 529 г. до н.э.

), против которых Кир вел свою последнюю кампанию. Дарий начал первый великий поход против ски­фов Европы около 514-512 гг. до н.э. Через Фракию и современную Бессарабию он вошел в степь.

Но вместо того, чтобы принять бой, скифы отступили перед Дарием, зама­нивая его дальше в пустыни, следуя своей обычной тактике. Но Дарий оказался достаточно мудрым, чтобы вовремя отвести войска. Геродот склонен рассматривать его «Русскую кампанию» как глупость деспота (дорого стоящий кап­риз).

Фактически, Ахаменидский монарх намеревался этим походом осуществить полностью политику создания пан-иранского союза или подчинения Персии Внешнего Ирана (Outer Iran).

Это предприятие потерпело неудачу, скифы избежали персидского влияния и остались полными хозяе­вами южной России в течение последующих трех веков. Но поход Дария имел положительный результат для персов: долгое время Западная Азия была защищена от вторжений кочевников15.

.

Находки скифских произведений искусства создают впечатление о прогрессе скифского периода их проживания в России16. Во-первых, приблизительно с 700 по 500 гг. до н.э. центр скифской культуры находился на юго-востоке, в Кубанской области и Таманском полуострове.

Скифы, без сомнения, были хозяевами в южной Украине в это время, между низовьем Днепра и низовьем Буга, это доказы­вается и находками близ Мартонохи (Martonocha) и Мельгунова (Melgunov), хотя, очевидно, в более спорадической манере. Это было не раньше, чем между 550 и 450 гг. до н.э.

(согласно Таллгрену), когда скифская культура внезап­но появилась на просторах современной Украины. Она достигла пика своего развития примерно в 350-250 гг. до н.э.

Это можно проследить по находкам из великих цар­ских курганов из нижнего Днепра, в Чертомлике (Chertomlyk), Александрополе, Солохе, Деневе и др. Самая северная область, куда доходили скифы, проходит вдоль северной границы лесостепей немного южнее Киева и в Воронежской области.

В северо-восточном направлении скифская экспансия распространялась по Волге до Саратова, где были сделаны важные открытия, и где Таллгрен размещает скифский или полу-скифский народ — иранский в данном случае — сарматов.

Возможно, что скифы южной России были не более чем аристократией, наложенной на киммерийцев, т.е. фрако-фригийского (Thraco-Phrygian) основания.

Бенвенист (Benveniste) указывает на то, что в информации Геродота (IV, 5-10) касательно скифского происхождения исполь­зуется чисто иранская терминология, в то время как другая информация про тех же скифов настаивает на их проис­хождении из Греции, выводя это предположение из фрако-фригийской терминологии.

Лингвистические иссле­дования были подтверждены археологическими откры­тиями. «Хальстатовская культура Киммерийского бронзового периода, — говорит Таллгрен, — существовала на Украине как деревенская культура в то время, когда Скифизм и Эллинизм уже установились».

.

В завершение, север скифской зоны, с его более или менее киммерийской основой, был населен варварами не скифского происхождения, которых Геродот называет андрофагами, меланхелинами (Melankhelenes) и исседонами (Issedones), и которые могли быть финно-угорской ветви.

Таллгрен предполагает, что андрофаги должны были размещаться к северу от Чернигова, а мелан-хелины к северу от Воронежа. Известно, что эти два народа объединились со скифами для отражения нападения Дария.

Что касается исседонов, то Бенвенист расселяет их в Уральской области, близ Екатеринбурга.

Также Таллгрен относит андрофагов и меланхелинов, финно-угорских соседей скифов, к так называемой Мордвийской культуре, следы которой были обнаружены при раскопках у Десны и Оки, и которая характеризуется менее развитой геометрической орнаментацией, полностью исключенной в «зверином стиле» скифов.

Источник: http://kazorta.org/skify-istoriya/

Ссылка на основную публикацию