Какие были истоки и значение идеологии москва — третий рим? — история России

У истоков русской идеологии: «третий рим» и другие представления о себе в мире и истории

«Кто знал, что Москве царством быти,

кто ведал, что Москве государством слыти?»


Повесть о зачале Москвы.

С окончанием эпохи Ивана Третьего в русском обществе возникла необходимость поиска нового ответа на вопрос о месте народившейся империи в мире.

Победная поступь России и соответствующее ей настроение русских выразилось в создании целого ряда концепций, заявляющих о том, что в Москву переместился центр мировой истории.

Это «Москва – третий Рим» и теории, содержащиеся в «Сказании о Вавилон-граде» и в «Сказании о князех Владимирских». Их влиянию на государственную идеологию Московского царства посвящена эта обзорная статья.

Откуда и зачем взялся «Третий Рим»

Традиционно считается, что концепция «Москва – третий Рим» принадлежит перу настоятеля псковского Елеазарова монастыря старцу Филофею. Он выразил её в двух посланиях. Одно из них адресовано великому князю Василию Третьему (25.03.1479 –3.12.1533 гг., на столе с 1505 по 1533 год), другое – дьяку Мисюрь-Мунехину.

Обстоятельства, при которых написаны эти послания, следующие. В январе 1510 года Псков был лишён своей автономии, вечевой колокол снят, ввели московскую систему управления.

Руководить городом стали два московских наместника с двумя дьяками (одним из них и был Мунехин). Наместники творили «многия беззакония», и псковичи обратились за помощью к Филофею, лично знакомому с великим князем.

Тот призвал их к терпению, но одновременно обратился с посланием к Василию, которое передал через отъезжающего в Москву Мунехина.

В этом послании, как считается, Филофей косвенно изложил жалобы псковичей, но основными его темами были:  долгое отсутствие архиепископа Новгорода («вдовство» епархии), неправильность совершения некоторыми людьми крестного знамения и «содомский грех». То, что потом получило название «теория «Москва – третий Рим»», высказано им в следующих тяжеловесных словах:

«Тебе пресветлейшему и высокостольнейшему государю великому князю, православному христианскому царю и всех владыке, браздодержателю святых божиих престол святыя вселенския соборныя апостольския церкви пречистыя Богородицы честного и славного ея Успения, иже вместо Римския и Константинопольския просиявшу. Старого убо Рима церкви падеся неверием аполинариевы ереси, второго Рима Константинова града церкви агаряне внуцы секирами и оскордами рассекоша двери, сия же ныне третьего нового Рима державного твоего царствия святые соборные апостольския церкви, иже в концых вселенныя в православной христианской веры во всей поднебесной паче солнца светится. И да весть твоя держава благочестивый царю, яко все царства православныя христианския веры снидошеся в твое единое царство. Един ты во всей поднебесной христианам царь».

Здесь же содержится и знаменитая формула: «Два убо Рима падоша, третий стоить, а четвёртому не быти».

Отмечу, что, если судить по языку летописей или сохранившихся образцов светской литературы того времени, то язык Филофея его светским современникам был понятен лишь немного больше, чем нам с вами.

В послании Мунехину он говорит почти то же самое, только там добавлена тема осуждения астрологов («звездосчётцев»).

Сложно в этих словах увидеть какую-либо законченную концепцию, тем более государственно-мессианского характера. Автор вкладывает в них отнюдь не имперский смысл: речь идёт о том, что Василий как единственный оставшийся православный монарх должен следить за чистотой православия и быть защитником веры. Именно так и было понято послание Филофея в XVI веке.

Как Г.В. Вернадский, так и Н.И.

Ульянов (написавший великолепную работу на эту тему) считали, что широкого распространения концепция «Москва – третий Рим» в это время не получила, оставаясь принадлежностью узкого круга монахов-книжников.

Эту точку зрения разделял и М.А. Алпатов. Об этой теории в своих письмах не упоминает Иван Грозный, её нет ни в «официозных» летописных сводах (типа Воскресенского и Никоновского), ни в Степенной книге.

Почти дословное изложение формулы Филофея появляется только в «утверждённой грамоте» константинопольского патриарха Иеремии, приехавшего в Москву в 1589 году для утверждения московской патриархии. Это подтверждает, что концепция была принадлежностью идеологии церковной, но не государственной.

Не «третий Рим», а Первая Москва

И рождена теория нового Рима, сменяющего Константинополь, как показывает Н.И. Ульянов, не Филофеем. Видимо, впервые о «новом Царьграде» как о центре православного мира заговорили в Болгарии во времена расцвета Второго царства, когда Константинополь находился во власти крестоносцев.

Под «новым Царьградом» подразумевалось Тырново, где только что была утверждена патриархия.

Затем, когда болгарское государство завоевали османы, беженцы, хлынувшие в Россию, занесли её в Москву, в помощи со стороны которой они видели единственную возможность свержения османского владычества.

Но в самой Москве к войне с Турцией отнеслись прохладно, вот почему теория «Москва – третий Рим» не была принята на вооружение как часть государственной идеологии, оставшись внутри церкви. Настороженность к ней подпитывалась ещё и тем, что попытки втянуть Россию в войну с турками делались и с Запада.

Добиться участия Москвы в антитурецких коалициях желали и Венеция, и Священная Римская империя германской нации, и папство.

Ещё Ивана Третьего соблазняли «византийским наследством»: «Восточная империя, захваченная оттоманами, должна, за прекращением императорского рода в мужском колене, принадлежать вашей сиятельной власти в силу вашего благополучного брака».

При Василии Третьем Западом посылались посольства за посольством, московиты их вежливо выслушивали, но желания таскать для других каштаны из огня не проявляли.

Послы уезжали, обижаясь на упрямство русских, не поддававшихся розовым миражам Константинополя.

 Программа, заложенная в умы московской элиты Иваном Третьим, исправно работала: бояре объясняли послам, что Россию интересует «киевское наследство».

Кроме политических, были соображения и этнопсихологического характера: разбухшая от пассионарности Москва не хотела быть копией даже шедевра, она не желала быть третьим Римом, а желала оставаться сама собой, первой и единственной. Видимо, многим из нас это трудно понять.

«Сказание о Вавилон-граде»

Большее влияние на московское общество оказало «Сказание о Вавилон-граде». Его концепция мировой истории начинается с ещё более древней, чем Рим, мировой столицы – Вавилона. Далее линия мирового развития тянется через Константинополь в Москву (обходя Запад). 

Важной чертой здесь является не повторение одного и того же явления (Рима), а стремление показать восходящую линию исторического развития. Вавилон, Константинополь и Москва знаменуют три ступени истории, когда на смену старому приходит новое, полное сил.

Есть разные списки «Сказания», и сюжеты в них несколько отличаются. Общим является то, что посланцы византийского императора, посланные в Вавилон за царскими регалиями, находят там «мерзость запустения», но встречают трёх отроков, которые передают им некую «сердоликовую крабицу» и «царскую шапку».

Впоследствии Константин Мономах вручает их киевскому Владимиру Всеволодовичу (Мономаху). «И ныне та шапочка Мономаха царя, еже в Вавилоне, в российском царстве в Московском государстве у царя государя и великого князя Михаила Федоровича всея Росии самодержца», – продолжил сюжет летописец XVII века.

Наличие разных списков говорит о довольно широкой распространённости «Сказания о Вавилон-граде». В его концепции для русских политиков был и плюс, и минус. Плюс в том, что она подтверждала самость и уникальность Москвы, минус – в ориентации на юг, что не соответствовало целям внешней политики России.

«Сказание о князех Владимирских» и основы русской геополитики

Сильнее остальных концепций на государственную идеологию Московского царства повлияла та, которая содержалась в «Сказании о князех Владимирских».

Видимо, сначала сложились две отдельные легенды: о происхождении московского княжеского дома и о царских регалиях. В правление Василия Третьего (до 1523 года) они были объединены монахом Спиридоном-Саввой в «Послании о Мономаховом венце».

Затем, не позднее 1527 года, неизвестным автором на его основе и было составлено «Сказание о князех Владимирских».

Оно, по сути дела, получило официальный статус, так как  включено в качестве вступительной статьи в «Государев родословец» к венчанию на царство Ивана Четвертого в 1547 году, в Степенную книгу и в Бархатную книгу.

Спиридон был человеком интересной судьбы. Тверич, он был возведён константинопольским патриархом в сан митрополита Руси и отправлен в качестве такового в Киев. Великий князь Литовский Казимир его не признал и посадил под стражу.

Спиридону удалось бежать в Москву, но и там его сан не был признан, поскольку уже был самостоятельно избран свой кандидат.

Тогда под именем Савва он обосновался в Ферапонтовом монастыре на Белоозере, где и написал ряд религиозных трактатов и посланий.

«Сказание о князех Владимирских» начинается с библейского рассказа о разделении мира между сыновьями Ноя, но события быстро перемещаются на территорию Римской империи. Сопровождая свой рассказ фантастическими подробностями, автор делает Августа наследником всей мировой империи и заставляет его делить мир между своими родственниками.

Одним из таких называется его двоюродный брат Прус, который назначается правителем «в брезеъ Вислы реки в град, глаголемый Мотброк и Торун и Хвоиница, и преславы Гданеск, и иных многих градов по реку, глаголемую Неман, …и до сего часа по имени его зовашася Пруская земля». Его потомка в четырнадцатом колене Рюрика по инициативе Гостомысла приглашают к себе на княжение новгородцы.

Далее через Владимира Святого автор переходит к Владимиру Всеволодовичу, который идёт войной на Константинополь.

Там византийский император Константин Мономах передает Владимиру свои дары – царские регалии: сердоликовую чащу, из которой пил вино Август, венец, золотую цепь и многое другое, со словами «Прими от нас, о боголюбивый и благоверный князь, во славу твою и честь эти честные дары, которые с самого начала твоего рода и твоих предков являются царским жребием».

Эти слова можно понять и так, что Владимир Мономах получает лишь то, что ему принадлежит по праву рождения. «От сего часа тем венцом царьским… венчаются вси великие князья владимирские, егда ставятся на великое княжение русское, яко же и волный самодержец и царь Великые Росия Василий Иванович…»

Так сплетается византийская и западная традиции русской политической мысли, но обратим внимание на то, что западная является главенствующей. Благородство князей Владимирских противопоставляется ничтожеству литовских князей.

Автор утверждает, что основатель их рода Гедемин был не братом Витеня (последнего законного князя), а его конюхом. «И поят жену его раб его имянем Гегеминик, конюшец его. И роди от нее 7 сынов».

Здесь сказывается антилитовская направленность произведения, что соответствовало политическим задачам Москвы по возвращению русских земель, занятых Литвой и Польшей.

Миф о происхождении от Августа прочно вошёл в русскую дипломатическую практику. Мы встречаем его как обоснование прав России на Ливонию в переговорах о мире в 1563 году, в переписке с Польшей и Швецией. «Сказание о князех Владимирских» стало идейным оружием для исторического обоснования внешней политики России вплоть до петровских времен.

***

Почему же сейчас мы больше знаем о теории «Москва – третий Рим»? Да потому что ей было суждено второе рождение в XIX веке. Если религиозной частью посланий Филофея ещё пользовались в XVII веке раскольники, то потом забыли даже о ней. Забыли до тех пор, пока его послания не были опубликованы на рубеже 1850-1860-х годов в «Православном вестнике».

И вот после этих публикаций и вошла в общественный дискурс его теория о третьем Риме. Этому способствовала как общественная, так и международно-политическая обстановка: споры между западниками и славянофилами, балканская проблема. Несколько строчек Филофея обросли пышной легендой. Вот этот-то образ и сохранился до наших дней.

Читайте также:  Деятельность коммунистической партии по усилению борьбы народов ссср на оккупированной территории - история России

***

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/u-istokov-russkoi-idieologhii-trietii-rim-i-drughiie-priedstavlieniia-o-siebie-v-mirie-i-istorii

Самодержавный смысл идеи «Москва — Третий Рим»

Постепенно, по мере укрепления основ русского самодержавия и его идеологии, учение о Москве как третьем Риме из факта консолидации нации превращалось в охранительно-консервативную силу. В связи с этим не случайно именно оно сыграло роковую роль в церковном расколе XVII века, переросшем в трагический раскол общества.

Как известно, государство и официальная церковь выступили в качестве поборников включения России в мировой церковный и политический процесс, тогда как народ в значительной части своей остался на позициях верности старине. «В основу раскола легло сомнение в том, что русское царство, Третий Рим, есть истинное православное царство.

Раскольники почуяли измену в церкви и государстве, они перестали верить в святость иерархической власти в русском царстве. Сознание богооставленности царства было главным движущим мотивом раскола».

В итоге мечты о «Святой Руси» были преданы анафеме как ересь, движение старообрядцев превратилось в запрещенную секту, и вместо ожидаемого пришествия Христа в облике «Белого Царя» старообрядцам явился антихрист в облике царя Всея Руси. Единственным спасением представлялся уход из мира в «невидимую Церковь».

Старообрядческая Русь в ожидании антихриста утвердилась в своем самобытничестве и ксенофобии, а официальная церковь подпала под политическое верховенство светской власти московских государей. На некоторое время идеологема «Москва — третий Рим» была, как бы законсервирована.

Идея мессианизма была возвращена в историософию Вл. Соловьевым в его учении о теократии. Однако к концу жизни его постигло жестокое разочарование в мессианском призвании России. «И Третий Рим лежит во прахе, а уж четвертому не быть», — скажет он в своем известном стихотворении.

В числе первых русских письменных источников, отражающих такую преемственность Московского Царства от Второго Рима, можно назвать Повесть о Флорентийском Соборе Симеона Суздальца (около 1441 года — то есть, это была реакция уже наФлорентийскую унию), Повесть о белом клобуке и Повесть о взятии Царьграда (обе — вторая половина XV века), послание ростовского архиепископа Вассиана Ивану III на Угру (1480). Еще более конкретно эта мысль выражена в Пасхалии митрополита Зосимы 1492 года. На этом фоне знаменитые слова старца Филофея из псковского Спасо-Елеазарова монастыря о «Москве — Третьем Риме» в посланиях Великому Князю Василию III и дьяку Мунехину (первая четверть XVI века) прозвучали как само собой разумеющиеся и были в виде официальной идеологии Руси повторены во многих позднейших документах (Родословие великих князей русских и др.), занесены в Степенную книгу (1560-1563) и в текст Уложенной грамоты (1589) об учреждении русского патриаршества.[8]

Примечательно, что Третьим Римом назвал Москву сам Константинопольский Патриарх Иеремия, приехавший для поставления первого русского Патриарха Иова. То есть порабощенный турками Второй Рим (надеясь на русское избавление от турецкого гнета) сам признал Русь своей преемницей, а ее Царей — преемниками византийских Императоров.

Не удивительно, что в эту эпоху распространяются легенды о происхождении русских Царей от римского императора Августа и складывается трактовка Руси как главного царства вселенной (летописный свод 1652 года).

В объединении всех православных народов вокруг Русского Царства заключался и главный замысел реформ Патриарха Никона (историософский масштаб которых, к сожалению, был не понят ни их исполнителями, ни старообрядцами).

Так, получив от Византии в готовом виде православную веру и государственную идеологию, не нуждавшуюся в характерных для византийской эпохи спорах по ее уточнению, русская Империя полнее всех в мире воплотила этот должный идеал.

Этому способствовало и то, что у русских, в отличие от греков, не было разработанной дохристианской философии, поэтому христианство стало первым всеобъемлющим мировоззрением, которое наполнило собою государственность во всех ее областях и на всех уровнях.

Тем самым Третий Рим стал последним не только в хронологическом порядке, но и третьей, высшей, ступенью совершенствования вселенской Империи.

Значение Москвы как Третьего Рима выразилось позже и во внешнеполитическом признании русского Великого Князя Царем (венчание на Царство с таинством миропомазания Иоанна Грозного в 1547 году; признание Константинополем в 1561 г.

), и в каноническом установлении Константинопольским Патриархом русского Патриаршества (1589). Все это было важно именно с точки зрения соблюдения канонов, несмотря на несвободное положение Константинопольской кафедры под турками.

В Уложенной грамоте, узаконившей русское Патриаршество, за подписью Константинопольского (Вселенского) патриарха Иеремии II, его собственными словами специально упоминается «великое Российское царствие, Третей Рим».

Это было подтверждено Собором всех Патриархов поместных Церквей, а русский Царь — единственный из всех православных властителей — стал поминаться Патриархами как покровитель вселенского Православия. Покровительство было и финансовым, что помогло выжить христианам в Османской империи.

Таким образом, силу русской экспансии обеспечивала идеологема «Москва — Третий Рим «. Именно эта идеологема «обыгрывалась» ходе взаимодействия внутриэтнических групп (функционального внутриэтнического конфликта).

Она, с одной стороны, послужила основой государственной идеологии, предполагающей территориальную экспансию; она же сделала для народа психологически легким процесс переселения в регионы, где еще не была установлена или упрочена (как на завоеванных территориях) российская государственная юрисдикция.

Она же обеспечивала силу религиозной экспансии и создавала предпосылки для культурной гомогенизации всей государственной территории.[9]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Москва — третий Рим», политическая теория 16 в. в России, обосновывавшая всемирно-историческое значение столицы Русского государства Москвы как политического и церковного центра.

Теория «Москва — третий Рим», изложенная в характерной для средневекового мышления религиозной форме, утверждала, что исторической преемницей Римской и Византийской империй, павших, по мнению создателей этой теории, из-за уклонения от «истинной веры», является Московская Русь — «третий Рим» («Два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не бысти»).

Начав складываться в середине 15 в., теория «Москва — третий Рим» была сформулирована в начале 16 в. в посланиях псковского монаха Филофея к московскому великому князю Василию III Ивановичу.

Теория «Москва — третий Рим» была подготовлена предшествующим развитием политической мысли на Руси, ростом национального самосознания в годы воссоединения русских земель, окончательного освобождения от татаро-монгольского ига и утверждения независимости Русского государства.

Она сыграла значительную роль в оформлении официальной идеологии Русского централизованного государства и в борьбе против попыток Ватикана распространить своё влияние на русские земли; в 16—17 вв.

в славянских странах Балканского полуострова теория «Москва — третий Рим» служила обоснованием идеи славянского единства и имела большое значение в борьбе южного славянства с турецким гнётом.

Вместе с тем теория «Москва — третий Рим» содержала и реакционные черты — «богоизбранности» и национальной исключительности. Все вышеизложенное не предоставляет возможности согласиться с мнением Д.С.

Лихачева о том, что теория «Москва — третий Рим» «вошла в литературу не ранее XVIII и то как бы под сурдинку… ». Напротив, мне кажется, имеется достаточно оснований для утверждения, что политическая формула Филофея вошла в состав документов, выражающих официальную идеологию государства и на долгое время стала ее составной частью.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Громов М.Н. Москва — Третий Рим./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995. 457 с.

2. Холмогоров Е. Третий Рим: очерк происхождения идеологии // Православная цивилизация. 23 июля 2004.

3. Лебедева Е. Идея «МОСКВА — ТРЕТИЙ РИМ» в символике храма Христа Спасителя // Интернет журнал «Культура». 22 сентября 2005

4. Синицына Н.В. Третий Рим. М., 1998.

5. Панарин И.Н. Доктрина Руси: “Москва — Третий Рим”. — #»#_ftnref1″ name=»_ftn1″ title=»»>[1] Кожинов В.В. История Руси и русского слова. 2001, С. 470-471

6. Тимошина Е.В. Теория «Третьего Рима» [Сочинения «Филофеева цикла»]// Журнал «Правоведение». — № 4. — СПб.: ПИТЕР, 2011. — С. 181-208.
7. Ульянов Н.И. Комплекс Филофея [Журнал] // Вопросы истории. — 2011. — № 4. — С. 19-22.

8. Успенский Ф.И. Как возник и развился в России восточный вопрос [Сборник научных статей] // Из истории русской культуры: в 3 ч. — ч. 1. — М.: Языки славянской культуры, 2009. — 166 с.

9. Шахматов А.А. Путешествие на Восток [Монография] / А.А. Шахматов. — СПб.: ПИТЕР, 2009. — 23с.

10. Яковлев В. Москва — Третий Рим [Сборник научных статей, составленных по древним рукописям]. — СПб.: Изд. дом «С.В. Звонарев», 2008. — 116 с.

11. Ульянов Олег Германович. Рим-Константинополь-Москва: концепция Translatio Frigii в «Donatio Constantini Magni .

[1] Громов М.Н. Москва — Третий Рим./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995. 457 с.

[2] Громов М.Н. Москва — Третий Рим./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995. 460 с.

[3] Громов М.Н. Москва — Третий Рим./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995. 357 с.

[4]Синицына Н.В. Третий Рим. М., 1998 стр. 167

[5] Лебедева Е. Идея «МОСКВА — ТРЕТИЙ РИМ» в символике храма Христа Спасителя // Интернет журнал «Культура». 22 сентября 2005 г. стр. 267

[6] Синицына Н.В. Третий Рим. М., 1998. стр. 108

[7] Синицына Н.В. Третий Рим. М., 1998. стр. 204

[8] Шахматов А.А. Путешествие на Восток [Монография] / А.А. Шахматов. — СПб.: ПИТЕР, 2009. — 23с.

[9] Яковлев В. Москва — Третий Рим [Сборник научных статей, составленных по древним рукописям]. — СПб.: Изд. дом «С.В. Звонарев», 2008. — 116 с.

Источник: https://megaobuchalka.ru/9/35352.html

Теория «Москва — третий Рим»

Историческая концепция России — «Москва — третий Рим»

История и обстоятельства возникновения теории

Начиная с 14 века, в России происходят существенные политические и экономические сдвиги. Центр политической и культурной жизни страны перемещается на северо-восток, где образуется Московское княжество.

Происходит постепенная централизация власти и “собирание” русских земель вокруг Москвы.

  • В 14 веке Москва становится политическим и культурным центром страны.
  • Другим мощным толчком для формирования национального самосознания народ стала Куликовская битва (1380), которую возглавил великий князь Московский Дмитрий Донской.

Огромную роль в возвышении Московского княжества и превращении Москвы в политический и культурный центр Российского государства сыграли не только князья и воины, но и духовные наставники той эпохи.

Для объединения и централизации Руси была необходима не только военная и политическая сила, но и направляющая идея – нравственно-идеологическое обоснование этого процесса.

Московские князья прекрасно понимали это, поэтому старались привлечь на свою сторону церковь как ведущую идеологическую силу в стране. Церковь, в свою очередь, увидела в политике московских князей перспективу создания сильного централизованного государства.

В период возвышения Москвы в русской общественно-философской мысли возникает теория «Москва – третий Рим», изложенная в посланиях Филофея Псковского.

Суть теории «Москва — третий Рим» — идеи Филофея

Суть концепции сводится к тому, что после падения Рима и Константинополя истинная вера сохранилась только в Московской державе, поэтому отныне и до “скончания мира” Москва – третий Рим.

Читайте также:  Великая отечественная война - история России

Согласно этим положениям Русь является наследницей и преемницей исторической миссии первого и второго Рима, а русский народ избран Богом.

Теория Филофея «Москва — третий Рим» определяла духовное и историческое предназначение России в контексте всей мировой истории.

Эти идеи Филофея:

  • дают доступное для того времени объяснение истории,
  • обосновывают возвышение Москвы,
  • а также предрекают ей мессианскую роль в будущем.

Необходимо отметить, что концепция Филофея объединила в себе элементы весьма распространенной в христианских странах так называемой теории «Длящегося Рима», согласно которой история Римской империи будет продолжаться вечно, до конца земной истории.

Стремление заявить и подчеркнуть свою идентичность с Римской державой прослеживается в общественно-политической мысли разных стран восточной и западной Европы.

Глашатаями этой «третьеримской» идеи впоследствии стали последователи иосифлян, которые к началу XVI века заняли господствующее положение в официальной идеологии русской церкви.

Теория Филофея «Москва — третий Рим» несет в себе две основные идеи:

  • миссионерскую (автор призывает Московского государя обратить в христианство все языческие народы в его царстве)
  • и церковную (князь должен принять на себя управление церковными делами) .

Обращаясь к великому князю, Филофей говорит о том, что

Таким образом,

в формуле «третьего Рима» выражена великодержавная идея русского государства, а также идея богоизбранности русского народа. Идеологема «Москва – третий Рим» оказала существенное влияние на последующее развитие государственных форм самодержавия в России, а также повлияла на развитие русской политологии и общественно-философской мысли.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская философия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Источник: http://velikayakultura.ru/russkaya-filosofiya/teoriya-moskva-tretiy-rim

«Москва — Третий Рим»: история спекуляции

Планы завоевания Константинополя, борьба староверов с Никоном, церковные интриги, мечты славянофилов, национальная идея и другие последствия трех слов из письма монаха XVI века в изложении американского историка

Успенский собор Московского Кремля (фрагмент фотографии) © Wikimedia Commons

Выражение «Москва — Третий Рим» известно всем еще из школьного кур­са истории: якобы под этим девизом Иван III собирал русские земли, а его преемники расширяли и укрепляли православную власть. В дей­ствительности значимость и широкую известность доктрина приобрела лишь в середине XIX века.

Американский историк Маршалл По в 2001 году написал статью «Изобре­тение концепции „Москва — Третий Рим“» («Moscow, the Third Rome: The Origins and Transformations of a „Pivotal Moment“»), в которой проследил развитие идеи от первого упоминания в письмах псковского монаха Филофея в XVI веке до ее сегодняшнего восприятия как поворотного момента в истории России. Arzamas приводит основные положения этого исследования, демонстрирующего, как строчка из письма псковского монаха стала национальным мифом.

«Осевой момент» и ошибки историков

Любой человек, обращающийся к истории Нового времени, неизбежно стал­кивается c историографическим феноменом «осевого момента».

Такой момент случается в «решительный час», «на перекрестке истории», когда «нация» или «эпоха» лицом к лицу сталкивается с каким-то набором исторических путей и выбирает лишь один.

Поворотные события не просто возникают в потоке исторических материалов, они открываются учеными, которые порою слиш­ком эмоционально изображают историческую драму.

Более того, хотя такие «поворотные моменты» и считают ключом к «корням» современного мира, они часто являются результатом слишком усердного поиска удаленных исторических истоков. Российская история дает превосход­ный пример того, к чему приводит неумеренное обращение к логике «осевых моментов».

Несомненно, формирование доктрины «Москва — Третий Рим» — это один из самых известных и неверно истолковываемых эпизодов российской истории.

Уже более столетия рождение доктрины Третьего Рима описывали и описывают в монографиях, обзорах и популярной литературе как фундамен­тальный перелом в исторической эволюции России.

Монах Филофей открывает Третий Рим

Нет никаких свидетельств тому, что Москва или Русь именовались Третьим Римом в каком-либо славянском тексте до первой половины XVI века. Псков­ский монах Филофей был первым, кто обнаружил Третий Рим в Московии.

В первые десятилетия XVI века он написал одно или более писем, содержащих упоминание о «третьем Риме». Филофей ввел свою идею в обращение, написав в 1523–1524 годах письмо великокняжескому дьяку.

В большинстве сохранив­шихся копий этот ключевой фрагмент звучит так:

Об истинном смысле послания Филофея

Слова из письма монаха часто толкуются как триумфальная ода государю новорожденной вселенской империи. Но если интерпретировать доктрину в общем контексте письма, возникает совершенно иная картина намерений Филофея. Даже поверхностное знакомство с письмом показывает, что, хотя Филофей и упоминает «третий Рим», он не предлагает расширенного толкова­ния этой доктрины.

Его послание — детальное описание зол астрологии и като­лицизма «Послание на звездочетцев» Филофея было ответом на популярное в Европе астрологическое предсказание мирового потопа в 1524 году. Пропагандой астрологии и католических догматов занимался немецкий врач Николай Булев, живший при дворе Василия III. Скорее всего, именно с ним в заочный спор и вступил Филофей..

Поэтому мы вправе рассматривать письмо как преимуще­ственно увещевательное: власти, полагал Филофей, должны уничтожить ереси и защи­тить Церковь. Захват греческой империи мусульманами означал лишь перемещение Рима в Россию, но упадок Русской церкви должен был означать конец света, поскольку «четвертому Риму не бывать».

Филофей успешно трансформировал лесть в предупреждение.

Доктрина Филофея в XVI веке

Идея Филофея приобрела заметную популярность в церковных кругах, но она определенно не стала краеугольным камнем московской идеологии. Концеп­ция Третьего Рима проникает в московские сказания, например в «Повесть о новгородском белом клобуке» (ок.

1600) В «Белом клобуке» Константинопольский патриарх посылает Новгородскому архиепископу одеяния, символизирующие покровительство церкви, поскольку узнает во сне, что «земля Руси» есть «Третий Рим».. В этих сказаниях исчезает апока­ли­птический контекст — нигде не встречается важная для Филофея идея, что «четвертому [Риму] не бывать».

Сказания полны предчувствий яркого буду­щего Третьего Рима, а не ощущений надвигающейся катастрофы. Московские власти, в свою очередь, игнорировали имперские коннотации теории Третьего Рима.

Третий Рим на службе староверов

Титульный лист «Повести о новгородском белом клобуке». 1861 год © Wikimedia Commons

Если в XVI веке Русская церковь и счи­тала идею Третьего Рима полезной, то она переменила свою точку зрения к 1667 году, когда Церковный совет запретил «Белый клобук».

Причиной запрета стало то, что секты схизмати­ков использовали идеи из «Белого клобука» для сопротивления реформам Никона, приведшим к церковному рас­колу. Эти группы (впоследствии эволюционировавшие в староверов) рассуждали следующим образом: письма Филофея и «Белый клобук» называли Россию Третьим Римом, поскольку ее церковь была чище греческой, которая «предалась агарянам» То есть туркам.

От греч. «Агарь» — побочная жена Авраама, мать Измаила, от которого, по легенде, произошли арабы.. Принятие идеи Третьего Рима староверами — это важный момент в ее истории. Они были первыми, кто уже в XVII веке расценил идею Третьего Рима как «осевой момент» в русской истории.

Староверы ясно продемонстрировали свою веру в идею Филофея: когда у власти в право­славной церкви стал «антихрист» Никон, они ушли сами и унесли идею Треть­его Рима в удаленные и дикие места; эту идею они продолжали исповедовать еще в XVIII — начале XIX века.

Третий Рим, о котором все забыли

В отличие от староверов, для политической элиты конец междоусобицы, присоединение Новгорода или коронование Ивана IV на царство были гораздо более важными событиями, чем формирование идеи Третьего Рима.

Хотя в экспан­сионистской политике Петра и Екатерины многие историки были склонны видеть влияние доктрины Филофея, представляется, что она была совершенно забыта имперской элитой. Сравнение Российской империи с Римской не редкость в ту эпоху, но ссылок на доктрину Третьего Рима мы не встретим.

Так, в 1697 году греки братья Лихуди поднесли Петру Великому оду, в которой описывали царя как наследника трона в Константино­поле, но ни в этой оде, ни в других подобных произведениях формула «Третий Рим» не появляется.

Эта формула остается малоизвестной за пределами староверских обществ и в 1‑й половине XIX века. Даже в текстах славянофилов, ряд которых верили, что Москва превзошла и Рим, и Константинополь, нет указания на идею Филофея.

В 1819 году в популярной серии исторических документов была опубликована «Грамота об учреждении в России патриаршеского престола» В 1589 году на прошение об учреждении Московского патриархата архиепископ Константипольский и Вселенский патриарх Иеремия II ответил согласием.

Одобрив идею, он снадбил ее таким комментарием: «Воистину от Бога таковая благочестивый царь, великое Российское царство, Третий Рим, благочестием всех превзыде». Представляется очень вероятным, что московские иерархи вложили в его уста импонировавшую им доктрину. Патриарх, вероятно, не был знаком с посланиями Филофея, хотя бы потому, что не мог читать или говорить по-русски.

, сделавшая доктрину доступной читающей публике. Например, Николай Карамзин отмечал, что упоминание Третьего Рима имело целью поддержать создание патриархата, и далее в своих толкованиях не шел: в этом контексте доктрина не выглядела чем-то существенным.

Интерпретация доктрины в церковных кругах

Без всякого сомнения, многие священнослужители были осведомлены о суще­стве идеи Третьего Рима.

Но церковные исторические работы и мис­сионер­ские пособия, которые содержали указания на эту идею, не раскрывали ее под­робно: упоминание Третьего Рима обнаружило бы связь между взглядами раскольников и доминирующим во многих православных церковных текстах XVI века антигреческим настроением и тем самым легитимизировало бы раскольническую теологию.

Характерно, что в историческом словаре церков­ных писателей, составленном в 1827 году, о Филофее говорится как об авторе «Послания на звездочетцев» и отмечаются прежде всего его заслуги в деле развенчания «предрассудка» гадания по звездам. Критика Филофеем греческой церкви, равно как и его теория о трех Римах, не упоминаются вовсе.

Возникновение интереса к Третьему Риму

Интерес к Третьему Риму стал заметным фактом интеллектуальной жизни после восхождения на престол в 1855 году Александра II. В этот период было опубликовано несколько источников, содержащих упоминание об идее Третьего Рима.

В 1861 году вышло новое издание «Послания на звездочетцев», в комментарии утверждалось: Филофей выступал со своей идеей против «бытовавшей тогда веры об осквернении христианской церкви в странах, захваченных неверными», но никак не против греческой церкви.

Тем самым смягчалось еретическое звучание доктрины.

Первая философская интерпретация

Несколько лет спустя после публикации работ Филофея историк Владимир Иконников предложил радикально новую интерпретацию доктрины. Его толкование в дальнейшем окажет определяющее влияние на восприятие истории Московского княжества.

Иконников предложил рассмотреть кон­цепцию Третьего Рима в контексте развития имперской идеологии России, а не в рамках церковной дискуссии о проблемах греческой православной церкви под иноверным контролем.

Появление доктрины Филофея в начале XVI века было истолковано Иконниковым как свидетельство рождения новой московской идеологии: Византия пала, Москва заняла ее место, а Филофей выразил новое понимание русским двором места Московии в системе мировых отношений в качестве третьей исторической империи.

По его мнению, отрицание возможности существования четвертой исторической империи было знаком нарождающегося московского мессианства, а не просто пророче­ством. Прочтение Иконниковым идеи Третьего Рима как идеи мировой империи — спасительницы человечества получит вскоре широкое распространение.

Растущая популярность Третьего Рима

Наилучшим индикатором популярности концепции в последней четверти XIX века может служить появление упоминаний о ней в многотиражных исторических обзорах и энциклопедиях.

Читатели могли узнать из научно-популярных работ, что построение огромного Российского государства было вдохновлено верой московитов в наследование римской имперской и эсхато­логической миссии.

К 1900 году концепция Третьего Рима была неразрывно связана в умах образованной русской публики с Московским периодом русской истории. Тем не менее немногие усматривали возможность влияния этого исторического наследия на современные судьбы России.

Исключением из пра­ви­ла были сторонники панславизма в 1870–1880-е годы. Для обоснования своих призывов к защите «славянских братьев» и даже к завоеванию Константинополя панслависты использовали идею Третьего Рима.

Расцвет Третьего Рима: третий путь, русская идея

Доктрина Филофея становится все более влиятельной в царствование Алек­сандра III. Во время коронационного банкета новый император восхвалялся как защитник славян, продолжатель дел Константина и правитель Третьего Рима. Идея оказала определяющее влияние на формирование взглядов наследников идей панславизма и славянофильства — идеалисти­ческих философов конца XIX — начала XX века.

Владимир Соловьев широко использовал данную доктри­­ну в своих трудах, объясняя с ее помощью концепцию христианского универсализма. Центральным его аргументом была идея об особом предназна­чении России в деле сближения Востока и Запада и создания мирового органи­ческого единства.

Доктрина Третьего Рима как нельзя более подходила к этой системе историко-философских взглядов: она утверждала исторические корни особой русской миссии и являлась метафорой «русской идеи». Согласно Соловьеву, Россия была не только третьей в числе наследников античного Рима, но также олицетворяла собой «третий принцип», в силу бескорыстия которого возможно объединение Востока и Запада.

В 1914 году вышла книга Ивана Кириллова, в которой впервые описывалась история развития концеп­ции Третьего Рима.

По мнению Кириллова, эта доктрина стала свидетельством пробуждения самосознания русской нации: до Филофея Россия не имела цели, он предоставил Московскому государству и русскому народу видение собствен­ного предназначения; раскольники, представляя собой интуитивно-народное понимание «русской идеи», боролись с чужеземными искажениями доктрины; в петровское время интеллигенция была отделена от народа, и доктрина Треть­его Рима была предана забвению в образованной среде до сороковых годов XIX века, а затем была возрождена славянофилами, которые были первыми представителями образованного русского общества, понявшими «русскую идею». Кирилловская публикация завершила трансформацию доктрины Третьего Рима от смутного пророчества, высказанного псковским монахом, к «осевому моменту» в русской истории.

Читайте также:  Реформы ивана iv грозного - история России

Третий Рим в Советском Союзе

Кремль. Фотография Михаила Прехнера. 1930-е годы © Мультимедиа-арт-музей

Возрождение русского национализма в сталинские годы оказало известное влияние на понимание доктрины Третьего Рима в Советском Союзе.

В серии документов 1930-х годов партийное руководство осудило Михаила Покров­ского Покровский Михаил Николаевич — историк-марксист, один из главных советских историков 20-х годов, член партии большевиков с 1905 года, инициатор так называемого «академического дела» — уголовного дела против членов академии наук, результатом которого стала чистка в рядах старой профессуры. «Школа Покровского» — последователи профессора, рассматривающие историю согласно марксистскому учению. «Школа Покровского» была разгромлена, в свою очередь, в конце 30-х годов. за чрезмерное пренебрежение имперским прошлым. Советские историки были вынуждены признать прогрессивной роль Московского царства в собирании русских земель и инородцев под эгидой того, чему суждено будет стать первым в мире социалистическим государством. В фильме Сергея Эйзен­штейна «Иван Грозный» царь завершал свою пронзительную речь об объедине­нии земель русских высокопарной цитатой из Филофея: «Два Рима пали, третий стоит, а четвертому не бывать». О значении доктрины для истории страны писал и историк Николай Чаев в статье «„Москва — Третий Рим“ в по­ли­тической практике московского правительства XVI века». Однако советское научное руководство быстро постановило, что данное понимание этой доктри­ны было ошибочным: доказывалось, что доктрина имела хождение только в среде духовенства и не влияла на внешнюю и внутреннюю политику государства.

Современность

Хотя многие специалисты считают, что доктрина никогда не обладала суще­ственным влиянием в древнерусский период, и сейчас все еще можно встре­тить утверждения о статусе доктрины Филофея как официальной идеологии Московского царства. Особенно часто подобные утверждения встречаются в учебниках истории.

Многие русские ищут в идеях Филофея основание для развития постсоветской «русской идеи». Просоветские и русские национали­сти­ческие группы восприняли концепцию Третьего Рима как знак русского возрождения. На Западе доктрина приводится как исторический контекст «русского мессианизма» и «экспансионизма» в газетных публикациях, книж­ных обзорах и передовицах.

Даже западные политические лидеры находят порой корни современной российской политики в идеях Филофея.

Маршалл По © Wikimedia Commons

Попытки отыскать корни современ­ных событий в «осевом моменте» отда­лен­ного прошлого опасны, неизменно ведут к «открытию» аналогий и приво­дят к анахронизмам и другим ошибкам.

Со второй половины XIX века многие ученые, философы и публицисты открывали для себя в письменном наследии Филофея «корни» того, что они считали основными характери­стиками «русской идеи».

Владимир Ламанский обнаружил там истоки панславизма, Владимир Соловьев нашел корни христианского универ­сализма, Николай Бердяев открыл происхождение большевизма, а идеологи холодной войны — основа­ния советского «экспансионизма».

Но анализ ранней истории доктрины поз­воляет заключить, что Филофей не мог помыслить ни одной из этих поздних инкарнаций созданного им образа «третьего Рима»: «третьерома­низм» — это результат проецирования современной идеи, а именно идеи «русской миссии», на внешне схожую концепцию раннего Нового времени. 

Источник: https://arzamas.academy/materials/324

«МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ» — ИДЕОЛОГИЯ

«МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ» — ИДЕОЛОГИЯ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА Выполнила: И. С. Новикова, студентка 2 -го курса факультета таможенного дела, группа ТС 02/

МОСКВА — ТРЕТИЙ РИМ Это политическая теория XV-XVI вв. , обосновавшая историческое значение столицы Русского государства — Москвы как всемирного политического и культурного центра. Московские цари провозглашались преемниками римских и византийских императоров.

Рим Константинопол ь Москва

Возвышение Москвы, превращение ее в центр Великорусского государства и становление нового типа духовности обусловлены тремя обстоятельствами: 1) Перемещение центра политической и культурной жизни на северо-восток, в верховья Волги и образование там Владимиро-Суздальского, а позже Московского княжества, и вытеснение удельно-родовой формы власти удельно-вотчинной.

2) Куликовская битва, послужившая духовным возрождением русского народа (1380). Именно с этого времени можно говорить о формировании русского национального самосознания.

3) Великий князь Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог (в 1472 г. ), единственной наследнице утраченного престола.

Тем самым Иван III становился преемником светской и духовной власти византийского императора.

В возвышении Московского княжества как будущего центра Российского государства огромную роль сыграли, таким образом, не только князья-воины — её устроители, но и духовные учителя того времени.

Для объединения русской земли необходима была не только сила, но и образцы нравственного подвига, необходима была направляющая идея.

Ответом на этот запрос времени и стала идеология «Москва — третий Рим» , которая заложила основы мессианской идеологии периода образования Русского централизованного государства.

Происхождение теории Идеологию «Москва — третий Рим» связывают с именем старца псковского Елизарова монастыря Филофея. Филофей писал царю: «Храни и внимай благочестивый царь тому, что все христианские царства сошлись в одно твое, что два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать» . Эта формулировка и стала классическим выражением мессианской концепции Москвы как третьего Рима.

Москва, одержавшая в недавнем прошлом победу над «неверными» , выступившая собирательницей русских земель и защитницей всех православных народов, предстала как вполне достойная восприемница второго Рима — Константинополя.

Идея старца о богоизбранности русского народа, о преемстве мессианства Русским царством, выраженная в эмоционально приподнятой форме, сразу получила широкий общественный резонанс, легко вписалась в существующую идеологическую систему.

Идея Москвы как третьего Рима в своем первоначальном варианте имела прежде всего теологический смысл, однако очень скоро произошло своеобразное смещение акцентов — с религиозного в сторону идейно-политического обоснования возвышения Московского княжества как державы.

Московские государи быстро уловили второй смысл и увидели в идее то, что было созвучно их собственным устремлениям, связанным и с укреплением политических позиций Москвы, и с укреплением самодержавия.

Новый религиозный статус Москвы делал её центром всего христианского мира и, соответственно, царя Московского превращал во «вседержителя» , ответственного лишь перед Богом и потому ни с кем не делящего «вверенную» ему власть, в том числе и с церковью. Московское правительство использовало теорию «Москва — третий Рим» для борьбы с попытками Ватикана распространить своё влияние на русские земли, отстаивания независимости Русского государства и укрепления его авторитета.

Теория Филофея «Москва – третий Рим» несёт в себе две основные идеи: 1) миссионерскую (автор призывает Московского государя обратить в христианство все языческие народы в его царстве); 2) церковную (князь должен принять на себя управление церковными делами).

Таким образом, в теории «Москва – третий Рим» выражена великодержавная идея русского народа, а также идея богоизбранности русского народа.

Идеология «Москва – третий Рим» оказала существенное влияние на последующее развитие государственных форм самодержавия в России.

Спасибо за внимание!

Источник: http://present5.com/moskva-tretij-rim-ideologiya/

4. Возникновение идеологии «Москва — третий Рим»

Концепция Москва-Третий Рим

Автор теории, вошедшей в историю политической мысли под названием “Москва — Третий Рим”, был иосифлянином по своей идеологической направленности. Его учение развивало и уточняло главные иосифлянские идеи о природе царской власти…

Культура Московского царства конца XIV — начала XV веков

2. Происхождение и сущность концепции «Москва — третий Рим»

Осуществляя внешнецерковные связи, Василий III принимал послов Константинопольского патриархата и папского престола. В марте 1518 г. в Москву прибыло посольство патриарха Константинопольского Феолипта I…

Московская и Курская битвы по воспоминаниям немецких полководцев

2.1 Москва или Украина? (Воспоминания Г. Гудериана)

События, описанные в книге Г. Гудериана «Воспоминания солдата» изложены именно так, как он представлял их в свое время, будучи командиром армейского корпуса, командиром танковой группы и командующим танковой армией…

Московский пожар в войне 1812 года

Москва в руках французов

Верхом, в сопровождении свиты, очень медленным аллюром, предшествуемый разведчиками, Наполеон утром 14 сентября ехал к Поклонной горе, Москва сразу открылась взорам. Яркое солнце заливало весь колоссальный…

Московское государство в XVI веке

1.1 Суть концепции «Москва — Третий Рим»

Автор теории, вошедшей в историю политической мысли под названием “Москва — Третий Рим”, был иосифлянином по своей идеологической направленности. Его учение развивало и уточняло главные иосифлянские идеи о природе царской власти…

Образование Российского централизованного государства

2. Теория «Москва — третий Рим»

«В начале XVI в. оформилась идея о Москве как «третьем Риме». Эту идею сформулировал игумен псковского Елеазарова монастыря Филофей в своих посланиях великому князю Василию III. Согласно его взглядам…

Объединение земель вокруг Москвы

Глава ii. москва. объединение земель вокруг москвы в исторических обобщениях ключевского

Летопись выводит город Москву в числе новых суздальских городов, возникших в княжение Юрия Долгорукого. Город возник на перепутье между днепропетровским югом и верхне-волжским севером, со значением пограничного городка…

От Руси к России: формирование централизованного государства

Москва — центр объединения русских земель в единое государство. Иван III (1462-1505)

Вопрос о том, почему именно Москва оказалась в наиболее выигрышном положении, ставился на протяжении, по крайней мере, полутораста лет. Многие видели причину в географическом положении Москвы: она-де находилась в центре Русской земли…

Отечественная война 1812 года

2.5 Бородино и Москва

После Смоленска Барклай все чаще задумывается о генеральном сражении. Но обстановка уже была накалена до предела. Багратион обвинял Барклая в бездеятельности и предательстве; так же думало большинство русских генералов…

Пожары-катастрофы в истории Москвы

Сожженная Москва в 1812 г

В ночь на 4 сентября 1812 г. офицеры свиты и приближенные императора Наполеона находились в смятении. По мере того как в темном небе Москвы грозно ширилось багрово-красное зарево близкого пожара, тревога маршалов, генералов и ординарцев…

Проблема складывания Российского государства в XIV-XV веках

5. Москва как центр собирания русских земель

Как известно, Москва сумела выполнить историческую миссию собирания русских земель и превращения их из разрозненного государства — в единое и мощное государство. Самостоятельная история Москвы начинается с того времени…

Проблема складывания Российского государства в XIV-XV веках

6. Тверь, Москва и Орда в начале XIV века

Ставшее фактически штампом представление о событиях этого времени таково. Тверской князь Михаил Ярославич, бывший одновременно великим князем владимирским, хотел объединить Русь и подняться на борьбу с ордынским игом…

Русь и Орда: точки зрения в отечественной исторической науке

11. Москва берет верх

В 1389 г. на московский престол вступил старший сын Дмитрия Донского Василий I Дмитриевич (годы правления — 1389—1425). Ему было 18 лет. Но он уже прошел суровую школу жизни. В 1383 г., в возрасте 13 лет…

Советская разведка в период Великой Отечественной войны

3.1 Москва

На основе данных, полученных от агентуры и других источников, был раскрыт замысел противника по окружению Тулы, что способствовало срыву его наступления на Москву с юга. Как было написано благодаря деятельности советской разведки в Японии…

4. Москва — центр объединения русских земель

Борьба за первенство Постепенно на Руси выделяются самые крупные и сильные княжества — Московское, Тверское, Суздальское, Нижегородское, Рязанское. Центром Руси считалось Владимирское великое княжество со столицей Владимир-на-Клязьме…

Источник: http://hist.bobrodobro.ru/24427

Ссылка на основную публикацию