Исаврийская и аморийская династии. иконоборчество (717-867) — история России

Разрешение готского вопроса

Исаврийская и Аморийская династии. Иконоборчество (717-867) - история России

что  большая  часть  узкого  круга  византийскихписателей этого времени происходила из восточныхпровинций,  некоторые  из  которых  были  уже  подвластью мусульманских завоевателей.

Ввиду  внешних  событий  времени  династииИраклия, не удивительно, что ни один из памятниковискусства  этого  времени  не  существует  в  нашидни.

  Однако,  то  весьма  незначительное  количествопамятников  VII  века,  которое  сохранилось,  ясноговорит  о  солидной  основе  для  художественной(artistic) жизни Византии, заложенной в «Золотой век»Юстиниана  Великогонауч.ред.46.

  Однако,  если,  начинаясо второй половины VI века, византийское искусстволишь  слегка  проявляет  себя  в  пределах  империи,в  VII  веке  это  влияние  очень  четко  видно  заее  пределами.  Известное  количество  датируемыхцерквей  в  Армении  представляет  блистательныепримеры  византийского  влияния.

  Среди  них  соборв  Эчмиадзине,  восстановленный  между  611  и  628годами,  и  церковь  цитадели  в  Ани  (622).  МечетьОмара  в  Иерусалиме,  построенная  в  687—690годах, является чисто византийским произведением.Некоторые  фрески  Санта  Мария  Антика  в  Римеотносятся к VII веку и началу VIII546.

546 Ch. Diehl. Manuel d'art byzantine, vol. I, pp. 329—359.

 
 

Глава 5
Эпоха иконоборчества
(717—867)

Исаврийская, или Сирийская, династия
(717—802). Отношения к арабам, болгарам
и славянам. Внутренняя деятельность
императоров Исаврийской династии.
Религиозные противоречия первого периода
иконоборчества. Коронование Карла
Великого. Итоги деятельности Исаврийской
династии. Внешние связи Византийской
империи. Первое русское нападение на
Константинополь. Борьба с западными
арабами. Византия и болгары в эпоху
Аморийской династии. Второй период
иконоборчества. Разделение церквей в IX
веке. Литература, просвещение и искусство.

 
 

Исаврийская, или Сирийская,
династия (717—802)
До  недавнего  времени  император  Лев  III  (717—741),  основатель  новой  династии,  во  всехисторических  трудах  назывался  исаврийцем,  апотомки  его  именовались  исаврийской  династией.Однако,  в  конце  XIX  века  было  выдвинуто  мнение,что  Лев  был  не  исавром  по  рождению,  носирийцем547.  В  настоящее  время  эта  точка  зренияпринимается  некоторыми  исследователями548,  ноотвергается  другими549.  Путаница  в  этом  вопросеможет  быть  прослежена  до  Феофана-хронистаначала  IX  века,  автор  основной  информации  опроисхождении  Льва.  Он  пишет:  «Лев  Исавриец…происходил  из  Германикеи,  на  самом  же  делеиз  Исаврии»550.  Латинский  же  перевод  Феофана,сделанный  папским  библиотекарем  Анастасием  во

547 См.: K. Schenk. Kaiser Leons III Walten im Innern. – Byzantinische

Zeitschift, Bd. V, 1896, SS. 296 ff.

548 См.: N. lorga. Les origines de l'iconoclasme. – Bulletin de la section

historique de l'Academie roumaine, vol. XI, 1924, p. 147.

549 Ю.А.Кулаковский. История Византии. СПб. «Алетейя», 1996, т. III

(602—717 гг.), с. 299, прим. 3.

550 Theophanes. Chronographia, ed. C. de Boor, p. 391.

 
 

второй  половине  того  же  IX  века,  сообщает,  неупоминая ни словом об Исаврии, что Лев происходилиз жителей Германикеи и был родом сириец (genereSyrus)551.  Житие  Стефана  Нового  также  называетЛьва  «родом  сириец»  (о  συρογενης)552.  Германикея,действительно,  находилась  в  пределах  севернойСирии, на восток от Киликии. Арабский источник такженазывает  Льва  «христианским  жителем  Марата»,т.е.  Германикеи,  умевшим  правильно  говорить  по-арабски  и  по-ромейски553.  Поэтому  нет  нуждыпредполагать,  будто  Феофан  смешал  сирийскуюГерманикею с Германикополем, входившим в составпровинции  Исаврии554.  Сирийское  происхождениеЛьва, таким образом, становится очень вероятным.Сын  Льва  III,  Константин  V  Копроним  (741—775),  в  первый  раз  был  женат  на  Ирине,  дочерихазарского  кагана.  От  этого  брака  у  них  был  сынЛев IV, часто называемый Хазар (775—780), которыйбыл  женат  на  гречанке  из  Афин  Ирине.  Последняя,после  смерти  мужа,  стала  править  государствомза  несовершеннолетием  сына  Константина  VI,551 Chronographia tripertita, ed. C. de Boor, p. 251.552 PG, t. 100, col. 1084.

553 См.: E.W. Brooks. The Campaign of 716—718 from Arabic Sources. –

Journal of Hellenic Studies, vol. XIX, 1899, pp. 21—22.

554 Ф.И. Успенский. История Византийской империи, т. II (1), с. 5.

 
 

Источник: http://kak.znate.ru/docs/index-19593.html?page=177

Васильев Александр Александрович. История Византийской империи. Т.1

   В момент восшествия Льва на престол Византия переживала один из критических периодов своей истории.

Помимо ужасающей внутренней смуты, вызванной борьбой императорской власти с представителями византийской аристократии, особенно давшей себя почувствовать со времени первого низвержения Юстиниана II, арабская опасность с востока приближалась к столице, напоминая, но в гораздо более угрожающих формах, семидесятые годы VII века при Константине IV.

   Арабские сухопутные войска, еще при двух предшественниках Льва III, прошли через всю Малую Азию на запад и заняли Сарды и Пергам, недалеко уже от побережья Эгейского моря. Несколько же месяцев спустя после вступления Льва в Константинополь, т.е.

в 717 году, арабы, двинувшись из Пергама на север, дошли до Абидоса на Геллеспонте и, переправившись через него на европейский берег, быстро оказались под стенами столицы. В то же время сильный арабский флот, из 1800 судов различного типа, как сообщают византийские хроники, пройдя через Геллеспонт и Пропонтиду, приблизился к столице с моря. Началась настоящая осада Константинополя.

Однако Лев, высказав блестящие военные способности, сумел прекрасно подготовить столицу к осаде. «Греческий огонь», как и прежде, при искусном пользовании производил опустошения среди судов арабского флота, а необыкновенно суровая зима с 717 на 718 год и голод окончательно расстроили мусульманские войска.

В силу договора со Львом III и ввиду собственной опасности болгары также боролись во Фракии с арабами и наносили им тяжелый урон.   Год с небольшим после начала осады арабы удалились из-под Константинополя, который был спасен энергией и талантом Льва III. Первое упоминание о цепи, преграждавшей путь в Золотой Рог вражеским судам, сделано в связи с этой осадой.

   Историки придают очень большое значение неудаче мусульман в попытке захватить Константинополь. Лев III своим успехом спас не только Византию и восточно-христианский мир, но также всю западноевропейскую цивилизацию. Английский историк Дж.Б. Бьюри называет 718 г. «вселенской датой» (an oecumenical date).

Греческий историк Ламброс сравнивает эти события с персидскими войнами в Древней Греции и называет императора Льва Мильтиадом средневекового эллинизма. Если Константин IV остановил арабов под Константинополем, то Лев III окончательно заставил их повернуть. Это было последнее нападение арабов на «богохранимый» город. Если посмотреть с этой точки зрения, победа императора Льва приобретает всемирно-историческое значение. Экспедиция арабов против Константинополя, также как и имя Масламы, оставили значительный след в позднейшей исламской легендарной традиции. Имя последнего связывается также с мечетью, которую, как говорит традиция, он построил в Константинополе[556].

   Это, однако, была одна из самых блистательных эпох в истории раннего Халифата. Могущественный халиф Валид I (705—715), современник периода анархии в Византийской империи, мог соперничать с императорами в своих строительных достижениях. В Дамаске была возведена мечеть, которая, подобно Св. Софии для христиан, оставалась долгое время самым блистательным архитектурным памятником мусульманского мира. Могила Мухаммеда в Медине была столь же блистательна, как Святой Гроб в Иерусалиме. Интересно отметить, что в мусульманском мире эти здания ассоциировались с легендами, относящимися не только к Мухаммеду, но и к Христу. Первый призыв Иисуса, когда он вернется на землю, объявляет мусульманская традиция, произойдет с одного из минаретов мечети в Дамаске, а свободное пространство рядом с могилой Мухаммеда в Медине будет служить могилой Иисуса, когда Он умрет после Своего второго пришествия[557].
   Постепенно борьба между империей и халифатом приобретала характер Священной войны. Результаты же были неудовлетворительными и для греков, и для арабов, ибо греки не овладели Иерусалимом, а арабы не смогли взять Константинополь. «Под влиянием этого, — писал В.В. Бартольд, — среди христиан, так как и среди мусульман, идея триумфа государства была вытеснена идеей покаяния; и с одной, и другой стороны ожидали конца света. Обоим противникам казалось, что было бы справедливым достижение как раз перед концом света финальной цели государств. В латинском мире, как и в греческом, распространилась эта легенда, что перед концом света христианский государь (франкский король или византийский император) войдет в Иерусалим и передаст свою земную корону Спасителю, тогда как мумульмане ожидали, что концу света будет предшествовать падение Константинополя»[558]. И не случайно, что царствование «единственного благочестивого» омеййадского халифа Омара II (717—720) увидело столетие хиджры (около 720 года), когда конец мусульманского государства и одновременно конец света ожидались после неудачной осады Константинополя, во времена предшествующего халифа, Сулеймана[559].
   Четырнадцатью годами позже, в 732 году, арабское продвижение из Испании в Западную Европу было успешно остановлено при Пуатье Карлом Мартеллом, всемогущим майордомом слабого франкского короля[560].[науч.ред.47]   После поражения 718 года, арабы при Льве III уже не предпринимали серьезных военных действий против империи, тем более что им стала грозить с севера, по-видимому, со стороны Кавказа, хазарская опасность. Известно, что Лев III устроил брак своего сына и наследника Константина с дочерью хазарского кагана, который и стал поддерживать своего нового родственника. Итак, Лев III в борьбе с арабами нашел себе двух иноземных союзников: сначала болгар, позднее хазар. Но тем не менее, арабы не были спокойны и, производя свои нападения в Малой Азии, все еще иногда глубоко заходили на запад, даже, например, до Никои, т.е. почти что до берегов Пропонтиды. В конце своего правления Льву удалось нанести арабам сильное поражение при Акроиноне, во Фригии (теперь город Афиун Кара Хиссар на железной дороге в Конию). Арабы вынуждены были после этого очистить западную часть Малой Азии и отступить к востоку.

Читайте также:  Быт крестьянина - история России

   С битвой при Акроиноне мусульмане связывают легенду о турецком национальном герое Саййиде Баттал Гази, борце за веру, могилу которого показывают даже сегодня в одной из деревень на юг от Эскишехра (средневековая Дорилея). Историческим прототипом этого героя был борец за веру Абдаллах ал-Баттал, который пал в битве при Акроиноне[561]. Задача борьбы с арабами была блестяще разрешена Львом III.

   В середине VIII века в арабском халифате вспыхнули тяжелые внутренние смуты в связи с переменой династии: Омайяды были свергнуты Аббасидами. Последние перенесли столицу и центр всего управления из Дамаска в далекий от византийской границы Багдад, на р. Тигр. Все это позволило преемнику Льва III Константину V рядом успешных походов продвинуть границу империи далее на восток на всем протяжении Малоазиатского полуострова.   Однако во времена Ирины, при халифе аль-Махди, арабы снова начали успешные наступательные действия в Малой Азии, и в 782—783 годах императрица была вынуждена начать переговоры о мире. Итоговое соглашение, заключенное на три года, было очень унизительным для империи. Императрица взяла на себя обязательство платить арабам ежегодную дань в размере девяноста или семидесяти тысяч динаров (денариев) в полугодовых взносах. Весьма вероятно, что войска, посланные Ириной в Македонию, Грецию и Пелопоннес в том же году (783) для подавления славянского восстания, были взяты с восточного фронта. Это ослабляло положение Византии в Малой Азии. В 798 году, после успешных операций арабской армии при халифе Харун ар-Рашиде, был заключено новое мирное соглашение с Византийской империей, сводившееся к уплате дани, как при халифе аль-Махди. Очень активные отношения были между императорами исаврийской династии и болгарами. Последние, недавно утвердившись на нижнем Дунае, должны были прежде всего отстаивать свое еще мало устроенное политическое существование против попыток Византии уничтожить дело Аспаруха. Условия же внутренней жизни Болгарии в VIII веке были в этом смысле очень затруднительны: с одной стороны, отдельные болгарские орды и их вожди соперничали друг с другом из-за верховной власти хана и создавали династические смуты; с другой стороны, пришлые победители, тюркские болгары, должны были вести борьбу с покоренными ими славянами полуострова. Болгарские ханы конца VII и начала VIII века искусно действовали по отношению к своему самому опасному врагу, Византии. Как уже было замечено выше, болгары помогли Юстиниану II снова овладеть престолом, а Льву III оказали существенную помощь при отражении им арабов от Константинополя. После этого в течение тридцати с лишком лет византийские писатели ничего не говорят о болгарах. Во всяком случае, при Льве III болгары сумели сохранять с Византией выгодный мир, причем последняя выплачивала им даже некоторую сумму денег.

   При Константине V отношения обострились. При помощи переселенных во Фракию с восточной границы сирийцев и армян император построил против болгар укрепления. Болгарский посол был презрительно встречен Константином, после чего болгары открыли военные действия.

Константин совершил восемь или девять кампаний, сухопутных и морских, против болгар, поставив себе целью уничтожение болгарского ханства. Однако, войны шли с переменным успехом, и Константину не удалось добиться своей цели.

Тем не менее, его энергичная борьба и ряд возведенных им против болгар укреплений позволяют некоторым историкам называть Константина «первым Болгаробойцей»[562].

   В самой Болгарии в конце VIII века династические смуты прекращаются; резкий антагонизм между болгарами и славянами сглаживается. Одним словом, там созидается, мало-помалу, Болгария IX века, когда она, постепенно ославянившись, стала представлять собой мощное государство с определенными наступательными планами против Византии. Эта наступательная политика болгар сказалась уже в конце VIII века, при Константине VI и матери его Ирине, когда Византия после военной неудачи должна была согласиться платить Болгарии дань.

   Когда в VIII веке идет речь о военных столкновениях между империей и болгарами, то под последними надо разуметь не только болгар, но и славян, вошедших в состав их ханства. Происходившее в VII веке заселение Балканского полуострова славянами продолжалось и в VIII веке.

Один западный паломник к святым местам, современник Льва III, прибыв в пелопоннесский город Монемвасию, пишет, что последний находился в славянской земле (in Slawinia terrae)[563]. Есть известие о славянах в VIII веке у Диррахиума и Афин[564].

Ко времени Константина V относится упомянутое уже выше знаменитое место в сочинении «О фемах» Константина Багрянородного: «ославянился весь Пелопоннес и сделался варварским, когда чума распространилась по всей вселенной»[565]. Здесь речь идет о страшной эпидемии 746—747 годов, занесенной из Италии и опустошившей особенно юг Греции и Константинополь.

Желая пополнить уничтоженное чумой население, Константин V переселил в столицу жителей из различных провинций.

Таким образом, Пелопоннес в середине VIII века в глазах самих жителей империи уже был ославянившимся; к этому же времени надо отнести прилив новых поселений в Грецию на место жителей, погибших от чумы и отозванных императором для заселения столицы[566].

В конце VIII века императрица Ирина отправила специальную экспедицию против «славянских племен» в Фессалонику, Грецию и Пелопоннес. Наконец, греческие славяне заявили себя участием в заговоре против Ирины. Из этого видно, что славяне на Балканском полуострове, включая всю Грецию, в VIII веке не только плотно и крепко утвердились, но стали даже принимать участие в политической жизни империи и, конечно, оказывали своими принесенными обычаями влияние на социальные условия местной жизни. Болгары и славяне к IX веку сделались для Византии двумя очень серьезными врагами.

Источник: http://TheLib.ru/books/vasilev_aleksandr_aleksandrovich/istoriya_vizantiyskoy_imperii_t_1-read-27.html

Иконоборческая политика Исаврийской династии (717-802)

97 просмотров

Причины иконоборчества: 1) заповедь «не сотвори себе кумира и никакого изображения его», 2) борьба власти с господством церкви.

1 период (730-787)

Пришедший к власти Лев III Исаврий (717-741) в 726 в специальном эдикте объявил почитание икон и мощей святых идолопоклонством, поддержав позицию части малоазиатского белого духовенства => попытка снизить авторитет монастырей в провинциях, скопивших в своих руках большие богатства. Цель этой политики заключалась в том, чтобы пополнить казну гос-ва для поддержания армии и гос. аппарата. Борьба иконоборцев и иконопочитателей сопровождалась ссылками, конфискациями, пытками и истреблением инакомыслия. Лев III проводил идеи цезаропапизма, в 729 году патриарх Герман I под его нажимом вынужден был сложить полномочия. Пришедший на его место патриарх Анастасия своим эдиктом осудил иконопочитание. Иоанн Дамасский написал «Три защитительных слова против порицающих святые иконы»: определены различая между «служением» и «поклонением» Богу. 

Константин V Копроним (741-775) продолжил политику отца. Но при нём патриарх Анастасий уже поддерживал иконопочитателей. Желая укрепить свою позицию в этом вопросе Константин позвал в 754 году иконоборческий собор, на котором не было представителей ни Рима, ни Антиохии, ни Александрии, ни Иерусалима.

Константина V называли 13-м апостолом и провозглашали анафему защитникам икон: Герману Константинопольскому, Иоанну Дамаскину и Георгию Кипрскому.

После 761 года Константин не только стал подвергать открытому гонению и мучениям отдельных представителей монашества (например, преподобномученика Стефана Нового, но преследовал, по-видимому, и самый институт монашества.

Читайте также:  XVII век - век упущенных возможностей - история России

Благодаря этому, усиливалась эмиграция греческого монашества, бежавшего, главным образом, в южную Италию и на северные берега Чёрного моря.

Несмотря на усиление оппозиции (в которой встречались уже и высокопоставленные светские лица), иконоборчество держалось не только до смерти Константина, но и в царствование его сына, более умеренного иконоборца Льва IV Хазара (775—780). С конца VIII иконоборчество стало ослабевать, т.к. монастыри были ослаблены и поставлены под контроль гос-ва. Это было связано ещё и с тем, что к власти пришла императрица Ирина – сторонница иконопочитания. Папа римский выступил резко против иконоборчества и проклял его проповедников. VII Вселенский собор 787 года осудил иконоборчество.

2 период  (814-842): После неудачной осады столица Фомой Славянином в 812-823 иконоборчество навсегда сошло с исторической арены.   

Иконоборчество было лишь предлогом своего рода, используя который правительство закрывало наиболее крупные монастыри и конфисковала их имущество. Взятые в казну монастырские земли были распределены как бенефиции среди формировавшегося византийского рыцарства. Участок за военную службу->харистикий=бенефиций (милость благодеяние)ю

БЕНЕФИЦИЙ – (лат.beneficium — благодеяние) – земельное владение, переданное милостью землевладельца в вознаграждение за военную службу или исполнение административных функций при дворе феодала (короля или знатного сеньора). От аллода отличался тем, что не был собственностью, а предоставлялся в пожизненное владение и переходил от отца к сыну наряду с повинностью службы.

         Военные бенефиции начал раздавать Карл Мартелл (715-741) и тем самым положил начало формированию рыцарства.

         Кьерсийский капитулярий Карла Лысого (843-877) от 877 г. узаконил наследственность земельных бенефиций и приравнял их к феоду.

         Церковная должность и вознаграждение за ее исполнение назывались «церковный бенефиций».

От аллода отличался тем, что не был собственностью, а предоставлялся в пожизненное владение и переходил от отца к сыну наряду с повинностью службы.

АНАФЕМА – отлучение от Христа и Его Церкви, исключение из религиозной общины как суровая мера наказания. Считалось, что отлученные лишены защиты от козней дьявола. Они были отстранены от церковных обрядов, их нельзя хоронить в освященной Церковью земле.

         Каноническое право различает великое отлучение (полное отделение от общины верных) и малое, простое (отстранение от участия в таинствах).

->Народные недовольства. 821г восстание Фомы Славянина (выдавал себя за сына Константина 6).

Он провозгласил себя императором, пользовался поддержкой арабов, короновался в Антиохии,  затем направился со своим сторонниками к Константинополю. Но он не провел никаких соц.

реформ,не облегчил налоги->по существу он хотел пробраться к власти. В 823г Фома потерпел поражение под Константинополем, был взят в плен и казнен.

В 843г иконопочитание было оф.восстановлено (наладились отношения церкви и гос-ва).

17.Византия в период правления Македонской династии. Особенности византийского феодализма.

Македонская династия (867-1056)

Ко времени правления Македонской династии Константинополь превратился в крупнейший торговый центр, игравший роль посредника в торговле Европы с Азией.

В то же время арабская опасность перестала быть страшной для Византии, т.к.арабский халифат распался на отдельные княжества.

При Македонской династии территория империи снова расширяется. На востоке у арабов были отвоеваны Крит,Кипр,большая часть Сирии с городом Антиохией.

Одновременно борьба со славянским гос-вом (болагарами).

Отношения Византии с Киевской Русью более миролюбивые, т.к.

1)оживленные торговые отношения(водный путь из варяг в греки); 2)упрочились культурные связи (988принятие христианства от греков, проникновение в связи с этим византийской образованности на Русь); 3) совместная борьба с общими врагами-печенегами,хазарами,половцами.

Однако в 1051г Ярослав ослабил церковную зависимость Руси от Константинополя (в 1051г назначен русский митрополит священник Илларион). Окончательно русская церковь освободилась от верховенства в 1448г.

Разделение церквей: В сер. 11 (1054) разрыв Константинополя с римским папой; рост политического могущества римских пап на Западе => разделение христианской церкви (западную (католическую) и восточную (православную) – (отличались обрядами,языком богослужения, системой управления (на западе-папы и кардиналы; на востоке-патриархи).

Золотой век византийской государственности. Оформился пышный дворцовый этикет, упрочилась система соправителей (соправитель — сын) => ни один император не потерял власть через переворот, в провинциях фемная организация начала приходить в упадок => феодальное войско, ядро которого – тяжёлая конница – катафракты.

Аграрная политика: направлена на то, чтобы помешать обезземеливанию крестьян – Василий II Болгаробойца (976-1025) велел возвращать крестьянам землю независимо от того, когда она была потеряна => участки объявлены неотчуждаемыми.

 Города: расцвет, ремесленники объединены в корпорации, главу которых назначает эпарх, расцвет торговли.

 Гос. управление: специализация и дробление ведомств, рост значения налогового ведомства, в-ва почты, дорог, разведки и тайного сыска; сановники делились на классы и разряды по табелю о рангах, каждый получал жалование и парадное одеяние.

Лев VI (886-912) – ликвидация остатков самоуправления в городах. Синклит подчиняется воли императора, а он – евнухам. Императоры увеличивали полномочия провинциальных судей, опасаясь усиления стратигов => рост бесконтрольности провинций.

Внешняя политика: патриарх Фотий (858-867) утверждал идею мирного обеспечения безопасности границ путём крещения соседних народов => миссии: 860-861 в Хазарию, 863 в Великую Моравию, на Русь, в Болгарию и Сербию. 893-896 и 913-919 – войны с Болгарией, посягавшей на византийским престол.

Нашествие арабов – 904 – захватили Фессалонику => военная реформа Никифора II Фоки (963-969): отряды тяжеловооружённой конницы. 1018 – завоёвана Болгария (восстания в 1040-1041 и 1072), сербы и хорваты призвали зависимость от империи.

907 – нападение Руси, 911 – договор: Р + право беспошлинной торговли в К-ле и содержание купцов за счёт местной власти. 941 – нападение Игоря, 944 – договор. 967 – Никифор II Фока предложил Святославу одолеть болгар => 968 – одолел и пошёл на Византию => 971 – мирный договор.

987 – Василий II просит Владимира I прислать войско для борьбы с Вардой Фокой. 988 – крещение Руси. 1047 – Русь помогла Константину IX Мономаху (1042-1055) разбить очередного узарпатора.

Особенности Византийского феодализма: 1) замедленное разложение рабовладельчества и длительное сохранение рабства; 2) в Византии были разные типы общин, большинство – митрополии (соседские общины), где крестьяне имели право частной собственности на земельный участок, но были ещё преграды к его отчуждению; 3) сохранение централизованного гос-ва и монархической формы правления, прочная экономическая база – значительный гос. земельный фонд; 4) наивысший расцвет городов пришёлся на ранний период феодализма, а не на конец; 5) вассально-ленная система не развита, дружин – свита, а не вассалы; 6) рыцарство как особое военно-служилого сословия так и не сложилось.

Наиболее часто встречающейся фигурой в Византийской деревни был крепостной крестьян – парик, сидящий на земле феодала и платящий ему оброк – феодальную ренту.

Источник: https://students-library.com/library/read/37919-ikonoborceskaa-politika-isavrijskoj-dinastii-717-802

Книга История Византийской империи. Т.1. Содержание — Глава 5 Эпоха иконоборчества (717—867)

Влияние и значение сочинений Максима касалось не только Востока.

Читайте также:  Карта: освободительная война на украине и в белоруссии 1648-1654 гг - история России

Они нашли свой путь на Запад и позднее нашли свое отражение в сочинениях знаменитого западного мыслителя Иоанна Скота Эриугены, который также очень интересовался сочинениями Дионисия Ареопагита, и позже утверждал, что он достиг понимания «темнейших» идей Дионисия только благодаря «чудесной манере», в которой они были объяснены Максимом, которого Эриугена называет «божественным философом», «наимудрейшим», «самым выдающимся из наставников» и т.д. Сочинение Максима по поводу Григория Богослова Эриугена перевел на латинский[544]. Младший современник Максима, Анастасий Синаит излагал свои собственные полемические, экзегетические и литературные взгляды в стиле, подобном Максиму, проявляя, однако, гораздо меньше способностей.

В области агиографии можно отметить патриарха Иерусалимского Софрония, который пережил арабскую осаду Святого Города и написал обширное повествование о мученичестве и чудесах египетских национальных святых – Кира и Иоанна. Это сочинение содержит много информации по географии и истории нравов и обычаев.

Еще более интересны писания Леонтия, епископа Неаполя Кипрского, который также жил в VII веке. Он был автором многих житий, среди которых «Житие Иоанна Милостивого», патриарха Александрии в VII веке, особенно ценно для истории социальной и экономической жизни данного периода. Леонтий Неаполитанский существенно отличается от большинства агиографов тем, что он писал для народных масс.

Его язык находится под сильным влиянием разговорного народного языка[545].

В области церковной гимнографии VII век представлен Андреем Критским, уроженцем Дамаска, который провел большую часть своей жизни в Сирии и Палестине, после того как они попали под власть арабов. Позже он был назначен архиепископом Крита.

Как автор гимнов, он знаменит в основном своим Великим каноном, который и теперь читается в православной церкви во время Великого поста. Некоторые части канона показывают влияние Романа Сладкопевца.

В каноне повторены основные события Ветхого Завета, начиная с грехопадения Адама, а также слова и деяния Спасителя.

Этот краткий обзор литературных событий темных и трудных лет времени династии Ираклия показывает, что большая часть узкого круга византийских писателей этого времени происходила из восточных провинций, некоторые из которых были уже под властью мусульманских завоевателей.

Ввиду внешних событий времени династии Ираклия, не удивительно, что ни один из памятников искусства этого времени не существует в наши дни.

Однако, то весьма незначительное количество памятников VII века, которое сохранилось, ясно говорит о солидной основе для художественной (artistic) жизни Византии, заложенной в «Золотой век» Юстиниана Великого[науч.ред.46].

Однако, если, начиная со второй половины VI века, византийское искусство лишь слегка проявляет себя в пределах империи, в VII веке это влияние очень четко видно за ее пределами. Известное количество датируемых церквей в Армении представляет блистательные примеры византийского влияния.

Среди них собор в Эчмиадзине, восстановленный между 611 и 628 годами, и церковь цитадели в Ани (622). Мечеть Омара в Иерусалиме, построенная в 687—690 годах, является чисто византийским произведением. Некоторые фрески Санта Мария Антика в Риме относятся к VII веку и началу VIII[546].

Исаврийская, или Сирийская, династия (717—802). Отношения к арабам, болгарам и славянам. Внутренняя деятельность императоров Исаврийской династии. Религиозные противоречия первого периода иконоборчества. Коронование Карла Великого.

Итоги деятельности Исаврийской династии. Внешние связи Византийской империи. Первое русское нападение на Константинополь. Борьба с западными арабами. Византия и болгары в эпоху Аморийской династии. Второй период иконоборчества. Разделение церквей в IX веке.

Литература, просвещение и искусство.

До недавнего времени император Лев III (717—741), основатель новой династии, во всех исторических трудах назывался исаврийцем, а потомки его именовались исаврийской династией. Однако, в конце XIX века было выдвинуто мнение, что Лев был не исавром по рождению, но сирийцем[547].

В настоящее время эта точка зрения принимается некоторыми исследователями[548], но отвергается другими[549]. Путаница в этом вопросе может быть прослежена до Феофана-хрониста начала IX века, автор основной информации о происхождении Льва. Он пишет: «Лев Исавриец… происходил из Германикеи, на самом же деле из Исаврии»[550].

Латинский же перевод Феофана, сделанный папским библиотекарем Анастасием во второй половине того же IX века, сообщает, не упоминая ни словом об Исаврии, что Лев происходил из жителей Германикеи и был родом сириец (genere Syrus)[551]. Житие Стефана Нового также называет Льва «родом сириец» (о συρογενης)[552].

Германикея, действительно, находилась в пределах северной Сирии, на восток от Киликии. Арабский источник также называет Льва «христианским жителем Марата», т.е. Германикеи, умевшим правильно говорить по-арабски и по-ромейски[553].

Поэтому нет нужды предполагать, будто Феофан смешал сирийскую Германикею с Германикополем, входившим в состав провинции Исаврии[554]. Сирийское происхождение Льва, таким образом, становится очень вероятным.

Сын Льва III, Константин V Копроним (741—775), в первый раз был женат на Ирине, дочери хазарского кагана. От этого брака у них был сын Лев IV, часто называемый Хазар (775—780), который был женат на гречанке из Афин Ирине. Последняя, после смерти мужа, стала править государством за несовершеннолетием сына Константина VI, провозглашенного императором (780—797).

Когда последний сделался единодержавным правителем, между ним и властолюбивой Ириной вспыхнула вражда и борьба за власть, окончившаяся тем, что мать свергла с престола и ослепила своего сына и сама сделалась единодержавной правительницей империи (797—802). С именем Ирины связывается вопрос о том, могут ли женщины в Византии осуществлять самодержавную власть, т.е.

быть в полном смысле этого слова государем империи. С основания империи жены императоров носили титул «августы» и во время несовершеннолетия сыновей осуществляли императорскую власть, но всегда от имени своих сыновей. В V веке, как известно, Пульхерия, сестра Феодосия II, стояла во главе регентства во время несовершеннолетия брата.

Исключительное положение по своему политическому влиянию занимала в VI веке Феодора, супруга Юстиниана Великого. Но это были примеры женского управления от имени сына или брата; политическое влияние Феодоры вполне зависело от воли ее супруга. Первым в истории Византии примером женщины, правившей со всей полнотой верховной власти, была мать несчастного Константина VI Ирина.

Она была настоящий автократор. Подобное явление было новшеством в византийской жизни, противоречившим вековой традиции империи. С этой стороны любопытно отметить тот факт, что в официальных документах Ирина называлась не императрицей, а «Ирина – верный император» (василевс)[555].

В представлении того времени законодательствовать мог лишь император-мужчина, для чего и была принята такая фикция. Переворот 802 года, во главе которого встал будущий император, один из высших гражданских сановников Никифор, сверг с престола Ирину, которая вскоре умерла в изгнании. С низложением Ирины окончилась Исаврийская, или Сирийская, династия.

Таким образом, в период времени с 717 по 802 год Византия имела на престоле династию восточного происхождения, из Малой Азии или северной Сирии с примесью хазарской крови в лице супруги Константина V.

72

Источник: https://www.booklot.ru/genre/nauchnoobrazovatelnaya/istoriya/book/istoriya-vizantiyskoy-imperii-t1/content/344409-glava-5-epoha-ikonoborchestva-717867/

Ссылка на основную публикацию