Интервенция николая i в венгрии — история России

Подавление Николаем I венгерского восстания в 1849г. и вмешательство России в австро-прусские отношения 1850г

Получив первые вести о февральской революции во Франции, Николай воскликнул, обращаясь к гвардейским офицерам: «На коней, господа! Во Франции республика!» Однако на самом деле царь и не думал об интервенции и о походе на Францию, как в 1830 г. В гибели Луи-Филиппа Николай видел лишь заслуженное возмездие.

Но, если бы у него и было в первый момент намерение идти на Францию, то он не мог бы его осуществить по обстановке, так как мартовские революции в Вене, Берлине, Мюнхене, Дрездене, во всех государствах Германского союза, бегство Меттерниха, полный провал всей меттерниховской системы, панический испуг перед революцией, который парализовал Фридриха-Вильгельма в Пруссии и императора Фердинанда в Австрии, их немедленная готовность к капитуляции — все это серьезно спутало карты Николая. Царь явно растерялся. Это видно из его переписки за этот период с князем Паскевичем, единственным человеком, которому он вполне доверял. Надо было «унять мерзавцев». На свои силы для выполнения подобной задачи Николай в первой половине 1848 г. не мог рассчитывать. Но вот блеснул для него луч надежды: расправа Кавеньяка над парижским пролетариатом в страшные июньские дни 1848 года окрылила царя и преисполнила его надежд. Немедленно через посла в Париже, Киселева, он велел передать генералу Кавеньяку сердечную царскую признательность. Николай раньше многих других представителей реакции понял, что на парижских баррикадах сломлена не только французская, но и всеевропейская революция, и что опасность миновала. С этого времени, а особенно с поздней осени 1848 г. возобновляется вмешательство Николая как в австрийские, так и в прусские дела. Он бранит за глаза своего шурина Фридриха-Вильгельма IV и раздраженно «советует» ему в глаза поскорее ликвидировать следы малодушия, т. е. конституцию, исторгнутую у короля прусской революцией в марте 1848 г. В более мягких тонах он дает те же советы 18-летнему Францу-Иосифу, который вступил на австрийский престол 2 декабря 1848 г. после отречения его дяди императора Фердинанда. Франц-Иосиф, беспомощный без поддержки Николая, с рабской покорностью выслушивал советы царя. А Николай был крайне доволен и этим послушанием и тем, что фактическим диктатором Австрии, истинным преемником Меттерниха явился князь Феликс Шварценберг, в котором Николай долгое время видел лишь нечто вроде своего генерал-губернатора, посаженного в Вене для выполнения петербургских «советов». Николай ошибался и в Шварценберге и во Франце-Иосифе. Шварценберг его пленил тем, что по его настоянию был расстрелян схваченный в Вене делегат Франкфуртского парламента, Роберт Блюм. Но Николай не рассмотрел в Шварценберге дипломата, который сделает все зависящее, чтобы помешать царю во всех его восточных планах, едва только избавится окончательно от страха перед революцией. Царь не разглядел и во Франце-Иосифе очень самостоятельного, самолюбивого и настойчивого молодого человека, который повинуется лишь потому, что боится революции, но в дальнейшем не откажется от борьбы против Николая на Востоке.За этот период царь дважды, в 1849 и в 1850 гг., вмешался в. дела Средней Европы — и оба раза в пользу Австрии. Вследствие этого вмешательства Австрия одержала решительную победу на двух наиболее для нее важных фронтах.

Подавление венгерского восстания

Первое вмешательство Николая было и дипломатическим и военным: оно произошло в 1849 г. в связи с венгерским восстанием.Второе вмешательство было исключительно дипломатическим; направлено оно было к ликвидации попыток объединения Германии.

Вмешательство царя в дело подавления венгерского восстания было обусловлено прежде всего опасениями за спокойствие в Польше, в случае если бы Венгрия стала прочным независимым государством. Далее, существование государства, управляемого революционером Кошутом, считалось также угрозой влиянию царской России на Балканском полуострове.

Наконец, победа всеевропейской реакции была бы неполной, если бы восторжествовала революционная Венгрия.Николай решил выступить лишь в самом конце весны 1849 г., именно тогда, когда австрийские генералы потерпели ряд позорнейших поражений. Паскевич, наместник Царства Польского, взял на себя верховное руководство этой интервенцией.

Австрийская империя после усмирения Венгрии могла считать себя спасенной. Зато среди всех подданных Франца-Иосифа не было отныне более яростных врагов России, чем венгры. С этого момента габсбургская держава стояла прочно на ногах; свое «политическое выздоровление», как писала реакционная пресса, она вскоре использовала против той же России.

Николай понял это довольно поздно — только в 1854 г., — когда вполне ясно стала обозначаться враждебная позиция Австрии. Разговаривая с генерал-адъютантом графом Ржевуским, польским уроженцем, Николай спросил его: «Кто из польских королей, по твоему мнению, был самым глупым?..

Я тебе скажу, — продолжал он, — что самый глупый польский король был Ян Собесский, потому что он освободил Вену от турок. А самый глупый из русских государей — я, потому что я помог австрийцам подавить венгерский мятеж». Свою политическую ошибку Николай понял лишь тогда, когда уже ничего нельзя было исправить.

Второе вмешательство Николая в европейские дела последовало в 1850 г. Оно тоже было вызвано не только настойчивыми просьбами Франца-Иосифа и князя Шварценберга, но и определенными целями самого царя.

Вмешательство Николая I в австро-прусские отношения

После разгона, в 1849 г., Франкфуртского парламента, который ставил себе целью объединение Германии, мечта об этом объединении вокруг Пруссии не покидала широких слоев германской буржуазии. Николай I ни за что не желал допустить это объединение.

В значительной степени под влиянием своего грозного петербургского шурина — Николая I — Фридрих-Вильгельм IV и отказался принять германскую императорскую корону от «революционного сборища», как ему велено было из Петербурга именовать Франкфуртский парламент.

Но под воздействием общего стремления к объединению даже реакционное прусское министерство графа Бранденбурга сделало в 1849 — 1850 гг. некоторые шаги к реорганизации бессильного Германского союза. Тогда Николай I самым решительным образом поддержал австрийского канцлера Шварценберга, который объявил, что Австрия не потерпит усиления Пруссии.

Николай вовсе не только потому противился в 1849 г. созданию Германской империи, что инициативу объединения взял на себя «революционный» Франкфуртский парламент: он не желал также чрезмерного усиления Пруссии. В этом вопросе он всецело сходился с австрийской дипломатией.Далее, Николай стал агитировать в пользу сохранения Гольштейна за Данией.

2 августа 1850 г. представители России, Франции, Англии и Австрии подписали в Лондоне соглашение, которое закрепляло за Данией обладание Гольштейном. Это был первый тяжкий удар, нанесенный Пруссии. Шварценберг торжествовал. В Пруссии росло общественное возбуждение.

Вернувшись из Варшавы, граф Бранденбург внезапно скончался; легенда приписывала его смерть оскорбительному обращению со стороны царя и волнению прусского премьера в связи с национальным унижением Пруссии. Шварценберг, уверенный в поддержке Николая, грозил Пруссии войной.

«Ольмюцское унижение» Пруссии (29 ноября 1850г.)

В ноябре 1850 г. произошел новый конфликт между Австрией и Пруссией из-за Гессена. После вмешательства Николая, в городе Ольмюце 29 ноября было подписано соглашение между Пруссией и Австрией, причем Пруссия должна была совершенно смириться. Это «ольмюцское унижение» навеки запомнилось во всей Германии, как дело рук Николая.

Царь торжествовал на всех фронтах дипломатической борьбы. Говоря впоследствии об этих годах (до 1853 г.), английский министр Кларендон заявил в одном своем парламентском выступлении, что в те времена, по общему мнению, Россия обладала не только «подавляющей военной силой», но и дипломатией, отличающейся «несравненной ловкостью».

Могущество Николая после венгерской кампании и после Ольмюца казалось непреоборимым. «Когда я был молод, то над континентом Европы владычествовал Наполеон. Теперь дело выглядит так, что место Наполеона занял русский император, и что, по крайней мере в течение нескольких лет, он, с иными намерениями и иными средствами, будет диктовать законы континенту».

Так писал в 1851 г. очень осведомленный наблюдатель, барон Штокмар, друг принца Альберта и английской королевы Виктории.Эти сравнения Николая с Наполеоном стали обычными в те годы, когда шла речь о влиянии России на дела Европы. В 1849 — 1852 гг. мнение о почти полном всемогуществе Николая в Средней Европе было довольно близким к истине.

Что же касается Англии и Франции, — то здесь дело обстояло сложнее. Отсюда приближалась к Николаю гроза.

Источник:

История Дипломатии, Том Первый стр. 426 — 429.Под редакцией В. П. ПотемкинаВ составлении первого тома приняли участие: проф. Бахрушин С. В., проф. Ефимов А.В., проф. Косминский Е. А., Нарочницкий А. Л., проф. Сергеев В. С., проф. Сказкин С. Д., академик Тарле Е. В., проф. Хвостов В. М.ОГИЗГосударственное Социально — Экономическое Издательство

Москва — 1941

Источник: https://1big.ru/history/2015-podavlenie-nikolaem-i-vengerskogo-vosstaniya-v-1849g-i-vmeshatelstvo-rossii-v-avstro-prusskie-otnosheniya-1850g.html

«Не жалей каналий!» — Николай I фельдмаршалу Паскевичу

Когда в 1848 году во Франции была провозглашена республика, Николай I объявил мобилизацию. К границам Российской империи были стянуты 400 тысяч солдат. По случаю революции 26 марта по новому стилю был опубликован манифест «Россия, бастион Европы, не поддаётся революционным влияниям».

Зато влияниям поддалась прогнившая Австрийская империя. Монархия Габсбургов со времён ещё Наполеоновских войн придерживалась политики консервации старых порядков, в стране — абсолютизм и полное всевластие бюрократии.

Читайте также:  Итоги складывания московского государства - история России

Политический строй не удовлетворял запросам развивавшегося капитализма, крепнет национальная буржуазия в Чехии и Италии.

Венгерская война 1848—1849 гг. в Венгрии

Любопытен тот факт, что именно в Венгрии лидером восстания стала как раз не буржуазия, а дворянство.

Это объяснялось неразвитостью городов в Венгрии, слабостью буржуазии и исторически сложившейся роли дворянства как защитника прав и свобод венгерской нации против иноземного владычества.

Другой существенной чертой движения было невнимание к национальному вопросу: либералы считали, что демократические преобразования и утверждение приоритета личной свободы сделают ненужными корпоративные права национальных меньшинств, которые они считали пережитком феодальной системы.

Баррикады в Праге во время революции

1 марта 1848 года в Пожонь, где заседало венгерское государственное собрание, пришло известие о революции в Париже.

3 марта в собрании с пламенной речью выступил Лайош Кошут, потребовавший немедленного осуществления либеральной программы реформ, введения конституции и формирования ответственного перед парламентом правительства.

Вскоре революция вспыхнула в Вене, Меттерних был лишён своих полномочий, а император Фердинанд пообещал австрийцам конституцию и гражданские свободы. 15 марта делегация венгерского парламента отправилась в Вену для передачи петиции, принятой на основе программы Кошута.

В тот же день началось восстание в Пеште: под влиянием опубликованных «Двенадцати пунктов» Йожефа Ирини и «Национальной песни» Шандора Петёфи студенты и городская интеллигенция окружили административные учреждения города, освободили из тюрьмы политзаключённых и сместили муниципальные власти.

Открытие Государственного собрания Венгрии 5 июня 1848 года

Они требовали свободы печати, равенства в правах, ответственного венгерского правительства, ежегодный созыв парламента, всеобщего налогообложения и суда присяжных, а также освобождения крестьян.

В какой-то момент император пошёл на уступки: расширил автономию Венгрии и назначил Лайоша Баттяни первым премьер-министром Венгрии.

18 марта 1848 года Государственное собрание Венгрии утвердило целый комплекс реформ, полностью отвечавших требованиям восставших.

11 апреля король утвердил реформы венгерской революции. Страна превратилась в конституционную монархию.

Фердинанд V сохранил за собой право объявления войны и заключения мира, а также назначения высших должностных лиц Венгерского королевства, но фактическая власть перешла в руки национального правительства, ответственного перед парламентом. Однако по-прежнему не решён национальный вопрос, не разделены полномочия в армии, финансовые разногласия также имели место.

Листовка с изложением «12 пунктов» Венгерской революции

К лету правительство Венгрии на основе национальной гвардии формирует собственную армию. 5 июня в Пеште открылся новый парламент Венгрии, избранный на основании мартовского избирательного закона.

Подавляющее большинство его депутатов составили либералы, причём ¾ всех членов парламента были дворянами. Под влиянием Лайоша Кошута государственное собрание приняло решение о введении дополнительных налогов и создании 200-тысячной армии.

31 августа император выпустил прокламацию, в которой венгры обвинялись в принятии незаконных решений в марте-апреле 1848. Осенью разразилась война.

Вена в мае 1848

Затем восстание в Вене, император Фердинанд бежит. 2 декабря император Фердинанд отрёкся от престола, на который взошёл его племянник Франц-Иосиф I. Габсбургов, как уже сказано, атакуют со всех сторон восставшие. Николай I пока что помогает лишь займами на подавление итальянского восстания. Но император Франц-Иосиф умоляет об интервенции.

«Было бы глупо исправлять русской кровью их ошибки», — так прокомментировал это Николай. Однако ситуация становилась всё хуже для австрияк: они отступают, под угрозой взятия Вена, Венгрия в руках восставших. В апреле 1849 года успехи восставших столь велики, что Государственное собрание Венгрии приняло декрет о лишении Габсбургов венгерского престола и провозглашении независимости Венгрии.

Кошут был объявлен правителем-президентом страны.

Венгры в бою во время революции

Понимая, весь ужас положения для монархии Габсбургов, Николай I приходит на помощь. В Австрию, через Галицию, как наименее защищённую территорию восставших в Австрийской империи, двинулся стотысячный корпус под командованием фельдмаршала Паскевича.

Уже через три недели Паскевич берёт Дебрицу, город, в котором заседало правительство революционеров во главе с Лайошем Кошутом. Русские совершенно самостоятельны в Венгрии. От австрийцев требуется лишь провиант. Но, увы, с этим они не справляются.

В боях Российская империя потеряла примерно 700 человек. Халера же погубила 8000 солдат. Взяв Дебрицу, Паскевич пленяет правительство Венгрии. Пленные передаются австриякам. Паскевич просит сохранить восставшим жизнь, но их всё же казнили. Венгрию лишают всех конституционных прав, дарованных в 1848, разделяют на пять провинций, возводят крепости для защиты австрийских наместников.

Капитуляция венгерской армии, 1849

Русские вошли в Венгрию в июне 1849, а уже в октябре полностью ушли. Своеобразная спецоперация в духе XIX века, если угодно. Николай обрёл звание «жандарма Европы».

Нельзя в ключе помощи Николая Австрии не вспомнить и о Крымской кампании 1853 — 1856 годов. Австрия тогда не вступила в войну против России, но ввиду интриг британцев доверять Габсбургам было нельзя.

Николай I будет вынужден всю войну держать войска на границе с Австрией, что, конечно, сильно поможет англо-французской коалиции.

Источник: http://diletant.media/articles/34901253/

Царская интервенция в Венгрии

Весной 1849 г. Венгрия была на вершине своего революционного подъема. Венгерские войска на­несли ряд серьезных поражений австрийским войскам и уже готовились к походу на Вену.

21 апреля император Франц-Иосиф обратился к царю с письменной просьбой о помощи. Николай I принял решение двинуть свои войска в Венгрию. 28 апреля был обнародован манифест о предстоящей интер­венции, а 21 мая состоялось свидание обоих императоров в Варшаве. Царь определил, что в Венгрию вступят 140 тыс. русских солдат, 40 тыс. останется в дунайских княжествах и 60 тыс. займут Галицию.

Царская интервенция была вызвана ненавистью правящих кругов Российской империи к революционным движениям, их страхом перед воз­можностью нового польского восстания в случае победы венгерской ре­волюции.

Нессельроде писал, что Николай I «только отстаивал собственный дом, утушая пожар у соседей». В отчете министерства иностранных дел за 1849 г.

сказано, что для царской России «в действительности шла речь о собственном ее сохранении».

Царь боялся, что распад Австрийской империи даст могучий толчок подъему национально-освободительных движений. «Мы не можем потерпеть, чтобы на границах Польши образовалась независимая и полонофиль­ская Венгрия»,—заявил Нессельроде французскому поверенному в делах.

Наряду с борьбой против революции, отчет Нессельроде отмечает и другую цель интервенции, а именно — борьбу против установления прусской гегемонии в Германии. Весной 1849 г. Пруссии удалось сделать шаг в этом направлении, именно вследствие того, что Австрия была обес­силена войною с венграми.

Спасая Австрию, Николай I рассчитывал сохранить феодальную раздробленность Германии и усилить Австрию, служившую противовесом Пруссии.

По словам Нессельроде, царское правительство желало «освободить Австрию от ее затруднений, чтобы позволить ей вернуть себе в Германии роль и положение, которые она потеряла к исключительной выгоде прусского правительства».

Николай I опасался и того, что независимая Венгрия станет источни­ком дальнейших волнений в дунайских княжествах. Злобная ненависть к революционным движениям заставила царя пренебречь всегдашней враждебностью Австрии к его планам на Ближнем Востоке.

Николай I был ослеплен идеей солидарности «легитимных» династий: он воображал, что Австрия навсегда будет связана с Россией узами благодарности за спасение ее от гибели и что молодой император Франц-Иосиф станет во всем слушаться его советов.

Того, что после удушения венгерской ре­волюции он станет не нужен австрийскому правительству, царь совершен­но не предвидел.

Впоследствии, во время Крымской войны, многие русские консерва­тивные публицисты, как, например, М. П. Погодин, резко критиковали Николая I за спасение Австрийской империи и указывали, что царь в ее лице спас от гибели врага славянских народов и врага политики России на Ближнем Востоке. Но в 1849 г.

многие представители дворянской монархической интеллигенции одобрительно относились к интервенции. В отличие от передовых русских людей, резко осуждавших интервенцию, они видели в ней подъем престижа царской России, ограждение российского самодержавия от революционных движений Запада.

Таково было настрое­ние Жуковского, Тютчева, братьев Аксаковых, Хомякова, Самарина.

Во время переговоров в Варшаве царь потребовал согласия Франца- Иосифа на то, чтобы русская армия в Венгрии не была подчинена австрий­скому командованию. Австрийское правительство сначала возражало против этого, но Николай дождался того момента, когда положение Ав­стрии стало критическим, и добился принятия своих условий.

Как силен был испуг при дворе Франца-Иосифа, видно из того, что в мае 1849 г.

генерал-лейтенант граф Кабога, ближайшее доверенное лицо императора, умоляя Паскевича срочно послать отряд, чтобы задержать венгров на путях к Вене, публично бросился на колени перед русским фельдмаршалом; целуя Паскевичу руки, он со слезами упрашивал его «спасти Австрию»; «каждый день, каждый час дорог», — говорил Кабога.

Ко времени перехода русской армии через границу венгерское прави­тельство располагало почти 185 тыс. солдат, но войска эти были разбро­саны в разных местах, и действия отдельных армий были плохо согла­сованы. Русские и австрийские войска обладали крупным численным перевесом над венграми.

Венгерские войска, несмотря на геройство от­дельных командиров и воинских частей, далеко не использовали всех возможностей для сопротивления русской армии, если не считать доволь­но крупного столкновения у Вайцена и энергичных действий отряда под командованием генерала Бема в Трансильвании.

Причиной этого были пре­дательские действия венгерского главнокомандующего Гергея, который все более склонялся к мысли о капитуляции и довел дело до того, что в начале августа венгерская армия была с двух сторон стеснена превосходящими силами русских и австрийцев в южной части Венгрии.

Паскевич всту­пил с Гергеем в тайные переговоры и обещал смягчить его участь. 13 ав­густа у Вилагоша армия Гергея сложила оружие перед русскими войс­ками. Многие венгерские и польские революционеры укрылись в турец­ких владениях.

После подавления венгерской революции австрийские войска расправились с революционной Венецией—последним уцелевшим в Италии очагом национально-освободительной революции.

Читайте также:  Руководители государства в 20 - начале 21 веке - история России

Подавление венгерской революции имело огромные международные последствия. Как подчеркивал Энгельс, царизм своим вмешательством «…закрепил поражение европейской революции», т. е.

закрепил победу контрреволюции во Франции, в малых итальянских и германских государ­ствах, в Берлине и в Вене, восстановил Австрийскую империю как оплот национального гнета и раздробленности Германии. Новому подъему ре­волюционного движения была поставлена серьезная преграда.

Престиж царя среди реакционных правительств Европы высоко поднялся. Нико­лай I сыграл в 1849 г. роль «жандарма Европы». В. И.

Ленин писал: «До­статочно вспомнить хотя бы венгерский поход Николая I и неоднократ­ные расправы с Польшей, чтобы понять, почему вожди международного социалистического пролетариата, начиная с 40-х годов, неоднократно указывали европейским рабочим и европейской демократии на царизм, как на главный оплот реакции во всем цивилизованном мире».

Источник: http://www.viewmap.org/carskaya-intervenciya-v-vengrii/

1848 — 1851 Николай I Павлович

24 февраля 1848 г. Событие произошло не в России, но на многие десятилетия определило её жизнь и наше с вами сегодняшнее существование. В этот февральский день опубликован «Манифест Коммунистической партии», написанный Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, программный документ первой в истории Компартии – Союза коммунистов, созданного в июне 1847 г. в Лондоне.

15 (3) марта 1848 г. в России принят закон, разрешающий крепостным крестьянам выкупать с согласия владельца недвижимую собственность – незаселённые земли и строения.

26 (14) марта 1848 г. Николай I издал манифест: «Россия, бастион Европы, не поддается революционным влияниям» в связи с февральской революцией в Париже и революционным мятежом в Вене.

Император объявил о своей непримиримости к «смутам», о готовности России противостоять «разрушительному потоку».

Он призвал европейских монархов силой оружия противодействовать распространению на континенте революционного движения.

Эта непримиримость в конечном счёте привела николаевскую Россию к полной международной изоляции в Крымской войне.

27 (15) марта 1848 г. вышел первый номер журнала «Морской сборник». В 50-60-х годах ХIХ в. в журнале обсуждались не только проблемы русского флота. С либеральных позиций здесь выступали министр финансов Михаил Рейтерн, один из участников подготовки крестьянской реформы Александр Головнин, Константин Станюкович и др.

Эти перемены в журнале произошли благодаря позиции генерал-адмирала Великого князя Константина Николаевича, который в 1855 г.

предписывал: «Морской сборник должен служить верной картиной современной жизни и деятельности нашего флота и Морского министерства и, не скрывая недостатков наших, даже обнаруживая оные для удобства управления, отнюдь не хвастаться тем, что есть хорошего».

2 апреля (21 марта) 1848 г., принимая депутацию петербургского дворянства, Николай I сказал: «Забудем все неприятности одного к другому. Подайте между собою руку дружбы, как братья, как дети родного края, так чтобы последняя рука дошла до меня, и тогда под моею главою, будьте уверены, что никакая сила земная нас не потревожит».

8 апреля (27 марта) 1848 г. Её Величество Цензура торжествовала всегда. В этом ещё раз убеждает запрет публиковать с этого дня в русских газетах подробные сообщения о революционных событиях в Западной Европе.

14 (2) апреля 1848 г. в России учреждён секретный «Комитет для высшего надзора за духом и направлением печатаемых в России произведений» под председательством графа Д.П. Бутурлина, наделённый высшими цензурными полномочиями. В народе его называли ещё «Бутурлинский комитет». После смерти Николая I Александр II упразднил комитет.

1 мая (19 апреля) 1848 г. началась русская интервенция в Венгрии. Подавление Венгерской революции ради спасения господства Габсбургов продолжалось до 13 августа 1848 г.

21 (9) мая 1848 г. в Варшаве состоялась встреча российского императора Николая I с австрийским императором Францем Иосифом I. Франц Иосиф, вступивший на престол за полгода до этого, слёзно просил русского императора оказать Австрийской империи военную помощь против восставших венгров, которые как раз в этот день заняли Пешт.

Николай I обязался отправить в Венгрию русские войска. В июне русские дивизии вошли в Венгрию и, пользуясь своим колоссальным перевесом в численности (в пять раз!) и в артиллерийском вооружении, полностью разгромили венгерскую армию уже к августу 1849 г. За это время Русская армия потеряла 708 чел. убитыми и почти 11 тыс. умершими от болезней.

2 июня (21 мая) 1848 г. в два часа пополудни в Петербурге на Невском проспекте торжественно открылся «Пассаж» — крытая галерея с 64 торговыми помещениями. Здесь помещались магазины, концертный зал, рестораны, выставки диковин. Автор проекта «Пассажа» — академик архитектуры Рудольф Желязевич.

15 (3) июня 1848 г. последовали массовые аресты студентов Петербургского университета «за хранение запрещённой литературы».

1 ноября (20 октября) 1848 г. почтовым департаментом в России введены почтовые ящики.

3 ноября (22 октября) 1848 г. московский генерал-губернатор А.А. Закревский предложил ввиду «политической опасности скопления фабричных рабочих в Москве» запретить устройство новых фабрик и заводов, а существующим — не дозволять расширения производства.

13 (1) декабря 1848 г. в столице России Санкт-Петербурге установлены первые почтовые ящики темно-синего цвета, сколоченные из досок и обшитые листовым железом.

1 января 1849 г. (19 декабря 1848 г.) в связи с резким обесценением и введением серебряного монометаллизма аннулированы ассигнации, бумажные деньги, выпускавшиеся в России с 1769 г.

25 (13) апреля 1849 г. император Николай I повелел написать имена всех кавалеров ордена Георгия на памятных досках Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца.

17 (5) мая 1849 г. арестованы члены кружка Петрашевского. Суд вынес 21 смертный приговор, в том числе и Ф.М. Достоевскому, только в самый последний момент, перед приведением в исполнение, заменённый на ссылку.

14 (2) августа 1849 г. русские войска под Дебреценом нанесли поражение силам венгерских повстанцев.

По приказу Николая I российская армия выполняла «интернациональный монархический долг», помогая Габсбургам подавить восстание в Венгрии.

Несколько лет спустя, во время Крымской войны, Австрийская империя достойно «отплатила» за братскую помощь, фактически поддержав действия антирусской коалиции.

18 (6) декабря 1849 г. в Москве в Екатерининском дворце открылся 2-й Кадетский корпус, быт и нравы которого красочно описал его воспитанник А. Куприн в повести «На переломе» («Кадеты»).

3 января 1850 г. (22 декабря 1849 г.) в Петербурге на Семёновском плацу проведена гражданская казнь петрашевцев, членов кружка Буташевича-Петрашевского. Попытка отстаивать своё мнение – не так уж важно, верное или ошибочное – закончилось инсценировкой казни и Сибирью.

https://www.youtube.com/watch?v=SS5oCZvCdhM

Достоевский вспоминал «Последний день осуждённого на смерть» В. Гюго и, подойдя к Спешневу, сказал: «Мы будем вместе с Христом». «Горстью пепла», — усмехнулся тот.

Кроме Достоевского, в числе смертников были С.Ф. Дуров и поэт А.Н. Плещеев. На Семеновском плацу им был зачитан приговор. После оглашения приговора над головами осуждённых, облачённых, как положено, в белые рубахи, преломили шпаги, что означало лишение их дворянского достоинства.

Первых трёх осужденных уже привязали к столбам, раздалась команда «К заряду!» Несколько секунд прошло в мучительном ожидании залпа.

Все ждали команды «Пли!», но в последний момент к эшафоту подъехал в карете флигель-адъютант Его Величества Ростовцев, который зачитал решение Николая I о замене смертной казни каторжными работами и ссылкой.

Закованного в кандалы Достоевского этапировали из Петербурга в Сибирь, в Омскую каторжную тюрьму, где ему предстояло провести четыре года. Эти десять страшных минут описаны великим писателем в романе «Идиот».

Из воспоминаний Дмитрия Ахшарумова: «Петрашевский сначала стоял спокойно, а потом выхватил тяжёлый молоток… и, сев на пол, стал заколачивать сам на себе кандалы…»

13 (1) августа 1850 г. Амурская экспедиция под руководством Геннадия Ивановича Невельского подняла русский флаг на мысе Куегда. Был основан Николаевский пост (ныне город Николаевск-на-Амуре), и Невельской по своей инициативе объявил о присоединении к России Приамурского края и Сахалина.

4 декабря (22 ноября) 1850 г. открыт первый постоянный мост через Неву. Благовещенский (позднее — Николаевский) мост известен всем нам как мост Лейтенанта Шмидта.

13 (1) января 1851 г. указом императора Николая I правительствующему Сенату образована Самарская губерния. Самара приобрела статус губернской столицы, что способствовало превращению города в крупнейший центр Поволжья; исторический предшественник Самарской области.

26 (14) марта 1851 г. в Костроме открыт памятник Ивану Сусанину (скульптор В. Демут-Малиновский), простоявший 67 лет.

Он представлял собой гранитный постамент, на котором стояла круглая колонна из розового гранита, увенчанная бюстом царя Михаила Федоровича.

У подножия колонны был изображен коленопреклоненный молящийся Сусанин, а на колонне укреплены двуглавый орел и герб Костромы.

Надпись на задней стороне постамента гласила: «Ивану Сусанину, за царя, спасителя веры и царства, живот свой положившему, благодарное потомство».

В 1918 г. этот бронзовый монумент по приказу большевиков был снесён и восстановлен лишь во времена М.С. Горбачёва, в конце 1980-х годов. Судя по всему, с точки зрения сносивших памятник, было бы лучше, если бы Россию во времена оные захватили поляки.

Читайте также:  Борьба русских земель и княжеств с монгольским завоеванием и крестоносцами в xiii в. - история России

Всё-таки интересная мораль была у господ большевиков…

3 апреля (22 марта) 1851 г. правительствующий Сенат утвердил решение Петербургского уголовного суда о лишении А. Герцена российского подданства.

Суд состоялся несколькими месяцами ранее, а в вину Герцену, занимавшемуся в Западной Европе «социалистической пропагандой», вменялся отказ подчиниться повелению императора Николая I вернуться в Россию.

Затем Государственный Совет постановил: «Сего подсудимого, согласно с приговором Сената, лишив всех прав состояния, считать изгнанным навсегда из пределов государства», а осенью на постановлении Госсовета царь начертал: «Быть по сему». Примечательно, однако, что конфисковать немалые российские капиталы Герцена властям не удалось.

6 августа (25 июля) 1851 г. Китай и Россия подписали Кульджинский торговый договор, положивший начало официальным торговым отношениям этих стран.

14 (2) августа 1851 г. в Гатчине открыт памятник императору Павлу I.

31 (19) августа 1851 г. из Санкт-Петербурга в Москву пришёл первый поезд – «пароход», как тогда говорили.

1 сентября (20 августа) 1851 г. из Санкт-Петербурга в Москву по ещё не совсем оконченной железной дороге проехал императорский поезд с Николаем I и всеми членами его семьи.

13 (1) ноября 1851 г. состоялось официальное открытие первой в России двухпутной железной дороги (644 км). Ее строители — инженеры П.П. Мельников, Н.О. Крафт, Н.И. Липин, М.С. Волков, Д.И. Журавский и др.

Началось регулярное железнодорожное сообщение между Москвой и Санкт-Петербургом: в Москву прошёл первый пассажирский поезд. В нём ехало всего 192 чел., и их поездка длилась 21 час. 45 мин. Отправившись в 11 час. 15 мин., они прибыли в Москву к 09.00. следующего дня.

Скорость по тем временам умопомрачительная.

Вторжение «огненного змия» в центр России и в патриархальную Первопрестольную вызвало живой отклик у современников. М. Глинка откликнулся на это событие песней «Быстрее, шибче воли поезд мчится в чистом поле…».

Современники якобы свидетельствовали, что император, положив на карту линейку, отчертил по ней путь от Санкт-Петербурга до Москвы. Прямизну эту в точности воспроизвели, несмотря на сложные географические условия.

Эта история является не более чем легендой, созданной в советские времена и призванной подчеркнуть самодурство русского царя. На самом деле эта прямая, как канат дорога – плод сложных расчётов инженеров под руководством П.П.

Мельникова.

Сооружение железного пути заняло около 13 лет и велось вручную. В тяжелейших условиях рельсы тянули через густые леса, холмы и болота. Между двумя одинаковыми вокзалами в столицах, сооружёнными по проекту К.А. Тона, были выстроены одинаковые же станции.

В то время это была самая длинная в мире двухпутная железная дорога (644 км). На трассе было построено 182 моста. Её строителями были инженеры П.П. Мельников, Н.О. Крафт, Н.И. Липин, М.С. Волков, Д.И.

Журавский и другие.

Инженером Крафтом обоснована и введена в эксплуатацию новая, пятифунтовая ширина колеи, отличающаяся от среднеевропейских стандартов и ставшая впоследствии нормальной для всех железнодорожных полотен страны.

Реакционеры противились строительству железных дорог в России, утверждая, что они грозят порчей нравов и потрясением существующего порядка.

С 1855 г., после кончины Николая I, железная дорога, связывающая Москву с северной столицей, была названа Николаевской.

А пионерами паровозного передвижения грузов по рельсовым путям ещё в 1834 г. стали крепостные рабочие Уральского завода Демидовых.

Источник: http://lithist.ru/history/1848-1851-nikolaj-i/

Почему война России против Венгерской Республики по-прежнему нам «неизвестна»?

В 1848 году буржуазные революции, пошатнувшие уже не один трон в Европе, докатились до Венгрии. В марте 1848 года в Пеште началось восстание, быстро превратившееся во всенародное. Практически вся страна поднялась против династии Габсбургов.

Власть перешла к Комитету общественного спасения. Срочно создавались части народного ополчения — гонведа. Чтобы переломить ситуацию, австрийский император Фердинанд I (он же «по совместительству» венгерский Фердинанд V) ввел в Венгрию войска.

Но, несмотря на численное превосходство, они стали терпеть поражение за поражением.

Особенно неудачно для австрийцев сложилась обстановка зимой 1848−49 годов в Южной Трансильвании (на территории современной Румынии), где в их руках осталась только крепость Карлсбург. Гарнизону грозило полное уничтожение.

На помощь австрийцам пришел командующий российскими войсками в Дунайских княжествах генерал Александр Лидерс, чей корпус стоял в Валахии всего в нескольких суточных переходах от Трансильвании.

С разрешения Николая I он выделил два небольших отряда из 7 пехотных батальонов и 7 сотен казаков, которые 2 февраля перешли границу и уже через три дня вступили в бой с отрядами гонведа.

Ополченцы, которыми командовал польский генерал Юзеф Бем, уже успевший за свою жизнь неоднократно повоевать с русскими, не выдержали ударов регулярных войск и стали отступать.

Но австрийцы не поддержали наметившийся успех и, по старой привычке, пытались решить свои проблемы русскими штыками. Поэтому генерал Лидерс, всегда отличавшийся, не в пример другим российским генералам, завидной самостоятельностью, убедил Николая I вернуть русские отряды в Валахию.

Весной положение австрийских войск стало отчаянным. Венгры наступали на всех фронтах, их парламент принял Акт о независимости Венгерской Республики. Молодой австрийский император Франц Иосиф, только что вступивший на престол после отречения Фердинанда, обратился к России с просьбой о военном вмешательстве.

Кому нужна революция рядом со своими границами? Поэтому реакция Николая I была решительна и быстра — пять армейских корпусов вторглись в Венгрию. Командовал ими генерал-фельдмаршал Паскевич-Эриванский, имеющий признанную репутацию мастера жандармских операций и титул князя Варшавского за подавление восстания в Польше. Но новых «лавров» в Венгрии он не сыскал.

Общая численность армии вторжения превысила 180 тысяч человек. Для сравнения, в Бородинском сражении Кутузов смог выставить против французов около 150 тысяч, из которых 20 тысяч — ополчение.

Вместе с австрийцами русские войска имели полуторное превосходство над гонведом, к тому же слабо обученным и плохо вооруженным. План боевых действий был прост — одновременным наступлением с нескольких направлений оттеснить основные силы венгров к Будапешту, где их окружить и разгромить.

Первоначально наступление развивалось стремительно. К концу июня русско-австрийские войска уже находились в 130−150 километрах от Будапешта. Революционное правительство из города бежало.

Венгерские войска, хотя и отступали, в ряде случаев оказывали упорное сопротивление. Реально, война подошла к завершению. Теперь любой толковый военачальник (о выдающихся и речи не идет) закончил бы ее в течение недели.

Но Паскевич умудрился растянуть ее еще на полтора месяца.

Только в Трансильвании, где автономно действовал корпус генерала Лидерса, события развивались динамично. В ряде боев венгерские войска были полностью разбиты и сдались в плен. Командовавший ими генерал Бем бежал в Турцию.

Паскевич же, желая казаться в глазах общественного мнения крупным стратегом, маневрировал по Венгрии, вместо того, чтобы дать решительное сражение.

Понять его хитроумные действия не мог не только противник, но и командиры российских корпусов. Переутомление русских войск и их крайне плохое снабжение вызвали массовые болезни, унесшие жизни более 11 тысяч человек.

Всего же переболела почти половина армии. И это при боевых потерях в 700 человек убитыми и 2,5 тысячи ранеными.

Не возникни в этот период у венгров разлад в руководстве, все бы могло сложиться иначе. Но несколько успешных операций они провести успели: нанесли серьезное поражение австрийским войскам генерала Юлиуса Гайнау, выдержали серьезный бой с основными силами Паскевича у г.

 Вайцен и даже заставили их отступить, отбили все атаки русских войск на позиции у реки Шайо. Но 13 августа, в далеко не безвыходной ситуации, венгерский главнокомандующий Артур Гергей с 30-тысячной армией при 144 орудиях сдался русскому генералу Федору Редигеру.

За исключением обороны нескольких гарнизонов и полупартизанских действий малочисленных отрядов, венгерское сопротивление прекратилось.

Сомнительность успеха и громадные военные издержки не помешали щедро наградить «победителей». Не поскупились и на коллективные награды — 8 воинских частей получили георгиевские знамена, а 4 — георгиевские трубы.

Венгрия была возвращена Габсбургам, но цена этой победы для России неизмерима с достигнутым результатом. И речь не о потраченных 48 миллионах рублей, сумме по тем временам гигантской, и даже не о загубленных жизнях. Речь о престиже государства и отношении к нему в мире.

За кажущейся легкостью побед Россия «продемонстрировала» кризисное состояние всей своей военной системы: анахронизм рекрутской системы комплектования, низкую эффективность устаревшего стрелкового оружия и артиллерии, неумение организовать разведку и снабжение воюющей армии, стремительное падение духа войск, вызванное бездарностью военного руководства.

Европа сделала вывод, что к серьезной современной войне Россия совершенно не готова, и стала алчно посматривать на наши южные территории.

В России же выводы из итогов войны делать не стали. Победили, ну и ладно. А какой ценой — разве это важно? И император, и высшие военные чины явно забыли, что закон международной политики жесток — уважают только сильного. И результатом такой забывчивости уже через три года стала Крымская война, которую Россия, несмотря на мужество и героизм простых воинов, позорно проиграла.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/11230/

Ссылка на основную публикацию