Интервенция как нарушение принципа невмешательства — история России

Принцип невмешательства во внутренние дела. Проблема «гуманитарной интервенции» | Международное публичное право | Шпоры для каждого!

Интервенция как нарушение принципа невмешательства - история России

Принцип невмешательства во внутренние дела государств связан с наличием суверенитета и основывается на одном из его элементов (независимости государства при осуществлении его внутренней функции).

Часть принципа, касающаяся невмешательства м/н организации в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства, сформулирована Уставом ООН (п.7 ст.2) (взаимоотношения между государствами оставлены в форме обычая) (в полной формулировке принцип существует в обычно-правовой форме).

Применение данного принципа (договоры государств по различным объектам сотрудничества; морально-политические нормы в виде резолюций и деклараций) (должен защищать внутреннюю функцию государства, являющуюся одним из аспектов полной и суверенной власти, осуществляемой им на своей территории и в пределах своих границ).

Права и обязанности государств, обусловленные данным принципом:

1) Права государств (самостоятельно, без вмешательства извне и давления устанавливать свою политическую, экономическую системы, распоряжаться естественными ресурсами, вводить налоги и сборы, устанавливать таможенные правила, режим пребывания иностранцев на своей территории).

2) Обязанности государств:

а) не вмешиваться во внутренние дела другого государства (установление формы правления, проведение референдумов и плебисцитов, принятие законов, расходование займов);

б) воздерживаться от действий, которые могут рассматриваться как неправомерное давление с целью получения особых прав и преимуществ (финансовое давление, обещание дать привилегии при условии предоставления кредитов, кредитование под условие покупки продукции государства — кредитора, уступки территории).

Санкции за нарушение принципа (ответные невооруженные меры (репрессалии, контрмеры), принимаемые индивидуально или коллективно через м/н организации).

Государство само определяет пределы своей компетенции и само может ограничить ее:

1) в интересах м/н сотрудничества (для защиты ОС, общей безопасности, решения других глобальных проблем)

2) при реализации взятых на себя м/н обязательств (особенно в области защиты прав человека, контроля за ядерным оружием).

Проблема гуманитарной интервенции.

Внутренние вооруженные конфликты в наше время по количеству жертв нередко превосходят м/н конфликты и отличаются особой жестокостью.

Гуманитарная интервенция — применение вооруженных сил против страны — нарушительницы прав человека возможна только при положительном решении СБ ООН (конфликт двух равноценных норм — принципа запрещения применения силы и принципа уважения прав и основных свобод человека; сообщество должно решить, какой норме отдать предпочтение).

Военные действия отдельного государства или группы государств, предпринимаемые под предлогом гуманитарной интервенции, редко дают позитивный результат (противоречат МП и осуждаются м/н сообществом (пример: осуждение интервенции США в Гренаде и Панаме)).

М/н Суд отказался обсуждать возможность образования новой нормы, создающей право интервенции одного государства против другого на том основании, что последнее избрало определенную идеологическую или политическую систему.

ООН обладает правом на применение силы в целях урегулирования вооруженного конфликта нем/н характера (решение принимается Советом Безопасности).

Источник: http://www.shpora.su/princip-nevmeshatelstva-vo-vnutrennie-dela-problema-gumanitarnoj-intervencii/

Невмешательства принцип запрет на вмешательство в дела внутри государств

Главная Юридический сленг

Свободные ресурсы всегда полезны. Перед тем как переделывать шаблон, конечно следует хорошо проверить напечатенные в нем нормы статей законодательства. Сейчас они вероятно могли утратить актуальность. Хороший бланк поможет в преодолении незнания при печатании письма. Это приблизит способ сохранить средства на услугах адвоката.

Невмешательства принцип – в международном публичном праве имеет определение запрета международным организациям и государствам на вмешательство во внутренние дела других государств, причем в любых формах, включая, вооруженные, экономические и дипломатические пути, открыто или косвенно, и т.д.

Невмешательства принцип непосредственно связан с принципами равноправия и суверенитета государств, он закреплен во многих многосторонних и двусторонних международных договорах, в частности в Уставе ООН и принятой им «Декларации о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств» и «Декларации принципов международного права».

Международное публичное право

7. Принцип невмешательства во внутренние дела

Принцип невмешательства во внутренние дела является одним из основных принципов современного международного права. Этот принцип закреплен в п.

7 статьи 2 Устава ООН и нашел свою конкретизацию в авторитетных международных документах: Декларации о принципах международного права 1970 года, Заключительном акте НВСЕ 1975 года, Декларации ООН о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государства, о отгораживания их независимости и суверенитета 1982 года.

Принцип невмешательства во внутренние дела тесно связан с принципом суверенного равенства государств. С утверждением в современном международном праве принципа права народов и наций на самоопределение сфера

действия принципа невмешательства во внутренние дела расширилась: он распространяется не только на суверенные государства, но и на народы и нации, ведущие борьбу за национальное освобождение и включает обязанность государств не навязывать им своего общественного или государственного строя и своей идеологии.

Содержание принципа невмешательства во внутренние дела означает запрет государствам и международным организациям

вмешиваться во внутренние дела государств и народов в любых формах: вооруженным, экономическим, дипломатическим путем, путем засылки шпионов, диверсантов, открыто или косвенно, со стороны одного государства, нескольких государств или под прикрытием международной организации.

Так, согласно п. 7 статьи 2 Устава ООН Организация не имеет права «на вмешательства в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любые государства ».

Однако следует иметь в виду, что некоторые события, происходящие в пределах территории государства, могут квалифицироваться Советом Безопасности ООН как относящиеся исключительно к внутренней компетенции последней.

Так, например, если Совет безопасности ООН констатирует, что они угрожают международному миру и безопасности, такие события перестают быть внутренним делом данного государства и действия Объединенных Наций в отношении этих событий не будут вмешательством во внутренние дела государства.

Таким образом, концепция невмешательства не означает, что государства могут произвольно относить к своей внутренней компетенции любые вопросы. Международные обязательства государства, в том числе и их обязательства по

Уставом ООН, является критерием, позволяющим правильно подходить к решению этого вопрос.

Библиотека онлайн © 2006-2014

Принцип невмешательства во внутренние дела государства

Источник: http://bfmac.com/yuridicheskij-sleng/nevmeshatelstva-printsip-zapret-na-vmeshatelstvo-v-dela-vnutri-gosudarstv.html

Гуманитарная интервенция — орудие геополитического противоборства 21 века

В конце 80-х – начале 90-х гг. XX века произошел серьезный разлом на геополитической карте мира. С распадом СССР стала очевидна тенденция к однополярности мироустройства – интересы США как государства-лидера стали фактически определять повестку дня на мировой арене.

Лишившись стратегического противовеса в виде СССР, США приобрели новые возможности для достижения своих геополитических целей. В результате, при реализации своих интересов они все чаще прибегают к методам силового воздействия, в том числе в форме «гуманитарных интервенций».

В 1990-2000-х гг. «гуманитарные» мотивы стали обоснованием для целого ряда акций. В 1991 г. США установили на севере Ирака бесполетную зону для защиты курдов от геноцида. В 1992-1993 гг. иностранные войска проводили гуманитарную операцию в Сомали. В 1995 г.

Североатлантический альянс вмешался в Боснийскую войну, а в 1999 г. – в конфликт в Югославии под лозунгом защиты албанцев в Косово. В 2011 г.

концепция гуманитарной интервенции была задействована при обосновании вмешательства Франции, Великобритании и США в гражданскую войну в Ливии.

Западные средства массовой информации продвигают тезис о том, что в ситуациях, грозящих гуманитарной катастрофой, международное сообщество обязано принимать эффективные меры для исправления ситуации.

Тем не менее, вопрос о том, кто имеет право оценивать степень гуманитарной катастрофы и ее опасность и принимать решение о той или иной форме вмешательства, в том числе и во внутреннюю политику государства, остается неразрешенным.

В настоящий момент происходит процесс формирования принципиально новой системы международных отношений.  Зарождается и укрепляется многополярная модель мироустройства, возрастает роль международных организаций, призванных влиять на процесс межгосударственных отношений.

В контексте новой геополитической реальности внутригосударственные межэтнические, межконфессиональные и другие конфликты фактически не рассматриваются как исключительно внутреннее дело отдельных суверенных государств.

Они приобретают международное измерение – становится очевидным их влияние на безопасность и функционирование не только соседних стран, но и государств в других регионах планеты. В таких условиях обостряется проблема поиска инструментов коллективного реагирования на кризисные ситуации.

Гуманитарная интервенция стала одним из таких инструментов, однако ее реализация совершенно четко находится вне правового поля. Комплексное исследование гуманитарного вмешательства позволит в полной мере раскрыть сущность данной концепции, объективно оценить специфику ее реализации и степень влияния на мировой политический процесс.

Гуманитарная интервенция, или гуманитарное вмешательство, как одна из форм современного политического процесса, представляется весьма противоречивым явлением. Данная концепция прошла длительный период теоретической кристаллизации. С принятием Устава ООН в 1945 г.

в международном праве стал доминировать принцип мирного разрешения конфликтов и невмешательства. Однако в истории наблюдается немало случаев апеллирования к необходимости внешней защиты прав личности во время вооруженных конфликтов.

Читайте также:  Карта: походы владимира и ярослава мудрого - история России

В настоящий момент вопрос о допустимости и юридическом обосновании гуманитарных интервенций является открытым и во многом зависит от трактовки тех или иных положений Устава ООН.

В то время как в Уставе ООН закреплен принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства, иностранное вмешательство в какой-либо конфликт возможно в случае применения принудительных мер на основании главы VII (если вмешательство осуществляется для предотвращения угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии), и при наличии санкционирующей резолюции Совета Безопасности ООН. Вследствие противоречия между данными принципами, идея гуманитарной интервенции стала одной из ключевых причин споров и противоречий в современных международных отношениях.

Несмотря на неразрешенную правовую коллизию принципов суверенитета и защиты прав человека, за последние десятилетия был реализован ряд гуманитарных операций.

Анализируя случаи подобных вмешательств, можно отметить, что в любой из стран-объектов интервенции наблюдается активное взаимодействие, а подчас и столкновение геополитических интересов не только соседних и региональных государств, но и различных международных акторов.

Усиление роли нового интервенционизма стало следствием измененного положения дел в сфере мировой геополитики, связанного с нарушением глобального баланса сил. Прежняя международно-правовая база, обслуживающая конфронтационную двухполюсную структуру мира, не в полной мере соответствует современным реалиям.

Обращение к инструменту гуманитарной интервенции позволяет странам-субъектам вмешательства решать целый ряд геополитических, экономических, военно-политических и иных задач.

При гуманитарных операциях проводится ревизия важнейших геополитических основ современного мира, реализуется задача установления контроля над территорией страны-субъекта интервенции, ее ресурсами, стратегически важными сырьевыми и торговыми коммуникациями. Вследствие этого гуманитарная интервенция является одним из геополитических факторов современного политического процесса.

Свои подходы к проблеме гуманитарного вмешательства, отличные от узаконенных ООН и ее Советом Безопасности, предлагаются и уже практикуются ведущими странами НАТО во главе с США. Эти подходы не только прошли апробацию в ряде регионов (в наиболее полном виде в 1999 г. в войне НАТО против Югославии и в 2011 г.

в Ливии), но и нашли юридическое закрепление в официальных документах Североатлантического альянса, принятых на Вашингтонском саммите в апреле 1999 г.

 По мнению большинства специалистов, вооруженные акции, предпринятые в последние годы без санкции СБ ООН Соединенными Штатами и их союзниками, являются откровенным нарушением действующего международного права.

Стремление ряда мировых акторов внедрить доктрину гуманитарной интервенции в нормативно-правовую базу международных отношений, вызывает растущую тревогу в рядах мировой общественности. В рядах стран-членов ООН преобладают различные подходы к проблеме гуманитарной интервенции.

В рамках Совета Безопасности ООН как единственного органа, имеющего законное право санкционировать вмешательства, существует тенденция все чаще признавать репрессии против мирного населения и квалифицировать их как угрозы миру.

Тем не менее, в Совете Безопасности налицо противоречие между двумя группами стран: с одной стороны, США, Великобритания и Франция (страны-члены НАТО) склонны к моментальному санкционированию вмешательства во многие региональные или внутригосударственные конфликты; с другой стороны, такая позиция наталкивается на сопротивление России и Китая, которые не раз накладывали вето на резолюции Совета Безопасности, выступая за менее поспешные действия и взывая к дипломатическому урегулированию конфликтов. Российская Федерация полагает, что международный мир и стабильность находятся под угрозой из-за попыток регулировать кризисы и конфликтные ситуации путем применения вне рамок Совета Безопасности ООН одностороннего санкционного давления и мер силового воздействия. Российские дипломаты не раз подчеркивали недопустимость гуманитарных вмешательств в их существующем виде, заявляя, что при этом открыто игнорируются основополагающие международно-правовые принципы неприменения силы, прерогативы Совета Безопасности ООН, допускается произвольное прочтение его резолюций, реализуются концепции, направленные на свержение законной власти в суверенных государствах с использованием лозунгов защиты гражданского населения. Россия опасается того, что стратегия односторонних действий может дестабилизировать международную обстановку и подорвать основы существующего правопорядка.

Авторитет системы ООН претерпел сокрушительный удар после «гуманитарных вмешательств» в Косовский конфликт и Ливийскую войну. Беспрецедентные акции западных государств, предпринятые в обход правовых принципов, обеспеченных Уставом ООН, существенно изменили международную практику противодействия угрозам.

Тем самым был открыто поставлен вопрос о ревизии ключевых принципов права.

Данное исследование дает основания сделать вывод о том, что в условиях, когда силовые операции против государств под «гуманитарным» предлогом, несмотря на их противоправность, все равно осуществляются в обход ООН, иногда со ссылкой на отсутствие ясных указаний в Уставе ООН на этот счет, институты ООН нуждаются в реформировании.

Необходимо изменение не только нормативного регулирования гуманитарных интервенций, внесение в Устав ряда дополнительных положений, жестко пресекающих проведение таких операций, но и реформирование Совета Безопасности ООН как органа, ответственного за поддержание международного мира, стабильности и безопасности.

Эффективность Организации Объединенных Наций была серьезно ослаблена использованием механизмов «принуждения к миру» (Босния и Герцеговина), «гуманитарных интервенций» (Косово, Ливия), «борьбы с международным терроризмом» (Афганистан) или вооруженного вмешательства под предлогом поиска оружия массового уничтожения (Ирак).

Полномочия ООН и ее центральное место в международных отношениях были фундаментально подорваны действиями НАТО, которые находятся в русле общей концепции «урезания» гарантированного Уставом ООН национального суверенитета. Данная формула бросает недвусмысленный вызов существующему международному праву и полномочиям ООН. 

Все вышесказанное дает основания заявлять о необходимости реорганизации существующей системы международной безопасности через реформирование Совета Безопасности ООН при учете изменяющихся геополитических реалий современного мира.

К началу третьего тысячелетия стало очевидно, что социальная организация развивается в направлении от национальных государств к этно-культурным цивилизациям, а государство теряет свои позиции главного субъекта мировых процессов.

В этой связи выглядит вполне обоснованной реформа Совета Безопасности ООН, основанная на цивилизационном принципе.

Такой состав СБ ООН будет последовательно отражать новые геополитические реалии XXI столетия, а в рамках новой системы безопасности станет возможным наиболее эффективно противостоять попыткам злоупотребления авторитетом ООН для реализации интересов определенных государств. Данное решение позволит сделать международную систему безопасности более устойчивой и справедливой.

Такая ситуация объективно открывает определенные возможности для России.

Представляется, что стратегическим курсом Москвы могли бы стать, с одной стороны,  поддержка реформирования Совета Безопасности, а с другой – более активное участие в создании многосторонних международных механизмов, способных действовать в тех или иных кризисных районах геополитического пространства.

Использование опыта противостояния односторонним действиям западных структур в кризисных районах мира помогло бы России и ее союзникам, изменить сложившуюся практику игнорирования международно-правовых норм и способствовать созданию сбалансированной системы международной безопасности. 

Источник: http://lawinrussia.ru/content/gumanitarnaya-intervenciya-orudie-geopoliticheskogo-protivoborstva-21-veka

Макарова И.В., Лясина И.Ю. Современные проблемы реализации основных принципов международного права

Макарова Ирина Владимировна1, Лясина Ирина Юрьевна2
1ФГБОУ ВО Национальный исследовательский университет «МЭИ» (Московский энергетический институт), филиал в г.

Волжском, студент группы ТЭ-3-13
2ФГБОУ ВО Национальный исследовательский университет «МЭИ» (Московский энергетический институт), филиал в г.

Волжском, кандидат социологических наук, доцент кафедры Социально-гуманитарные науки

Makarova Irina Vladimirovna1, lyasina Irina Yurievna2
1Moscow Power Engineering Institute, Branch in Volzhsky, Student
2Moscow Power Engineering Institute, Branch in Volzhsky, PhD in Social Science, associate Professor in the Department of Humanities and Social science

Библиографическая ссылка на статью:
Макарова И.В., Лясина И.Ю. Современные проблемы реализации основных принципов международного права // Политика, государство и право. 2016. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2016/02/3725 (дата обращения: 07.06.2018).

Актуальной проблемой современных международных отношений является проблема соотношения основных принципов международного права с практикой реальных международных отношений первой четверти XXI века.

Закрепленные в Уставе ООН (1945 г.), а позднее в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии  с Уставом ООН (1970 г.

) одиннадцать основных принципов международного права, которые  являются основой всей системы международного права,  в последние десятилетия вошли в серьезное  противоречие с поведением на международной арене отдельных субъектов международных отношений.

Наиболее активными акторами современных международных отношений, в первую очередь, являются государства, их образования и постоянно растущее число международных организации.

При этом ни у кого не возникает сомнения в том, что сами принципы исторически обусловлены, доказали свой непреходящий и универсальный характер, а также нашли свое отражение в целом ряде важнейших правоустанавливающих документов ООН и правовых системах большинства государств.

Тем не менее, современная практика международных отношений заставляет задуматься над эффективностью и применимостью принципов международного права в новых, изменившихся и весьма динамично развивающихся условиях современного мира.

На наш взгляд, современная международная практика демонстрирует постоянное нарушение основных принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН.

Читайте также:  Железный век - история России

Так, примером нарушения принципа “неприменения силы и угрозы силой” являются: вторжение США в Камбоджу в 1970 году; ввод советских войск в Афганистан в 1979 году; США в Гренаду и Ливию в 1983 году; в Панаму в 1989 году; бомбардировки США Югославии в 1999 году, а также военная операция “Буря в пустыне”, проведенная НАТО в Ираке в 2003 году. Существуют и другие примеры.

Принцип “мирного разрешения споров” также нарушается многочисленными столкновениями, конфликтами, а также террористическими действиями различных организаций, а также гражданскими войнами (в 2014-2015 Йемен, Украина).

Наиболее известный и затяжной арабо-израильский конфликт, которому более 100 лет, каждый год уносит сотни жизней, до сих пор не может найти своего мирного разрешения, не смотря на многочисленные попытки переговоров.

Регулярно нарушается и принцип “территориальной целостности государств”. Причем, нарушение границ государств квалифицируется международным правом как преступление. В качестве примера, можно привести нападение Ирака на Кувейт в 1991 году, или захват ИГИЛ территорий Сирии и Ирака начиная с 2013 года.

С принципом “нерушимости границ” все несколько сложнее. С одной стороны государства – соседи вправе самостоятельно изменить свои границы на взаимных интересах. Так, Россия и Китай выровняли границу в 2008 году. При этом площадь переданных территорий Китаю составила 174 кв. км.

Однако нередко данный принцип нарушается несанкционированным  вторжением и часто захватом территории соседа. Подтверждением этого служит уже упомянутое вторжение ИГИЛ в Ирак и Сирию.

Принцип “суверенного равенства государств”, закрепленный в Уставе ООН, был нарушен самим Уставом, так как пять великих держав, – постоянных членов Совета безопасности (Великобритания, КНР, Россия, США, Франция) были наделены правами, которых не имели другие страны-члены ООН. В  период создания ООН это объяснялось вкладом великих держав в разгром фашизма, но впоследствии этот фактор потерял свою актуальность.

Кроме того, в последние десятилетия важное значение для решения общемировых, глобальных проблем имеют ежегодные встречи Большой восьмерки (G8) и Большой двадцатки (G20), в которых большинство стран мира не участвуют. При этом решения, принимаемые на таких встречах, носят огромное значение для всех стран мира.

Принцип “невмешательства во внутренние дела государства” нарушается наиболее часто. Чаще всего это вмешательство связано с гражданскими войнами внутри государств. Крайней формой такого вмешательства  является применение вооруженной силы.

Так, в 2015 году в Йемене, Судане, Филиппинах, Индии, Пакистане развивалось сразу несколько конфликтов, сопровождавшихся прямым или косвенным вмешательством внешних сил.

Так, например, США активно используют свои вооруженные силы в Ираке, Афганистане, Йемене и других странах.[2]

Принцип “уважения прав человека” также имеет большую практику нарушения. Лидерами здесь являются африканские и азиатские государства. Нарушается право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, свободы мысли и передвижения и т.

д. Примером нарушения принципа могут быть названы; детский труд в Уганде, Филиппинах, Таиланде, Гвинеи-Бисау и других слаборазвитых странах Азии и Африки; пытки в Гуантанамо (Куба) и Дарфуре, Демократической республике Конго.

[3]

Примером нарушения принципа “равноправия и самоопределения народов” являются непризнанные государства. Примером могут служить: Приднестровье в Молдове, Абхазия и Южная Осетия в Грузии, Донецкая народная республика и Луганская народная республика в Украине и др.

Кроме того, существует определенное противоречие между принципами самоопределения народов и принципом территориальной целостности государств. Единого мнения у исследователей по поводу преобладания одного принципа над другим нет.

[5] Так, например, в украино-российских противоречиях по Крыму каждая сторона аппелирует к разным принципам.

Украина ссылается на принцип “нерушимости границ”, доказывая, что Крым принадлежит данному государству, Россия же основывается на принципе “самоопределения народов”.

Принцип “сотрудничества государств” означает, что реализация всех остальных принципов международного права возможна только путем сотрудничества.

Возросшее число глобальных проблем, с которыми государства не могут справиться в одиночку, подталкивает их к сотрудничеству.

Однако наличие внутригосударственных особенностей и сдерживающих факторов национального, религиозного, экономического и культурного свойства, сдерживает равноправное сотрудничество.

С другой стороны, участие государства в различных союзах и международных организациях нередко представляет угрозу национальному суверенитету, что ограничивает стремление к совместному решению проблем.

Принцип “добросовестного выполнения международных обязательств” нарушается невыполнением взятых на себя обязательств по политическим, экономическим причинам, а также в силу объективно складывающихся причин, по которым дальнейшее выполнение обязательств становится невозможным.

Таким образом, сегодня мировое сообщество находится в очень сложной ситуации, когда следует либо признать неравнозначность основных принципом международного права между собой, и создать новую иерархию принципов “нового” международного права, укрепляя роль ООН, либо стать свидетелями утраты современным международным правом своего правового статуса.

Нарушение баланса сил в международных отношениях и потеря устойчивости международного правопорядка создает, на наш взгляд,  объективную необходимость реформирования международного права и его основных принципов.

Библиографический список

Источник: http://politika.snauka.ru/2016/02/3725

Ответственность за нарушение принципов международного права его субъектами

В теории международного права принципы международного права определяются как руководящие правила поведения субъектов, возникающие как результат общественной практики, юридически закрепленные начала международного права. Они представляют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений.

Таким образом, принципы международного права — это наиболее важные и общепризнанные нормы поведения субъектов международных отношений по поводу наиболее важных вопросов жизни, так же являются критерием законности других норм, выработанных государствами в сфере международных отношений, а также законности фактического поведения государств [5].

Основными источниками принципов международного права являются Устав ООН, Декларация о принципах международного права 1970 года и Хельсинкский заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года [2].

В доктрине международного права выделяют десять универсальных принципов:

  • Принцип неприменения силы и угрозы силой;
  • Принцип разрешения международных споров мирными средствами;
  • Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств;
  • Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом;
  • Принцип равноправия и самоопределения народов;
  • Принцип суверенного равенства государств;
  • Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву;
  • Принцип нерушимости государственных границ;
  • Принцип территориальной целостности государств;
  • Принцип уважения прав человека и основных свобод [7].

В Уставе ООН указывается обязательность уважения территориального верховенства. Это сделано в форме запрещения агрессивных войн.

Устав ООН предписывает всем членам Организации воздерживаться «в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций» (п. 4 ст. 2) [12].

Все спорные вопросы, которые возникают у государств в связи с тер­риториальным устройством, должны решаться мирными средствами, без применения оружия[9].

Территориальные вопросы неразрывно связаны с проблемой сохранения мира и предотвращения войны. «Если попытаться,— как подчеркнул Н. С.

Хрущев,— выделить те вопросы, по которым чаще всего возникают опасные трения между государствами в разных районах мира, то это, несомненно, территориальные споры, проблемы границ государств, взаимные или односторонние притязания государств на территорию друг друга»[10].

Принцип уважения территориальной целостности (неприкосновенности) непосредственно вытекает из обязанности государств соблюдать территориальное верховенство друг друга. Империалистические державы стремятся сохранить свои привилегии в бывших колониальных и зависимых странах, занять ключевые позиции в их экономике.

Так, например, американские монополии захватили в Ливии лучшие нефтяные участки, на которые приходится более 90% общей добычи нефти в стране. В 1962 г.

доходы американских нефтяных компаний в Ливии составили более 50 миллионов фун­тов стерлингов, в то время как отчисления в казну ливийского государства не превысили 7 миллионов фунтов [14,С. 28].

Подобные действия империалистических держав, ограничивающие право слаборазвитых стран свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами в национальных интересах, являются противоправными, нарушающими принцип суверенитета и территориального верховенства.

VII сессия Генеральной Ассамблеи в резолюции 626 (VII) «Право свободной эксплуатации естественных богатств и ресурсов» отметила, что «право народов свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами и свободно их эксплуатировать является их неотъемлемым суверенным правом и соответствует целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций» [1].

Это не единственный пример нарушения принципов Устава ООН.

Со стороны США в отношении Ливии были нарушены 5 (пять) основных принципов международного права: 1) Принцип неприменения силы и угрозы силой; 2) Принцип разрешения международных споров мирными средствами; 3) Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств; 4) Принцип территориальной целостности государств; 5) Принцип уважения прав человека и основных свобод. Также США нарушила принцип уважения прав человека и основных свобод, поскольку нарушила право на жизнь людей, живущих на территории Ливии [15].

Нарушение основных принципов международного права ставит под сомнение существование самого международного права. В виде приговора выступила очередная резолюция Совета Безопасности ООН (далее СБ ООН) по отношению к Ливии. Резолюция № 1973 ввела новые санкции против Ливии и усилила старые, введённые Резолюцией № 1970 от 26 февраля.

Нарушения международного права в новой резолюции  проявляются: Во-первых, новая резолюция установила «обязанность прекращения огня».  Однако при этом не было указано, кто должен прекратить огонь. Обычно такое требование обращается «ко всем сторонам» конфликта. Однако в резолюции 1973 такого уточнения нет. В такой ситуации это означает обращение лишь к властям страны.

Читайте также:  Вече и князь в древнерусском государстве. система государственных органов власти. - история России

Особо опасным пунктом резолюции является предоставление права предпринять «все необходимые меры» для защиты гражданского населения. При этом не уточнено кому предоставляется такое право. Возможно, это право предоставлено «любым желающим государствам-членам». Такая формулировка не исключает применение вооружённой силы, включая бомбардировки с воздуха.

Значит, резолюция 1973 формально «уполномочила» любое государство-член ООН использовать это средство, если оно будет сочтено необходимым. Параграф 6 Резолюции 1973 устанавливает запрет на воздушные полёты над территорией Ливии. А параграф 7 разрешает всем государствам «принимать все необходимые меры» для обеспечения этого запрета.

Впрочем, и предыдущая Резолюция № 1970, принятая 26 февраля, также прямо нарушала все мыслимые нормы и принципы международного права.

Всё это говорит о том, что резолюции СБ ООН №1970 и №1973 приняты с грубейшими нарушениями международного права [11].

Любое нарушение международного права влечет привлечение к ответственности государства нарушившего принципы и нормы международного права.

Право международной ответственности — отрасль международного права, принципы и нормы которой определяют для субъектов международного права юридические последствия международно-противоправных деяний, а также причинения ущерба в результате деятельности, не запрещенной международным правом. [ 6, С.369].

Согласно Уставу ООН «главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности» несет Совет Безопасности [13].

В соответствии с принципом ответственности государство несет ответственность за свое собственное поведение. Однако порою противоправное деяние является результатом взаимодействия ряда государств. Если государство оказывает помощь другому государству при совершении им противоправного деяния, то оно несет ответственность при условии, что:

  1. это делается со знанием обстоятельств противоправного деяния;
  2. деяние было бы противоправным в случае, если бы оно было непосредственно совершено государством, оказывающим помощь.

В практике обычно имеет место оказание помощи в нарушении общепризнанных норм. После бомбардировки американской авиацией г. Триполи в 1986 г. Ливия предъявила претензии и Великобритании, которая разрешила использовать свои авиабазы. И заявила, что Великобритания «несет частичную ответственность» за «поддержку и непосредственное содействие» совершению нападения.

Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности неоднократно призывали государства воздерживаться от предоставления военной помощи государствам, совершившим серьезные нарушения прав человека [3, С.30‑33].

По этому поводу Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию, призвавшую все государства «воздерживаться от оказания какой-либо помощи или предоставления каких-либо средств для совершения актов агрессии против» Ливии [4].

Кроме этого Чартером ООН был установлен механизм быстрого и решительного действия по вопросам глобального мира и безопасности, осуществляемый Советом Безопасности. Статья 2 (4) из Чартера ООН ясно определяет универсально принятый принцип международного права.

Он гласит: «Все Члены должны воздержаться в рамках международных отношений от угрозы или использования силы против территориальной целостности или политической независимости любого государства, или в любой другой форме, противоречащей Целям Организации Объединенных Наций»:

Исключение к этому принципу невмешательства находиться в статье 2(7), которая закрепляет, «ничто …в Чартере не должно давать право ООН вмешиваться в вопросы, которые находятся в пределах внутренней юрисдикции  любого государства… но этот принцип не должен наносить ущерб применению мер осуществления Главы VII».

В главе VII содержатся полномочия Совета Безопасности, который  определяет, что есть угроза миру, нарушение мира или акт агрессии, и может применять особые меры.

Эти меры, типа экономических санкций или использования военной силы, могут быть обязательны для государств- членов, чтобы «поддерживать или восстанавливать безопасность и мир во  всем мире» [8, С.37].

При этом для «поддержки или восстановления безопасности» в Ливии необходимо осуществление законной миротворческой операции организации. Подробное описание содержит Устав ООН.

Как вытекает из основополагающего документа, государства обязаны передавать воинские подразделения из под своего суверенного командования, под командование Военно-штабного комитета ООН, формируемого Советом Безопасности.

Эти силы действуют на основании особых соглашений стран с Совбезом.

Соглашения вступают в силу только после ратификации их парламентами стран — участниц международных сил.

Планы применения таких сил — если исходить из Устава ООН — должны исходить не от «США, Великобритании и Франции», а от самого Совета Безопасности, при помощи его военно-штабного комитета. Военно-штабной комитет должен состоять из начальников штабов всех постоянных членов Совета Безопасности.

Устав ООН дает Ливии полное право на оборону от такой агрессии США, Франции и Великобритании. Как говорит статья 51 — Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону.

Кроме этого, Ливию так и не пригласили для рассмотрения её дела и  акцию в отношении Ливии готовят вовсе не силы ООН.

Генеральные штабы Китая и России незаконно отстранены от управления военной операцией против Ливии, и Совет Безопасности не информирован о военных подробностях операции, что является просто обязательной частью процедуры применения международных сил во всех предусмотренных Уставом ООН форматах [16].

В итоге, данные действия со стороны США были охарактеризованы как  военное вмешательство сил международной коалиции в гражданскую войну в Ливии.

Интервенция в Ливии, санкционированная Резолюцией Совета Безопасности ООН 1973, принятой 17 марта 2011 года, декларирующей защиту мирных жителей как цель вмешательства, дало право уничтожать любые войска, представляющие угрозу для восставших, только с помощью ударов с воздуха [16].

Война США против ливийского народа разрушает основополагающий принцип международных отношений о невмешательстве во внутренние дела суверенного государства. Ни Совет Безопасности ООН, никакая другая международная организация не имеет такого права: разрешать или не разрешать войну. Любая война является международным преступлением.

Если международное сообщество в лице Совбеза ООН оставляет преступление безнаказанным, то оно полагает это преступление как право. Сегодня Совбез ООН опустился до уровня организации, лоббирующей интересы империалистических держав и придающей захватническим войнам и преступлениям законный характер.

 Любая война со стороны агрессора против суверенного государства является захватнической империалистической войной. Война государства, защищающегося от агрессии, является оборонительной войной, войной справедливой, национально-освободительной. Война за нефть нужна международной буржуазии, нефтяным магнатам, акционерам западных нефтяных монополий.

Нефть и уничтожение ливийского государства, ливийской нации, стали истинной причиной империалистической войны Запада против Ливии, а не защита «населения» Бенгази от Муамара Каддафи. Тезис о защите ливийского населения является удобным предлогом и одновременно ширмой, скрывающей истинные цели войны.

США, Великобритания, Франция, Италия и другие члены военно-политического альянса НАТО начали эту войну с целью передела мира, с целью грабежа чужих природных ресурсов [17].

Список литературы:

  1. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. Седьмая сессия. Дополнение .№ 20 (А/2361).
  2. Глобалистика: Энциклопедия. — М. 2003. С. 565.
  3. Журнал «Международное публичное и частное право» Лукашук И.И. «Право международной ответственности» 2. 2002г.
  4. Заявление Ливийского посла // The times.1986.16Апр. Резолюция 41/38 от 20 ноября 1986 г.
  5. Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. «Международное право» / Москва, 1994
  6. Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — 544 с.
  7. Международное публичное право: Учебник /Л.П. Ануфриева, К.А. Бякешев; Отв. Ред. К.А. Бякешев. — М.: ТК Велби, Проспект, 2003.
  8. Фрейзер Х.М. Международный форум в ОСАКе «ЦЕНТР ХХI столетия» «Безопасность и международный гуманитарный закон». — М: Юрист.2002г.
  9. Послание Председателя Совета Министров СССР Н. С. Хрущева главам государств (правительств) стран мира. «Правда», 4 января 1964.
  10. «Правда», 1964, 4 января.
  11. Резолюция СБ ООН № 1973 от 17 марта 2011 года, // Документ ООН: SC/10200.
  12. УСТАВ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ от 26.06.1945 года (г.Сан-Франциско).
  13. Устав ООН. Глава 5.Совет Безопасности. Функции и Полномочия. Статья 24
  14. Ю. Мало. Нефтяная лихорадка в Ливии. «Новое время», 1963, № 20.
  15. РОМАНОВА О. Международный государственный бандитизм. [электронный ресурс] — Режим доступа. — http://er-portal.ru/about/text.shtml?19/8895
  16. Сообщество «БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА». Атака на Ливию — нарушение устава ООН 'ради демократии.20.03.2011г. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL:http://yablor.ru
  17. Александр В.Война США и ЕС против Ливии // 28.08.2011г. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL:  http://forum-msk.org

Источник: https://sibac.info/studconf/science/i/55484

Ссылка на основную публикацию