Голод 1932 — 1933 гг. — история России

Причины голода 1932-1933 годов в СССР

В этой статье постараемся выяснить настоящие причины голода 1932-1933 годов в СССР.

С 1927 года советское руководство берёт курс на коллективизацию. Сначала предполагалось объединить в колхозах к 1933 году 1,1 млн хозяйств (около 4 %). Далее планы по коллективизации неоднократно менялись и осенью 1929 года решили перейти на сплошную коллективизацию.

5 января 1930 года проект постановления ЦК ВКП(б) о сроках коллективизации отредактированный Сталиным был утверждён. В основных зерновых районах коллективизация должна была пройти за 1-2 года.

Это постановление послужило толчком к раскручиванию репрессий против зажиточного сельского населения.

Наиболее богатые и работоспособные крестьяне были раскулачены. Около 2,4 млн. крестьян были насильственно вывезены в отдалённые районы страны. Примерно 390 тыс. из них при этом погибли.

Огромное количество самых молодых и работоспособных крестьян бежали в города. Рост городского населения в 1929-1931 годах составил 12,4 млн. человек, что в несколько раз выше естественного прироста населения.

Одной из предпосылок голода стало обобществление скота. В результате попыток принудительного отбирания скота, крестьяне начали его массовый забой.

Вот данные по количеству крупного рогатого скота по годам:

  • 1928 — 70 540;
  • 1929 — 67 112;
  • 1930 — 52 962;
  • 1931 — 47 916;
  • 1932 — 40 651;
  • 1933 — 38 592.

Более чем в два раза сократилось количество тягловой силы (лошадей) которая была главным рабочим инструментом. В 1932 году поля зарастали сорняками. На прополку были направлены даже части Красной Армии. Из-за недостатка рабочих ресурсов и тягловой силы от 30% до 40% зерновых остались в поле не убранными.

Между тем план хлебозаготовок из года в год увеличивался.

Причины голода 1932-1933 годов

Председателям колхозов были даны указания сдать весь имевшийся в наличии хлеб, что и было выполнено. Остатки хлеба у крестьян отбирали силой, зачастую скатываясь до применения насилия и садизма. Видя происходящее в деревне, Шолохов написал Сталину письмо.

Вот выдержка из ответа Сталина на письмо Шолохова:

«…уважаемые хлеборобы вашего района (и не только вашего района) проводили «итальянку» (саботаж!) и не прочь были оставить рабочих, Красную армию — без хлеба.

Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), — этот факт не меняет того, что уважаемые хлеборобы по сути дела вели «тихую» войну с советской властью. Войну на измор, дорогой тов.

Шолохов… Ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это могло бы показаться издали…»

Из данного письма предельно ясно, что голод был спровоцирован специально. Крестьян нужно было заставить работать, причём работать много, без выходных, с утра до ночи. Работать больше чем они работали в своё время на помещиков.

В результате проведённых руководством страны мероприятий в деревнях разразился голод. Масштабы жертв оказались огромны. Около 8 млн. человек умерли голодной смертью. Около 4 млн. человек умерло на Украине. Около 1 млн. в Казахстане. Остальные жертвы пришлись на Поволжье, Северный Кавказ и Сибирь.

Причины голода 1932-1933 годов очевидны, их не скрывали даже в то время. Голод был вызван руководством СССР, которое отрицало естественные законы экономики, не умело управлять сельским хозяйством страны.

Вместо попыток стимулировать развитие сельского хозяйства была предпринята попытка запугать крестьян голодом и заставить их работать. Такая политика в целом характерна для эпохи правления Сталина и в сущности античеловечна.

Теперь, казалось бы, в нашем рассказе можно ставить точку. Однако… Целый ряд современных (не сталинских и не советских) историков, например Жуков, Юлин, Пыхалов и другие, имеющих однозначное широкое признание в научных кругах, приносят несколько иной взгляд на события 1932-1933 годов. Постараюсь кратко изложить суть этого взгляда.

Имеется широко известный факт, что в Российской империи конца 19-го начала 20-го века большой голод случался с частотой примерно один раз в десять лет, охватывая периодически то одни, то другие губернии страны.

Наиболее страшные голодовки приходятся на 1891-1892 годы и на 1911 год.

Сравнивая среднюю смертность за пять лет предыдущих голоду 1891-1892 годов, со смертностью во время самого голода 1891-1892 годов легко убедиться, что число умерших в голодные годы увеличилось примерно на 1,3 миллиона человек.

Не факт, что эти 1,3 миллиона умерли именно от голода, но ясно, что к смерти привели болезни, вызванные систематическим недоеданием и употреблением в пищу различных суррогатов, таких как лебеда, листья деревьев и прочее, а также отравление зерном, зараженным спорыньёй и другими подобными заболеваниями.

Царское правительство систематически принимало меры по борьбе с голодом, пытаясь подкармливать голодающие регионы, но отсутствие развитой инфраструктуры, дорог приводило зачастую к плачевным результатам.

Причин систематических голодовок было несколько. Прежде всего природные условия, гораздо более сложные чем в Западной Европе и, как следствие более низкая урожайность. Малоземельность крестьян.

Экстенсивные методы производства.

1932-1933 годы были неурожайными. Наблюдалось широкое распространение спорыньи и других заболеваний зерна. На эти беды накладывается саботаж работы по уборке зерна, который вели противники большевиков, настраивая широкие слои крестьян против советской власти. Часть зерна пряталась в ямы. Как известно такой метод хранения приводил к порче зерна и превращению его в яд для организма.

Когда мы пытаемся выяснить откуда взялись, например, 4 миллиона умерших от голода на Украине в 1932-1933 годах, то оказывается, что это число вычислялось по эмпирическим формулам исходя из переписей населения, которые проходили один раз в 5, а то и в 10 лет.

Между тем имеются чёткие данные смертности за каждый год, исходя из записей ЗАГСов. Так средняя смертность на Украине за пять лет предшествующих голоду 1932-1933 годов составляет 515 тысяч человек в год. В 1932 году смертность составила 668 тысяч человек. В 1933 году смертность составила 1 миллион 309 тысяч человек.

Проведя расчёты приходим к выводу, что число умерших за два голодных года увеличилось на 945 тысяч человек, именно столько смертей можно списать на события связанные с голодовкой.

Даже если сложить всех умерших в Украине за 1932-1933 годы не набирается и 2-х миллионов человек, не говоря уже о цифре в 4 миллиона, которая была приведена ранее.

Вопреки бытующему мнению, что во время голодовки 1932-1933 годов СССР очень дёшево и в больших количествах продавал зерно за границу нужно отметить, что на самом деле экспорт зерна в это время был прекращён. Резко снижены планы хлебозаготовок. Голодающим районам была предоставлена экстренная помощь.

В данной ситуации многое зависело от действий местных властей. Следует напомнить, что люди допустившие голодовку поплатились за это, попав под каток чисток и репрессий 1937 года.

Такой исторический взгляд переводит события 1932-1933 годов из спланированной акции голодомора в общегосударственную трагедию СССР, одну из серьёзных проблем вставших перед новой советской властью.

Впрочем, чтобы окончательно докопаться до истины нужно перелопатить весь Интернет, а возможно и поднять кучу исторических документов.

Царствие небесное всем, кто оказался жертвой трагедии 1932-1933 годов.

Источник: http://yulen.ru/prichiny-goloda-1932-1933-godov-v-sssr

Голод в СССР 1932—1933

Массовый голод 1932—33 гг. — гуманитарная катастрофа в СССР на территории Украины, Северного Кавказа, Поволжья, Южного Урала, Западной Сибири, Казахстана, следствие проводившейся в ходе коллективизации ежегодной реквизиции зерна у сельских хозяйств с целью умножения государственных запасов и экспорта хлеба в обмен на западные технологии и продукцию машиностроения.

Предпосылки возникновения голода

Коллективизация

С 1927—1929 гг. советское руководство начинает разрабатывать комплекс мероприятий по переходу к сплошной коллективизации сельского хозяйства.

Весной 1928 Наркомземом и Колхозцентром РСФСР был подготовлен проект пятилетнего плана по коллективизации крестьянских хозяйств, согласно которому к 1933 предполагалось объединить в колхозах 1,1 млн. хозяйств (около 4 %).

В процессе доработки этого плана процент коллективизации изменялся в большую сторону, и в утверждённом весной 1929 г. пятилетнем плане предусматривалась уже коллективизация 4-4,5 млн. крестьянских хозяйств (16-18 %).

С переходом осенью 1929 г. к сплошной коллективизации партийно-государственное руководство страны приступило к выработке новой политики в деревне.

Намечаемые высокие темпы коллективизации предполагали ввиду неподготовленности как основных масс крестьянства, так и материально-технической базы сельского хозяйства такие методы и средства воздействия, которые вынуждали бы крестьян вступать в колхозы.

Такими средствами являлись: усиление налогового пресса на единоличников, мобилизация пролетарских элементов города и деревни, партийно-комсомольского и советского актива на проведение коллективизации, усиление административно-принудительных и репрессивных методов воздействия на крестьянство, и в первую очередь на его зажиточную часть.

3 января Политбюро ЦК ВКП(б) был представлен проект постановления ЦК ВКП(б) о темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству, который предусматривал сокращение сроков коллективизации в важнейших зерновых районах (Средняя и Нижняя Волга, Северный Кавказ) до 1-2 года, для остальных зерновых районов — до 2-3 лет, для важнейших районов потребляющей полосы и остальных сырьевых районов — до 3-4 лет. 4 января 1930 этот проект постановления был отредактирован Сталиным и Яковлевым. В нём были сокращены сроки коллективизации в зерновых районах, а в отношении зажиточной части крестьянства говорилось, что партия перешла «от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к политике ликвидации кулачества как класса». 5 января 1930 г. проект постановления ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» был утверждён на заседании Политбюро и 6 января опубликован в «Правде».

Таким образом, были созданы все предпосылки не только к экономическим, но и к политическим и репрессивным мерам воздействия на крестьянство.

Читайте также:  Народы закавказья в последние века до нашей эры - история России

Политика в области хлебозаготовок

Таблица 1. Изъятие зерна, в % от валового сбора

Районы1930 г.1931 г.
Северный Кавказ 34,2 38,3
Нижняя Волга 41,0 40,3
Средняя Волга 38,6 32,3
Украина 30,2 41,3
Казахстан 33,1 39,5
Западная Сибирь 26,5 29,3

Уже в 1928—1929 гг. хлебозаготовки проходили с большим напряжением. С начала 30-х годов ситуация ещё более обострилась. Объективные причины, которыми была вызвана необходимость хлебозаготовок:

  • рост численности населения городов и промышленных центров (с 1928 по 1931 городское население возросло на 12,4 млн.);
  • развитие промышленности, возрастание промышленных потребностей в сельскохозяйственной продукции;
  • поставки зерна на экспорт.

Для удовлетворения этих нужд в то время необходимо было иметь 500 млн. пудов хлеба ежегодно. Валовые же сборы зерна в 1931—1932 гг., даже по официальным данным, по сравнению с предыдущими годами были значительно ниже.

Таблица 2. Средняя урожайность зерновых, в пуд. с га

Районы1927 г.1928 г.1929 г.1930 г.1931 г.
Северный Кавказ 41,1 51,7 50,1 42,7 45,1
Нижняя Волга 32,9 47,9 38,0 37,2 22,6
Средняя Волга 34,8 50,2 35,6 38,9 22,0
Украина 70,0 46,3 60,8 57,3 51,9
Казахстан 32,3 60,3 34,2 37,6 27,5
Урал 51,2 66,5 43,2 52,1 18,3

Ряд зарубежных исследователей (М.Таугер, С.Уиткрофт, Р.Дэвис и Дж. Купер), основываясь на официальных данных о валовых сборах зерна в 1931—1932 гг., отмечают, что их следует считать завышенными. Для оценки урожая в те годы стал определяться не реальный сбор зерна, а видовая (биологическая) урожайность.

Такая система оценки завышала истинный урожай не менее, чем на 20 %. Тем не менее, исходя из нее, устанавливались планы хлебозаготовок, которые ежегодно возрастали. Если в 1928 г. доля хлебозаготовок составляла 14,7 % валового сбора, в 1929 г. − 22,4 %, в 1930 г. — 26,5 %, то в 1931 г. — 32,9 %, а в 1932 г.

— 36,9 % (по отдельным регионам см. Табл. 1).

Таблица 3. Фактические заготовки зерна (без совхозов и возврата семенной ссуды), млн. пуд.

Районы1929/30 гг.1930/31 гг.1931/1932 гг.
Северный Кавказ 103,3 128,8 161,5
Нижняя Волга 65,5 84,9 73,0
Средняя Волга 46,6 72,3 68,1
Украина 303,9 436,7 415,4
Казахстан 37,8 40,7 40, 4
Урал 42,4 74,0 44,4

Урожайность же зерновых сокращалась (см. Табл. 2). Если в 1927 г. в среднем по СССР она составляла 53,4 пуд. с гектара, то в 1931 году уже 38,4 пуд. с гектара. Тем не менее, заготовки хлеба росли из года в год (см. Табл. 3).

В результате того, что план хлебозаготовок в 1932 г. был составлен исходя из предварительных данных о более высоком урожае (в реальности он оказался в два-три раза ниже), а партийно-административное руководство страны требовало неукоснительного его соблюдения, на местах началось фактически полное изъятие собранного хлеба у крестьян.

Политика принудительного обобществления скота и мясозаготовок

Одной из причин возникновения голода следует считать и политику по принудительному обобществлению скота.

Поголовье скота в 1929—1931 гг. сократилось более чем в 1,6 раза, причем овец и коз — в 2 раза, крупного рогатого скота и свиней — в полтора раза, лошадей — в 1,3 раза.

В немалой степени углублению кризиса способствовало принятое 30 июля 1931 г.

постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О развёртывании социалистического животноводства», которое предусматривало создание животноводческих ферм в колхозах.

Этим постановлением, в частности, предлагалось передавать для колхозных ферм скот из числа поступившего по мясозаготовкам. Предполагалось организовать покупку у колхозников молодняка для общественного животноводства коллективных хозяйств.

На практике это привело к тому, что скот стал обобществляться в принудительном порядке, что привело к его массовому убою и распродаже. Обобществлённый скот из-за отсутствия корма и приспособленных помещений погибал.

О том, что это стало массовым явлением, свидетельствует постановление ЦК ВКП(б) от 26 марта 1932 г. «О принудительном обобществлении скота».

Декретом (23 сентября 1932 г.) «О мясозаготовках» с начала следующего месяца началось вручение колхозам, колхозным дворам и единоличным хозяйствам «имеющих силу налога» обязательств по поставкам (сдаче) мяса государству.

Такая политика обобществления скота и мясозаготовок привела к еще большему сокращению поголовья животноводства в 1932 г. (по сравнению с 1931 г. количество крупного рогатого скота уменьшилось на 7,2 млн. голов, овец и коз — на 15,6 млн., свиней — на 2,8 млн. и лошадей — на 6,6 млн.

голов), однако в контексте выявления причин голода наиболее существенным является изъятие скота из личных хозяйств единоличников и личных «подсобных» хозяйств колхозников, что существенно сокращало «продовольственную» базу, уже столь значительно сокращённую заготовками зерна.

Особенно существенное значение это имело для Казахстана, население которого занималось преимущественно животноводством.

Оценки масштаба голода

Таблица 4. Индекс сверхсмертности в 1933 г.

РайоныИндекс сверхсмертности
Северный Кавказ 2,61
Нижняя Волга 2,74
Украина 3,2
Сибирь 1,1

Факты массового голода были скрыты от мировой общественности, а сообщения о нём, появившиеся в зарубежной печати, опровергались.

Вследствие несовершенства системы статистического учёта начала 30-х годов, неполноты и недостоверности сохранившихся сведений, уничтожению статистической отчетности истинные масштабы гуманитарной катастрофы могут быть оценены лишь приблизительно.

Таблица 5. Оценки числа жертв голода 1932—1933 года для СССР

АвторЧисло жертв, миллионов человек
Ф. Лоример, 1946 4,8
Б. Урланис, 1974 2,7
С. Уиткрофт, 1981 3-4
Б. Андерсон и Б.Сильвер, 1985 2-3
Р. Конквест, 1986 8
С. Максудов, 1982 9,8 ± 3
В. Цаплин, 1989 3,8
Е. Андреев и соавт., 1993 7,3
Н. Ивницкий, 1995 7,5

Очевидно, что в наибольшей степени от голода пострадало население Украины (см. Таб. 4)

Оценки числа жертв голода 1932-33, сделанные различными авторами, значительно различаются и доходят до 12,8 млн. человек (см. Таб 5).

Память о голоде 1932-33 года сохранилась в памяти народа и спустя десятилетия. По данным обследования, проведённого в рамках проекта «Катастрофическое сознание в современном мире», инициированного профессором университета штата Мичиган В.

Шляпетоха, 8,6 % жителей России признают коллективизацию и голод в 1920-30-е годы катастрофой, которая лишь незначительно уступает таким событиям, как Великая Отечественная Война (11,3 %) и «перестройка» (11,3 %).

На Украине, чьё население в наибольшей степени пострадало от голода, 27 % населения считают период коллективизации и голода 1933 тяжелейшим периодом в истории, который уступает только периоду Великой Отечественной войны.

См. также

Внешние ссылки

Источники информации

  • Цаплин В. В. Статистика жертв сталинизма в 30-е годы // Вопросы истории, 1989, № 4. С.177—178.
  • Ивницкий Н. А. // Собрание, 2004.— �1�.
  • Ивницкий Н. А. Голод 1932—1933 годов // М., 1995
  • Lorimer F. The population of Soviet Union: History and Prospects // Geneva, League of Nations, 1946;
  • Урланис Б. Ц. Проблемы динамики населения СССР // М., 1974, с. 310;
  • Wheatcroft S.C. Famine and Factors Affecting Mortality in the USSR: The Demographic Crises of 1914—1922 and 1930—1933 // Reported in Vevey Switzerland. July 1981. Symposium The Famine History // Birmingham University;
  • Anderson B. A. and Silver B.D. Demographic Analysis and Population Catastrophes in the USSR. // Slavic Review. 1985, 44, № 3, p. 517—536;
  • Конквест Р. Жатва скорби // Новый мир, 1989, № 10, с. 179—200;
  • Максудов С. Потери населения СССР. Benson // Vermont: Chalidze Publications, 1989;
  • Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Население Советского Союза. 1922—1991 // М., 1993;
  • Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Демографическая история России: 1927—1959. //М., 1998, с. 81.

Категории:

Источник: http://mediaknowledge.ru/4aeef9eab6a84fe1.html

Великий голод 1932-1933 годов

«Правление, при котором народ уменьшается в числе и оскудевает, — худшее». Жан-Жак Руссо. Великий голод 1932-1933 годов, который унес 6 миллионов жизней, не был обусловлен какими-либо природными катаклизмами. Более того, с точки зрения природных условий 1932 г. отличался в лучшую сторону в сравнении с 1931. И общий валовый сбор зерна в стране в 1932г.

был несколько выше чем в предыдущем хотя потери урожая при уборке по-прежнему оставались большими. Эта катастрофа не была обычной даже в ряду прочих затяжных голодных лет или периодов, которые ранее постигали Россию. Этот голод был прямым следствием новой системы хозяйствования на селе, «военно-феодального способа правления», как выражался Н. Бухарин т. к.

он возник в период насильственной коллективизации.

В отличие от голода 1921-1922 годов, признаваемого советской властью, во время которого правительство обращалось за помощью к другим государствам, голод 1932-1933 годов отрицался советским режимом, более того, он скрывался.

Нельзя понять голода 1932-1933 годов вне контекста новых «экономических отношений» между государством и крестьянством, ставших следствием насильственной коллективизации деревни. Каждой осенью кампания по коллективизации превращалась в настоящее испытание отношений между государством и крестьянством, которое всеми средствами старалось утаить часть своего урожая.

Чем более плодородным был регион, тем большей сдачи сельхозпродукции от него ждали. В 1930 году государство забрало 30% колхозной продукции на Украине, 38% в богатых районах Кубани и Северного Кавказа, 33% в Казахстане. В 1931 году при получении еще более низкого, чем в предыдущем году, урожая эти проценты поднялись соответственно до 41,5%, 47% и 39,5%.

Такое изъятие сельскохозяйственной продукции у крестьянства расстраивало производственный цикл. Например, при НЭПе крестьяне продавали только 15-20% своей продукции, оставляя 12-15% всего собранного зерна на семена, 25-30% на корм скоту, а остальное для собственных нужд.

Крестьяне, которые пытались сохранить хотя бы часть своего урожая, и местные власти неизбежно вступали в конфликт.

Кампания по заготовкам 1932 года разворачивалась постепенно. Как только начиналась новая жатва, колхозники стали стараться спрятать, «своровать» ночами хотя бы малую часть своего урожая.

В арсенал репрессий попал и знаменитый закон от 7 августа 1932 года, устанавливающий осуждение на 10 лет лагерей или смертную казнь за «кражу и расхищение колхозной собственности».

Этот закон народ прозвал законом «колосков», так как согласно этому закону могли быть наказаны и те, кто собирали на колхозных полях оставшиеся после уборки колоски ржи или пшеницы.

Закон позволил осудить в период с августа 1932 по декабрь 1933 года более 125.000 человек, из которых 5.400 было приговорено к смертной казни.

Но, несмотря на принятые меры, зерно никак не собиралось в нужных количествах. В середине октября 1932 года общий план главных зерновых районов страны был выполнен только на 15-20%. Тогда правительство идет на жесткие карательные меры по отношению к провинившимся колхозам и станицам.

В резолюции 1933 года указанно: «В связи с постыдным провалом плана заготовки зерновых, заставить местные парторганизации сломить саботаж, организованный кулацкими контрреволюционными элементами, подавить сопротивление сельских коммунистов и председателей колхозов, возглавляющих этот саботаж.

В случае, если саботаж будет продолжаться, население подвергнуть массовой депортации». В течение только одного месяца «борьбы против саботажа» — ноября 1932 года — 5.000 сельских коммунистов, обвиненных в «преступном сочувствии» «подрыву» кампании хлебозаготовок были арестованы.

В декабре началась массовая депортация не только отдельных кулаков, но и целых деревень, казацких станиц, уже подвергавшихся в 1920 году подобным карательным мерам. Число спецпоселений стало быстро расти. Если в 1932 году по данным администрации ГУЛАГа прибыло 71236 поселенцев, то в 1933 году был зарегистрирован приток в 261.

091 спецпоселенцев. Эффективность репрессивных мер все продолжала падать. Тюрьмы были переполнены. На 100 тюремных мест приходилось 149 человек.

Могли ли эти репрессивные меры помочь государству в войне против крестьянства? Ответ «нет» очевиден. Таким образом, чтобы победить врага, остается лишь одно решение: оставить его голодным.

Первые сообщения о возможной критической ситуации в снабжении продуктами зимой 1932-1933 годов пришли в Москву летом 1932 года. По словам Молотова: «существует реальная угроза голода в районах, где всегда снимали превосходный урожай».

Но уже не в силах остановить пошедший процесс Политбюро направляет местным властям циркуляр, предписывающий немедленное лишение колхозов, не выполняющих свой план заготовок, «всего зерна, включая семенные запасы!».

Вынужденные под угрозой пыток сдавать все свои скудные запасы, не имея ни средств, ни возможностей покупать, что бы то ни было, миллионы крестьян из самых богатых в Советском Союзе сельскохозяйственных регионов остались голодными, не имея при этом никакой возможности выехать куда-нибудь в город.

Во всех областях, которые поразил голод, продажа железнодорожных билетов была немедленно прекращена; были поставлены специальные кордоны ОГПУ, чтобы помешать крестьянам покинуть свои места.

В начале марта 1933 года в донесении ОГПУ уточнялось, что только за один месяц 219.416 человек были задержаны при попытке уехать в ходе операций, призванных ограничить массовое бегство крестьян в города. 186.

588 человек были возвращены на места проживания, многие арестованы и осуждены.

В деревнях смертность достигла предельной точки весной 1933 года. К голоду добавился еще тиф; в селах с населением в несколько тысяч человек насчитывалось не более нескольких десятков выживших. Были отмечены случаи каннибализма.

Сталин изложил свою позицию: крестьяне справедливо наказаны за то, что бастуют и саботируют, они, оказывается, «ведут тихую тайную войну против советской власти не на жизнь, а на смерть» Только в 1933 году миллионы крестьян умерли от голода, а советское правительство продолжало поставлять зерно за границу; восемнадцать миллионов центнеров пшеницы были вывезены ради «нужд индустриализации». Около сорока миллионов человек пострадало от голода и лишений. Украинское крестьянство было главной жертвой голода1932-1933 годов-80% голодных смертей приходилось на Украину и Северный Кавказ (кубанское казачество). В наиболее затронутых голодом районах, в сельской местности вокруг Харькова, смертность в январе и июне 1933 года увеличилась в десять раз по сравнению со средней смертностью: 100.000 похоронено в июне 1933 года в районе Харькова при том что «всего» 9.000 в июне 1932 года. Сельские районы больше пострадали, чем города, но и города тоже голод не пощадил. Харьков за год потерял 120.000 своих жителей, Краснодар — 40.000, Ставрополь — 20.000.

Голод 1932-1933 годов стал решающим эпизодом в процессе становления репрессивной системы, выступающей то против одной, то против другой группы населения. Насилия, пытки, смертные приговоры целым популяциям привели к ужасающим последствиям.

Появилось много местных деспотов и тиранов, готовых на все, чтобы забрать у крестьян их последние запасы, и воцарилось варварство. Лихоимство превратилось в каждодневную практику, не новостью становятся брошенные дети, каннибализм, эпидемии и грабительство, как-то сами собой организуются «бараки смертников», крестьяне познают новую форму рабства, и все это по указке государства!

Украина, Казачий Край, некоторые округа Черноземья — самые богатые и самые перспективные сельскохозяйственные районы, но именно эти районы больше всего потеряли при изъятии у них сельскохозяйственной продукции во время хлебозаготовок, смененной затем насильственной коллективизацией, именно эти районы смертоносно поразил голод 1932-1933 годов.

Источник: http://biofile.ru/his/32379.html

Голод 1932—1933 годов (стр. 1 из 5)

Голод 1932-1933 годов

В 1980-х гг. в странах Северной Америки проводилась широкая кампания в связи с 50-летней годовщиной голода на Украине. Против сталинского руководства Советского Союза было выдвинуто обвинение в том, что голод спровоцирован был для уничтожения крестьянства – базы украинского национализма. Тезис этот не нов. В последний раз он прозвучал в 1950-е гг.

, но не получил тогда поддержки в научном мире. Положение изменилось с выходом книги Роберта Конквеста, известного специалиста в области советской истории. Для обоснования этой версии в 1984 г. был утвержден руководимый Джеймсом Мейсом исследовательский проект, а в 1986 г. даже организована специальная комиссия конгресса США по вопросу об «украинском» голоде.

Ее также возглавил Дж. Мейс.

Я хотел бы ограничиться рассмотрением убедительности доказательств геноцида украинцев, содержащихся в книге Конквеста и в докладе Мейса, представленном в 1988 г. конгрессу США.

Утверждение, что «Советский Союз сознательно способствовал распространению голода с тем, чтобы поставить украинцев на колени», восходит еще к 1933 г. По иронии судьбы сам Сталин невольно способствовал утверждению такого мнения.

В стремлении переложить вину за катастрофическое положение сельского хозяйства в голодавших областях на плечи местных партийных организаций он санкционировал в конце 1932 г. массовое снятие с постов и аресты местных партийных кадров. Такие факты имели место на Нижней Волге, а также на Северном Кавказе и Украине. С начала 1933 г.

стали организовываться «политотделы» при МТС и совхозах, которые призваны были заняться проверкой руководящих кадров колхозов, а также проведена партийная «чистка», в результате которой численность сельских коммунистов в короткий срок сократилась на треть, причем исключение из партии зачастую было связано с арестом и заключением в лагерь.

Но только на Украине эта расправа с партийными кадрами связывалась с окончанием политики «украинизации» и обвинениями в «сепаратизме», предъявленными бывшим функционерам. Нейтральные наблюдатели усматривали здесь прямую зависимость.

Упрек в «сепаратизме» расценивался ими как абсурдный, они подчеркивали, что до того как разразился голод едва ли можно было говорить об украинском национальном движении. Только в условиях преступно допущенного, хотя и без умысла, голода встал вопрос о доверии к партийному господству, что дестабилизировало положение.

Тому же способствовал «переворот» в Германии в конце 1933 г., т.е. приход к власти национал-социалистов. В результате создавалась реальная опасность возникновения на Украине сепаратистских тенденций. Гитлер не скрывал, что рассматривает Украину как житницу германского рейха.

Поэтому, как полагали немецкие дипломатические представители, московское партийное руководство имело основание в условиях начавшегося в 1933 г. голода принять меры против украинского национального движения. Именно в связи с этими мерами у украинцев могло создаться впечатление, что сам голод был частью этой новой политики.

Для любого наблюдателя, который следил за ходом событий беспристрастно, такой вывод с самого начала не вызывал доверия. Последовавшее уже в начале 1932 г. общее снижение хлебного пайка рабочих в городах отразило все ухудшавшееся продовольственное снабжение.

В значительной части традиционного зернового региона сельское население голодало уже зимой 1932 г., хотя массовой гибели людей от голода еще не отмечалось. Так было и на Северном Кавказе, где в 1931 г.

собрали рекордный урожай, и на пораженной засухой Нижней Волге Ответственность за это в значительной степени лежит на правительстве, в сентябре 1931 г. издавшем распоряжение, в соответствии с которым выполнение плана хлебозаготовок, а не формирование колхозного фонда кормов, являлось первоочередным. В итоге зимой 1931/32 г. пало 6,6 млн.

лошадей – четвертая часть из еще оставшегося тяглового скота, остальной скот был крайне истощен. В зернопроизводящих районах, прежде всего ощутивших нехватку зерна, ситуация была еще тяжелее.

В обстановке жесткого давления, оказываемого правительственными верхами с целью увеличения поставок зерна государству, местные руководители даже запрещали создание семенного и продовольственного фондов. Массовой смертности от голода зимой 1931/32 г.

не произошло по двум причинам: в колхозах вопреки правительственным распоряжениям зачастую поддерживались эгалитарные принципы распределения продовольствия и благодаря тому, что значительное число колхозников вступило в колхозы в начале 1931 г. и имело право убрать урожай с полей, засеянных ими осенью 1930 г. Посевная кампания 1932 г. в наиболее пострадавших от голода регионах обеспечивалась преимущественно с помощью государственного «семенного заемного фонда».

Урожай 1932 г. оказался низким. По официальным советским данным, производство зерна на душу населения более чем на 12% уменьшилось по сравнению с 1927 г. – годом «хлебного кризиса».

Тем не менее, без учета этого обстоятельства зерно вывозилось из традиционных зернопроизводящих районов, поскольку вся политика была направлена на индустриализацию страны.

К тому же давление на деревню, которое оказывалось в предшествующие годы, сменилось беспрецедентным массовым террором, затронувшим не только местный аппарат, но и крестьян. Летом 1932 г.

участились «кражи» зерна с колхозных полей, поскольку голодающие крестьяне опасались, что, как и в прошедшем году, хлеб будет вывезен на государственные заготовительные пункты и не попадет в колхозные амбары. В связи с этим последовал указ от 7 августа 1932 г.

«Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации», согласно которому даже самое мелкое хищение каралось заключением в лагерь на срок не менее 10 лет или даже расстрелом. По данным российского историка В.П. Данилова, до конца 1932 г. по этому закону были осуждены 54645 человек, из них 2110 приговорены к расстрелу и в отношении каждого второго приговор приведен в исполнение.

Ослабленные голодом колхозники, в распоряжении которых имелась едва ли половина поголовья тяглового скота по сравнению с 1929 г., часто были не в силах полностью убрать урожай с полей. Партийное руководство расценивало это как проявление открытого саботажа политики индустриализации со стороны крестьянства и расширяло репрессии.

В ходе безжалостной битвы за хлеб по всей стране были арестованы по обвинению в саботаже сотни тысяч крестьян и местных руководителей. Когда в конце 1932 г.

участились случаи голодной смерти, правительство издало закон о паспортах с тем, чтобы воспрепятствовать массовому оттоку населения из голодающих областей в города, продовольственное снабжение которых также оставляло желать много лучшего.

Милиция теперь получила право высылать из городов крестьян, у которых не было договоров о найме с промышленным предприятием, а также препятствовать самовольному уходу из деревни.

В телеграмме, подписанной Сталиным и Молотовым, местной администрации предписывалось снимать с поездов и отправлять обратно беженцев, которые названы были в документе «организованными врагами советской власти». Согласно статистическим данным, в связи с этой акцией было задержано 220 тыс. человек. При этом, как отметил В.П. Данилов, неизвестно, учитывались ли в упомянутых данных сведения о тех, кто скончался от голода на контрольных станциях?

Таким образом, голод был повсеместным явлением, что Конквест и Мейс, ограничиваясь анализом событий на Украине, либо вовсе обходят, либо рассматривают только через призму отдельных правительственных мер. Но это необходимо учитывать при оценке тезиса о том, что голод якобы был не непредвиденным следствием политики индустриализации, а вполне осознанным проявлением национальной политики.

Голод, бесспорно, не был вызван региональным неурожаем, но стал результатом жестко проводимой государством линии на изъятие зерна, что привело к гибели миллионов людей. Точное число жертв голода до сих пор неизвестно, но нет оснований сомневаться, что принятая в западной литературе цифра – 5–6 млн. погибших – далека от действительности.

К числу погибших от голода и сопутствовавших ему эпидемий относят всех «безвременно» умерших в 1932–1934 гг. Возможно, что среди жертв голода действительно больше половины составляли украинцы. Но это не доказано, так как известно, что в 1934 г. от голода в массовом масштабе гибли люди в областях восточнее Украины.

Конквест оценивает общее число жертв голода примерно в 7 млн. человек, но при этом количестве умерших только на Украине он исчисляет в 5 млн. Мейс идет еще дальше, говоря о пяти, семи и даже о десяти миллионах украинцев, погибших голодной смертью. В последние годы стали доступны новые источники о демографических процессах в 1930-х гг.

Прежде всего это книги регистрации рождений и смертей в пострадавших от голода регионах. Хотя не все жертвы голода официально регистрировались, но даже эти данные позволяют судить о том, где и в каких масштабах свирепствовал голод. Нередко этот источник дает возможность проследить рост смертности от голода по месяцам.

Тем не менее, споры об общем числе жертв голода не могут считаться оконченными.

Для подкрепления тезиса о геноциде не имеет особого смысла доказывать, что голод действительно был. Общее количество жертв при этом также не имеет существенного значения.

Гораздо существеннее показать, что украинцы погибали из-за своей национальной принадлежности и что голодный мор был вызван именно с таким умыслом.

Поскольку состояние источников на сегодняшний день позволяет однозначно ответить на первый вопрос, стоит начать именно с него, прежде чем перейти ко второму, по поводу которого Конквест и Мейс приводят только умозрительные рассуждения.

Украинские эмигранты ограничивались простым утверждением, что голодом поражена была, прежде всего, Украина и населенный кубанскими казаками, этнически якобы относящимися к украинцам, район Северного Кавказа, тогда как «собственно русские земли не знали голода». Утверждение это настолько противоречит всем известным фактам, что даже Конквест и Мейс его не поддержали.

Они признают, что среди жертв голода были представители и других национальностей, в том числе и, скорее по недоразумению, как они полагают, русские. Хотя голодная смерть в советской деревне начала 1930-х гг. отнюдь не была исключительным явлением, тем не менее, в качестве проявления геноцида они рассматривают только гибель украинцев.

Так, Конквест подробно описывает «казахскую трагедию». Принудительный переход к оседлости кочевников-казахов в ходе коллективизации лишил их привычных условий существования и привел к голоду.

Но Конквест выступает против того, что их гибель была вызвана сознательно, и это утверждение выглядит весьма произвольно в рамках системы аргументации, касающейся украинцев: «Голод в Казахстане был вызван искусственно, подобно голоду 1921 г., в том смысле, что он явился результатом бездумно применявшейся идеологически мотивированной политики.

Он не был, подобно голоду на Украине, вызван сознательно и целенаправленно Тем не менее существует точка зрения, что эффект незапланированного голода в Казахстане в смысле ликвидации сопротивления на местах оказался полезной моделью для Сталина, когда речь зашла об Украине».

Источник: http://MirZnanii.com/a/336423/golod-1932-1933-godov

Ссылка на основную публикацию