Династия ираклия и конец римской империи (610-717) — история России

ИРАКЛИ́ЙСКАЯ ДИНА́СТИЯ (династия Ираклия)

Византийская императорская династия, правившая в 610-95 и 705-11 гг.

Основатель И. д. – Ираклий I – сын происходившего из каппадокийских армян экзарха Карфагена Ираклия-старшего, – взошел на трон в результате военного переворота и свержения императора Фоки 5.10.610 г.

Овладев престолом в критический для Восточной Римской империи момент, Ираклий I на короткое время смог стабилизировать ее положение. Блестящая победа, одержанная по итогам изнурительного персидского похода 622-8 гг.

привела к восстановлению ромейских позиций на Ближнем Востоке и в Египте, а также к военно-хозяйственному разгрому Сасанидского Ирана, от которого он не сумел оправиться. Однако с трудом реконструированные восточные рубежи были нарушены мощным арабо-мусульманским вторжением: в 634-42 гг.

в руки сарацин попали Сирия, Палестина и Египет. Удрученный стремительным продвижением мусульман, Ираклий I в последний период жизни фактически отстранился от государственного управления.

Царь передал дела старшему сыну Константину III Ираклию, который с раннего возраста замещал отца, находившегося в армейских экспедициях и годами не появлявшегося в столице.

Смерть Ираклия I 11.02.641 г. спровоцировала давно созревший внутрисемейный спор.

По завещанию покойного императора соправителем Константина III должен был стать его сводный брат Ираклий II (Ираклеон), сын Ираклия I от второй жены Мартины, доводившейся ему племянницей.

По-видимому, неприязненные отношения пасынка и мачехи не являлись тайной, во всяком случае, значительная часть синклита и населения Константинополя испытывала стойкую антипатию к Мартине и ее потомству.

Безвременная кончина 28-летнего Константина III 25.05.641 г.

еще больше обострила противоречия между старшей и младшей линиями Ираклидов: поскольку императором был провозглашен 15-летний Ираклий II, то будущее сыновей Константина III – Ираклия (впоследствии нареченного Константом II) и Феодосия представлялось в высшей степени неясным.

Впрочем, и положение Мартины, ставшей регентом при юном сыне-василевсе, оказалось непрочным: на фоне бунта малоазийских войск 11.641 г. в Константинополе произошел переворот.

Лишенный носа Ираклий II был низложен и вместе с матерью, которой вырезали язык, и братьями – оскопленным кесарем Давидом и новелисимом Мартином, – отправился в ссылку на о. Родос. По воле синклита императорство досталось 11-летнему Константу II, опеку над которым на срок его малолетства сенаторы взяли на себя.

В нач. 660-х гг. между Константом II и синклитом, поддержанным константинопольцами, разгорелся подспудный конфликт. В 660 г.

скорый на расправу император насильственно обратил в священники, а затем приказал устранить своего брата Феодосия, заподозренного в подготовке государственного переворота.

Чувствуя антипатию со стороны жителей столицы, василевс всерьез опасался заговоров и весной 663 г. покинул Константинополь.

Проследовав на Запад, Констант II намеревался перенести туда свою резиденцию и остановил выбор на Сиракузах, но и в Сицилии ему не удалось отгородиться от злоумышленников: 15.07.668 г. василевс был убит. Кончиной Константа вдали от столицы воспользовался военачальник Мизизий: он объявил себя императором, но уже в 669 г. был оперативно ликвидирован войсками из Равенны и Сардинии.

Правление сына и преемника Константа II Константина IV Погоната заполнено войнами, в которых как победы, так и неудачи империи предопределили ее развитие на десятилетия вперед. Арабы собрали крупные силы и на протяжении 674-78 гг.

(в весенне-летний период) осаждали Константинополь, но, в конечном счете, потерпели поражение: впервые Византия решительно дала отпор мусульманской экспансии. Параллельно на Балканах столкновение с болгарской ордой хана Аспаруха не принесло победы ромеям. В 681 г.

империя была вынуждена признать существование славяно-болгарской державы в Нижней Мезии (устье Дуная) и даже платить ей дань, что положило начало формированию Болгарии.

https://www.youtube.com/watch?v=LVajHBBxyQ0

Смерть 33-летнего Константина IV означала переход престола к его 16-летнему сыну Юстиниану II, который в первые годы царствования добился некоторых успехов в борьбе с сарацинами за Армению и Кипр, а также в возобновлении имперского контроля над славянизированной Македонией.

Больше того, правительство Юстиниана инициировало масштабные преобразования, направленные на централизацию фискально-административной системы и колонизацию обезлюдевших областей Малой Азии славянскими мигрантами с Балкан и туземным населением из районов арабо-византийского пограничья.

Во многом неожиданно осенью 695 г. Юстиниан II был сметен константинопольским восстанием, инспирированным военачальником Леонтием. Юстиниану вырвали ноздри (откуда и его прозвище «Ринотмет» – «Безносый»), а вскоре смещенный василевс отправился в ссылку в Херсон. Вероятно, ок. 700 г.

Юстиниан бежал из Крыма в Хазарию, где женился на сестре или дочери кагана Ибузира Глиавана, в крещении нареченной Феодорой. В 705 г. Ринотмет, получив помощь от хана Болгарии Тервеля, вновь обрел царство: Юстиниан вступил в Константинополь и арестовал императора Тиверия III.

Террор, развязанный Юстинианом II против его реальных и мнимых врагов во второй период правления, подорвал влияние константинопольской аристократии и открыл путь к власти для выходцев из провинциальной армейской среды.

Окончательно режим Ринотмета пал еще более внезапно, чем в 695 г.: в 710 г. в недовольном императорскими репрессиями Херсоне вспыхнул мятеж.

Херсониты не только провозгласили василевсом знатного армянина Вардана (Филиппика), но и при поддержке изменившего Юстиниану II флота заняли Константинополь. 11.711 г.

Ринотмет был схвачен и обезглавлен, равно как и его малолетний сын Тиверий – последний отпрыск И. д.

Исторические источники:

История императора Иракла. Сочинение епископа Себеоса, писателя VII в. / Пер. с арм. К. Патканьяна. СПб., 1862;

Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта / Пер. В.И. Оболенского, Ф.А. Терновского; предисл. О.М. Бодянского. М., 1884;

Никифора патриарха Константинопольского краткая история со времени после царствования Маврикия / Пер. и комм. Е.Э. Липшиц // Византийский временник. Т. III (28). 1950;

Пасхальная хроника / Пер. с греч., вступ. ст., комм. Л.А. Самуткиной. СПб., 2004;

Феофилакт Симокатта. История. Вступ. ст. Н.В. Пигулевской, пер. С.П. Кондратьева, прим. К.А. Осиповой. М., 1957;

Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. Тексты, перевод, комментарий. М., 1980;

Michel le Syrien. Chronique / Ed. J.-B. Chabot: 5 Vol. Vol. I-II. Paris, 1899-1901. 

Иллюстрации:

Император Ираклий I и его старший сын-соправитель Константин III (солид, ок. 613-20).

Источник: http://w.histrf.ru/articles/article/show/irakliiskaia_dinastiia_dinastiia_irakliia

Византийская библиотека

Глава 4

Эпоха династии Ираклия (610–717)

Значение персидских кампаний Ираклия. Арабы. Мухаммед и ислам. Причины арабских завоеваний VII века. Завоевания арабов до начала VIII века. Константин IV и осада арабами Константинополя. План переноса столицы империи. «Образец веры» Константа II. Шестой Вселенский собор и церковный мир. Возникновение и развитие фемного строя. Смута 711–717 годов. Литература, просвещение и искусство.

В лице Ираклия и его ближайших преемников Византия имела на своем престоле династию, может быть, армянского происхождения. По крайней мере, армянский историк VII века Себеос, драгоценный источник для времени Ираклия, пишет, что фамилия Ираклия находилась в родстве с известным армянским родом Аршакидов479. Этому может несколько противоречить свидетельство источников о белокурых, золотистых волосах Ираклия480. Ираклий правил с 610 по 641 год. От первой жены Евдокии Ираклий имел сына Константина, который, процарствовав несколько месяцев после смерти отца, умер в том же 641 году. В истории он известен как Константин III (один из трех сыновей Константина Великого считался Константином II). После Константина III правил в течение нескольких месяцев сын Ираклия от его второй жены Мартины, по имени Ираклон или Ираклеон (настоящее его имя было, по всей вероятности, Ираклий). Ираклон был осенью 641 года свергнут, после чего императором был провозглашен сын Константина III, Констант II, царствовавший с 641 по 668 год. Вероятно, в данном случае греческая форма его имени Конста (лат. Констант) есть уменьшительное имя от Константина; последнее имя было официальным, по крайней мере, на византийских монетах; в западных официальных документах того времени и даже в некоторых византийских источниках он называется Константином. Народ же, по видимому, называл его Константом. После него правил энергичный сын Константин IV с обычным прозванием Погонат, т.е. Бородатый (668–685). Но, по всей вероятности, как теперь оказывается, это неверно, и прозвание «Погонат» надо относить к его отцу481. Со смертью Константина IV в 685 году кончается лучшая эпоха Ираклейской династии. Последний представитель этой династии, Юстиниан II, с прозвищем Ринотмет, т.е. «с отрезанным носом», сын Константина IV, правил два раза, – с 685 по 695 год и с 705 по 711 год. Время Юстиниана II, отмеченное многочисленными жестокостями, еще достаточно не изучено. Надо думать, что жестокая расправа императора с представителями знати должна быть объясняема не одним его произволом, но тем глухим недовольством ее представителей, которые не хотели примириться с сильной волей и самовластьем Юстиниана и стремились свергнуть его с престола. Даже в источниках довольно ясно выступает тенденциозно враждебная Юстиниану традиция. В 685 г. он был свергнут и по урезании носа и языка482 сослан в крымский Херсонес; оттуда ему удалось бежать к хазарскому кагану, на сестре которого он женился; позднее при помощи болгар он успел вернуть себе трон. По возвращении в столицу Юстиниан жестоко стал мстить всем лицам, причастным к его свержению. Наконец, установленная им тирания вызвала в 711 г. революцию, во время которой были убиты сам Юстиниан и его семья. В 711 году Ираклейская династия окончилась. В период между двумя царствованиями Юстиниана II правили два случайных императора – военный вождь Леонтий (695–698), родом из Исаврии, и Апсимар, получивший при возведении на престол имя Тиверия (Тиверий III, с 698 по 705 год). Некоторые ученые склонны приписывать Апсимару Тиверию гото греческое483 происхождение. После жестокого свержения Юстиниана II в 711 году, на протяжении шести лет, с 711 по 717 год, на византийском престоле сидели три случайных императора: армянин Вардан, или Филиппик (711–713), Артемий, переименованный при коронации в Анастасия (Анастасий II, 713–715) и, наконец, Феодосий III (715–717). Время анархии, царившей в Византии с 695 года, окончилось в 717 году возведением на престол знаменитого Льва III, с которого начинается уже новая эпоха в истории Византии.
Внешнеполитические проблемы. Персидские войны и кампании против авар и славян
В лице Ираклия империя получила талантливого и энергичного государя, который, особенно после тирании Фоки, казался населению образцовым правителем. По словам современного Ираклию поэта Георгия Писиды, описавшего в хороших стихах его персидские походы и аварское нашествие484, новый император провозгласил, что «власть должна блистать не столько в страхе, сколько в любви».

Читайте также:  История османской империи - история России

«Ираклий был создателем средневековой Византии, – говорил Острогорский, – государственной концепцией которой была римская идея, язык и культура которой были греческими, а вера – христианской»485. Достижения Ираклия тем более заслуживают внимания, что к моменту его пришествия к власти положение империи было крайне опасным.

Персы угрожали с востока, авары со славянами с севера. Внутренние дела после только что пережитого несчастного правления Фоки находились в состоянии анархии. У нового императора не было в распоряжении ни достаточного количества войск, ни денег. Поэтому начало правления Ираклия было исполнено тяжелых испытаний для империи.

Персы в 611 году предприняли завоевание Сирии и овладели главным городом византийских восточных провинций, Антиохией. Дамаск вскоре также перешел в руки персов. Завоевав Сирию, персы двинулись в Палестину и приступили в апреле 614 года к осаде Иерусалима, продолжавшейся двадцать дней.

Наконец, стенобитные орудия персов разрушили городскую стену, после чего, по выражению одного источника, «злые враги вступили в город с большой яростью, точно рассвирепевшие звери и обозлившиеся драконы»486. Город был разграблен; христианские святыни разрушены. Храм Гроба Господня, построенный Константином Великим и Еленой, был сожжен и ограблен.

Христиане подверглись беспощадному избиению. Иерусалимские евреи были на стороне персов и при взятии ими города принимали деятельное участие в избиении христиан, которых, по некоторым сведениям, погибло до 60 000. Много драгоценностей было увезено в Персию.

Одна из самых дорогих святынь христианского мира, Святое Животворящее Древо, или Крест Господень, была также увезена в Ктесифон. Среди многочисленных пленных, отправленных в Персию, находился иерусалимский патриарх Захария487.

Опустошительное завоевание персами Палестины и разгром Иерусалима являются поворотным пунктом в истории этого края. По словам академика Н.П.

Кондакова, «это было бедствие, неслыханное после взятия Иерусалима при Тите и на этот раз непоправимое: для этого города уже не было потом эры, подобной временам Константина, и великолепные сооружения в его стенах, подобно так называемой Омаровой мечети, уже не составят эпохи в истории; отныне город и его здания приходят в упадок, со ступеньки на ступеньку, и самые крестовые походы, изобилующие всякого рода результатами и, пожалуй, всякой добычей для самой Европы, отзовутся только смутой, путаницей и разложением в жизни самого Иерусалима. Персидское нашествие разом снесло наносную, искусственную греко римскую культуру Палестины, разорило земледелие, обезлюдило города, уничтожило или на время, или навсегда монастыри и лавры, прекратило торговлю. Этим нашествием освободились от прежних уз и страха грабительские племена арабов, и они приготовились к сплочению в будущем и повсеместному наступлению. Отныне период культурного развития страны кончен; для нее настает та смутная эпоха, которой всего естественнее было бы дать название Средних веков, если бы только она не продолжалась вплоть до настоящего времени»488.

Легкость завоевания персами Сирии и Палестины объясняется монофизитским составом большей части населения этих областей. Монофизиты, как известно, испытывали сильные притеснения со стороны византийского правительства преемников Юстиниана и поэтому предпочли владычество персидских огнепоклонников, в стране которых несториане, например, пользовались относительной веротерпимостью.

Персидское нашествие не ограничилось Сирией и Палестиной. Часть персидского войска, пройдя через всю Малую Азию и завоевав Халкидон, на берегу Мраморного моря у Босфора, расположилась лагерем у Хрисополя (совр. Скутари), напротив Константинополя. Другая же персидская армия завоевала Египет. Александрия пала, вероятно, в 618 или 619 году.

Как в Сирии и Палестине, монофизитское население Египта не оказало должной поддержки византийскому правительству и с легким сердцем перешло под власть персов. Потеря Египта была тяжелым ударом для Византийской империи, так как Египет был житницей Константинополя.

Прекращение снабжения египетским зерном имело тяжелые последствия для экономического положения столицы.

Одновременно с жестокими потерями на юге и востоке в войне с персами Византия подверглась серьезной опасности на севере, а именно на Балканском полуострове, где аваро славянские полчища во главе с аварским каганом, грабя и разрушая, дошли до самого Константинополя и ворвались в город.

На этот раз дело ограничилось набегом, позволившим аварскому кагану возвратиться на север с многочисленными пленными и богатой добычей489.

Эти захватчики упоминаются в писаниях современника Ираклия, Исидора, епископа Севильского, который заметил в своей хронике: «Шел шестнадцатый (пятый) год правления Ираклия, в начале которого славяне захватили у римлян Грецию и персы захватили Сирию, Египет и множество провинций»490.[науч.ред.

Читайте также:  Дань села - история России

32]491 Примерно в это же время (624) Византия потеряла свои последние владения в Испании, где вестготское завоевание было завершено королем Свинтилой. Балеарские острова остались в руках Ираклия492.

После некоторых колебаний император решил начать войну с Персией. Ввиду истощения казны император воспользовался церковными сокровищами столицы и провинций и повелел отчеканить большое количество золотой и серебряной монеты.

Опасность со стороны аварского кагана на севере была, как надеялся Ираклий, устранена уплатой ему большой суммы денег и вручением знатных заложников. После этого, весной 622 года, император переправился в Малую Азию, где в течение нескольких месяцев производил набор войска и обучал его военному делу.

Персидский поход, имевший, между прочим, целью возвратить Животворящее Древо и Иерусалим, получал вид крестового похода.

Современные историки полагают, что Ираклий на протяжении с 622 по 628 год совершил три персидских похода, увенчавшихся поразительным успехом византийского оружия.

Современный событиям поэт Георгий Писида составил Эпиникий (Песнь победы) по этому случаю, названный «Ираклиада», а в другой поэме «Гексамерон» («Шестоднев»), о сотворении мира, он намекал на шестилетнюю войну, в которой Ираклий победил персов. Они напомнили Ф.И. Успенскому блистательные походы Александра Македонского493.

Ираклий привлек на свою сторону кавказские народы и вступил в союз с хазарами. Вообще северные прикавказские области Персии служили одной из главных арен военных действий.

Во время отсутствия императора, пребывавшего со своими войсками в далеких походах, столица подверглась серьезной опасности. Аварский каган, нарушив заключенные с императором условия, двинулся в 626 году с громадными толпами аваров и славян к Константинополю, вступив одновременно в соглашение с персами, отряд которых дошел до Халкидона.

Аваро славянские полчища осадили Константинополь, который переживал опасные моменты. Однако константинопольскому гарнизону удалось отбить атаку и обратить нападавших в бегство. Узнав о неудаче аварского кагана, персы удалились из под Халкидона в Сирию.

Поражение аваров под Константинополем в 626 году явилось одной из главных причин ослабления дикого аварского государства494.

Между тем Ираклий в конце 627 года нанес решительное поражение персам близ развалин древней Ниневии (около современного города Мосула на р. Тигр) и вступил в центральные персидские области. Богатая добыча досталась в руки императора.

Он послал в Константинополь обширный, триумфальный манифест, описывающий его успехи в войне против персов и объявляя о конце войны и его блистательной победе495. «В 629 году слава Ираклия была полной, солнце его гения рассеяло тьму, которая нависла над империей, и теперь перед глазами всех славная эра мира и величия, казалось, начиналась.

Вечный и ужасный враг – персы – были навсегда повержены, на Дунае могущество аваров быстро уменьшалось. Кто, таким образом мог противостоять византийским армиям? Кто мог угрожать империи?496 В это самое время персидский царь Хосров был свергнут и убит, а его победитель, вступивший на престол Кавад Широе, начал с Ираклием мирные переговоры.

На основании условий мира персы возвратили Византии завоеванные области, Сирию, Палестину и Египет, и увезенное ими Животворящее Древо.

Ираклий с великим торжеством вернулся в столицу; а несколько времени спустя направился в Иерусалим, где к глубокому утешению христианского мира Животворящий Крест, возвращенный из Персии, был водворен на прежнее место к великой радости всех христиан.

Современный событиям армянский историк Себеос дал описание события: «В день вступления в Иерусалим немало происходило там ликования. Раздавался голос плача и печали, лились слезы умиленного сердца у царя и знати, всех войск и жителей города. И никто не мог петь Господних песен от плачевного умиления всей толпы. Царь водрузил Крест на своем месте и всю церковную утварь расположил по своим местам и раздал всем церквам и жителям города подарки и деньги на ладонь»497.

Интересно отметить, что победа Ираклия над персами упомянута в Коране: «Побеждены Румы[науч.ред.33]498 в ближайшей земле, но они после победы над ними победят через несколько лет»499.

Значение персидских кампаний Ираклия
Персидская война Ираклия составляет важную эпоху в истории Византии. Из двух мировых держав, какими в раннее средневековье были Византия и Персия, последняя потеряла окончательно прежнее значение и превратилась в слабое государство, вскоре под натиском арабов прекратившее свое политическое существование. Победоносная Византия, нанесшая смертельный удар своему вековому врагу, возвратившая империи все потерянные восточные провинции и христианскому миру драгоценную святыню Древа Господня, освободившая столицу от грозных аваро славянских полчищ, была, казалось, на высоте славы и могущества. Правитель Индии послал свои поздравления Ираклию по случаю его победы над персами вместе с большим количеством драгоценных камней500. Царь франков Дагоберт послал специальных послов для заключения вечного мира с империей501. Наконец, в 630 году персидская царица Боран также послала специального посланника Ираклию и заключила официальный мир502.

В связи с успехом персидской войны Ираклий в 629 году впервые официально назвал себя василевсом. Последнее название уже давно употреблялось на Востоке и особенно в Египте, а с IV века в частях империи, говорящих на греческом языке. Но оно не было принято, как официальный титул.

До VII века греческим эквивалентом для латинского названия «император» (imperator) был «автократор» (гитократсор), т.е. «самодержец», что этимологически не соответствует значению слова «император».

Единственным иностранным государем, если не считать далекого абиссинского царя, был персидский царь, которому римский император соглашался давать титул василевса. Английский византинист Бьюри пишет: «Пока вне Римской империи существовал крупный независимый василевс, императоры воздерживались принимать титул, который пришлось бы разделять с другим монархом.

Но как только этот монарх был низведен до положения зависимого вассала и не было более конкуренции, император отметил это событие, приняв официально тот титул, который в течение нескольких столетий прилагался к нему неофициально»503.

Источник: http://userdocs.ru/istoriya/66802/index.html?page=22

Диль Шарль — История византийской империи аудиоспектакль слушать онлайн

Купить книгу Комментарии

qwerty5 Доброго времени суток!
Удалите, пожалуйста, из раздачи отсканированный текст книги.

Kirov1934 Самая лучшая история Византийской империи у Фёдора Успенского.

Hinanit Ну да — академический такой пятитомник. На полке у меня стоит.
На пенсию выйду — пойду на яхте вокруг света — обязательно начитаю.

Ostensen Kirov1934
Самая лучшая краткая история Византии на русском языке у Шарля Диля.

Сообщения из этой темы были выделены в отдельный топик Оффтоп из: Диль Шарль — История византийской империи [Алекс Атлас (ЛИ), 2013 г., 128, MP3] [4332493]
qwerty5

dartanianus Примитивно и предвзято… Не знал что найдётся трактовка истории Византии хуже чем у Гибона.

Hinanit Ясное дело…ежели бы во Франции было бы православие …тады да…

verbk Все дивно. Слушаю с огромным удовольствием.
Вот бы в заголовке раздачи еще Византийской с заглавной написать…

Teucer22 Чтец отвратительный. Содержание произнесенного не могу воспринимать, все усилия уходят на попытки понять его речь.

Hinanit Дареному коню….. и далее по тексту…

Hinanit Дык, от Вас зависит. Кому-то и материалы 26 съезда КПСС интересная книга…

Владислав Волков Друзья, книга хорошая, и для первого ознакомительного изучения Византии — самое то…
НО ЧТЕЦ!!! Это просто ужас. Разных чтецов я встречал, и до этого случая, самым отвратительным считал Дениса Земцова.

Читайте также:  Попытки укрепить дворянские сословия - история России

Но там во многом проблема в физических особенностях голоса, с переходящими все грани разумного пидо..скими нотками. Да простят меня ЛГБТ активисты.
А тут, с физическими характеристиками голоса — все нормально. И это самое удивительное. Так как несмотря на хороший четкий голос, чтец ОТВРАТИТЕЛЕН.

Такое ощущение что он не читает, а ИЗДЕВАЕТСЯ, и над автором и над слушателями. Гонор, выпендреж, наигранность — всё это утомляет и заставляет отказаться от просушивания. Причем я честно пробовал слушать не с начала.

Часто плохо и неумело читающие по ходу книги сглаживают свою манеру и становятся вполне сносными. Но тут увы, так не случилось.
Чтец явно не знаком с исторической тематикой, так как редкий исторический термин произнесен с правильным ударением.

Несмотря на невообразимо выразительное чтение, запятые и точки в предложениях тоже проходят мимо чтеца. Все равно что заставить ПТУшника читать вслух курс ядерной физики и ставить оценку за выразительность.

Vlad_WW Манера читающего весьма, гм, интересная, и вначале раздражала. но потом быстро привыкаешь. Из-за манеры чтеца это чуть ли не первая аудиокнига, изложение которой не заставляло заснуть.

A-1-0-1-A Какая хорошая книга и какой отвратительный чтец.
ГасударЕй. Тьфу.

KOMMyHAP Чтец , конечно, большой оригинал , спасибо ему за это сама же книга напоминает студенческий конспект, не узнал ничего, зато быстро вспомнил старое.

GV2011 А я хотел бы поблагодарить чтеца за прекрасную озвучку. Помню его голос в книгах Штереншиса. Великолепная работа, лучшая для изложения истории еврейского народа. А юмор и сарказм? История всегда смеется над нами. Продолжайте г-н Hinanit , мы будем слушать Вас с удовольствием!

Источник: https://book-audio.com/1221:dil-sharl-istoriia-vizantiiskoi-imperii

ПРЕДИСЛОВИЕ

«История Византийской империи» принадлежит перу крупного французского византиниста Шарля Диля. В этой книге, вышедшей в свет в 1919 г . и затем неоднократно переиздававшейся, автор поставил своей задачей изложить весь тысячелетний ход византийской истории в виде серии последовательных очерков, соответственно периодам, на которые он делит историю Византии.

Из-под его пера живо предстают перед глазами читателя периоды подъема и упадка Византийской империи, ее многогранная культура, та первостепенная роль, которая ей принадлежала в международной жизни европейского средневековья. Диль дает яркие характеристики отдельным выдающимся императорам и деятелям византийской истории.

Но, к сожалению, он чрезвычайно мало останавливается на социально-экономической истории Византии.

В его изображении ход византийской истории кажется зависящим прежде всего от личных качеств правителей империи и затем от внешних обстоятельств, а быт народа, социально-экономическая жизнь страны находят у него слабое отражение, что приводит, естественно, к целому ряду ошибок и в изложении фактов политической и культурной истории.

Уже само деление книги Диля основано на порочной схеме периодизации истории Византии, которой грешит вообще вся буржуазная историография.

Принимаемая Дилем периодизация истории Византии построена на основе несущественных фактов, главным образом на истории важнейших династий.

Подобный подход к этой серьезной проблеме чужд научному объективному методу, так как в основе действительно научной периодизации должны лежать этапы развития общественно-экономических отношений.

Историк, который пишет обобщающий труд по истории Византии, неизбежно должен решить, что следует считать началом ее истории. Диль дает свое решение этого чрезвычайно сложного вопроса.

По его мнению, византийская история начинается со дня перенесения столицы Римской империи в Константинополь, ибо с его точки зрения этот день символизирует завершение процесса создания новой монархии, характеризуемой преобладанием влияния Востока.

Однако Диль подходит к решению поставленной им перед собой задачи в высшей степени односторонне, основываясь на изменениях политических и культурных и почти не касаясь изменений социально-экономического строя; поэтому и решение его представляется мало обоснованным и искусственным.

В первой главе («Перенесение столицы империи в Константинополь и возникновение Восточной Римской империи») Диль охватывает события за время 330—518 гг. и воссоздает увлекательную и живую картину ранней истории византийского государства.

Но и здесь внимание автора сосредоточено почти исключительно на политической и культурной истории; этот основной недостаток научного метода Диля приводит его к переоценке внешних влияний в истории Византии. В результате и преобразование центрального аппарата, и вторжения варваров, и религиозную борьбу IV—V вв.

Диль трактует как завершающие этапы эволюции, увлекавшей Византию к Востоку; только кризис V—VI вв. помешал, по мнению Диля, окончательному превращению ее в восточную монархию.

С такой точкой зрения нельзя согласиться. Несомненно, что в истории Византии большую роль сыграл контакт с восточными государствами и народами, но рассматривать ее развитие только как приближение к Востоку или отдаление от него значит забыть, что развитие Византии шло по своим внутренним законам и что только раскрытие этих законов может дать ключ к пониманию ее истории.

Диль не понимает, что в основе различных религиозных движений, потрясавших Византийскую империю, лежали социальные причины, он не показывает, почему ереси способствовали сепаратизму восточных провинций империи, так как изображает их вне связи с социальной обстановкой того времени.

Шарль Диль является автором монографии о времени Юстиниана I «Юстиниан и византийская цивилизация VI в.», вышедшей в свет в 1901 г ., переведенной на русский язык и до сих пор, несмотря на отдельные недочеты, не потерявшей своей свежести и значения для изучения этой эпохи.

Неудивительно поэтому, что II глава настоящего очерка («Правление Юстиниана и Византийская империя в VI в.») принадлежит к лучшим его разделам. Читатель получает здесь ясное представление о внешней и внутренней политике Юстиниана, о византийской культуре VI в.

, знакомится с характеристикой самого Юстиниана.

Но внутренняя жизнь Византии при Юстиниане освещена Дилем все же недостаточно глубоко. Читая эту главу, мы получаем представление, что весь ход истории Византии при Юстиниане определялся личностями двух людей — самого Юстиниана и его жены Феодоры, которая в отличие от Юстиниана больше тяготела к Востоку, чем к Западу.

Диль излагает события таким образом, будто бы одной только личной энергии Юстиниана было достаточно для того, чтобы прервать естественный ход событий, увлекавший Византию к Востоку.

На самом деле Юстиниан не смог бы осуществить свои внешние и внутренние мероприятия, если бы он не опирался на определенные группы в господствующем классе, которые он заинтересовал в своей завоевательной политике. Диль совершенно не останавливается на борьбе партий цирка, которая оказала большое влияние на внутреннюю историю Византии при Юстиниане.

Восстание Ника оказывается в изображении Диля каким-то изолированным эпизодом, не связанным с социальным протестом масс в царствование Юстиниана. Диль не осуждает внешней политики Юстиниана, который пытался восстановить Римскую империю, что было предприятием явно реакционным.

Он только указывает, что действия Юстиниана были обречены на неудачу из-за несоответствия между целями и средствами.

Не говоря о социально-экономическом положении Византии в эпоху Юстиниана, Диль не может раскрыть причины этой неудачи, коренящейся прежде всего в том, что Юстиниан пренебрегал экономическими нуждами страны и населения, выжимая из него последние соки на осуществление своих широко задуманных завоевательных планов. Правда, Юстиниан уделял внимание развитию промышленности и торговли, но основных непосредственных производителей Византии — крестьян — он отдал на растерзание крупным магнатам. В связи с таким освещением событий действительно нельзя понять, почему политика Юстиниана вызвала бурное возмущение народа.

Источник: http://rubooks.net/book.php?book=6961&page=13

Ссылка на основную публикацию