Битва у мульвиева моста — история России

Сражение у Мульвийского моста (видение Константина)

Битва у Мульвиева моста - история России

Сражение у Мульвийского моста произошло 28 октября 312 г., в ходе очередной гражданской войны в Риме. Бились за победу армии Константина и Максенция, которые претендовали на единоличную верховную власть в империи. Этому событию предшествовали довольно сложные и хитроумные манипуляции с государственным управлением.

В III в. Римскую империю постиг кризис. Заговоры и перевороты следовали один за другим. За сорок девять лет сменилось сорок императоров. Среди правителей были и ставленники сената — «сенатские императоры», и ставленники армии — «солдатские императоры». Ожесточенная борьба за власть стала причиной гибели десятков тысяч легионеров.

Только Гай Аврелий Диоклетиан, который пришел к власти осенью 284 г., сумел на время прекратить междоусобицы. Чтобы упорядочить престолонаследие, Диоклетиан разработал систему тетрархии, то есть четырехвластия. Императорской властью наделялись два человека — «августы». Каждый из них назначал себе преемника — «цезаря».

Эти четверо делили между собой империю.

Августы должны были править двадцать лет, потом уступить свои места цезарям, которые становились новыми августами и назначали себе преемников. Диоклетиан приступил к осуществлению выработанного плана. Действовал император не спеша. Сначала в 286 г. он назначил вторым августом Максимиана.

Ему Диоклетиан отдал в управление Запад, а себе оставил азиатские провинции, Египет и Балканский полуостров. В 293 г. оба августа назначили цезарей. Наследник Диоклетиана — Галерий — получил Балканы, кроме Фракии, которая осталась за Диоклетианом.

Наследнику Максимиана — Констанцию Хлору — достались Галлия, Иберия и Британия. Казалось, вернулись спокойные времена. В 305 г. Диоклетиан и Максимиан, поступив согласно договору, сложили с себя полномочия. Констанций Хлор и Галерий стали августами. Цезарями были назначены Север и Максимин Даза.

И тут налаженная было стараниями Диоклетиана система стала разваливаться.

Константин, сын Констанция, уговорил отца назначить цезарем его, что отец и сделал. В 306 г. Констанций умер, и Константин объявил себя августом. Однако Галерий, следуя разработанной системе престолонаследия, признал Константина цезарем — и только. Ведь официальным преемником Констанция оставался Север.

Своим цезарем Галерий назначил Лициния и отдал ему в управление Восток. Но в дело вмешался Максенций, сын Максимиана. Он объявил себя императором Рима, а вскоре вытеснил Галерия из всей Италии и Африки. Тем временем Максимиан снова объявил себя августом, а также признал августом Константина.

В Римской империи оказалось шесть официальных правителей: Галерий, Максимиан, Север, Константин, Лициний и Максимин Даза.

Да еще седьмой — фактический узурпатор Максенций, власть которого вынуждены были признать. Север вскоре отказался от власти. Он умер или же покончил с собой. Галерий, пытаясь хоть как-то навести порядок, попросил Диоклетиана, жившего в Иллирии, вернуться к власти.

Тот отказался и заявил,что лучше он займется выращиванием у себя на вилле капусты. Максенций продолжал править в Риме. Константин управлял Галлией. Лициний и Максимин Даза соперничали на Востоке. В 311 г. умер Галерий. Константин заключил союз с Лицинием, императором восточной части страны. В 312 г.

, несмотря на колебания собственных советников и полководцев, Константин собрал войско и отправился «освобождать» Италию.

Он объявил, что Максенций плохо управляет страной и должен уступить ему, Константину. Константин рисковал, ведь армия Максенция насчитывала 198 ООО воинов, а у самого Константина их было не более 98 ООО. Более того, часть войска Константин должен был оставить для охраны имперской границы, проходившей тогда по Рейну. В поход на Рим с ним вышли 40 ООО человек.

Но риск оказался оправданным. Максенций смог отправить навстречу Константину только 50 ООО человек. При таком раскладе он все же мог бы рассчитывать на успех, но император допустил несколько серьезных ошибок: он не защитил долину реки По в Северной Италии, не перекрыл пути, идущие вдоль Апеннин.

Фактически Максенций приглашал Константина в Рим, чем тот не преминул воспользоваться.

Константин быстро перешел через Альпы, скорее всего через ущелье Монженевр, захватил и сжег Сузу, открыв армии дорогу на Турин. Близ этого города вскоре произошло первое ожесточенное сражение с армией Максенция. Императорские войска попытались укрыться в Турине, но горожане закрыли перед ними ворота.

Константин одержал победу и торжественно вошел в Турин. Вскоре он занял и Милан. Подойдя к Вероне, Константин натолкнулся на сопротивление, которое организовал претор Руриций Помпей. Бой произошел ночью, и в этот раз Константин победил. Верона капитулировала.

Теперь Север Италии покорился Константину, и дорога на Рим была для него открыта.

Почти не встречая сопротивления, он вывел свою армию к берегам Тибра. Максенций мог выдержать в Риме длительную осаду: укрепления города были в хорошем состоянии, хватало и продовольствия. Более того, преторианская гвардия, благодаря которой Максенций пришел к власти, все еще сохраняла ему верность.

Но император опасался популярности Константина среди жителей Рима: пример Турина был у него перед глазами. Нерешительный император находился в сомнениях. Но вот он услышал крики римлян, собравшихся перед его дворцом, — горожане упрекали императора в трусости и призывали выйти на бой. Правитель все еще не решался.

Он обратился к прорицателям, и те сказали, что он одержит победу, если сразится с Константином. Это придало императору уверенности.

Он отправил солдат разрушить Мульвийский мост, который находился в трех километрах севернее Рима, а затем вышел из города, чтобы разбить Константина на правом берегу Тибра. Но как переправиться через реку? Император велел навести чуть ниже по течению понтонную переправу из связанных между собой лодок.

Час битвы приближался. Константин тоже готовился к сражению. И вот 28 октября 312 г. армия Максенция переправилась через Тибр. Император снова ошибся: за спиной его солдат оказалась река, а это делало отступление невозможным. Но Максенций полагал, что сумеет заманить противника на понтонный мост и утопить.

Вышло по-другому.

После всех поражений на севере у Максенция все еще оставалось около 100 ООО человек. Но среди воинов, кроме верных преторианцев, было много молодых необученных солдат. Он построил и тех и других в центре, а фланги укрепил кавалерией.

Солдаты Константина были опытными воинами, а их командир — талантливым полководцем. Их было в два раза меньше, но они сумели победить. Константин понял, что главное — ударить по коннице. Он сам возглавил кавалерийскую атаку и быстро смял левый фланг Максенция.

Всадники императора бежали.

В это время в центре завязался ожесточенный бой. Новобранцы не выдержали напора солдат Константина, но закаленные в боях воины преторианской гвардии сражались не на жизнь, а на смерть. Все они полегли. Остатки армии в это время бежали к реке, к деревянному ненадежному мосту.

Бежал и Максенций. Многие солдаты решили самостоятельно форсировать реку, а другие бросились на мост. Но переправа не выдержала и ушла под воду, увлекая за собой людей. Максенций тоже оказался в воде, и тяжелые доспехи увлекли его на дно.

Он сам угодил в ловушку, которую готовил для врага.

Историки изображают императора как бесчеловечного и жестокого тирана. Мы не знаем, правда ли это, но несомненно, что полководцем он был плохим и погубил своих солдат во имя собственной жажды власти. Пока течение Тибра уносило тысячи мертвых тел, Константин торжествовал победу.

Он триумфально въехал в город, и римляне приветствовали его радостными криками как освободителя. За ним на копье несли голову Максенция, тело которого нашли в реке. Вступив в Рим, победитель приказал убить двух сыновей свергнутого императора. Некоторые римляне стали было требовать казни всех приверженцев Максенция. Появились доносчики.

Но Константин решительно пресек подобные попытки, объявил всеобщую амнистию, помиловал всех, а солдат принял к себе на службу. Римляне пришли в полное изумление, число сторонников Константина возросло. После этого победитель посетил сенат и заявил, что намерен вернуть ему былое значение и величие.

Сенаторы провозгласили Константина главным августом Римской империи (другим августом оставался и Лициний).

В честь победы Константина над Максенцием в Риме воздвигли пышную триумфальную арку, которая и сейчас стоит недалеко от Колизея. Это единственная арка в Риме, сооруженная за победу в междоусобной войне.

И хотя война продолжалась еще одиннадцать лет, именно сражение у Мульвийского моста стало гранью, за которой начиналась новая история Рима. В 313 г. Константин опубликовал Миланский эдикт, по которому прекращались всякие гонения на христиан.

Христианам позволялось исповедовать свою религию, но при условии, что они будут молиться Богу за процветание империи. Лициний этот указ не признал. В то время он уже одолел Максимина Дазу, но справиться с Константином ему оказалось не под силу.

Лициний проиграл и вскоре был убит в ссылке, а Константин, утвердившись на Востоке, основал на месте старого города Византия новую столицу и назвал ее Константинополь.

Спектор, А. А. Величайшие битвы всех времен и народов /А. А. Спектор. — Москва ACT, 2014. — 240 с.: ил.

Источник: http://www.oboznik.ru/?p=42171

Битва у Мульвийского моста…»Си́мъ побѣди́ши»!

?filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
2017-10-28 13:00:00filin_dimitry
filin_dimitry
2017-10-28 13:00:00Битва у Мульвийского моста — сражение Максенция с Константином 28 октября 312 г. н. э., в результате которого последний стал единоличным правителем западной части Римской империи, а христианство уже через год (Миланский эдикт (лат.

Edictum Mediolanense)) стало официальной государственной религией.(Рафаэль. Битва у Мульвийского моста (Ватикан))

Сражение у Мульвийского моста произошло 28 октября 312 г., в ходе очередной гражданской войны в Риме. Бились за победу армии Константина и Максенция, которые претендовали на единоличную верховную власть в империи.

Этому событию предшествовали довольно сложные и хитроумные манипуляции с государственным управлением. В III в. Римскую империю постиг кризис. Заговоры и перевороты следовали один за другим. За сорок девять лет сменилось сорок императоров. Среди правителей были и ставленники сената — «сенатские императоры», и ставленники армии — «солдатские императоры».

Ожесточенная борьба за власть стала причиной гибели десятков тысяч легионеров. Только Гай Авре́лий Вале́рий Диоклетиа́н, который пришел к власти осенью 284 г., сумел на время прекратить междоусобицы. Чтобы упорядочить престолонаследие, Диоклетиан разработал систему тетрархии, то есть четырехвластия. Императорской властью наделялись два человека — «августы».

Каждый из них назначал себе преемника — «цезаря». Эти четверо делили между собой империю.

Августы должны были править двадцать лет, потом уступить свои места цезарям, которые становились новыми августами и назначали себе преемников. Диоклетиан приступил к осуществлению выработанного плана. Действовал император не спеша. Сначала в 286 г. он назначил вторым августом Максимиана.

Ему Диоклетиан отдал в управление Запад, а себе оставил азиатские провинции, Египет и Балканский полуостров. В 293 г. оба августа назначили цезарей. Наследник Диоклетиана — Галерий — получил Балканы, кроме Фракии, которая осталась за Диоклетианом. Наследнику Максимиана — Констанцию Хлору — достались Галлия, Иберия и Британия. Казалось, вернулись спокойные времена. В 305 г.

Диоклетиан и Максимиан, поступив согласно договору, сложили с себя полномочия. Констанций Хлор и Галерий стали августами. Цезарями были назначены Север и Максимин Даза. И тут налаженная было стараниями Диоклетиана система стала разваливаться.(Гай Авре́лий Вале́рий Диоклетиа́н (лат. Gaius Aurelius Valerius Diocletianus, имя при рождении — Диокл (лат.

Dioclus); 245 год, Далмация — 3 декабря 313 года, Салон) — римский император с 20 ноября 284 по 1 мая 305. При императоре Диоклениане начались самые тяжелые гонения на христиан, получившие название Великое гонение и продолжавшиеся с 303 по 313 годы. Первый эдикт, положивший начало Великому гонению, был издан 24 февраля 303 года.

)Константин, сын Констанция, уговорил отца назначить цезарем его, что отец и сделал. В 306 г. Констанций умер, и Константин объявил себя августом. Однако Галерий, следуя разработанной системе престолонаследия, признал Константина цезарем — и только. Ведь официальным преемником Констанция оставался Север. Своим цезарем Галерий назначил Лициния и отдал ему в управление Восток.

Читайте также:  Основные князья московской династии - история России

Но в дело вмешался Максенций, сын Максимиана. Он объявил себя императором Рима, а вскоре вытеснил Галерия из всей Италии и Африки. Тем временем Максимиан снова объявил себя августом, а также признал августом Константина. В Римской империи оказалось шесть официальных правителей: Галерий, Максимиан, Север, Константин, Лициний и Максимин Даза.

Да еще седьмой — фактический узурпатор Максенций, власть которого вынуждены были признать. Север вскоре отказался от власти. Он умер или же покончил с собой. Галерий, пытаясь хоть как-то навести порядок, попросил Диоклетиана, жившего в Иллирии, вернуться к власти. Тот отказался и заявил,что лучше он займется выращиванием у себя на вилле капусты. Максенций продолжал править в Риме.

Константин управлял Галлией. Лициний и Максимин Даза соперничали на Востоке. В 311 г. умер Галерий. Константин заключил союз с Лицинием, императором восточной части страны. В 312 г., несмотря на колебания собственных советников и полководцев, Константин собрал войско и отправился «освобождать» Италию.

Начало похода

Весной 312 г. Константин перешел через Альпы и начал быстрое продвижение в южном направлении к Риму, имея войско численностью едва ли в четверть от того, чем располагал Максенций. Скоро, однако, Константин разгромил формирование тяжелой кавалерии под Турином, неподалеку от перевалов, и уничтожил северную армию соперника под Вероной.

Максенций находился в Риме, полагаясь на военачальников, но те не сумели остановить наступление противника. Когда потрепанное войско императора попыталось отступить под защиту стен Турина, горожане закрыли перед ним ворота и предались Константину. Теперь Север Италии покорился Константину, и дорога на Рим была для него открыта.

Почти не встречая сопротивления, он вывел свою армию к берегам Тибра.Максенций поначалу решил придерживаться стратегии, которая помогла ему в 307 г. против Галерия.

У императора имелось множество забитых до краев зернохранилищ в Риме на случай продолжительной осады, укрепления города были в отличном состоянии, кроме того преторианская гвардия, приведшая его к власти, по-прежнему сохраняла верность Максенцию.

В результате император приказал разрушить Мульвиев мост на пути соперника, что в итоге сослужило ему самому очень скверную службу. Многие римлянине обвинили императора в нерешительности, собравшись перед императорским дворцом. Максенций все еще не решался на бой. Он обратился к прорицателям, и те сказали, что он одержит победу, если сразится с Константином.

Это придало императору уверенности.(Марк Аврелий Валерий Максенций (лат. Marcus Aurelius Valerius Maxentius; ок.

278—28 октября 312) — римский император (306—312), сын Максимиана от его жены-сириянки Евтропии)Но как переправиться через реку ,ведь мост уже был разрушен правителем? Император велел навести чуть ниже по течению понтонную переправу из связанных между собой лодок. 28 октября 312 г. армия Максенция переправилась через Тибр. После всех поражений на севере у Максенция все еще оставалось около 100 ООО человек. Но среди воинов, кроме верных преторианцев, было много молодых необученных солдат. Он построил и тех и других в центре, а фланги укрепил кавалерией. Максенций полагал, что сумеет заманить противника на понтонный мост и утопить. Вышло по-другому…

«Сим победиши!»

Согласно церковному преданию (Евсевий, «Жизнь Константина», I, 28), накануне решающей битвы со своим соперником Максенцием у Мульвиева моста недалеко от Рима в 312 году н. э. Константин увидел знак.

Вот как император описал его, в передаче Евсевия: «Однажды, в полуденные часы дня, когда солнце начало уже склоняться к западу, — говорил василевс, — я собственными очами видел составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста, с надписью: ΤΟΥΤΟ ΝΙΚΑ [греч.: ἐν τούτῳ νίκα (рус.:сим побеждай)]». Он приказал изобразить крест на щитах своих солдат.

(явление Креста императору Константину Великому)Легионеры императора Константина были закаленными в боях опытными солдатами, а сам император выдающимся стратегом и тактиком. Он сразу определил, что главное — ударить по коннице. Он сам возглавил кавалерийскую атаку и быстро смял левый фланг Максенция. Всадники императора бежали.В это время в центре завязался ожесточенный бой.

Новобранцы не выдержали напора солдат Константина, но закаленные в боях воины преторианской гвардии сражались не на жизнь, а на смерть. Все они полегли. Остатки армии в это время бежали к реке, к деревянному ненадежному мосту, по которому накануне боя переправилась на Сакса-Рубра.Бежал и Максенций. Многие солдаты решили самостоятельно форсировать реку, а другие бросились на мост.

Но переправа не выдержала и ушла под воду, увлекая за собой людей. Максенций тоже оказался в воде, и тяжелые доспехи увлекли его на дно. Он сам угодил в ловушку, которую готовил для врага. Константин приказал достать из реки тела павших. На следующий день голову Максенция отправили в Рим.

Победитель велел насадить её на острие копья, чтобы все видели — борьбе за власть в Риме положен полный и решительный конец.Император Константин триумфально въехал в город, и римляне приветствовали его радостными криками как освободителя. За ним на копье несли голову Максенция, тело которого нашли в реке. Вступив в Рим, победитель приказал убить двух сыновей свергнутого императора.

Некоторые римляне стали было требовать казни всех приверженцев Максенция. Но Константин решительно пресек подобные попытки, объявил всеобщую амнистию, помиловал всех, а солдат принял к себе на службу. Римляне пришли в полное изумление, число сторонников Константина возросло. После этого победитель посетил сенат и заявил, что намерен вернуть ему былое значение и величие.

Сенаторы провозгласили Константина главным августом Римской империи (другим августом оставался и Лициний).В честь победы Константина над Максенцием в Риме воздвигли пышную триумфальную арку, которая и сейчас стоит недалеко от Колизея. Это единственная арка в Риме, сооруженная за победу в междоусобной войне.

И хотя война продолжалась еще одиннадцать лет, именно сражение у Мульвийского моста стало гранью, за которой начиналась новая история Рима.Через год Константин опубликовал Миланский эдикт, по которому прекращались всякие гонения на христиан. Христианам позволялось исповедовать свою религию, но при условии, что они будут молиться Богу за процветание империи. Лициний этот указ не признал.

В то время он уже одолел Максимина Дазу, но справиться с Константином ему оказалось не под силу. Константину потребовалось еще долгих двенадцать лет и несколько побед, чтобы одолеть восточного августа Лициния, но в итоге Лициний проиграл и вскоре был убит в ссылке, а Константин, утвердившись на Востоке, основал на месте старого города Византия новую столицу и назвал ее Константинополь.

Всей душой преданный Церкви, Константин, однако, по обычаю того времени, до последних дней жизни отлагал принятие крещения. Когда же почувствовал приближение смерти, то с благоговением принял это великое таинство и мирно скончался во время молитвы 21 мая 337 г.(равноапостольные Константин Великий и Елена)

Император Константин Великий был канонизирован Церковью в лике равноапостольных святых. Память его вместе с памятью его матери, святой царицы Елены Церковь празднует 21 мая (03 июня — н.с.).

Источник: https://filin-dimitry.livejournal.com/1275605.html

Бой у Мульвийского моста: победа под знаком Креста

Бой у Мульвийского моста: победа под знаком Креста

В начале IV века Римская империя испытывала религиозный и культурный кризис. Это чувствовал даже достаточно политически сильный император Диоклетиан, с именем которого связывают самые сильные репрессии в отношении христиан. Словно, предчувствуя грядущие масштабные перемены, он отошел от власти и занялся дауншифтингом в родном городке на Адриатике.

Между тем в империи, предусмотрительно переведенной Диоклетианом на четырехчастное управление – тетрархию, разгорались серьезные политические и военные баталии за власть.

Главная борьба разворачивалась за главный город империи, который захватил узурпатор Максенций, установив в подконтрольной Италии, Испании и части Африки, жесточайшую тиранию. Даже языческий историк Аврелий Виктор даст ему нелицеприятную характеристику: «По натуре Максенций был дик и бесчеловечен и становился еще хуже, отдаваясь своим страстям».

Рафаэль Санти, фреска «Видение креста Константину Великому». Дворец понтификов, Ватикан, 1520-1524

Власти над этой частью Римской империи Максенцию было недостаточно, он обратил свой взор на Галлию, в которой правил Константин, сын Констанция Хлора, полноправного правителя Западной части Римской империи. Также как и Максенций, он был язычником, но язычником совершенно другим.

Английский историк Гиббон сравнивая управленческие стили Максенция и Константина пишет: в то время когда «Италия и Африка страдали под управлением тирана, внушавшего и презрение, и отвращение», «галльские провинции наслаждались таким благоденствием, какое только было возможно в условиях того времени».

Константин не стал дожидаться, когда Максенций реализует свой план по захвату Галлии и двинет войска со стороны Реции. Он пошел ва-банк, не обращая внимания на заключение военных советников, не рекомендовавших вступать в войну с Максенцием, силы которого были как минимум в четыре раза больше, Константин решил ударить по врагу на его территории.

Другим важным обстоятельством является то, что в римском Сенате существовала довольно многочисленная партия противников Максенция. Сенаторы тайно прибыли к Константину с просьбой избавить народ Рима от власти страшного тирана. Константин, выступая в поход, не только защищал Галлию от вторжения Максенция, но и нес с собой свободу народу Рима.

Армия узурпатора насчитывала порядка 188 тысяч человек, 170 тысяч пехоты и 18 тысяч кавалерии. Армия Константина всего 98 тысяч человек, 90 тысяч пехоты и 8 тысяч всадников. При этом половину войска необходимо было оставить для защиты Галлии.

Галльские легионеры были закаленными и отважными воинами, но и они эту экспедицию считали отчаянной.

Тем не менее, Константин очень быстро перейдя через Альпы, дал серию победных сражений с противником, занял Турин, жители которого, как и жители других городов южнее Турина, охотно признали нового императора.

На самого Максенция, погруженного в распутство, взятие Турина и Вероны, не произвели никакого впечатления. Он очнулся лишь когда армия Константина подошла практически вплотную к Риму. Вместо того, чтобы запереться за городскими стенами, крепость которых и заполненные до краев зернохранилища, позволили бы выдержать длительную осаду, Максенций вывел свои войска на открытую равнину.

Перед этим он долго консультировался с… магами и прорицателями, и чтобы увидеть положительный ответ, прибегнул к гаданию на человеческих эмбрионах, естественно совершив перед этим  убийство беременных женщин. Получив предсказание из самого авторитетного источника Сивиллиных книг, что «в этот день должен погибнуть враг римлян», и истолковав его в свою пользу, он решил выйти вместе с войском.

Константин к предсказателям не обращался, но получил ответ на свои тревожные ожидания от самого Бога.

Днем он увидел на небе знамение главного символа христианства – Креста, который окружала надпись «Hoc vince» (дословный перевод «Этим побеждай», на древнеславянском звучит как «Сим победиши»).

Исполняя повеление Христа, он велел изобразить знак Бога на знаменах, этот штандарт, лабарум, будет введен в римскую армию после этой битвы. И на следующий день, 28 октября 312 года, повел 40-тысячную армию в бой.

Силы узурпатора по-прежнему значительно превосходили силы Константина, чтобы не дать возможность противнику подойти к Риму, Максенций приказал разрушить Мульвийский мост.

Затем план «гениального» стратега поменялся, и он решил дать бой на другом берегу Тибра, для этого приказал соорудить понтонную переправу.

На флангах войска Максенций разместил тяжелую конницу, в центре – преторианскую гвардию и италийских наемников.

Чтобы одержать победу Константину требовалось действовать очень решительно. Он лично повел кавалерию в бой, смял вражескую конницу на левом крыле, и обратил ее в бегство. Удар был столь внезапный, что всадники Максенция ретировались через понтонный мост на другой берег.

Вскоре ощутив уже натиск пехоты Константина, отступили италийские призывники. Лишь преторианцы стояли насмерть, когда пала и эта последняя надежда узурпатора, всё войско ринулось к хлипкой переправе.

Читайте также:  Установление строя народной демократии. участие болгарии в войне - история России

Множество отступавших потонуло во время бегства, среди них и Максенций, он был в тяжелых латах и не имел шансов выплыть.

Удивительно, но Сивиллины книги не обманули, враг римлян действительно погиб.

Когда тело Максенция подняли со дня реки, победитель приказал выставить его голову на всеобщее обозрение. Народ Рима, убедившись в избавлении, стал выражать своему освободителю знаки признательности и любви. Гиббон называет освобождение Рима от власти тирана Максенция самым блестящим предприятием жизни Константина.

Впрочем, это далеко не так, поражение Максенция станет поворотным моментом в падении языческой идеологии Рима и победе христианства, а делом жизни императора Константина Великого станет то, что он возьмет Церковь и всю христианскую ойкумену под свое покровительство.

Битва у Мульвийского моста станет важнейшей вехой в истории европейской истории. 

Далее в рубрике Бой при Иденсальми27 октября 1808 года, в ходе русско-шведской войны, состоялось сражение у финской деревни Иденсальми Читайте в рубрике «История» Первый летний постУ православных начался Петров пост. Он продлится до 12 июля

Источник: http://rusplt.ru/sub/history/mulviyskogo-mosta-pobeda-31256.html

Глава 6. Война между Константином и Максенцием. Сражение у Мульвиева моста

Война между Константином и Максенцием началась, вероятно, в 312 г. Ход ее слабо отражен в источниках, за исключением последней битвы, ставшей знаменитой благодаря христианству. Некоторые моменты, связанные с этой войной, вызывают определенное недоумение, прежде всего, соотношение сил.

Зосим сообщает, что у Константина было 90 тыс. пехоты и 8 тыс. кавалерии, а у Максенция — 170 тыс. пехоты и 18 тыс. кавалерии (Zos.II.15). Панегирики дают более скромные и, надо полагать, более близкие к действительности цифры: 100 тыс. — у Максенция и менее 40 тыс. — у Константина (Paneg.9.3.3; 9.5.

1-2).

Другие источники не приводят конкретных цифр, но сходятся на том, что Максенций располагал значительно превосходящими силами[18], чем Константин, который, по всей видимости, действительно был вынужден оставить часть своей армии в Галлии для охраны беспокойной рейнской границы. Однако, в ходе этой войны Константин все время выступает в качестве атакующей стороны: беспрепятственно переходит Альпы (Zos.II.15), разбивает части Максенция у Турина и Вероны (A.V.4.12; Paneg.9.5-13; 10.19-26). и подходит к стенам самого Рима.

Максенций же тем временем отсиживался в вечном городе ввиду дурных предзнаменований, полученных в результате языческих гаданий (Lact. De mort.44.).

Объяснением успеха Константина может быть либо то, что источники намеренно исказили действительное соотношение сил, либо то, что популярность Максенция в результате его политики и аморального поведения ко времени этой военной кампании резко упала, либо и то, и другое.

Окончание этой быстротечной войны ознаменовано широко известной битвой у Мульвийского моста[19], которой посвящено огромное количество исследований и которая стала своеобразным поворотным пунктом в истории развития всей мировой цивилизации. (Мульвийский мост—мост через Тибр на Фламиниевой дороге севернее Рима).

С точки зрения стратегической, политической, и с точки зрения данного момента истории Римской империи эта битва никакого значения не имела и была лишь еще одним столкновением в длинной цепи подобного рода сражений в борьбе за власть.

Независимо от того, кто бы ни одержал в ней победу, Римская империя продолжала бы жить обычной жизнью, ибо, в общем-то, и Константин, и Максенций имели равные основания добиваться власти. В случае гибели их обоих в стране не наступила бы анархия, так как у власти оставались Лициний и Максимин Даза.

Надо полагать, что в глазах подданных Римской империи эта битва являла собой совершенно ординарное событие и мало чем отличалась от многих других сражений, как у стен самого Рима, так и далеко за его пределами. Однако случилось так, что эта битва не просто вошла в историю, но стала ее эпохальной вехой, с которой начался отсчет новой эры, открытый «Константиновой революцией».

И, если вести речь о последней, то она, в свою очередь, началась с битвы у Мульвийского моста. Что же произошло на самом деле, и как действительные события повлияли на последующий ход истории? Источники дают довольно ясную картину этой битвы, которую мы попытаемся ниже реконструировать.

Константин подошел к Риму и разбил лагерь на равнине к северо-востоку от Мульвийского моста (Zos.II.16.1; Lact. De mort.44; Paneg.9.16.3; 10.28.4-6).

Максенций, осуществляя подготовку к решающей битве, приказал построить через Тибр мост-ловушку, который состоял из двух частей и в случае разъединения их должен был рухнуть в воду вместе со всеми находящимися на нем людьми (Zos.II.15.3-4)[20].

Частью подготовки к сражению были, как обычно, языческие гадания и изучение Сивиллиных книг.

В результате было получено предзнаменование, что погибнет тот, кто причиняет вред Риму, и, разумеется, это предзнаменование Максенций истолковал в свою пользу, считая себя защитником вечного города (Zos.II.16.1; Lact.De mort.44).

Битва произошла 28 октября 312 г. Оба императора — Константин и Максенций — сами приняли в ней непосредственное участие. Сражение началось с кавалерийской атаки Константина на кавалерию Максенция, затем в бой вступила пехота. По всей видимости, инициатива с самого начала битвы была у Константина, и он не упускал ее до самого конца.

Моральный дух солдат Максенция был в этот момент не на высоте, так как, по замечанию Зосима, они тоже хотели избавиться от «дикой тирании» (Zos.II.16.3), но многие из них сражались честно и не избежали смерти.

Некоторое время Максенцию удавалось сдерживать натиск противника, главным образом благодаря кавалерии, но вскоре его войска обратились в бегство по мосту в город.

Построенный наспех мост не выдержал напора такого количества людей и рухнул в бурный поток, став ловушкой для самого же Максенция, который упал в воду и утонул вместе со многими другими, так как доспехи были очень тяжелыми. (Zos.II.16.

4)[44] На следующий день его тело было найдено, труп обезглавлен и голова неудачливого узурпатора была доставлена в Рим (A.V.4.12), а затем совершила мрачное путешествие в Африку с тем, чтобы убедить народ в его гибели.

В целом, за исключением отдельных незначительных деталей, описание битвы у Мульвийского моста в различных источниках — христианских и нехристианских — сходится.

Константин одержал сравнительно легкую победу и избавился от своего политического противника, став, по сути, единоличным правителем всей западной части Римской империи.

Такая легкая победа могла быть отнесена либо на счет выдающихся талантов одного полководца и полной несостоятельности другого, либо на счет мужества и боевой выучки солдат, закаленных в боях с варварами, в отличие Константин «с триумфальными гимнами» вошел в Рим и был признан в качестве победителя и императора сенатом и народом (Lact. De mort.44). Победитель ограничился наказанием лишь самых близких сторонников Максенция и распустил преторианскую гвардию, как источник смут (Zos.II.17.2; Vict.Caes.40.25)

В ознаменование его победы была воздвигнута триумфальная арка с надписью: «Императору Флавию Константину, величайшему, благочестивому, счастливому, Августу, в связи с тем, что вдохновленный Божественным и величием своего разума он со своей армией отомстил во имя общего блага праведным оружием, как самому тирану, так и всем его приспешникам одновременно, сенат и римский народ посвятили эту арку, чтобы прославить его триумфы. Освободителю города. Восстановителю мира».

Источник: http://hist.bobrodobro.ru/6439

«Сим победиши!»

Причины, по которым произошло сражение у Мульвиева моста, стары как мир: узурпатор Максенций и легитимный претендент на трон Константин I боролись за возможность стать единственным и неповторимым римским императором.

Пока первый готовился к походу, второй начал действовать согласно принципу «лучшая защита — это нападение». Константин опередил Максенция и выступил вместе со своей армией, разгромив полководцев узурпатора неподалеку от Вероны и Турина.

Следующая битва должна была стать решающей.

Марк Аврелий Валерий Максенций

Впрочем, Максенций поначалу пытался избежать грядущего столкновения. Он подумывал держать оборону, находясь в осажденном городе: провиантские склады Рима были забиты до отказа, городские укрепления не оставляли сомнений в своей надежности, да и среди соратников Максенция не было замечено потенциальных предателей.

Тем не менее император неожиданно передумал и выдвинулся навстречу неприятелю. По его приказу Мульвиев мост, находившийся на пути у армии Константина, был обращен в развалины. Войско Максенция тем временем начало переправляться на противоположный берег Тибра.

Вряд ли кто-либо, исключая самого императора, мог бы логически обосновать это решение: он променял крепкое положение на битву в открытом поле. И это с учетом того, что позади армии Максенция оказывалась река.

Современники были настолько ошарашены поступком Максениция, что даже попытались объяснить его помешательство колдовством — по преданию, занятия им были излюбленным развлечением императора. Впрочем, одно более приземленное объяснение все же можно было найти: Максенций боялся утрать поддержку римлян, и без того начавших упрекать его в трусости.

Битва у Мульвиева моста. Питер Ластманн, 1613 год

Константину же высшие силы только благоволили. Согласно легенде, в небесах он увидел крест и надпись «In hoc signo vinces».

В русской традиции она известна в переводе «Сим победиши», однако более точная версия — «Под этим знаком ты победишь».

Фраза эта, хоть и не имеющая прямого отношения к отечественной истории, была нанесена на герб правительства Российского государства. Также она часто встречается в литературных произведениях. Например, Борис Пастернак писал:

«Обители севера строгого, Накрытые небом, как крышей! На вас, захолустные логова,

Написано: сим победиши».

Сама битва длилась крайне недолго. Спустя довольно непродолжительное время многие солдаты Максенция обратились в бегство. Узурпатор решил действовать таким же образом. Правда, его попытка спастись оказалась неудачной: Максенций бесславно погиб, утонув в Тибре. Ворота Рима были открыты перед Константином.

Флавий Валерий Аврелий Константин

Император был убежден, что на помощь ему пришел христианский Бог — якобы именно он и направил Константину небесное знамение.

Вскоре после битвы у Мульвиева моста император постановил признать равенство христианства и других существовавших в государстве культов. На деле же христиане даже оказались в привилегированном положении.

Заслуга Константина в распространении этой религии настолько велика, что верующие почитают его как равноапостольного святого.

Источник: http://diletant.media/articles/37139764/

Битва у Мульвиева моста. 312 год

Битва у Мульвиева моста – сражение двух претендентов, оспаривавших престол Римской империи – была похожа на десятки подобных боевых столкновений и вряд ли оставила бы серьезный след в истории, если бы не одна небольшая деталь, ей сопутствующая. Совсем маленькая деталь… определившая судьбы Европы, да и всего мира на тысячелетия. Но обо всем по порядку.

В начале IV века политическая ситуация в Римской империи была крайне сложной. Еще в конце III века император-реформатор Диоклетиан разделил империю на четыре части для удобства управления территорией. Была создана весьма необычная система управления – тетрархия, с двумя главными императорами-августами, которым помогали два младших императора-цезаря.

После двадцати лет правления августы должны были передать свою власть вместе со своим званием цезарям, которые, в свою очередь, должны были назначить двух новых цезарей. В 305 году оба августа – Диоклетиан и Максимиан – торжественно сложили с себя властные полномочия.

Но уже в следующем году сын Максимиана, Максенций, захватил власть в Риме и, несмотря на попытки нового августа Галерия выбить его оттуда, сохранил завоеванные позиции. В том же 306 году в британском Эбораке (ныне Йорк) умер другой новый август – Констанций Хлор. Но его старшему сыну Константину удалось добиться у Галерия признания себя цезарем, а позже получить и титул августа.

В 311 году Галерий скончался, что дало контролировавшему Галлию и Британию Константину возможность попытать счастья и овладеть Римом, изгнав оттуда Максенция.

Весной 312 года Константин перешел через Альпы и начал быстрое продвижение в южном направлении, к Риму, имея войско численностью в тридцать пять-пятьдесят тысяч человек, что составляло не более трети от тех сил, которыми в Италии располагал Максенций.

Скоро, однако, Константин разгромил тяжелую кавалерию Максенция под Турином, а затем уничтожил северную армию соперника под Вероной. Максенций находился в Риме, полагаясь на своих военачальников, но те не сумели остановить наступление противника.

Когда разбитые войска самопровозглашенного императора попытались отступить под защиту стен Турина, горожане закрыли перед ним ворота и предались Константину.

Читайте также:  Междуцарствие после смерти александра i - история России

После первых поражений Максенций поначалу решил придерживаться стратегии, которая помогла ему в 307 году против Галерия.

У императора имелось множество забитых до краев зернохранилищ в Риме на случай продолжительной осады, укрепления города были в отличном состоянии, кроме того, преторианская гвардия, приведшая его к власти, по-прежнему сохраняла верность Максенцию.

Однако, получив известия о приближении Константина к Риму, Максенций резко меняет стратегию и решается на наступление. В знак окончательности такого решения император приказал разрушить Мульвиев мост на пути соперника, а сам с войском начал переправу на правый берег Тибра. С военной точки зрения, решение более чем странное.

Многим тогда казался непонятным стратегический пируэт Максенция, отказавшегося от крепкой и надежной позиции и рискнувшего биться с врагом в поле, к тому же имея за спиной реку. По словам христианского писателя Евсевия, «будто какими цепями, Бог… увлек его далеко от городских ворот».

Многие были склонны приписывать опрометчивый шаг императора магии, которой тот увлекался. Но, вероятно, причины были более прозаичными и никак не связанными с небесными делами.

Скорее всего, Максенций нетвердо чувствовал себя в Риме, где горожане почти в открытую называли его трусом и совсем не горели желанием испытывать трудности осады. Столь же вероятно, что он получил сведения о небольшой численности армии Константина.

Наконец, его переправа через Тибр, скорее всего, говорит о том, что он не слишком доверял собственной армии и постарался поставить ее солдат в такое положение, которое вынудило бы их сражаться, хотя бы для защиты собственной жизни.

Император Константин Равноапостольный

Воздействовали ли на Максенция высшие силы, нам неизвестно. Но о его сопернике Константине такого сказать нельзя. Уж он-то точно не испытывал недостатка в пророчествах и знаках свыше. Считается, что сам христианский Бог пришел на помощь Константину, явив ему знамение креста в синем небе и солнечном сиянии с надписью «In hoc signo vinces» («С этим знаком победишь»).

Евсевий тоже пишет о кресте в небе, но аналогичная надпись была уже греческой (впрочем, Евсевий был грек, и мог не знать латыни). Другой христианский писатель, Лактанций, рассказывает нам, что знак Пылающего Креста явился Константину во сне, что вызывает несколько большее доверие.

Но можно отметить, что с этого времени Константин стал носить монограмму собственного изобретения в виде стилизованного креста.

Перед решающей битвой Максенций располагал большим, до ста тысяч человек, но весьма неравноценным по своим боевым качествам войском. Армия включала грозные ударные части тяжелой конницы катафрактов, отряды преторианской гвардии, вполне боеспособную легкую пехоту из провинции Африка.

Но большую часть войска составляли солдаты гарнизонной службы и легионы, набранные из италиков, давно отвыкших воевать и не очень желавших биться с победоносным врагом. Для управления такой армией требовались высокие лидерские качества и большой талант полководца, которым Максенций явно не обладал.

Войско Константина, напротив, состояло из одних ветеранов, одержало с ним не одну победу и в боях против британских варваров, и в междоусобных противостояниях с соперниками в борьбе за власть.

Само столкновение армий оказалось весьма непродолжительным. Максенций построил преторианцев и италийские легионы в центре боевого порядка, на флангах поставив конницу в качестве прикрытия.

Константин, который располагал существенно меньшим войском, понимал, что эта ситуация может привести к фланговому охвату, и противодействовал ей самым решительным образом.

Он лично возглавил свою ударную кавалерию в мощном броске на врага, захватил инициативу и довольно быстро смял вражескую конницу на левом крыле противника. Она первой обратилась в беспорядочное бегство к деревянному мосту, по которому накануне боя переправилась через Тибр.

Увидев, что происходит, италики и солдаты гарнизонной службы, теснимые пехотой Константина, также предались панике и отрядами, а также поодиночке стали покидать места в строю. Очень скоро бегство стало всеобщим. Конечно, небольшой мост не выдержал такого натиска, и в итоге тысячи человек утонули в реке.

Вместе с ними утонул и невезучий Максенций. Одни преторианцы оправдали веру в них Максенция: они держались дольше всех и, окруженные врагами, продолжили биться до тех пор, пока усталость и превосходящие силы противника не сделали свое дело. Преторианцы были перебиты, а позднее своим указом Константин вообще упразднил это войсковое соединение.

Победа сделала Константина хозяином Рима. Но, конечно, не смена на престоле очередного императора стала главным следствием Мульвийской битвы.

Сразу после победы Константин издал указ о равноправии христианской церкви с другими культами Империи, а фактически даже придал ей привилегированное положение.

Именно с Мульвийской битвы христианство начинает свое победоносное шествие по Римскому миру, а Константин входит в историю под именем Константина Равноапостольного.

Источник: http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=2025

Съезд шести Императоров и битва на Мульвийском мосту

Вместо спокойной передачи власти согласно придуманному Диоклетианом механизму после его ухода на покой в империи началась ожесточенная борьба за власть, предпосылки которой были заложены этой самой тетрархической системой. Диоклетиан только благодаря личной энергии, авторитету, дипломатическому таланту держал ситуацию в своих руках. Без него система не работала.

1 мая 305 г. состоялось публичное отречение Диоклетиана и Максимиана от власти. Первый вскоре поселился на берегу моря в Салоне (сейчас Сплит, Хорватия), второй – в Медиолане. На специальной церемонии августами стали Констанций Хлор и Гай Галерий, а новыми цезарями были назначены Север и Максимин Даза. До нас дошло подробное описание этой церемонии.

На ней все ожидали назначения Константина – сына Констанция Хлора. Но в нужный момент Галерий буквально оттолкнул Константина, представив пораженному войску Максимина Дазу. Вероятно, этими назначениями Диоклетиан и Галерий стремились показать, что доминат отказывается от наследования власти по родственному принципу.

Ведь обойденным оказался не только Константин, но и Максенций – сын Максимиана.

Константину была отведена особая роль: он должен был служить залогом союза между Констанцием Хлором и Галерием, и восточный август продолжал удерживать его при своем дворе после отречения Диоклетиана. Именно обиженный Константин стал главным виновником разгоревшейся вскоре новой гражданской войны.

Вырвавшись из почетного плена, он сумел благополучно добраться до отца, находившегося в Британии. В том же 306 г. Констанций Хлор умер и перед смертью передал власть сыну, что было подтверждено войсками, провозгласившими Константина августом.

Галерий решил не идти на обострение конфликта и признал нового императора, хотя и не в ранге августа, а в ранге цезаря, так как августом должен был стать Север.

После этого уже и Максенций стал добиваться власти. 28 октября 306 г. с помощью солдат он провозгласил себя императором в Риме. Одновременно его отец Максимиан, уходивший только под давлением Диоклетиана, во второй раз стал августом и вернулся к политической деятельности.

Таким образом, в Римской империи оказалось сразу шесть правителей. Галерий, как старший по рангу август‑доминус, попытался восстановить тетрархию силой и вторгся с войсками в Италию, однако был вынужден ни с чем вернуться в свои восточные владения.

Затем он назначил вместо убитого Севера новым августом на западе Лициния и попытался еще раз восстановить тетрархию, организовав встречу всех правителей Римской империи. На съезд Галерием был приглашен и Диоклетиан.

По преданию, бывший доминус сначала не хотел возвращаться в политику, отвечая прибывшим к нему послам: «Если бы вы видели, какие я тут овощи вырастил, вы не стали бы меня просить!»

Съезд состоялся в Карнунте на Дунае в конце 307 или в 308 г. и, судя по всему, не принес желаемого результата. У власти продолжали находиться шесть правителей: два старших августа, два августа и два цезаря.

Вскоре Галерий вообще отменил ранг цезаря и назвал себя вместе с Лицинием августами, а Максимина Дазу и Константина – «сыновьями августов». Чуть позже Галерий постановил, чтобы все четверо назывались императорами.

style=»display:block» data-ad-client=»ca-pub-7206746909524663″ data-ad-slot=»9127896632″

data-ad-format=»auto»>

Диоклетиан доживал свой век в Салоне, с грустью наблюдая развал столь старательно создававшейся им тетрархии. В 313 г. Константин и Лициний отправили Диоклетиану приглашение на свадебный пир.

Он, подозревая, что рвущиеся к усилению своей власти преемники хотят устранить его, отказался. Вскоре последовало угрожающее письмо, в котором императоры обвиняли Диоклетиана в том, что он покровительствует Максимину Дазе.

Понимая, что ему готовят позорную казнь, проницательнейший принцепс покончил с собой.

Системе тетрархии, которую попытался восстановить Галерий, явно мешало наличие находившегося в Риме Максенция. Он порвал с отцом – Максимианом, который воспользовался покровительством Константина и перебрался в Галлию.

Смерть Галерия, казалось, должна была ослабить напряженность, поскольку реальной властью опять обладали четыре человека: Лициний, Максимин Даза, Константин и Максенций, но началась новая гражданская война.

Константин сблизился с Лицинием, а Максимин заключил тайное соглашение с Максенцием.

В открытых военных действиях участвовали Константин и Максенций, война между ними началась в 311 г. Значительное превосходство сил было в ней на стороне Максенция: 100 тысяч против 40 тысяч Константина. Но при этом именно последний атаковал.

Его солдаты, в отличие от итальянских контингентов соперника, имели большой боевой опыт, поскольку постоянно воевали с варварами на рейнских границах.

Начав наступление из подчиненной ему Галлии, он беспрепятственно перешел Альпы, разбил части противника у Турина и Вероны и подошел к стенам Рима. За Максенция сражения вели его полководцы, сам он не выезжал из Рима в связи с неблагоприятными предсказаниями гадателей.

Решающая битва этой войны произошла в 312 г. на Мульвийском мосту через Тибр. Это сражение прославлено в работах христианских историков, ибо победу здесь Константин одержал якобы не без вмешательства самого Господа.

Константин подошел к Риму и разбил лагерь на равнине к северо‑востоку от упомянутого моста. Максенций же приказал построить через Тибр мост‑ловушку, который состоял из двух частей и в случае разъединения их должен был рухнуть в воду вместе со всеми находящимися на нем людьми.

В Риме были проведены очередные гадания, в Сивиллиных книгах Максенций якобы вычитал, что поражение потерпит враг Рима. Он решил, что врагом Рима является пытающийся взять Вечный город Константин. Тот со своей стороны тоже не обошелся без мистики.

У Константина случались видения и раньше, но тогда в решающие моменты он видел Аполлона и Геркулеса, а перед битвой у Мульвийского моста он уже имел дело с христианскими персонажами. Константин якобы увидел «составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста с надписью “Сим побеждай!”».

На следующий день Константин приказал всем солдатам изобразить на своих щитах такой же крест (точнее, букву X), пересеченный чертой, превращавшей знак в монограмму Иисуса Христа. Судя по всему, император действительно приказал поместить на щиты некий знак.

Возможно, это была монограмма самого Константина. Не исключено, что он и его солдаты могли видеть необычные пятна на солнце.

28 октября разыгралось сражение, в котором оба лидера приняли личное участие. Все началось с кавалерийской атаки Константина, затем в бой вступила пехота.

Некоторое время Максенцию удавалось сдерживать натиск противника, но вскоре его войска обратились в бегство по мосту в город. Мост не выдержал напора и рухнул, став ловушкой для самого Максенция, который утонул.

Чудо, произошедшее во время этой битвы, якобы окончательно убедило Константина принять христианство.

Константин вошел в Рим, наказал близких сторонников Максенция и распустил преторианскую гвардию. Сенат признал его старшим августом. Константин стал, по сути, единоличным правителем западной части империи. В руках Лициния осталась восточная часть.

Источник: https://agesmystery.ru/rubriki/vojny-i-tajny/sezd-shesti-imperatorov-i-bitva-na-mulvijskom-mostu/

Ссылка на основную публикацию