Англо-французское соглашение с гитлером — история России

Англо-французские попытки договориться с Гитлером 1945 — История дипломатии

Англо-французское соглашение с Гитлером - история России

Под давлением явно нарастающей опасности воины решившись, наконец, направить в Москву военную миссию, английское и французское правительства, с другой стороны, попрежнему пытались договориться с немцами. 15 августа Кулондр посетил германское Министерство иностранных дел.

Здесь статс-секретарь Вейдзекер заявил французскому послу с крайним раздражением, что польское правительство не управляет событиями. Очевидно, его провокационное поведение в отношении Данцига продиктовано из Парижа и Лондона. Однако Германия не намерена дальше терпеть подобное поведение поляков. Кулондр попытался было успокоить своего собеседника.

Он принялся заверять его, что французское правительство ничего так не желает, как соглашения между Польшей и Германией. Посол старался втолковать статс-секретарю, что конфликт между Польшей и Германией может автоматически вовлечь в него и Францию. А это неминуемо поведёт к дальнейшим осложнениям.

Кулондр выражал готовность всемерно содействовать делу мира, ибо, по его мнению, европейская война закончится общим поражением.

В тот же день секретаря Министерства иностранных дел Германии посетил и Гендерсон. Он попытался выяснить, не согласится ли германское правительство повременить с разрешением вопроса о Данциге: пусть сперва разрядится атмосфера. Посол снова дал понять, что английское правительство готово договориться с Германией по колониальному и другим вопросам.

«Я возразил ему, — записывает Вейдзекер, — что он ставит вопрос академически. Отсрочка решения данцигской проблемы поведёт лишь к тому, что Польша ещё более обострит положение, и атмосфера отнюдь не улучшится». Гендерсон ещё раз предупредил, что нынешнее положение значительно серьёзнее и труднее, чем было в прошлом году, «ибо Чемберлен больше не может к вам прилететь».

«Мы ожесточённо дискуссировали по поводу того, кто прав и кто неправ в данном случае, — телеграфировал Галифаксу Гендерсон, — однако мы не могли убедить друг друга». При этом Вейдзекер выразил сомнение в том, что «Великобритания пожелает сражаться при всех обстоятельствах из-за польского сумасбродства».

В тот же день, 18 августа, Кулондр предупреждал Боннэ, что удержать Гитлера от нападения па Польшу могло бы только скорейшее завершение переговоров с Россией.

По свидетельству посла, никто в Берлине не верит тому, что Англия захочет воевать из-за какого-то Данцига, после того как она не оказала противодействия захвату Австрии, Судетской области, всей Чехословакии и Мемеля.

21 августа англичанам и французам стало известно, что Риббентроп собирается вылететь в Москву, где должен быть подписан германо-советский договор. Чемберлен на этот раз снова лететь к Гитлеру не решился. Однако уже 22 августа Гендерсон получил письмо премьера для передачи фюреру.

Чемберлен заверял, что заключение германо-советского договора не может повлиять на позицию Великобритании в отношении Польши.

«Какова бы ни была сущность германо-советского соглашения, — заявлял английский премьер-министр, — оно не в состоянии изменить ту позицию Великобритании в отношении обязательства перед Польшей, которую правительство его величества неоднократно разъясняло публично и которой оно решило придерживаться».

Чемберлен доказывал, что споры с Польшей можно уладить без войны. Англия готова принять на себя посредничество в этом деле. Нужна лишь некоторая «пауза» во взаимных обвинениях Германии и Польши. После этого можно будет начать переговоры с ними при помощи нейтрального посредника.

Передавая письмо Чемберлена Гитлеру в Берхтесгадене в тот же день, Гендерсон объяснил, что оно вызвано предстоящим заключением германо-советского пакта. Гитлер держался как победитель.

Он «угрожал общей мобилизацией своих войск, если Англия и Франция не прекратят военных приготовлений. Во всём виновата сама Англия.

Она помешала мирному разрешению всех споров, дав Польше свои гарантии и, таким образом, возбудив её против Германии.

23 августа Гендерсон был вызван к Гитлеру, который вручил ему официальный ответ на письмо Чемберлена. Документ содержал следующие положения: «1) Германия хотела мира и согласования интересов с Англией в Европе. 2) Данциг и Польский коридор должны принадлежать Германии.

Это давно признано в самой Англии многими политическими деятелями и учёными. 3) Германия пыталась мирно разрешить вопрос с Польшей; Англия этому помешала. 4) Английские гарантии вызвали со стороны поляков «зверства» против немцев.

5) Германия предупреждала Польшу, что не может терпеть провокаций и ультиматумов данцигскому Сенату. 6) Гитлер согласен, что война с Англией будет долгой, однако Германия к этому готова. 7) Если Англия и Франция будут продолжать военные приготовления, в Германии будет произведена всеобщая мобилизация.

8) Мир в Европе может быть спасён не Германией, а теми, кто повинен в «преступлениях Версаля»» 1.

1 (См. подробно в книге N. Henderson, Failure of a Mission, p. 303 ss. 45 История дипломатии, т. III. )

«Я всю жизнь стремился к англо-германской дружбе, — жаловался Гитлер Гендерсону, — но поведение английской дипломатии, по крайней мере до сих пор, убедило меня в бесполезности этих попыток» 1.

1 («ZweitesWeissbuchder DeutschcnRegi erung», B.II, №450,3.503-510. )

Коснувшись советско-германского договора от 23 августа, Гитлер заявил Гендерсону, что Германии не придётся вести войну на два фронта. «Россия и Германия не будут больше воевать друг против друга ни при каких обстоятельствах». Гитлер явно злорадствовал.

Тем не менее в конце концов он сам высказался за новое соглашение между Англией и Германией: для этого нужно лишь, чтобы Польша безоговорочно уступила Германии Данциг и Польский коридор. В тот же день Гитлер направил через Кулондра личное письмо Даладье.

Он настаивал, чтобы Франция решительно отказалась от поддержки Польши.

В беседе с Кулондром Гитлер и на этот раз пытался заверить его, что является другом Франции, что сам он «окончательно отказался от притязаний на Эльзас-Лотарингию и признал франко-германскую границу». Воины с Францией он не хочет; он желает дружбы с ней. Воевать с Францией из-за Польши было бы для него очень тяжело; однако он больше не может терпеть польских провокации.

«Сейчас в Германии находится более 70 тысяч беженцев из Польши; всё это — жертвы польских зверств. Гражданские самолёты Германии, пролетающие над Польшей, подвергаются обстрелу. В Лодзи и других городах происходят погромы немцев. Я не хочу воевать с Францией, — выкрикивал Гитлер, — но, если она ввязывается в конфликт, я буду воевать до конца. Передайте всё это Даладье».

Кулондр попытался заверить Гитлера, что французское правительство даёт Польше самые миролюбивые советы. «Я верю, — ответил Гитлер, — я даже убеждён в умеренности таких людей, как Бек, но они уже не хозяева положения».

По заключению Кулондра, Гитлер вовсе не стремился предотвратить войну. Война была для него делом решённым.

Он пробовал лишь разъединить союзников, устроить «второй Мюнхен» против Польши, получить Данциг путём шантажа и угроз, а затем по-своему расправиться и с Польшей.

В те же критические дни папа римский и Рузвельт обратились к Германии и Польше с призывом воздержаться от войны и договориться о мирном разрешении спора. Польское правительство выразило готовность повести переговоры с Германией. Однако правительство Гитлера не внимало ничему. Ему нужно было свести свои счёты с Польшей.

26 августа Гендерсон вылетел в Лондон. Он вёз новые предложения Гитлера, который требовал передела колоний, обмена национальными меньшинствами и передачи Германии Данцига. 28 августа посол вернулся в Берлин и вручил Гитлеру ответ английского правительства.

Чемберлен заявлял, что правительство Великобритании горячо желает полного и прочного соглашения с Германией. Англия готова приступить к обсуждению условий этого соглашения, лишь бы мирно был разрешён германо-польский спор. Жизненные интересы Польши должны быть ограждены соглашением, обеспеченным международными гарантиями.

«Такое мирное решение спора открывает путь ко всеобщему миру, — гласил английский меморандум. — Если же оно не будет достигнуто, возникнет война между Германией и Англией, которая охватит весь мир. Это значит разразится катастрофа, небывалая в истории».

Вручая Гитлеру меморандум своего правительства, Гендерсон заметил, что оно не торопит фюрера с ответом. «Но я-то спешу», — бросил ему в ответ Гитлер.

29 августа Гитлер передал Гендерсону письменный ответ на английский меморандум. Германское правительство соглашалось на прямые переговоры с Польшей, — оно требовало лишь, чтобы польский представитель явился в Берлин уже на следующий день с необходимыми полномочиями.

Гитлер под-твердил, что настаивает на передаче Германии Данцига, Польского коридора и Верхней Силезии. Тут же он подчеркнул, что после этой операции остаток Полыни едва ли можно будет рассматривать как самостоятельное государство.

Затем фюрер пустился в изображение перспектив «золотого века» англо-германской дружбы 1.

1 («Dokumente zur Vorgeschichte de» Krieges. Berlin 1939, № 2. )

Рекомендуем ознакомится: http://art-of-diplomacy.ru

Источник: http://worldunique.ru/punkt-1/istoriya-stran/30730-anglo-frantsuzskie-popytki-dogovoritsya-s-gitlerom-1945-istoriya-diplomatii

Соперничество англо-французского блока и немецко-фашистской дипломатии из-за соглашения с СССР

Соперничество англо-французского блока

и немецко-фашистской дипломатии из-за соглашения с СССР

Прокоп А.В.*

The article discusses some problems relating to situation in the world before WW II. The author reviews some facts concerning rivalry between Britain and France from the one side and Germany from the other because of Russian-German Non-aggression Pact. He analyses the position of the parties and their actions on creating mutually beneficial relations with the USSR.

Накануне войны в Европе сформировались два блока государств — тройственная коалиция Германии, Японии и Италии, и англо-французский союз.

Перед явной угрозой со стороны фашистского блока «поджигателей войны» правительства Англии и Франции вынуждены были, наконец, подумать о мерах самозащиты.

Для обоих лагерей исключительное значение приобретал вопрос — на чьей стороне в предстоящем столкновении окажется Советский Союз?

В связи с этим в Германии происходили непрерывные совещания генерального штаба с правительством. Дипломатия Гитлера стремилась во что бы то ни стало помешать заключению англо-франко-советского пакта. Это стремление вызывалось боязнью войны на два фронта. Среди германских военных кругов издавна господствовало убеждение, что такой войны Германия выдержать не может.

«Гитлер спрашивал генерала Кейтеля, начальника генерального штаба и генерала фон Браухича, главнокомандующего, — доносил 1 июня французский посол Ку-лондр своему министру иностранных дел Бонна, — может ли окончиться война благоприятно для Германии. Оба ответили, что решающее значение имеет вопрос, останется ли Россия нейтральной или нет.

Если Германии придётся сражаться одновременно и против России, у неё мало будет шансов на выигрыш войны. Оба генерала придавали большое значение позиции Турции. Они считали, что Турция может выступить на стороне западных держав, если к ним присоединится Россия. В конце концов, решение Гитлера зависело от подписания англо-советского пакта.

Полагают, что он рискнёт на войну, если не будет фронта со стороны России. Но если Гитлер будет знать, что ему придётся

воевать также и против России, то он скорее «отступит» перед Польшей, чем обречёт свою страну, партию и самого себя на поражение и гибель. Если же англо-русские переговоры затянутся, то не исключён в течение ближайших же недель молниеносный захват Данцига».

Из переписки между французским министром иностранных дел Жоржем Боннэ и Риббентропом, относящейся к лету 1939 г. и опубликованной в 1940 г., во французской «Жёлтой книге» явствует, что гитлеровская дипломатия всячески старалась удержать Францию от заключения военного союза с Советской Россией.

1 июля 1939 г. Боннэ обратился к Гитлеру с нотой, переданной через германского посла в Париже Вельчека. Нота предупреждала, что насильственное изменение status quo в Данциге вызовет вооружённое сопротивление Польши, а это повлечёт за собой применение франко-польского соглашения о взаимной помощи.

Риббентроп ответил на французскую ноту письмом, в котором напоминал о германо-французской декларации от 6 декабря 1938 г. Эта декларация предусматривала «необходимость взаимного уважения жизненных интересов обеих стран».

Ссылаясь на свои переговоры с Боннэ в Париже в день опубликования франко-германской декларации, Риббентроп писал: «Я настойчиво указывал на Восточную Европу как на сферу немецких интересов; вы же, в полном противоречии с вашими нынешними утверждениями, подчёркивали тогда со своей стороны, что позиция Франции в отношении восточноевропейских вопросов со времени Мюнхенской конференции существенно изменилась». Риббентроп нагло упрекал Боннэ в прямой «измене». Он заявлял, что Германия решительно отклоняет «вмешательство Франции в сферу немецких жизненных

Начальник кафедры философии и истории АЭБ МВД России, кандидат философских наук, доцент.

Ю

OI

Z

О

о

CJ

о о о

Читайте также:  Философия истории ясперса - история России

Q.

со

S

н о

1

о я с о т ф VO >5

о *

о ф

У S

2

1

о *

о

2

ф

d

я *

s о

о

ш у

S

2

1

о *

о

2 ф d

л *

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/sopernichestvo-anglo-frantsuzskogo-bloka-i-nemetsko-fashistskoy-diplomatii-iz-za-soglasheniya-s-sssr

Гитлеровская дипломатия: с какими странами Гитлер заключал договора и соглашения?

Коротка ли память у наших «западных партнёров»? Конечно, когда им это не выгодно — забывают тут же.

https://www.youtube.com/watch?v=sU-y07ZJj0A

А нам только и твердят о кровожадном Пакте Молотова-Риббентропа. Давайте рассмотрим, кто ещё заключал договоры с Гитлером.

1. 1933 год. Пакт четырех (Италия, Германия, Англия, Франция)

«Пакт четырех» являлся попыткой противопоставить Лиге наций «директорию» четырёх великих держав, стремившихся подчинить своей гегемонии всю Европу. Игнорируя Советский Союз, четыре державы пытались проводить политику его изоляции, устранив в то же время от участия в решении европейских дел остальные государства Европы.

«Пакт четырех» означал «сговор английского и французского правительств с германским и итальянским фашизмом, уже тогда не скрывавшим своих агрессивных намерений. Вместе с тем этот пакт с фашистскими государствами означал отказ от политики укрепления единого фронта миролюбивых держав против агрессивных государств»

Но из-за разногласий среди участников и недовольства других стран «Пакт четырех» так и не был ратифицирован.

2. 1934 год. Пакт Пилсудского-Гитлера (Германия, Польша)

Договор о ненападении между Германией и Польшей. Он был дополнен договором о торговле и мореплавании, отдельными соглашениями по вопросам печати, кино, радиовещания, театра и др.

Предусматривалось сохранение пакта в силе и в случае вступления в войну с третьими государствами одной из договаривающихся сторон.

3. 1935 год. Морское Англо-Германское соглашение

Британское правительство удовлетворило требование Гитлера о том, чтобы «мощь германского флота составляла 35 % в отношении к совокупной мощи Британской империи». Пропорция 35:100 должна была применяться как к общему тоннажу флота, так и к каждому классу кораблей.

В отношении подводных сил Германия получала право на равенство с Британией, но обязалась не превышать 45 % от тоннажа британских подводных сил. Предусматривалось, что в случае нарушения этого предела Германия проинформирует британское правительство.

Германия также брала на себя обязательство соблюдать качественные ограничения, установленные Вашингтонским договором 1922 г. и Лондонским договором 1930 г.

Фактически немцам дали возможность построить 5 линкоров, два авианосца, 21 крейсер и 64 эсминца.

Результатом соглашения стала окончательная ликвидация всех ограничений Версальского договора. По разрешённому тоннажу флота Германия уравнивалась с Францией и Италией — державами-победителями в Первой мировой войне.

4. 1936 год. Антикоминтерновский Пакт (Германия, Япония)

Договор Германией и Японией, оформивший (под флагом борьбы против Коминтерна) блок этих государств в целях завоевания мирового господства.

В ноябре 1937 к «Антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия, позднее ряд др. государств.

В 1939—40 годах Пакт превращен в открытый военный союз (см. Берлинский пакт).

5. 1938 год. Мюнхенский сговор (Англия, Франция, Германия, Италия)

Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области.

Встреча в Мюнхене в Фюрербау состоялась 29—30 сентября. Основой соглашения являлись предложения Италии, практически ничем не отличавшиеся от требований, выдвинутых ранее Гитлером при встрече с Чемберленом. Чемберлен и Даладье приняли эти предложения.

В час ночи 30 сентября 1938 г. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписали Мюнхенское соглашение. После этого в зал, где было подписано это соглашение, была допущена чехословацкая делегация.

Руководства Великобритании и Франции оказали давление на правительство Чехословакии, и президент Бенеш без согласия Национального собрания принял к исполнению данное соглашение.

5.1. 30 сентября между Великобританией и Германией была подписана декларация о взаимном ненападении.

5.2. Аналогичная декларация Германии и Франции была подписана чуть позже.

6. 1939 год. Германо-Румынские экономические договоры и соглашения

Кабальные договоры, навязанные монархо-фашистской Румынии, поставившие румынскую экономику в зависимость от военных нужд фашистской Германии.

7. 1939 год. Договор о ненападении Германии на страны Прибалтики

Для Германии цель договора состояла в предотвращении западного и советского влияния в балтийских государствах и окружения Германии (договор о ненападении с Литвой был уже заключён в марте 1939 года после немецкого ультиматума по поводу Клайпеды).

Балтийские государства должны были служить препятствием против вмешательства СССР в планировавшееся вторжение в Польшу.

Германия предложила заключить договоры о ненападении с Эстонией, Латвией, Финляндией, Данией, Норвегией и Швецией 28 апреля 1939 года.

Швеция, Норвегия и Финляндия отказались. Черновики договоров были готовы в начале мая, но подписание было отложено дважды, так как Латвия запрашивала уточнения.

8. 1939 год. Пакт Молотова-Риббентропа (Германия, СССР)

Договор о ненападении между Германией и СССР.

19 августа 1939 года были подписаны советско-германское экономическое соглашение, а 23 августа Пакт Молотова-Риббентропа. Пакт предусматривал договор о ненападении и обязательства соблюдать нейтралитет, если одна из сторон станет объектом военных действия третьей стороны.

К договору дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии, Эстонии, Финляндии, восточных «областей, входящих в состав Польского государства» и Бессарабии в сферу интересов СССР, Литву и запад Польши в сферу интересов Германии.

Источник: http://balalaika24.ru/history/gitlerovskaya-diplomatiya-s-kakimi-stranami-gitler-zaklyuchal-dogovora-i-soglasheniya

Как британия и франция помогали гитлеру — «мюнхенский сговор»

29-30 сентября было подготовлено и подписано соглашение о разделе Чехословакии. В переговорах приняли участие Германия, Франция и Великобритания. Делегацию Чехословакии пригласили только на оглашение уже готового текста. Это соглашение получило название «Мюнхенский сговор».

Этот договор стал очередным шагом по выращиванию из слабой и беспомощной Германии агрессивного Еврорейха. До этого Франция и Британия признали аншлюс Австрии, после этого вели «Странную войну» в 1939-1940-м гг., ни разу не атаковав позиции немцев не смотря на объявление войнв в связи с нападением на Польшу…

Так кто же подарил Гитлеру Вену и Прагу?

Это сделали те, кто вопреки своему союзному долгу не помогли Чехословакии, а наоборот, сделали все, чтобы она капитулировала.

Претензии Германии на часть Чехословакии

В 1938-м году германская печать, окрыленная многочисленными бескровными успехами Гитлера, развернула активную кампанию за удовлетворение требований немцев, проживавших в Судетской области Чехословакии. Возросла активность и германской общины внутри страны.

Авангардом идеи «возвращения всех немцев в один рейх» стала «судетонемецкая партия», руководимая Конрадом Генлейном. Аншлюс Австрии дал прекрасный повод говорить об ущемлении прав германского меньшинства в Чехословакии.

Ведь все австрийские немцы влились в «единую семью» – чем же хуже их «судетские братья»? Партия Генлейна потребовала «территориальной автономии» для Судетской области.

Правительство Чехословакии вовсе не собиралось капитулировать перед немцами. У чехов для этого не было никаких оснований. Чешская армия, одна из самых сильных в Европе, была готова защищать свою страну в случае агрессии. Соотношение сил к такой решимости весьма располагало.

Весной 1938 года армия Чехословакии состояла из 34 дивизий против 28 дивизий вермахта. К осени того же года растущая сумасшедшими темпами немецкая армия стала заметно сильнее, но все равно преимущество гитлеровцев не было многократным.

Бороться было можно: против 39 германских дивизий численностью 1,8 млн человек чехи могли выставить 36 дивизий, состоявших из 1,6 млн человек; против 2400 самолетов и 720 танков Гитлера у Чехословакии было соответственно 1500 самолетов и 400 танков.

Не забудем и тот факт, что чехословацкая армия собиралась обороняться, а немецкая была бы вынуждена наступать.

…События вокруг Чехословакии стали принимать весьма «странный» оборот. Вместо активного сопротивления притязаниям Гитлера началась мышиная возня. Ее результатом стало печально знаменитое Мюнхенское соглашение сентября 1938 года, по которому фюрер получил все желаемое.

Может быть, Запад вновь испугался немецкой военной мощи? «Германские армии были неспособны нанести французам поражение в 1938 или 1939 году» , – пишет Уинстон Черчилль. Значит, не мог Гитлер победить чехов, французов и англичан разом, и это было вполне очевидно.

Почему же тогда не проявили решительность руководители «демократических стран»? Потому что победа над Германией, которую они же создали и выпестовали, была им не нужна! Гитлер еще не выполнил взятых на себя обязательств, и отправлять его в отвал было бы непродуктивно. Бойцовую собаку, выкормленную для смертельной схватки, никто убивать до самого боя не станет.

Зачем даром тратить корм и время? Зато накануне битвы можно ей скормить глупую индюшку, которая привыкла к ласкам своих хозяев и не понимает очевидного факта, что домашних любимцев любят до тех пор, пока владельцам не понадобится их мясо!

Гитлер и Чемберлен в Мюнхене в 1938 году.

Великобритания и Франция на стороне Гитлера (1)

Роль незадачливой домашней птицы, приготовленной ее союзниками на убой, в этот раз и играла Чехословакия. Первое совещание ее «хозяев» прошло в Лондоне 28–30 апреля 1938 года. К изумлению чехов, французская дипломатия вдруг присоединилась к требованию дипломатии английской во что бы то ни стало избежать столкновения с Германией.

15 мая 1938 года в газете «New York Herald Tribune» появилось сообщение из Лондона, в котором говорилось прямым текстом, что поскольку ни Франция, ни СССР не станут воевать из-за Чехословакии, то и Англия менее всего желает браться за оружие, чтобы защищать славянскую республику.

А раз так, то Чехословакия должна со всей трезвостью оценить свое положение и понять, что единственным выходом для нее должно быть мирное разрешение вопроса о судетских немцах.

18 июля 1938 года адъютант Гитлера капитан Видеман привез в Лондон личное послание Гитлера британскому премьеру Чемберлену… 22 июля 1938 года Англия потребовала от Чехословакии, чтобы ею были приняты решительные меры для «умиротворения Европы».

Чехи ответили согласием предоставить судетским немцам автономию.

Однако Генлейн тут же, 29 июля 1938 года, выступил с публичной декларацией: все немцы в любой стране должны подчиняться «только немецкому правительству, немецким законам и голосу немецкой крови».

Вслед за этим английская дипломатия продолжила давление на чехов. 3 августа в Прагу прибыл уполномоченный Чемберлена лорд Ренсимен. Этот «беспристрастный посредник» на самом деле должен был убедить Чехословакию отдать Судеты немцам.

Чехи упирались: они никак не хотели понять, что все давно уже решено.

7 сентября 1938 года лондонская газета «Таймс» выступила со статьей, в которой чехам предлагалось не артачиться и сделать все по-хорошему – стать «однородным в национальном отношении государством».

СССР и Чехословакия

Ситуация вокруг Чехословакии была любопытна еще и тем, что помимо франко-чешского договора существовал договор Чехословакии с СССР. В случае нападения Советский Союз должен был прийти на помощь жертве агрессии.

Правда, в тексте соглашения имелась интересная «закавыка»: Москва должна была оказывать помощь Праге только в том случае, если такую же помощь окажет Париж.

В начале сентября 1938 года французское правительство обратилось к правительству СССР с запросом, какова будет его позиция, если Чехословакия подвергнется нападению.

Ответ из Москвы был прост: надо немедленно созвать представителей СССР, Англии и Франции и опубликовать декларацию от имени этих держав, предупреждающую, что Чехословакии будет оказана помощь в случае нападения на нее Германии. Что же касается Советского Союза, то он свои обязательства по договору готов выполнять.

Как пишет У. Черчилль, «советские предложения фактически игнорировали». «Эти предложения не были использованы для влияния на Гитлера, к ним отнеслись с равнодушием, чтобы не сказать с презрением, которое запомнилось Сталину. События шли своим чередом так, как будто Советской России не существовало».

Великобритания и Франция на стороне Гитлера (2)

Вместо того чтобы дать отпор агрессору и занять совместную с СССР твердую позицию, англичане «дожимают» чехов. Сначала правительству Чехословакии было предложено аннулировать договоры с Францией и СССР.

Потом совместной англо-французской нотой от 19 сентября Праге было предложено немедленно передать Германии Судетскую область.

«…Дальнейшее сохранение в границах чехословацкого государства районов, населенных преимущественно судетскими немцами, – говорилось в документе, – фактически не может более продолжаться без того, чтобы не поставить под угрозу интересы самой Чехословакии и интересы европейского мира… Поддержание мира и безопасности и жизненных интересов Чехословакии не может быть обеспечено, если эти районы сейчас же не передать Германской империи». Передачу областей предлагалось провести быстро, без плебисцита. Срок ответа тоже ограничен – всего два дня! Ведь 22 сентября британский премьер Чемберлен должен был встретиться с Гитлером.

К чести чехов, они все же сопротивлялись. Однако ведь и индюшка, прежде чем лечь под нож, тоже немного побегает по двору. Только это ничего не изменит, если хозяин твердо решил сделать ее украшением своего стола.

20 сентября 1938 года послам Англии и Франции был вручен ответ Чехословакии.

Читайте также:  Василий шуйский - история России

В нем содержалась просьба пересмотреть решение и передать вопрос на арбитражное разбирательство в соответствии с германо-чехословацким договором 1925 года.

Своим упрямством чехи могли все испортить.

Дело в том, что в случае военного конфликта с Германией Франция была обязана вступиться за чехов! А в таком случае и СССР мог прийти на помощь не только Праге, но и Парижу! Срабатывала система союзов: Франко-советский пакт о взаимопомощи от 2 мая 1935 года, Советско-чехословацкий договор от 16 мая 1935 года. И вся красивая комбинация Запада рассыпалась, как карточный домик.

Между тем в Лондоне и Париже начинали терять терпение. Вечером того же 20 сентября английский посол Ньютон сообщил чешскому правительству, что «в случае, если оно будет дальше упорствовать, английское правительство перестанет интересоваться его судьбой». Французский посланник Делакруа поддержал это угрожающее предупреждение. Но и на этом дипломаты не успокоились.

В два часа ночи (!) послы «дружественных» Англии и Франции подняли чехословацкого президента Бенеша из постели. За прошедшие сутки это был уже их пятый визит.

Ночные гости предъявили Бенешу ноту, а по сути, самый настоящий ультиматум: «если оно (правительство Чехословакии) не примет англо-французского плана, то весь мир признает Чехословакию единственной виновницей неизбежной войны».

Мюнхенский сговор

29-30 сентября 1938 года в баварской столице было подписано пресловутое Мюнхенское соглашение, юридически закрепившее передачу Судетов Германии. Соглашение подписали Гитлер, Муссолини, Чемберлен и Даладье. Чешских представителей на заседание «хозяев» даже не пригласили – они находились в соседней комнате.

И лишь по окончании всех переговоров и подписаний чехам сказали, что теперь будет с их страной. Спешка в подписании Мюнхенского соглашения была такой, что в чернильнице в комнате, где творилась мировая политика, попросту не оказалось чернил.

Да и зачем они – ведь все было согласовано заранее, а подписи – так, пустая формальность…

Риббентроп, Чемберлен и Гитлер во время переговоров в Мюнхене, где была решена участь Чехословакии

1 октября 1938 года германские войска вступили в Чехословакию. Сопротивления им не оказывалось. Позже германские генералы осматривали чешские укрепления и только кивали головой: как хорошо, что мудрому фюреру удалось уладить дело миром.

Ведь именно в Судетах находились первоклассные фортификационные сооружения. Штурмуя такие твердыни, можно было положить на их подступах уйму солдат.

«На учебных стрельбах специалисты изумленно констатировали, что наше оружие, которое мы собирались использовать против этих укреплений, не возымело бы ожидаемого действия», – дипломатично пишет в своих мемуарах Альберт Шпеер.

На деле такая оценка означала полную невозможность для германской армии взять штурмом чешские укрепления. Поэтому западные дипломаты, трезво оценивая пока еще скромные возможности вермахта, и настаивали так твердо на безоговорочной сдаче Чехословакии!

Польша и Венгрия терзают Чехословакию

Однако на этом страдания «индюшки» не закончились. Сразу после подписания Мюнхенского соглашения началась вторая, нигде не описанная часть жестокого представления. «.Немцы были не единственными хищниками, терзавшими труп Чехословакии.

Немедленно после заключения Мюнхенского соглашения 30 сентября …ое правительство направило чешскому правительству ультиматум, на который надлежало дать ответ через 24 часа...ое правительство потребовало немедленной передачи ему пограничного района Тешин.

Не было никакой возможности оказать сопротивление этому грубому требованию».

Мы намеренно пропустили в цитате английского премьера, какая именно страна поступила с Чехословакией так нехорошо. Кто же это был? Фашистская Италия? Коммунистический СССР? Милитаристская Япония? Ну кто еще на плохом счету у историков Второй мировой войны?

Подобное предложение, от которого «невозможно отказаться», чехословацкому руководству сделало… правительство Польши!

То есть такой же союзник Франции, как и сама Чехословакия! Ни Лондон, ни Париж не произнесли в защиту чехов ни слова.

«Невинная жертва» будущей агрессии, Польша, как заправский падальщик, с удовольствием торопилась отщипнуть кусочек чешской территории. И вот уже Тешинский район становится польским.

В 1938 году Польша, нисколько не стесняясь, рвет на части Чехословакию, через год наступит и ее черед.

Видя, как другим так ловко удается поживиться чужой территорией, и венгерский премьер-министр Имреди заявил, что интересы венгерского меньшинства в Чехословакии «обойдены». И он своего добился: 2 ноября 1938 года Венгрии отошли 12 тыс. кв. километров территории южной Словакии и небольшая часть так называемой Закарпатской Украины (Закарпатья) с населением около 1 млн человек.

Так кто же подарил Гитлеру Вену и Прагу?

На этот вопрос ответить очень просто.

Это сделали те, кто вопреки своему союзному долгу не помогли Чехословакии, а наоборот, сделали все, чтобы она капитулировала.

Фашистскую Германию вырастили
Великобритания и Франция.

В результате обмана и предательства Чехословакии со стороны Англии и Франции Гитлер в разы усилил свою армию, что существенно повлияло на его решимость развязать войну. Весьма вероятно, что если бы Гитлер вступил в войну с Чехословакией, которая имела союзные договора с СССР и Францией, то война бы могла бы там и закончиться.

Поэтому совершенно очевидно, почему сегодня страны западного мира так активно ссылаются на фальшивые «секретные соглашения» к советско-германскому договору о ненападении, который Советский Союз заключил в последнюю очередь, уже после аналогичных соглашений между Германией и Англией, Францией, Польшей, Эстонией и Латвией.

Запад пытается спихнуть с себя вину за выращивание гитлеровской Германии.

Источник: https://perehvat.livejournal.com/322884.html

Где было заключено соглашение между Францией, Англией и Германией, см?

Заключено в Мюнхене. Вошло в историю как «мюнхенский сговор», в результате которого западными странами было санкционировано начало захвата Чехословакии фашистской Германией.

Поробнее:

Комментарий

Мюнхенское соглашение 1938. Соглашение о расчленении Чехословакии, достигнутое 29-30 сентября в Мюнхене главами правительств Великобритании (Н. Чемберлен), Франции (Э. Даладье), нацистской Германии (А. Гитлер) и фашистской Италии (Б. Муссолини).

Легкость, с которой Гитлер осуществил в марте 1938 аншлюс Австрии, поощрила его на дальнейшие агрессивные действия, теперь уже в отношении Чехословакии. После распада Австро-венгерской империи, Чехословакия в короткий срок превратилась в одну из наиболее процветающих стран Центральной Европы.

На ее территории располагались многие важнейшие промышленные предприятия, в том числе сталелитейные заводы Шкода и военные заводы. При населении накануне Мюнхенского соглашения в 14 млн. человек, в стране проживало помимо чехов и словаков около 3,3 млн. этнических немцев. Немецкоязычное население, т. н.

судетские немцы постоянно громогласно заявляли о дискриминационных мерах по отношению к ним со стороны чехословацкого правительства. Почти половину из 1 млн. безработных в стране составляли судетские немцы.

Центральные власти принимали всевозможные меры, чтобы снизить накал недовольства в Судетской области: представительство в Национальном собрании, равные права в отношении образования, местное самоуправление и др., но напряжение не спадало.

Гитлер решил воспользоваться нестабильной ситуацией в Судетской области и в феврале 1938 обратился к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии». Он заявил, что судетские немцы могут рассчитывать на Третий рейх, который защитит их от чехословацких притеснителей.

В германской прессе поднялась волна обвинений в адрес чехословацких властей, якобы осуществляющих зверства в отношении судетских немцев.

Воспользовавшись небольшим пограничным инцидентом, в результате которого погибло несколько немцев, Гитлер выдвинул германские войска к границе с Чехословакией, в надежде оказать политическое и военное давление на страну, чья армия составляла всего 400 тыс. человек.

Но Советский Союз и Франция предупредили Германию, что исполнят свои обязательства по отношению к Чехословакии, и Гитлер был вынужден отвести свои войска от границы. Однако осторожный Чемберлен заявил, что он не может гарантировать поддержку Великобритании в случае германской агрессии против Чехословакии. Воодушевленный нерешительностью британского правительства, Гитлер решил опереться в своих планах на «пятую колонну», которую представляли судетские немцы и пронацистская Судетская немецкая партия. По его указанию лидер этой партии Генлейн выдвинул ряд требований, по существу предполагавших отказ Чехословакии от суверенитета над Судетской областью (24 апреля). 30 мая Гитлер созвал секретное совещание генералитета в Ютербоге, на котором заявил: «Мое непоколебимое стремление — уничтожить Чехословакию в результате военных действий в самое ближайшее время». Затем он огласил приказ о проведении операции «Грюн» не позднее 1 октября 1938.

Дальнейшие события, непосредственно предшествовавшие подписанию Мюнхенского соглашения, выглядят следующим образом: маневры англо-французской дипломатии с целью оправдать перед общественным мнением подготавливаемую сделку с Гитлером и попытки склонить Чехословакию к капитуляции; мятеж судетских нацистов 13 сентября, подавленный вооруженными силами Чехословакии; Берхтесгаденское свидание 1938, в ходе которого Чемберлен, в принципе согласившись с требованием Гитлера о передаче Германии пограничных чехословацких территорий, лишь выразил просьбу не начинать боевых действий (15 сентября); англо-французский ультиматум (18 сентября) о передаче Германии части чехословацкой территории («необходимо уступить Германии районы, населенные преимущественно судетскими немцами, чтобы избежать общеевропейской войны»), принятый 21 сентября президентом Чехословакии Э. Бенешем; встреча Чемберлена с Гитлером в Бад-Годесберге для обсуждения новых, еще более тяжелых для Чехословакии требований германского правительства (22 сентября).

В момент наивысшего напряжения Муссолини посоветовал Гитлеру созвать четырехстороннее совещание с целью уладить все возникшие проблемы. Согласившись на это предложение, Гитлер выступил 26 сентября на массовом митинге во Дворце спорта в Берлине с речью.

Он заверил Чемберлена и весь мир, что если проблема судетских немцев будет решена, то он не станет выдвигать дальнейших территориальных претензий в Европе: «Мы подходим сейчас к последней проблеме, требующей своего разрешения. Это последнее территориальное требование, которое я выдвигаю перед Европой.

В 1919 году три с половиной миллиона немцев были отрезаны от своих соотечественников группой сумасшедших политиков. Чехословацкое государство выросло из чудовищной лжи, а имя этого лгуна — Бенеш». Чемберлен в третий раз направился в Германию, в Мюнхен, буквально умолять Гитлера о мире.

Он писал: «Я хотел еще раз попытаться сделать это, поскольку единственной альтернативой становилась война».

Советский Союз и Чехословакия не были допущены на переговоры. Чемберлен и Даладье приняли условия Гитлера и совместно оказали давление на чехословацкое правительство. Текст соглашения, составленный 29 сентября, был подписан на следующий день.

Соглашение предусматривало передачу Германии в срок с 1 по 10 октября 1938 Судетской области Чехословакии (со всеми сооружениями и укреплениями, фабриками, заводами, запасами сырья, путями сообщения и др.

), удовлетворение за счет Чехословакии в течение 3 месяцев территориальных притязаний Венгрии и Польши, «гарантию» участниками соглашения новых границ Чехословакии против неспровоцированной агрессии (вторжение в Чехословакию германских войск в марте 1939 выявило фальшивый характер этих «гарантий»).

30 сентября чехословацкое правительство приняло без согласия Национального собрания мюнхенский диктат. Чемберлен, вернувшись в Лондон, радостно заявил в аэропорту, размахивая текстом соглашения: «Я принес мир нашему времени».

Потрясенный подобной политикой попустительства агрессору Уинстон Черчилль сказал: «Я напомню тому, кто хотел бы не заметить или забыть, но что тем не менее приходится констатировать, а именно — мы пережили всеобщее и явное поражение, а Франция снесла еще больше, чем мы… И нет никаких оснований надеяться, что этим все закончится. Это лишь начало расплаты. Это только первый глоток из горькой чаши, которая будет предложена нам со дня на день, если не наступит невероятное восстановление нравственного здоровья и военной мощи, если мы вновь не очнемся и не сделаем ставку на свободу, как в былые времена».

Соглашение, подписанное в Мюнхене, было одним из наиболее ярких проявлений политики «умиротворения», проводившейся накануне 2-й мировой войны правительствами Великобритании и Франции с целью добиться сговора с нацистской Германии

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2665959-gde-bylo-zakljucheno-soglashenie-mezhdu-franciej-angliej-i-germaniej-sm.html

Англо-франко- советские переговоры 1939 г

25 июля 1939 г. правительство Англии дало советской стороне согласие начать переговоры о заключении военного соглашения между СССР, Англией и Францией. Однако правительства Чемберлена и Даладье на деле не имели намерения договариваться с Советским Союзом. Об этом свидетельствовали как состав делегаций западных держав на переговорах, так и содержание полученных ими директив.

Читайте также:  Борьба русского народа с татаро-монгольским нашествием - история России

Военные миссии Англии и Франции были составлены из второстепенных лиц.

Секретные директивы военным миссиям Англии и Франции исходили из установки Чемберлена и его окружения на ведение бесплодных переговоров и на возможность в любое время их прервать в случае достижения англо-германского сговора.

В директивах английской военной миссии ставилась задача свести «военное соглашение к самым общим формулировкам».

Это мотивировалось тем, что «британское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства», которые могли бы связать ему руки «при тех или иных обстоятельствах». Следовательно, директивы не предусматривали заключения военной конвенции трех держав. Это говорило о том, что Чемберлен не желал заключения с Советским Союзом ни договора о взаимной помощи, ни военной конвенции.

Совершенно иной была позиция Советского правительства, которое искренне стремилось заключить с Англией и Францией соглашение с целью предотвращения агрессии. 2 августа 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело и утвердило задачи советской делегации на переговорах.

Для ведения военных переговоров была назначена представительная делегация во главе с народным комиссаром обороны Маршалом Советского Союза К. Е. Ворошиловым.

В полномочиях главе советской делегации ставилась задача «подписать военную конвенцию по вопросам организации военной обороны Англии, Франции и СССР против агрессии в Европе».

Из-за преднамеренного затягивания Англией и Францией приезда военных миссий в СССР переговоры начались только 12 августа 1939 г. С самого начала переговоров советской стороной были поставлены следующие основные вопросы:

1) определить конкретные обязательства относительно размеров и форм взаимной помощи и планы военного сотрудничества;

2) договориться о пропуске советских войск через территорию Польши и Румынии для оказания помощи в случае агрессии.

При рассмотрении первого вопроса советская делегация заявила о готовности выставить против агрессора 136 дивизий, 5 тыс. средних и тяжелых орудий, до 10 тыс. танков, свыше 5 тыс. самолетов. Были предложены конкретные планы совместных действий против агрессора.

Давая оценку советским предложениям, английский посол Сидс сообщал 13 августа в Лондон, что «все признаки ясно говорят о том, что советская военная миссия вполне серьезно хочет вести дело». Однако английские и французские представители отказались разрабатывать конкретные планы военного сотрудничества, поскольку, как, писал П. Кот, в директивах у них «не было этих планов».

Вместо этого они предложили согласовать общие цели и принципы оказания взаимной помощи. Сравнивая позиции Советского Союза и западных держав, член французской миссии отмечал в своих мемуарах, что советские предложения были «ясными и конкретными».

Контраст между программой советской делегации и «смутными абстракциями франко-английской платформы, —писал он, —поразительный и показывает пропасть, которая отделяла концепции. Советские аргументы были весомые… Наша позиция оставалась фальшивой».

При рассмотрении второго кардинального вопроса, поднятого советской делегацией, оказалось, что он также не был включен в директивы военных миссий Англии и Франции. Поэтому английские и французские представители не были готовы ответить на него и сделали соответствующие запросы своим правительствам.

Только после этого правительство Чемберлена 16 августа поручило заместителям начальников военных штабов дать свое заключение по этому вопросу.

Они представили доклад, в котором говорилось: «Мы считаем настолько важным дать удовлетворение русским в этом пункте, что следует в случае необходимости оказать самое сильное давление на Польшу и Румынию, чтобы убедить их занять позитивную позицию».

Договоренность по этому вопросу была необходимой, поскольку СССР, не имея общей границы с Германией, мог бы оказать помощь Англии, Франции и Польше в случае агрессии фашистской. Германии лишь при условии пропуска советских войск через польскую территорию.

Обоснованность советского предложения, в том числе с точки зрения интересов безопасности западных стран, признавали французская делегация и французское посольство в Москве. В их донесении от 16 августа говорилось, что советское предложение подводит к «самой сущности вопроса» оказания Советским Союзом помощи, без решения которого переговоры «были бы беспредметными».

Однако правительства Англии и Франции не использовали имевшихся в их распоряжении возможностей, чтобы побудить правительство Польши принять советские предложения. Правда, они установили с польским правительством контакты по вопросу о советско-польском сотрудничестве.

Однако при этом осуществлялись такие «дозированные» контакты, чтобы, с одной стороны, создавать видимость «воздействия» на Польшу, а с другой — не доводить дело до получения от нее согласия на военное сотрудничество с Советским Союзом.

Что касается советско-румынского военного сотрудничества, то правительства Англии и Франции даже не обратились по этому вопросу к правительству Румынии.

https://www.youtube.com/watch?v=-ucjJ7SQ5eY

Советский Союз вел переговоры с Англией и Францией в условиях военного конфликта с Японией в районе р. Халхин-Гол. Японские правящие круги заверяли гитлеровцев, что, «в случае если Германия и Италия начнут войну с СССР, Япония присоединится к ним в любой момент, не ставя никаких условий».

Перспектива войны на два фронта — на Западе и на Востоке — беспокоила Советское правительство. Вместе с тем, учитывая, что агрессия фашистских держав представляет реальную угрозу также для Англии и Франции, Советское правительство рассчитывало на благоразумие правящих кругов этих стран.

В связи с этим оно не реагировало на предложение Германии о заключении договора о ненападении, сделанное в начале августа, все еще надеясь получить от правительств Англии и Франции положительный ответ на поставленные вопросы.

Однако ход переговоров в Москве окончательно убедил Советское правительство в нежелании западных стран сотрудничать с Советским Союзом в организации коллективной безопасности. Вместе с тем к этому времени стала вполне реальной угроза антисоветского сговора Англии и Германии.

В случае неполучения ответа от советской стороны на предложение заключить пакт о ненападении) правительство Германии было готово заключить антисоветский союз с Англией.

20 августа Гитлер обратился с личным посланием к И. В. Сталину, предложив ему принять 22 августа министра иностранных дел Германии для подписания пакта о ненападении.

В тот же день Гитлер направил секретное послание Чемберлену, в котором выражал готовность в ответ на английские предложения сообщить свои соображения относительно заключения «англо-германского союза». Из ответа Гитлера следовало, что Чемберлен предложил договориться о союзе с Германией.

21 августа из Берлина сообщили, что Геринг готов встретиться с Чемберленом. 22 августа Чемберлен направил послание Гитлеру, в котором выражалось согласие «обсудить более широкие проблемы».

В связи с этим Галифакс записал в своем дневнике, что «ведутся необходимые приготовления для прибытия Геринга в среду 23-го». Во время пребывания Геринга в Англии имелось в виду обсудить английские планы, «подтверждения которых, — отмечал Галифакс, — мы ожидаем из Берлина».

В сложившейся обстановке у Советского Союза не оставалось иного выбора, как встать на путь обеспечения своей безопасности в индивидуальном порядке и подписать 23 августа 1939 г. советско-германский договор о ненападении. Заключение этого договора не входило во внешнеполитические планы Советского Союза.

«Не потому прервались военные переговоры с Англией и Францией, —справедливо заявил советский нарком обороны в интервью для печати, —что СССР заключил пакт о ненападении с Германией, а наоборот, СССР заключил пакт о ненападении с Германией в результате, между прочим, того обстоятельства, что военные переговоры с Францией и Англией зашли в тупик в силу непреодолимых разногласий».

Правильность и обоснованность такого решения Coветского Союза признали многие государственные деятели Запада и историки, далекие от марксистских взглядов. Бывший французский министр авиации П.

Кот писал, что в результате линии Англии и Франции на срыв переговоров в Москве «Советскому правительству не оставалось ничего больше, как выбирать между подписанием советско-германского пакта или нападением на его страну при неблагоприятных условиях».

Как в 1918 г. ввиду враждебной политики западных держав Советская Россия оказалась вынужденной заключить Брестский мир, так и в августе 1939 г. Советский Союз был вынужден заключить советско-германский пакт ввиду той же враждебной политики Англии и Франции, хотя Советский Союз делал все возможное, чтобы иметь пакт о коллективной безопасности с Англией и Францией.

Подписание советско-германского пакта сорвало формирование антисоветского союза в Европе, чего добивались Чемберлен и его сторонники. В день заключения советско-германского договора была аннулирована поездка Геринга в Англию для определения условий англогерманского союза.

«ЦК ВКП(б) и Советское правительство, — отмечал в своих воспоминаниях маршал Г. К.

Жуков, — исходили из того, что пакт не избавлял СССР от угрозы фашистской агрессии, но давал возможность выиграть время в интересах укрепления нашей обороны, препятствовал созданию единого антисоветского фронта».

Заключение пакта расстроило также планы японских милитаристов об организации комбинированного нападения Японии и Германии на Советский Союз. После подписания договора правительство Хиранума ушло в отставку. Новое правительство Японии пошло на урегулирование конфликта в районе р. Халхин-Гол.

Вместе с тем Советское правительство, исходя из долгосрочных задач борьбы за коллективную безопасность, оставляло двери открытыми для продолжения переговоров с Англией и Францией о заключении пакта взаимопомощи.

26 августа заместитель наркома иностранных дел СССР С. А. Лозовский заявил китайскому послу в Москве: «Если Англия и Франция пойдут на предложения Советского правительства, не исключена возможность заключения договора с ними…

В настоящее время переговоры прерваны, но их возобновление зависит от Англии и Франции».

Однако правительства Чемберлена и Даладье не пожелали возобновления переговоров с Советским Союзом, а продолжали предпринимать усилия с целью осуществить второй Мюнхен, на сей раз за счет Польши, и заключить союз с Германией.

До самого момента нападения Германии на Польшу Чемберлен был убежден, что ему удастся договориться с Гитлером. Переговоры между СССР, Англией и Францией в 1939 г.

показали, что Советский Союз последовательно добивался достижения широкого равноправного соглашения о взаимной помощи с Англией и Францией, способного удержать Германию от развязывания войны в Европе. В сложной международной обстановке 1939 г.

, когда над миром нависла непосредственная угроза фашистской агрессии, «Советский Союз, — отмечал Л. И.. Брежнев, —настойчиво боролся за создание системы коллективной безопасности, которая могла бы обуздать агрессоров и предотвратить вторую мировую войну».

Это были вынуждены признать даже некоторые дипломаты западных стран. Посол США в Москве Д. Дэвис писал Г. Гопкинсу: «Ни одно правительство не видело более ясно и не заявляло с большей точностью о том, что следует сделать для сохранения мира и предотвращения развязывания Гитлером войны, как это делал Советский Союз».

Практика международных отношений показала несостоятельность попыток правящих кругов западных государств обеспечить безопасность только для своих стран в ущерб безопасности стран Восточной Европы и Советского Союза.

Опыт истории свидетельствовал также о пагубности антисоветской политики реакционных режимов ряда восточноевропейских стран. Даже в 1939 г.

, когда стало очевидно, что очередным объектом гитлеровской агрессии будет Польша, санационное правительство отказалось заключить соглашение с Советским Союзом, который мог бы защитить Польшу от нападения.

Антисоветская политика превращения стран Восточной Европы в «санитарный кордон» подорвала безопасность самих этих государств и превратила их в коридор для нападения фашистских агрессоров на СССР.

Преобладание в правящих кругах западных стран стремления к отказу от политики коллективной безопасности и к сговору с фашистскими агрессорами на антисоветской основе явилось решающим обстоятельством, продолжившим дорогу фашистской агрессии и позволившим Гитлеру развязать вторую мировую войну.

Советские предложения по организации коллективной безопасности отвечали интересам всех европейских народов.

Однако соотношение сил в мире в условиях существования единственного социалистического государства не позволило повернуть политику западных стран на путь сотрудничества с Советским Союзом, создать широкий антифашистский фронт и реализовать предложения Советского правительства по созданию системы коллективной безопасности в Европе.

Вместе с тем борьба Советского Союза за коллективную безопасность в 1939 г. имела важное историческое значение. Она позволила оттянуть новую мировую войну, обеспечить в будущем создание антифашистской коалиции и разгромить фашистских агрессоров в благоприятных внешнеполитических условиях.

Советские предложения представляли собой вклад в развитие концепции европейской безопасности на основе обобщения практики международных отношений 30-х годов.

Ряд положений и идей, выдвинутых Советским Союзом с целью обеспечения европейской безопасности, сохраняют свое значение и для будущего.

Некоторые из них были впоследствии учтены при формировании союза государств антигитлеровской коалиции и при создании новой международной организации по сохранении мира.

Источник: http://biofile.ru/his/29504.html

Ссылка на основную публикацию