Административные центры формирующейся государственной власти — история России

Власть в России на протяжении всей ее истории (от древнерусского государства до наших дней) всегда отличалась системной спецификой по сравнению с социумами как Запада, так и Востока.

Специфика власти русского культурно-исторического типа обусловлена глубокими системными причинами природного, хозяйственного и исторического (включая функционирование Руси/России/СССР в качестве элемента более крупных – макрорегиональных и мировой – систем обмена и производства) порядка.

Особенности власти в Древней Руси

Особенности власти древнерусской политии («ось» Новгород – Киев – Владимир) были определены следующим.

Во-первых, Рюриковичи правили Русью не как сумма иерархически организованных индивидов, а как род, как единое целое.

Отсюда два следствия: 1) постоянный конфликт между горизонтальной (удельно-лествичной) и вертикальной (от отца к сыну) системами наследования власти; 2) господство генеалогического вассалитета над «политическим», тесно связанным с развитием права как властно-социального регулятора.

Во-вторых, и это, пожалуй, самое главное, наличие степного кочевого фронтира, соседство сильных хорошо организованных кочевых племенных союзов (хазары, печенеги, половцы) тормозило как развитие эксплуататорских отношений, так и формирование власти à la «франкский» Запад.

Чтобы успешно противостоять степнякам княжеской дружины (даже в Киеве) было недостаточно, необходима была поддержка основной массы населения, которое, естественно, должно было быть вооружено. Древнерусское население (даже в XII – начале XIII в.) – это вооруженная масса.

Таким образом, в домонгольской Руси не произошло разделения мирных и военных трудовых функций, как это имело место в Западной Европе в VIII–IX вв., где рыцарство стало одной из основ сеньориальной революции VIII–IX вв. и генезиса феодализма. На Руси ничего подобного не произошло.

Вооруженный народ – не лучший объект эксплуатации; в то же время это фактор консервации поздневарварско-демократических институтов типа вече. Показательно, что только с началом ордынской эпохи, когда у князей благодаря Орде появилась достаточная масса насилия по отношению к населению вече исчезает, а слово «вечник» становится синонимом слова «бунтовщик».

В-третьих, помимо такого ограничивающего развитие феодальных форм власти и эксплуатации фактора как вооруженный народ, было еще два фактора – природно-пространственный и торгово-макрорегиональный. В отличие от Западной Европы, на Руси имелся огромный массив свободных земель.

Поэтому процесс складывания крупного землевладения шел здесь не по пути отнятия земли верхами у общин, а главным образом путем освоения свободных земель и расселения на них полусвободного населения. К тому же Русь находилась на пути «из варяг в греки» и до середины XI в.

основой богатства верхушки была не столько эксплуатация населения, сколько торговля товарами, которые князья получали в виде дани, т.е. межплеменной формы эксплуатации. И хотя со второй половины XI в. ситуация стала меняться, перечисленные выше факторы существенно тормозили процесс изменений, порождая принципиально иную систему власти и общества, чем на Западе.

Значительно более демократичную, если выражаться современным языком, чем на Западе, значительно более свободную и пластичную, что в немалой степени обусловливалось как православием, так и влиянием на него ведической религии.

Ордынский период (середина XIII – середина XV вв.) внес свою специфику в организацию власти на Руси. Во-первых, князья получили ту массу насилия, которой у них не было в домонгольскую эпоху. Во-вторых, существенно изменились отношения между князем и боярством.

Напряженные отношения эпохи древнерусского государства сменились если не симбиозом, то союзом – только сплоченные, не раздираемые внутренней борьбой княжества могли преуспеть в борьбе за руководящее положение под «ордынским зонтиком».

Неудивительно, что именно Москва выиграла в этой борьбе – именно здесь сложилась княжебоярская, квазиолигархическая по сути система («княжебоярский комбайн»), окончательно оформившаяся во время правления Василия II Тёмного (1425–1463 гг.; реформа Фёдора Басёнка).

Эта система в объединении/завоевании Руси использовала ордынскую технологию власти.

Формирование феномена русской власти

Решающие изменения в истории власти в России, породившие феномен русской власти, произошли в течение столетия после ухода Орды (1480–1570-е годы). Во-первых, с исчезновением Орды ушло то внешнее давление, которое делало исторической необходимостью «княжебоярский комбайн».

Последний мог продолжать свое существование постольку, поскольку боярство было единственной властно-экономической опорой великого князя. Однако в конце XV в.

с присоединением огромного массива новгородских земель эта ситуация изменилась: князь начал раздавать эти земли преимущественно «детям боярским» (формирующееся дворянство) в виде поместий.

В результате помимо боярства у великого князя появилась вторая опора, пусть не столь мощная качественно, но весьма многочисленная количественно и объективно находившаяся в столь остром противоречии с боярством, что в 1550 г. понадобился специальный «Собор примирения».

В стремлении к централизации власти, к преодолению квазиолигархической княжебоярской системы, этого реликта ордынской эпохи теперь князь мог опереться на «детей боярских». Проблема, однако, заключалась в том, что и боярство не было противником централизации.

Это было обусловлено ещё одной русской спецификой, отличавшей ее от Запада, – отсутствием примогенитуры. Если на Западе землю (вообще недвижимость) наследовал только старший сын, то на Руси наследство делилось между всеми сыновьями. В результате возникала парадоксальная ситуация: чем древнее и старше, т.е.

знатнее был род, тем, как правило, меньшего размера вотчины были у его представителей. Поэтому представители именно старых боярских родов были заинтересованы в получении дополнительной земли в виде поместий. Если вотчина – это то, что переходит к человеку от отца, то поместье – это то, что даёт центральная власть за службу.

Отсюда – заинтересованность русского боярства, в отличие от современной ему западноевропейской знати, в централизации и отсутствие сепаратистских поползновений с его стороны.

В середине XVI в. не стоял вопрос «централизация или децентрализация». Он формулировался иначе: централизация при сохранении княжебоярской системы во главе с царем, т.е. олигархическая централизация, или единодержавная, в которой великий князь избавляется от боярской части «комбайна» как субъектной и становится царём, т.е. самодержцем уже не только де-юре, но и де-факто.

Исход борьбы за централизацию власти решался под воздействием нескольких факторов. С одной стороны, на сохранение княжебоярской схемы работали практически все властные институты того времени и церковь, они защищали эту схему.

С другой – формирование олигархической централизации вступало в противоречие с природно-хозяйственной спецификой развития Руси. Дело в том, что русское сельское хозяйство производило небольшой по объему совокупный экономический продукт – следствие того, что Центральная Россия это «евразийское неудобье» с урожаями сам-3, сам-4.

В такой ситуации олигархическая централизация, при которой верхушка практически бесконтрольно эксплуатирует население, била по интересам не только этого населения, но также по интересам нижней и даже средней части господствующего слоя.

Все эти группы объективно были заинтересованы в контроле центра над верхней частью господствующего слоя. Иными словами, русское хозяйство не могло позволить себе ни олигархическую централизацию, ни олигархию.

В этом же направлении работали внешнеполитические факторы – отношения с Западом.

С момента появления России на европейской арене как самостоятельной силы одна из главных задач Запада – уничтожение этой силы и присвоение ее ресурсов: уже в последней трети XVI в.

на Западе появились два плана установления контроля над Россией – габсбургско-католический и английско-протестантский. Противостояние агрессивному внешнему противнику, как и специфическое сельское хозяйство требовали единодержавной централизации.

Таким образом, в 1560-е годы возникла властно-социальная патовая ситуация: объективная необходимость единодержавной централизации при институциональной защите ее олигархического варианта.

В условиях системного равновесия ситуации ее мог изменить только субъектный (не путать с субъективным) фактор, проявленная историческая воля.

Эту волю проявил Иван IV, «отлив» ее в форму опричнины, в которой воля царя объявлялась источником закона (т.е. становилась над законом) и порядка.

Опричнина представляла собой чрезвычайный над- и внеинституциональный орган, поставленный над институтами Московского царства, включая Боярскую думу, церковь и др.

В качестве принципа (чрезвычайка) опричнина подавила княжебоярский (институциональный) принцип. Из этого взаимодействия и возникло самодержавие и, соответственно, самодержавный принцип власти.

Собственно, опричнина и была эмбрионом русской власти, первой формой которой стало самодержавие.

Самодержавие

Самодержавие не является ни восточным деспотизмом, ни западным абсолютизмом.

От первого оно отличается тем, что не ограничено традицией, от второго – тем, что является не просто единственно значимым властным субъектом (моносубъектность), но субъектом, как бы порождающим и узаконивающим самого себя (автосубъектом); господствующие группы выступают не как класс, противостоящий государству, а как функциональные органы самой власти – автосубъекта – центроверха.

На утверждение самодержавия ушло несколько десятков лет борьбы, включая период Смуты; формально – до 1650 г., когда Соборное Уложение зафиксировало победу этой формы власти. В то же время Соборное Уложение зафиксировало и крепостное состояние.

Самодержавная система предполагала социально-экономическое вознаграждение своей социально-экономической и военной базе – нижним и средним сегментам господствующего слоя. Таким вознаграждением стало закрепление за их представителями крестьян.

Однако Московское самодержавие было слишком патриархальным для полной реализации крепостнического проекта, господа были слишком близки социокультурно к прикрепленному населению; прежние технологии власти были недостаточны, о чем свидетельствует бунташность XVII в.

Нужно было нечто иное – иной тип самодержавия и иной тип господствующего слоя, максимально приближённый в русских условиях к тому, что именуют «господствующим классом», резко отделённый (вместе с аппаратом власти) от населения и автономный по отношению к нему, в том числе социокультурно.

Основы такого самодержавия и были созданы Петром I, а строительство в целом завершили Пётр III (указ «о вольности дворянской» 1762 г.) и Екатерина II, превратившая крепостных в рабов. Правление Екатерины II, Павла I и Александра I (1762–1825) – пик развития самодержавной системы власти, ее апогей.

После наполеоновских войн резко ускоряется процесс интеграции России в мировую систему, а после Крымской войны она утрачивает черты «мир-системы» (И.

Валлерстайн), какой она была в 1450–1850-е годы, начинает постепенно превращаться в экономическую полупериферию мировой системы.

Начинается эрозия как крепостнической системы, так и самодержавия как системы власти, которая оказывается все менее адекватной капиталистической эпохе.

Функционирование России в качестве элемента мировой системы резко обострило несколько противоречий, характерных для самодержавной власти, прежде всего противоречие между властью и собственностью.

С точки зрения логики и динамики развития русской власти, господствующий слой каждой последующей структуры самодержавной системы (боярство, дворянство, пореформенное чиновничество они же – функциональные органы власти) был многочисленнее предыдущего, т.е. власть как бы разбухала.

По линии собственности шел противоположный процесс: каждый последующий слой имел меньше собственности, чем предыдущий и был беднее его. Налицо тенденция к истончению собственности у привластных слоев.

В то же время, в последней трети XIX в. по мере развития капитализма возникает форма собственности (капитал), мало связанная с властью, автономная от неё и завязанная на мировой рынок, а не на самодержавную Россию и российское самодержавие.

В это же время само самодержавное государство начинает совместно с капиталом эксплуатировать население, что ещё более обостряет наличные противоречия: уровень эксплуатации народных масс увеличивается, поскольку жизнь русских верхов по системе потребностей верхов западных наталкивается на природно-хозяйственный предел русской системы работ; процессы социального разрушения в конце XIX – начале ХХ в. начинают обгонять процессы возникновения нового, самодержавие как форма организации власти погружается в острый кризис, усиленный растущей сырьевой специализацией, несовместимой со статусом великой державы, а в самом конце – мировой войной.

Новая система русской власти, если ей было суждено состояться, должна была решить на новом уровне те противоречия, о которые разбилось самодержавие: очистить власть от собственности; привести в соответствие потребление верхов с возможностями русской системы работ; создать мощный контролируемый государством военно-промышленный комплекс; решить аграрно-крестьянскую проблему.

Читайте также:  История России при эпохе петра i - история России

Советская система власти

Советская система («советский коммунизм» как система) стала успешным решением всех этих вопросов: номенклатура – это господствующий слой без собственности на вещественные факторы производства; его потребление теоретически (а на практике – до середины 1950-х годов) носило ранжированно-иерархический характер и было адекватно хозяйственным возможностям системы; на основе коллективизации и индустриализации был создан ВПК, позволивший СССР победить в Великой Отечественной войне и стать сверхдержавой.

Советский коммунизм как система властисохранил и воспроизвел в новых условиях (капиталистическая система, в которой он занял нишу системного антикапитализма) и на новой основе (индустриальное производство) родовые черты русской власти в том виде, в каком она возникла при Иване IV и развивалась в форме самодержавия, а именно, автосубъектный и надзаконный характер (на последний указывает, в частности, В.И. Ленин, Н.С. Хрущёв и др.). При этом, в СССР, который был парламентской республикой, формально существовало разделение ветвей власти, над которыми, однако, возвышалась «блюстительная» (П. Пестель) неполитическая социально гомогенная власть в виде КПСС. Советская система власти была неизмеримо демократичнее самодержавия – реально она включила в себя огромную часть населения. В то же время у советской системы как системного антикапитализма было два уязвимых места, связь которых друг с другом и погубила эту систему, несмотря на все ее социальные и материально-технические достижения, грозившие оставить капитализм в историческом офсайде.

Во-первых, светская власть имела ту же производственную базу, что и капитализм; чтобы превратиться из отрицания капитализма на основе и в форме чистой (т.е. очищенной от собственности) русской власти в посткапитализм, нужен был технико-экономический прорыв. К такому прорыву советское общество и советская наука подошли в 1960-е годы.

Однако реализация новой, научно-технической системы производства, переводившая СССР в резкий производственный и военный отрыв от Запада, противоречила интересам номенклатуры, т.к. сокращала ее численность, урезала функции и лишала части статуса.

Неудивительно, что номенклатура этот прорыв заблокировала и пошла в своем развитии по другому пути, решая свои проблемы, а не проблемы системы.

Во-вторых, главной проблемой номенклатуры как группы было то, что в рамках советской властной системы она не могла в полной мере транслировать свои привилегии детям, т.к. была не собственником, а распорядителем, т.е.

стояла между народом и собственностью, которой распоряжалась как часть народа. Перед нами все то же противоречие между властью и собственностью, но только в новых системных и мировых условиях, на новом витке развития. И если в 1917 г.

оно разрешилось в пользу власти, то в 1991 г. – в пользу собственности.

Постсоветская власть, возникшая как результат разложения и отрицания советской власти, воспроизвела ряд черт, характерных для самодержавия и коммунизма как форм русской власти, пытаясь облечь их в западоподобные формы. Однако поскольку «эволюция крупных сложных систем необратима» (А.А.

Зиновьев), содержание и историческая традиция все больше вступают в противоречие с формой и завязанными на нее интересами и группами. Этот процесс усиливается и обостряется текущим кризисом мировой капиталистической системы и нарастающим противостоянием России и Запада, стремящимся выйти из кризиса «за счет России и в ущерб России» (Зб. Бжезинский).

Дальнейшее развитие власти в России будет определено ходом борьбы на мировой арене и внутри страны.

Источник: http://xn—-ptblgjed.xn--p1ai/node/3004

Формирование органов государственной власти в России: от истоков к современным реалиям

Балабанов С. И.

ФОРМИРОВАНИЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ 1 ВЛАСТИ В РОССИИ: ОТ ИСТОКОВ К СОВРЕМЕННЫМ РЕАЛИЯМ 58

На протяжении всей российской истории происходили постоянные преобразования институтов государственной власти: старые конструкции отмирали, взамен им приходили новые с совершенно иными способами организации управления. Часто история повторялась, и возвращались прежние органы государственной власти, но с новыми названиями и м несколько иной форме.

Основная цель статьи заключается в исследовании эволюции институтов государственной власти в России со времени их образования до сегодняшних дней и в выявлении общих закономерностей их формирования. Это особенно актуально в свете последних реформ В. В. Путина, направленных на укрепление вертикали власти.

Весь российский исторический опыт построения органов власти можно разделить на периоды:

1. Самодержавное управление (до начала XX в.).

2. Период либерализации власти (после революции 1905 г.).

3. Советская политическая система (с 1917 г.).

4. Демократический курс (с середины 1980-х гг. до наших дней).

Следует отметить, что такая классификация весьма условна. При желании каждый из приведенных периодов можно дробить или объединять. Но тем не менее периодизация позволяет выявить общие, глобальные тенденции распреде-

58 См.: Лукин А. В. Переходный период в России: демократизация и либеральные реформы // Полис. 1999. № 2; Панов П. В. Трансформации политических институтов в России: кросстемпораиьный сравнительный анализ // Полис. 2002. № 6; Селунская Н. Б., Бород-кин Л. И. и др. Становление российского парламентаризма начала XX века. М„ 1996.

flptuiH властных полномочий между основными институтами Ji»t ударственной власти в России на протяжении нескольких

BfHOl».

Чем же примечателен период самодержавного управлении ? Во-первых, следует отметить его несомненно высокую продолжительность. Самодержавный способ организации |jjii( ти сформировался в результате объединения русских зе-llfiii.

под московским началом и достаточно благополучно просуществовал вплоть до начала XX в. Примечательно, что ( голь продолжительный период общий стиль управления ||ц’ударством практически не изменился.

Правитель (царь, и же — император) сосредотачивал в своем лице все три ос-иоипые ветви власти, предоставляя прочим государственным им» гитутам лишь совещательные функции.

Любопытно отметить, что в рамках такой жесткой сис-р мы серьезное развитие получили органы представительных шпал. Первые структуры подобного типа возникли еще в » г редине XVI в. при Иване Грозном и получили название земских соборов. Это были совещания, где участвовали боя-pi-.

духовенство, представители служилого класса и купече-• rua. Круг вопросов земских соборов был весьма широк. Хо-I и решающее слово во всех решениях принадлежало царю, в пользе и целесообразности таких совещаний сомневаться не приходится. По мере укрепления царской власти к концу К VII в.

земские соборы прекратили свое существование.

При Петре I была проведена серьезная реорганизация ор-I ннов государственного управления. Был создан новый высший орган исполнительной и судебной власти — Сенат, облачивший некоторыми законодательными функциями. Взамен устаревшей системы приказов были созданы коллегии. Самодержавие при этом оставалось непоколебимым.

Несмотря на широкие полномочия Сената, это был всего лишь совеща-гсльный орган власти при императоре. В то же время следует иризнать прогрессивным учреждение коллегиальной системы, а также перестройку органов власти и управления на местах. В результате нее страна была разделена на 8 губерний.

Во главе губернии стоял назначаемый царем губернатор,

сосредоточивавший в своих руках исполнительную и слу-1 жебную власть.

Те органы государственного правления, которые учредил Петр I, еще много десятилетий просуществовали практически без изменений. Значительный пересмотр системы институтов управления произошел лишь в эпоху Александра П.

1 января 1864 г. Александр II утвердил Положение о губернских и уездных земских учреждениях. Признавалось за благо «призвать к ближайшему участию в заведовании дела-] ми, относящимися до хозяйственных пользы и нужд каждой губернии и каждого уезда, местное их население, посредством избираемых от онаго лиц».

В городах, по Городовому положению 1870 г., начали формироваться городские избирательные думы, городские| упраиы и собрания.

Их создание имело огромное значение для формирования депутатской, правовой и избирательной культуры российского общества.

Фактически эти первые политические образования местного масштаба стали прообразом современных городских администраций и дум, работающих на выборных началах.

Итак, во второй половине XIX в. сформировались достаточно демократичные органы местного самоуправления. Тем не менее все более актуальным становился вопрос о создании общероссийского парламента. Появились первые признаки раскола в государственном устройстве страны. Современники говорили о потере властью авторитета, десакрализацим самодержавия. I

Революция 1905 г. послужила своего рода толчком, заставив царское правительство вернуться к вопросам социально-экономических преобразований. В начале XX в. стали также образовываться невиданные доселе в нашей стране ин ституты — политические партии.

Они объединили представи телей основных социальных групп российского общества. 11 декабря 1905 г. был издан закон о выборах в I Государственную думу. По этому закону выборы были не прямые, не рамные, не всеобщие.

И все же закон расширял избирательные права путем установления четвертой курии — рабочей, от КМ

fnpofi избиралось около 3% депутатов. Более 40% депутатов ■умы избирало крестьянство, которое царские сановники по-■{К’жнему считали главной опорой государства и престола.

I Государственная дума просуществовала всего 72 дня. Рн/шкальные политические проекты партии эсеров и трудо-■Нков заставили Николая II издать указ о ее роспуске. Дума, fin словам императора, призванная «вносить спокойствие в ИЩество», лишь «разжигала смуту».

11осле закрытия первой думы были вторая, третья и четвёртая. Причем, вторая и четвертая так и не проработали »¡иного- срока. Четвертая Государственная дума раствори-Ljiai I, в событиях февраля 1917 г.

Несмотря на все ограничения, которые накладывало на ■|уму царское правительство, она все же сумела стать цен-Ьнм легальной политической борьбы, что способствовало ■нимнтию традиции демократического решения важных госу-■ярсгиенных вопросов.

В то же время, следует отметить, что » российском обществе Государственная дума не пользована I. большим авторитетом. Народ в своей массе относился к вей с недоверием. Кроме того, парламентаризм не сумел ос-Ианошпъ революционного взрыва в стране.

К началу 1917 г. недовольство властью и ее носителями Шйно в России почти всеобщим. Началась вторая русская ре-■ижкщия, итогом которой стало падение царизма и отречение Николая II от престола.

Органом центральной власти стало Временное правительство. Появилась реальная перспектива формирования демократических органов государственной власти.

Однако, Bit показала практика, Временное правительство не сумело ■нршшться с задачей эффективного управления страной, предложенная большевиками альтернатива показалась наро-■г’ Гюлее заманчивой, и общество фактически поддержало ШН иш.ственное взятие власти.

В Советском Союзе сложилась принципиально отличная I |ii периода Временного правительства система государственный органов управления. Формально законодательная и

представительная ветви власти принадлежали съезду Сове тов. Существовали также Советы местных уровней.

Будучи по своей природе органами самодеятельности трудящихся, Советы не могли формироваться «сверху»; они должны были избираться. Институт выборности был закреплен формальными правилами. Однако за его фасадом уже к началу 1930-х гг.

утвердилась неформальная практика подбора партийными органами кандидатов в депутаты Советов всех уровней. Из этого следует, что советский период не вписывается в историю российского парламентаризма.

Тем не менее опыт работы представительных органов того времени, включая двухпалатный Верховный Совет СССР, сыграл существенную роль в формировании и деятельности государственных институтов современной России.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-organov-gosudarstvennoy-vlasti-v-rossii-ot-istokov-k-sovremennym-realiyam

Государство, власть, управление: современные подходы и национальные особенности

Предметом изучения в предлагаемом учебном курсе являются основные закономерности и особенности возникновения, развития и преобразования российского государства и его институтов, всех элементов государственного механизма и соответствующих им учреждений и органов.

К основным задачам учебного курса автор относит:

  • изучение исторических (социально-экономических и политических) предпосылок возникновения российского государства, системы его учреждений (государственного аппарата), их функций и полномочий, направлений их деятельности;
  • раскрытие общего и особенного в формировании и развитии российской государственности;
  • объективный анализ административных реформ и контрреформ на всем протяжении истории России;
  • изучение традиционных основ и исторических особенностей формирования и развития государственной службы в России;
  • изучение особенностей исторического развития местного самоуправления в условиях бюрократического государства.

Наиболее сложной и наименее изученной в истории государственного управления в России остается ключевая для российской государственности проблема взаимодействия общества и власти.

По мнению ученых, наметившееся в последнее время возрастание исследовательского интереса к этому вопросу во многом объясняется все тем же кризисным состоянием отношений общества и власти и их неупорядоченностью на протяжении всей истории России.

Читайте также:  История византийской империи - история России

Хотя сама эта проблема была сформулирована в российской политической мысли достаточно верно почти два столетия назад (в первую очередь в политических программах декабристов), «удовлетворительных путей решения вопроса взаимодействия общества и власти ни в российской политической теории, ни в российской практике к началу XXI века так и не найдено».

Актуальными задачами изучения истории государственного управления в России, по мнению автора, являются:

  1. Объективная оценка роли государства в жизни российского общества и отношения к нему населения. Это необходимо потому, что в последнее время на волне антиэтатистских и антитоталитарных настроений в нашей научной литературе и публицистике, как мы отметили выше, получили широкое распространение исключительно отрицательные оценки роли государства в жизни российского общества, что является, конечно, явным упрощением.
  2. Преодоление клишированных, ложных мифов о том, что русский народ не способен к гражданской самоорганизации.
  3. Осмысление особенностей и объективного содержания формирования российской империи в сравнении с двумя другими типами империй — римской и британской. Необходимость объективного изучения этой проблемы объясняется отсутствием в исторической и политической науке адекватного научно-категориального аппарата для описания этой нетривиальной формы государственности.

В основу учебного курса положена концепция исторической преемственности национальных исторических типов государственного управления: древнерусского (IX–XIII), сословного (XV–XVII), военно-бюрократического (XVIII в.), административно-бюрократического (XIX – начало XX в.), советского (1917–1991).

Учебный курс построен проблемно-хронологически и ориентирует студентов и слушателей на осмысление отечественной ретроспективы с позиций не только конкретно-исторического анализа, но и историко-социологического и политологического подходов.

В исторической ретроспективе рассматриваются такие актуальные вопросы, как становление и развитие российской государственности с учетом особенностей политической культуры общества и национальных моделей власти и управления, динамика социальной модернизации общества и рационализации государственного управления (центрального и местного), взаимоотношения в системе «власть — общество — человек».

При выделении основных проблем учебного курса автор исходил из необходимости: 1) объективного анализа процесса формирования и функционирования существовавших в различные периоды истории России (с учетом дискретного характера ее развития) качественно различных систем государственного управления; 2) выявления основных закономерностей и специфических особенностей перехода российского общества от традиционной системы ценностей и институтов к современному рациональному обществу и соответствующим ему государственным институтам.

Изучение истории российской государственности в предлагаемом учебном курсе осуществляется в контексте цивилизационного метода исторического познания.

Такой подход позволяет более широко и всесторонне подойти к анализу особенностей становления и развития российской государственности, выявить общее и особенное в формировании традиционных основ политической культуры России и национальных моделей власти и управления, сравнить и сопоставить зарубежный и российский опыт модернизации государственного управления, проведения административных реформ, формирования государственной службы, творчески осмыслить возможности инновационных и мобилизационных типов обществ, равно как и новые подходы к проблемам стабилизации общественно-политических систем.

Источник: http://www.intuit.ru/studies/courses/3574/816/lecture/30798?page=3

Феодальная раздробленность Киевской Руси. Образование самостоятельных государственных центров в XII-XIII веках

Конспект по истории России

В XII в. на территории Руси начинается период политической раздробленности, закономерный исторический этап в развитии феодализма.

Удельный период полон сложных, противоречивых процессов.

С одной стороны, — расцвет и усиление отдельных земель, например, Новгорода, Владимира, с другой стороны, — явное ослабление общего военного потенциала, усиливавшееся дробление княжеских владений.

Если в середине XII в. на Руси было 15 государств, в начале XIII в. — около 50, то в XIV в., когда уже начался процесс консолидации, количество государств достигло 250.

Указанный процесс был закономерен не только для истории Руси. Аналогичные процессы имели место и в Европе, например, распад империи Каролингов.

Реальная власть киевских князей уже в середине XII в. ограничивалась пределами самого Киева. Попытка Ярополка, ставшего киевским князем после смерти Мстислава, самовольно распоряжаться «отчинами» других князей была решительно пресечена.

Несмотря на утрату Киевом общерусского значения, борьба за обладание им продолжалась до монгольского нашествия. Киевский стол переходил из рук в руки в зависимости от соотношения сил между соперничавшими княжескими и боярскими группировками.

Вскоре правители сильнейших княжеств, ставшие в своих землях «великими», начали сажать на киевский стол зависимых князей — «подручников».

Усобицы превратили Киевскую землю в арену частых военных действий, в результате чего города и села разорялись, население угонялось в плен. Все это предопределило постепенный упадок Киева.

Комплекс причин, породивший раздробленность, охватывал практически все сферы жизнедеятельности общества: — господство натурального хозяйства; — отсутствие прочных экономических связей между различными частями Киевской Руси; — особенности передачи княжеской власти не от отца к сыну, а старшему в роду, раздел территории между наследниками; — междоусобицы князей; — рост городов; — ослабление центральной власти, т.е. киевского князя; — укрепление аппарата управления в каждом феодальном владении; — рост экономической и политической независимости местных княжеских династий, рост политического сепаратизма; — развитие крупного землевладения, активное развитие ремесел, усложнение социальной структуры, зарождение дворянства;

— потеря Киевом исторической роли в связи с перемещением торговых путей из Европы на Восток.

В 1097 году Любеческий съезд установил: «каждо да держит отчизну свою». Это был переход к новой политической системе.

Среди наиболее известных новообразований выделялись: Владимиро- Суздальское, Галицко-Волынское, Киевское, Полоцкое, Смоленское, Черниговское княжества, а также боярские республики: Новгородская и выделившаяся из нее несколько позже Псковская.

Особенностью новой эпохи стало то, что в названных образованиях по мере их дальнейшего хозяйственного и политического развития процесс дробления, выделения новых владений, уделов не прекращался.

Феодальная раздробленность Руси привела к следующим последствиям: — подъем хозяйства и культуры отдельных княжеств и земель; — дробление княжеств между наследниками; — конфликты между князьями и местным боярством;

— ослабление обороноспособности Руси.

Из феодальных образований, на которые распалось Древнерусское государство самыми заметными по могуществу и влиянию на общерусские дела являлись: Владимиро-Суздальское княжество, Галицко-Волынское княжество и Новгородская земля.

Владимиро-Суздальское княжество занимало территорию в междуречье Оки и Волги, прикрытую лесами от половецких набегов. Сюда массами перемещалось население из южных, граничащих со степью княжеств. В XII — XIII вв.

Ростовско-Суздальская земля переживала экономический и политический подъем, выдвинувший ее в ряд сильнейших княжеств Руси. Возникли города Дмитров, Кострома, Тверь, Нижний Новгород, Городец, Галич, Стародуб и др. В 1108 г.

Владимир Мономах основал на реке Клязьме город Владимир, впоследствии ставший столицей всей Северо-Восточной Руси. Политическое значение Ростово-Суздальской земли резко возрастает при Юрии Долгоруком (1125-1157 гг.). Под 1147 г.

в летописи впервые упоминается Москва — небольшой пограничный городок, основанный Юрием Долгоруким. В 1156 г. в Москве был построен деревянный «град».

Долгорукий проводил активную внешнюю политику, подчинил своей власти Рязань и Муром, организовал несколько походов на Киев. Эту политику продолжал его сын Андрей Боголюбский (1157-1174), положивший начало борьбе суздальских князей за политическое верховенство над остальными русскими землями.

Во внутренних делах, опираясь на поддержку горожан и дружинников, Андрей жестко расправлялся с непокорными боярами, изгонял их из княжества, конфисковывал их вотчины. Чтобы усилить свои позиции, он перенес столицу из древней цитадели Ростова во Владимир — молодой город со значительным торгово-ремесленным посадом. После успешного похода в 1169 г.

на Киев роль политического центра Руси перешла к Владимиру.

Недовольство боярской оппозиции привело к убийству Андрея, затем последовали двухлетняя борьба и дальнейшее укрепление княжеской власти. Расцвет наступил при правлении брата Андрея — Всеволода Большое Гнездо (1176-1212 гг.).

В его княжение Владимиро-Суздальская земля достигла наивысшего расцвета и могущества, играя решающую роль в политической жизни Руси. Он сломил сопротивление старого боярства. «Под рукой» владимирского князя снова оказалась Рязань и Новгород.

Однако после его смерти новый период усобиц в княжестве свел на нет все усилия, что особенно ослабляло Русь перед монгольским нашествием.

Галицко-Волынская земля простиралась от Карпат до Причерноморья на юге, до Полоцкой земли на севере. На западе она граничила с Венгрией и Польшей, на востоке — с Киевской землей и половецкой степью.

Здесь сложились благоприятные условия для развития земледелия и скотоводства. Высокого уровня достигло ремесло, городов было больше, чем в других русских землях (Галич, Перемышль, Владимир-Волынский, Холм, Берестье и др.). Галицкая земля до середины XII в.

делилась на несколько мелких княжеств, которые в 1141 г. были объединены перемышльским князем Владимиром Володаревичем, перенесшим свою столицу в Галич. Высшего расцвета Галицкое княжество достигло при Ярославе Осмомысле (1152-1187 гг.).

После его смерти княжество надолго стало ареной борьбы князей и влиятельного боярства.

Волынская земля обособилась от Киева в середине XII в., став «отчиной» потомков киевского великого князя Изяслава Мстиславовича.

В отличие от Галицкой земли, на Волыни рано сложился большой княжеский домен — основа сильной княжеской власти.

Боярское землевладение росло в основном за счет княжеских пожалований служилым боярам, их поддержка позволяла волынским князьям активно бороться за расширение своей «отчины».

В 1199 г. волынский князь Роман Мстиславович объединил Волынскую и Галицкую земли, а с занятием им Киева в 1203 г. под его властью оказалась вся Южная и Юго-Западная Русь.

Выгодное географическое положение способствовало росту политического значения княжества, его экономическому расцвету.

Подъем экономики объяснялся падением международной роли пути «из варяг в греки», оказавшегося под контролем половцев — торговые пути переместились на запад, в Галицкие земли.

После смерти Романа, активно боровшегося с боярством, наступил период феодальных смут (1205-1236 гг.). Во внутриполитическую борьбу княжества активно вмешивались Венгрия и Польша.

Опираясь на торгово-ремесленное население, сыну Романа Даниилу в 1236 г. удалось сломить основные силы оппозиции. Великокняжеская власть победила, наметилась тенденция преодоления раздробленности.

Но этот процесс был прерван нашествием татаро- монголов.

Особый политический строй феодальной республики, отличный от монархических княжений, сложился в XII в. в Новгородской земле.

Для экономики Новгорода имели определяющее значение три фактора: 1. Выдающаяся роль торговли, особенно внешней — Новгород с севера контролировал путь «из варяг в греки»; 2. Крупный удельный вес в экономике ремесленного производства;

3. Обилие земель-колоний, которые были важным источником продуктов промыслового хозяйства.

Отличительной чертой здесь было то, что в управлении городом, кроме княжеской власти, огромную роль играло вече — народное собрание свободных жителей города. Исполнительную власть осуществляли посадник и тысяцкий.

Борьба Новгорода за независимость, достигшая остроты в 30-х годах XII в., завершилась в 1136-1137 гг. победой. Возникла независимая Новгородская республика.

Верховная власть перешла в руки вече, которое призывало на престол князей, заключало с ними договоры. Несмотря на демократическую форму правления, подлинными хозяевами в Новгороде были боярство и верхушка купечества.

Они руководили деятельностью вече, зачастую монополизируя должности посадников и тысяцких.

К XIII в. борьба между силами феодальной централизации и боярско — княжеским сепаратизмом на Руси была в самом разгаре.

Именно в это время процесс внутреннего социально-экономического и политического развития был прерван внешней военной интервенцией.

Она шла тремя потоками: с востока — монголо-татарское нашествие; с северо-запада и запада – шведско-датско-немецкая агрессия; юго-запада — военные нападения поляков и венгров.

Рекомендуем прочитать:

Конспект по истории России

Источник: http://rgrtu-640.ru/istoria/istoria7.html

Исторические традиции и особенности формирования государственной власти в России

Исторические традиции и особенности формирования государственной власти в России.

Лубнин Дмитрий Александрович

кандидат политических наук,

Московский государственный областной университет.

Государственная власть тесно связана с понятием политического режима, который рассматривается какособое состояние общественных отношений.<\p>

Читайте также:  Конституция ссср - история России

Одним изфакторов, влияющих на формирование и функционирование государственной власти, является этническая психология.

Деятельность органов публичной власти, политических партий и других субъектов, оказывающих целенаправленное воздействие на политический режим, должна строиться с учетом психологии конкретного этноса.

Невозможно слепое копирование методов осуществления публичной власти, используемых другими этносами.

Стабильность традиционных ценностей показывает тот факт, что «гармония» и «консерватизм», несмотря ни на что, прочно входят  в систему базовых ценностей русского менталитета и были выявлены как у молодого, так и у старшего поколения.

Важным вопросом, подлежащим разрешению при исследовании влияния этнопсихологии на политический режим России, является вопрос о степени и формах участия населения в управлении государством.

Интерес россиян к политике ограничивается участием в выборах, которые, с одной стороны, позволяют проявиться общему интересу к явлениям, происходящим в политической жизни общества, а с другой стороны, не обязывают граждан проявлять долговременную активность и решать сложные проблемы, связанные с управлением государством.

Стремление заниматься политикой в целом вдвое меньше стремления заниматься «скромными целями». В большинстве своем россияне абстрагируются от власти, предпочитая обыденные дела политической жизни.  Таким образом, мы видим, что русские не только не желают участвовать в политике, но и связывают ее с негативными сторонами человеческой личности.

Отметим главные моменты русской ментальности, которые влияют на формирование и функционирование государственной власти. Первая основная черта русского менталитета – это желание сильного государства и авторитарных форм правления. Однако сильное государство должно отвечать нескольким обязательным условиям, без которых оно не будет восприниматься как справедливое.

Во-первых, государство должно быть сильным лишь для того, чтобы обеспечивать безопасность, защиту прав и законных интересов граждан. Для такого государства россияне готовы пожертвовать частью своей свободы.

Во-вторых, государство должно заниматься «доброделанием», то есть отвечать критериям социального государства, заботиться о своих гражданах и всячески поддерживать их, быть социально справедливым и развивать лучшие стороны в человеке.

Исторически в России сложилось именно единовластие, поэтому справедливое государство у россиян в настоящее время ассоциируется, прежде всего, с Президентом Российской Федерации. Именно в его руках должна быть сосредоточена сильная власть, достаточно жесткая, чтобы обеспечивать реальную безопасность.

Второй значительный момент – это «пассионарность» русских, которая, при определенных условиях, может разразиться социальным конфликтом.

Это – анархическое начало, противопоставляющееся, и, в то же время, гармонично сочетающееся с желанием подчиняться справедливой власти.

Эта черта характера должна выражаться, прежде всего, в возможности при необходимости ограничить публичную власть, а именно – в наличии сильной оппозиции, которая сможет «выправлять заносы» централизованной власти и держать ее в необходимых рамках.

Таким образом, идеальная государственная власть, с точки зрения этнической психологии русских, должна сочетать в себе сильную централизованную власть, имеющую социальную направленность, обеспечивающую безопасность, а также достаточно сильную оппозицию, ограничивавшую волюнтализм централизованной власти.

Большое значение в процессе формирования политического режима имеет географический фактор.

Непосредственно на государственную власть оказывают влияние следующие географические составляющие: площадь территории, численность  и  расселение населения, а также климат.

Площадь Российской Федерации составляет 17075, 4 тыс кв км. Плотность населения – в среднем 8,6 человек на кв км. Россия является самым большим по площади государством на планете, более чем в 5 раз превышая размеры Западной Европы.

Ш.Л Монтескье писал, что республика по своей природе требует небольшой территории, иначе она не удержится. Монархия должна быть средней величины, а обширные размеры государства – предпосылка для тиранического управления.

Ж.Ж. Руссо также был склонен связывать политический режим с климатом и территорией государства: «жаркие страны менее нуждаются в обитателях, чем холодные, а прокормить их могут больше; это вызывает двойной излишек, опять-таки к выгоде деспотизма.

Чем больше пространства занимает одно и то же число жителей, тем затруднительнее становятся для них восстания, потому что нельзя сговориться ни быстро, ни тайно, и потому что Правительству всегда легко раскрыть замыслы и прервать сообщения.

Сила же народа, напротив, действует лишь тогда, когда она сконцентрирована».

Однако, как писал В.А Анучин, «можно считать установленным, что для разных ступеней общественного развития на данной территории значение географического разнообразия меняется». И действительно, многие из ставших уже классическими факторов не играют сейчас такой роли в формировании политического режима как прежде.

Ныне для управления обширными территориями необходима достаточно большая система управляющих органов. На территории, на которую распространяется компетенция управляющих органов, они обладают значительными организационными и экономическими ресурсами.

Это, в отсутствие достаточно жесткой централизованной власти, может привести к сепаратистским тенденциям и, в конечном счете, к развалу обширного государства.

Поэтому решение проблемы быстрой передачи информации       ( развитие системы Интернет и др) не сняло полностью проблему управления значительным по размерам государством без помощи жесткой вертикали власти, а лишь перевело ее в другую категорию. Примером тому может служить судьба СССР.

Плодородность почвы в России является одной из самых низких, Россия находится в одной из самой неблагоприятных для земледельчества зон и по урожайности не сравнится со странами восточной Европы.

Даже в тех странах, где демократические институты и процедуры давно существуют и прочно укреплены, гражданам чрезвычайно трудно осуществлять эффективный контроль над многими важнейшими решениями своего правительства. И чем больше государство, тем меньше возможностей контроля.

Важную роль при формировании  политического режима современной России сыграли исторические традиции. На них мы остановимся подробнее.

В экскурсе в историю России Громыко А.Л.

подчеркивается, что процесс становления политического режима происходил под влиянием двух начал: азиатского деспотизма (как преобладающего начала) и некоторых вкраплений демократического начала в виде демократических республик в Новгороде и Пскове, а также заимствованных элементов в процессе осуществления политических реформ Петра I.

Борьба этих направлений и определила сущность и содержание политического режима России, где преобладало, как правило, тоталитарное начало, но в процессе политических реформ на весьма короткое время пробивало себе дорогу и демократическое направление, которое с уходом реформатора вновь поглощалось тоталитарным.

В московском государстве, по мере усложнения общественных отношений и их растущей регламентации, роста населения и территорий, постепенно возрастает роль бюрократического аппарата.

Если в середине XV века число «предбюрократии» составляло всего 50 человек, а при Иване III не более 200 человек, то в 1796 году, при населении в 36 млн. человек чиновников было 15-16 тыс. человек. В 1857 году при населении в 69 млн. человек было 90 тыс. чиновников.

Вместе  с тем, количество чиновников в России того времени значительно отставало от западных стран.

Причины столь малого количества управленцев объясняется не только наличием самоуправления в крестьянской общине, но и малым прибавочным продуктом, который могло дать наше сельское хозяйство: низкий уровень плодородия породил малое количество людей из управляющего класса, в то время как в странах Западной Европы население, ничего не производящее было более многочисленным.

Вместе с тем, с повышением государственных нужд, прибавочный продукт изымался во все больших количествах, что приводило к полному обнищанию сельского населения. Назначенная в 1903 году С.Ю.

Витте комиссия констатировала, что при нормальном урожае количество пропитания, получаемого крестьянином, оказывается на 30% ниже физического минимума, необходимого для поддержания сил взрослого сельскохозяйственного рабочего.

Значительное влияние на политический режим Московского государства оказало и татаро-монгольское иго. И хотя к XV веку оно уже утеряло свою актуальность, его политические новшества в виде жесткой централизованной власти московских князей проявились именно в период «собирания земель» и последующий период Российской империи.

«Действием ли примера, привитием ли крови правящим, татаро-монголы дали России свойство организоваться военно, создавать государственно-принудительный центр, достигать устойчивости; они дали ей качество – становиться могущественной «ордой» — пишет П.Н.Савицкий.

Таким образом, орда помогла России приобрести жестко централизованный способ осуществления верховной власти, которым московские князья неизменно пользовались для управления своими территориями и который, как мы увидим позже, являлся определяющим до  конца XX века, а в несколько измененном виде присутствует и в XXI веке.

В период жесткой централизации складывается и особенность русского характера, которая находит свое проявление и до сегодняшнего дня. В.О. Ключевский пишет: «Царь предпринимает поголовное истребление боярства, своей правой руки в управлении, но не устраняет от дел этого

класса, без которого он не мог обойтись, а этот класс терпит и молчит, боязливо подумывая только о побеге в Литву.

Складывается впечатление, будто и не было никогда на Руси таких форм как вече, рядов с князьями и прочих проявлений народной вольности – настолько изменилась народная психология за период властвования московских князей, что ничем не ограниченное единовластие воспринималось как единственно возможная форма осуществления власти.

Но образование мощной страны имело и обратную сторону. Российское государство образовало крайне жесткое централизованное государство с единым средоточием неограниченной ничем власти.

Эта ситуация поддерживалась и самим населением страны, которое могло роптать на несправедливость, но ни в коем случае не могло поставить под сомнение существование царя.

Хотя истоки такого менталитета мы видим еще в период раздробленности русских княжеств – даже новгородцы, самые «вольные» из всех славянских народностей, борясь против конкретного князя, не помышляли о том, что можно жить и вовсе без князя.

А. Иванов в своей статье «Самодержавная демократия» обращает внимание на дуалистический характер российского устройства. Он пишет, что логика «укрепления вертикали власти» отражает не только личное стремление Владимира Путина к более эффективному правлению, но и является проявлением более глубокой исторической традиции функционирования государственной власти в России.

Социолог Ольга Крыштановская приходит к выводу, что современную Россию следует отнести к «моноцентрическому государству». В таком государстве «властная пирамида едина, разделение властей отсутствует.

Кроме исполнительной, законодательной и судебной ветвей имеется власть верховная, обладающая монополией на универсальные решения.

Ольга Крыштановская видит в этом, с одной стороны, возврат к «советизму», а с другой – склоняется к мысли, что наиболее адекватным названием такого принципа организации власти является термин «самодержавие».

Схожие выводы делает политолог Оксана Гаман-Голутвина, анализируя российский парламентаризм в рамках международного исследовательского проекта «Парламентское представительство в Европе 1848-2005 годы». Российский парламентаризм характеризуется рядом черт, не вписывающихся в общеевропейскую традицию.

Главные  — это доминирующая роль главы государства, нестабильность избирательного законодательства.

Глубинной причиной такого положения вещей, как считает Оксана Гаман-Голутвина, является российская традиция «четырехзвенного» разделения властей, при которой над исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти доминирует четвертая  — «верховная» власть.

Анализируя историю представительной власти начиная с земских соборов XVI века, историк Юрий Пивоваров приходит к выводу, что в России господствует «самодержавная политическая культура», а парламентская форма правления исторически нехарактерна и неприемлема.

«Все эти соборы нужны были власти для того, чтобы, во-первых, в форме «совета со всей землей» легитимизировать собственные решения и, во-вторых «восполнить недостаток рук», то есть повысить свою административную эффективность»,  — замечает Юрий Пивоваров.

«В нашей стране господствует «самодержавная политическая культура», — делает вывод историк.  Ее ключевая характеристика – властецентричность. Причем «власть» должна писаться с большой буквы «Власть».

Она главное действующее лицо исторического процесса, в ходе которого лишь меняет свои наименования  -царь, император, генсек, президент».

Итак, из всего вышесказанного можно заключить, что на государственную власть в России оказывают такие факторы, как этническая психология, климат, состав и численность населения, занимаемая площадь территории, исторические традиции. Государственной власти необходимо учитывать данные факторы для повышения эффективности своей деятельности,  оптимизации политического режима в России.

Источник: http://mno.ucoz.ru/publ/istoricheskie_tradicii_i_osobennosti_formirovanija_gosudarstvennoj_vlasti_v_rossii/1-1-0-2

Ссылка на основную публикацию