Висло-одерская операция — история России

Висло-Одерская наступательная операция 1945 года

23.01.2018

Содержание

  • 1 Состояние сторон перед операцией
  • 2 Ход операции
  • 3 Итоги операции

Висло-Одерская операция была решающим этапом подготовки Советского Союза к штурму Берлина. План этой операции разрабатывался еще в конце 1944 года. Согласно ему, планировался резкий прорыв войск к плацдарму на левом берегу Одера. Продолжалась операция 23 дня.

Состояние сторон перед операцией

В начале 1945 года немецкие войска на восточном направлении были серьезно ослаблены, и сильно растянуты по всей линии фронта. Это объясняется перемещением больших сил на запад, для проведения наступательной операции «Вахта на Рейне». Зная это, советское военное командование начало стягивание значительных сил к Висле.

В распоряжении немецкого командования было 2 танковых армии, 30 дивизий, 2 бригады и 50 батальонов. Общая численность войск составляла 560 тыс. человек. В состав также входили более 1200 танков и 5 тыс. орудий. Общая численность советских войск в той операции насчитывала 2,2 млн человек, 7 тыс. танков, 4,5 тыс. самолетов.

Любопытный факт: незадолго до проведения Висло-Одерской операции от командования 1-го Белорусским фронтом был отстранен маршал Рокоссовский, на его место назначили Жукова.

Истинная причина этого события неизвестна до сих пор, но историки предполагают, что Сталин хотел отдать дань уважения Жукову за все что он сделал для успеха СССР в этой войне.

По другой версии, Сталин хотел, чтобы войска, вошедшие в Берлин, были под началом русского командира.

Один из популярных мифов начала этой операции гласит, что Черчилль «умолял» Сталина начать операцию раньше положенного срока из-за тяжелого состояния дел на западном фронте.

Сталин якобы обещал помочь, союзным войскам, форсировав подготовку.

Однако существует ряд доказательств что операция планировалась еще на более ранний срок – 8 января, однако, из-за плохой погоды ее перенесли на 12 число.

Ход операции

Операция началась атакой войск 1-го Украинского фронта во главе с маршалом Коневым, на два дня позже в бой вступил 1-й Белорусский фронт. В этот же день Восточной Пруссии началась атака 2-го и 3-го Белорусских фронтов.

В первые дни наступления танковые армии Германии, расположенные близко к месту боевых действий, несли тяжелые потери, однако, Гитлер, отказываясь верить в массированное наступление Советского Союза, не давал подкреплений. К 17 января была взята Варшава.

В тот же день генералы Гарпе и фон Лютвиц лишились своих постов. К 18 числу армия СССР продвинулись больше чем на 100 километров.

Уже 19 января танковые части 1 Украинского фронта пересекли границу Германии. Только после этого германское руководство стало массово перекидывать войска с западных направлений на восток, но было уже поздно. К 3 февраля передовые части уже оказались на берегу Одера.

Итоги операции

За 23 дня Советским войскам удалось преодолеть более 300 километров, разбив при этом семь линий укреплений. Потери немцев в этой операции насчитывают 800 тыс. убитыми и 300 тыс. раненными. Было уничтожено 3 тыс. самолетов и почти 4,5 тыс. танков. Потери советских войск точно неизвестны, так как официальные данные были занижены.

Источник: https://IstoriyaKratko.ru/sssr/velikaya-otechestvennaya-vojna/vislo-oderskaya-nastupatelnaya-operatsiya-1945-goda.html

12 января — памятная дата военной истории России

Висло-Одерская операция, 12 января 1945 — 3 февраля 1945

12 января 1945 года советские войска начали Висло-Одерскую операцию.  После тщательной подготовки, используя подавляющее преимущество над врагом, войска Жукова и Конева нанесли удар невиданной силы. Эффект превзошел ожидания. Сильная немецкая группировка в Польше была разгромлена в первые дни, а в начале февраля советская армия оказалась в 60-70 километрах от Берлина.

ВЫРУЧАЯ СОЮЗНИКОВ

Начало наступления советских войск в Польше намечалось на 20 января. Но 6 января в связи с крупной неудачей англо-американских сил в Арденнах премьер-министр Великобритании У. Черчилль обратился к И. В.

Сталину с просьбой оказать помощь и срочно провести наступление «на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте».

Для поддержки союзников Ставке Верховного Главнокомандования пришлось ограничить время подготовки к Висло-Одерской операции, начало которой было перенесено на 12 января.

ЭФФЕКТ ПРЕВЗОШЕЛ ОЖИДАНИЯ

12 января 1945 г. Красная Армия перешла в наступление, которому предшествовала мощная артподготовка. На участках прорыва огонь вели по 250—300 орудийных стволов на 1 км. Получая достаточное количество боезапасов, советские орудия могли вести ураганный обстрел по типу огненного вала, который, чередуясь, переносился от переднего края немецкой обороны в ее глубину.

Эффект от удара превзошел все ожидания. Отчасти это произошло потому, что немцы подтянули свои резервы поближе к передовой, и они оказались в зоне губительного огня артиллерии. Поэтому уже при первом мощном ударе наступавших оказались разгромленными не только дивизии первого эшелона, но и достаточно сильные резервы.

Это привело к быстрому крушению всей системы немецкой обороны. Наличие крупных подвижных резервов обеспечило Красной Армии стремительное продвижение вперед. «Русское наступление за Вислой развивалось с невиданной силой и стремительностью, — писал немецкий генерал Меллентин, — невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года.

Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи».

На пятый день наступления Красная Армия овладела Варшавой, а всего за 23 дня этой проведенной в тяжелых зимних условиях операции армии Г.К. Жукова и И.С.

Конева продвинулись вперед на 500 км, заняли Краков, окружили крупную немецкую группировку в Познани.

К концу января — началу февраля советские войска вышли к Одеру и захватили на его левом берегу ряд плацдармов, оказавшись в 60-70 км от Берлина. Здесь наступление Красной Армии завершилось.

Шефов Н. Битвы России. М., 2002

ВОРОТА ДЛЯ ТАНКОВЫХ АРМИЙ

К тому времени сандомирский плацдарм был самым мощным из всех наших плацдармов на Висле; он имел по фронту около семидесяти пяти километров и до шести десяти километров в глубину… Поскольку главный удар наносился с сандомирского плацдарма, основные подготовительные меры, предпринимавшиеся нами, прежде всего связывались с ним. Плацдарм заранее был заполнен, можно сказать, забит войсками.

Это, конечно, не было и не могло быть тайной для противника.

Кому не ясно, что если одна сторона захватила такой большой плацдарм, да ещё на такой крупной реке, как Висла, то отсюда следует ждать нового мощного удара.

Уж если захвачен плацдарм, то для того и захвачен, чтобы с него предпринимать дальнейшие наступательные действия. Так что место нашего будущего прорыва для противника не было секретом. И это следовало учитывать.

Мы предвидели жесточайшее сопротивление неприятеля и, чтобы сразу избежать возможности двустороннего фланкирования огнём и нашей ударной группировки, и тех соединений, которые потом будут вводиться для   развития успеха, решили прорывать оборону врага на широком фронте.

Дальше предусмотрели такое построение ударной группировки, чтобы сила нашего первоначального удара была максимальной и обеспечила стремительный прорыв обороны уже в первый день. Иначе говоря, мы хотели распахнуть ворота, через которые сразу можно будет ввести танковые армии.

С их помощью тактический успех перерастет в оперативный, который мы будем все больше и больше развивать, выводя танковые армии на оперативный простор и развертывая прорыв как в глубину, так и в стороны флангов.

ТЕМП

Начав прорыв на нескольких значительно удаленных друг от друга участках, составляющих в общей сложности 73 км, войска 1-го Белорусского, и 1-го Украинского фронтов на 3-4-й день операции расширили фронт наступления до 500 км, а к концу операции до 1000 км.

Глубина операции достигла 500 км. Среднесуточный темп наступления составил 25 км; в отдельные дни темп достигал для стрелковых соединений 45 км, а для танковых и механизированных 70 км.

Такие темпы наступления в Великой Отечественной войне были достигнуты впервые.

Советская военная энциклопедия в 8 томах, том 2.

ЖУКОВ: НАСТУПАТЬ НА БЕРЛИН БЫЛО БЫ АВАНТЮРОЙ

В.И. Чуйков, не проанализировав всей сложности тыловой обстановки в тех условиях, пишет:

«…

если бы Ставка и штабы фронтов как следует организовали снабжение и сумели вовремя доставить к Одеру нужное количество боеприпасов, горючего и продовольствия, если бы авиация успела перебазироваться на приодерские аэродромы, а понтонно-мостостроительные части обеспечили переправу войск через Одер, то наши четыре армии— 5-я ударная, 8-я гвардейская, 1-я и 2-я танковые — могли бы в начале февраля развить дальнейшее наступление на Берлин, пройти еще восемьдесят—сто километров и закончить эту гигантскую операцию взятием германской столицы с ходу».

Рассуждения о таком важном предмете со столь многими ссылками на «если бы» нельзя считать серьезными даже для мемуариста. Но уже само признание В.И.Чуйковым, что снабжение разладилось, авиация и понтонно-мостостроительные части отстали, говорит о том, что в подобных условиях предпринимать решительное наступление на Берлин было бы чистейшей авантюрой.

Таким образом, в феврале 1945 года ни 1-й Украинский, ни 1-й Белорусский фронты проводить Берлинскую операцию не могли.

В.И. Чуйков пишет:

«4 февраля командующий 1-м Белорусским фронтом собрал на совещание в штаб 69-й армии, куда он прибыл сам, командармов Берзарина, Колпакчи, Катукова, Богданова и меня.

Мы, уже сидя за столами, обсуждали план наступления на Берлин, когда раздался телефонный звонок по аппарату ВЧ. Я сидел почти рядом и хорошо слышал разговор по телефону. Звонил Сталин. Он спросил Жукова, где тот находится и что делает.

Маршал ответил, что собрал командармов в штабе армии Колпакчи и занимается вместе с ними планированием наступления на Берлин.

Выслушав доклад, Сталин вдруг совершенно неожиданно, как я понял, для командующего фронтом потребовал прекратить это планирование и заняться разработкой операции по разгрому гитлеровских войск группы армий «Висла», находившихся в Померании».

Но такого совещания 4 февраля в штабе 69-й армии не было. Поэтому и разговора по ВЧ с И. В. Сталиным, о котором пишет В. И. Чуйков, также не было.

Жуков Г К. Воспоминания и размышления. В 2 т. М., 2002  

Читайте также:  Категория населения по русской правде и правде ярославичей - история России

Советские танки на территории Польши. 1-й Белорусский фронт. РГАКФД

  • Советские танки на территории Польши Советские танки на территории Польши

БЕЗВОЗВРАТНЫЕ ПОТЕРИ — 2%

Висло-Одерская стратегическая наступательная операция 12 января – 3 февраля 1945 г. Численность советских войск и людские потери

1-й Белорусский фронт: численность войск к началу операции – 1028900, безвозвратные потери  17032, санитарные потери – 60310.

1-й Украинский фронт: численность войск к началу операции – 1083800, безвозвратные потери – 26219, санитарные потери – 89564.

Общая численность численность советских войск к началу операции — 2112700, общие безвозвратные потери – 43251 (2,0%), общие санитарные потери – 149874.

1-я армия Войска Польского: численность войск к началу операции – 90900, безвозвратные потери — 225, санитарные потери – 841.

Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Кривошеев Г.Ф. и др. М., 2010 

МЫ И В ГЕРМАНИЮ ВСТУПАЕМ КАК ОСВОБОДИТЕЛИ

Еще задолго до вступления на территорию фашистской Германии мы на Военном совете обсудили вопрос о поведении наших людей на немецкой земле.

Столько горя принесли гитлеровские оккупанты советскому народу, столько страшных преступлений совершили они, что сердца наших солдат законно пылали лютой ненавистью к этим извергам.

Но нельзя было допустить, чтобы священная ненависть к врагу вылилась в слепую месть по отношению ко всему немецкому народу. Мы воевали с гитлеровской армией, но не с мирным населением Германии.

И когда наши войска пересекли границу Германии, Военный совет фронта издал приказ, в котором поздравлял солдат и офицеров со знаменательным событием и напоминал, что мы и в Германию вступаем как воины-освободители. Красная Армия пришла сюда, чтобы помочь немецкому народу избавиться от фашистской клики и того дурмана, которым она отравляла людей.

Военный совет призывал бойцов и командиров соблюдать образцовый порядок, высоко нести честь советского солдата.

Командиры и политработники, весь партийный и комсомольский актив неутомимо разъясняли солдатам существо освободительной миссии армии Советского государства, ее ответственность за судьбу Германии, как и за судьбы всех других стран, которые мы избавим от ига фашизма.

Нужно сказать, что наши люди на германской земле проявили подлинную гуманность и благородство.

Начавшееся в январе 1945 года наступление советских войск развивалось успешно и стремительно. Затухая временно на одном участке, оно вспыхивало на другом. В движение пришел весь громадный фронт — от Балтийского моря до Карпат.

Красная Армия обрушила на врага удар огромной силы, взломав на протяжении 1200 километров мощные рубежи, которые он создавал в течение нескольких лет.

Только слепой мог не видеть, что война фашистской Германией проиграна.

Рокоссовский К. К. Солдатский долг. М., 1988 

  • Рокоссовский К.К. Рокоссовский К.К.

Рокоссовский Константин Константинович (Ксаверьевич) (1896-1968) — советский военачальник и государственный деятель, один из наиболее выдающихся полководцев Второй мировой войны.

Родился в городе Великие Луки в семье железнодорожника (отец по национальности поляк). В первую мировую войну добровольцем ушел на фронт, служил в драгунском полку.

За храбрость был награжден Георгиевскими медалями 3-й и 4-й степени и Георгиевским крестом 4-й степени. Стал младшим унтер-офицером. После революции вступил в Красную Армию. В годы Гражданской войны командовал эскадроном, дивизионом, полком.

Был дважды ранен и дважды награжден орденом Красного Знамени. Затем командовал бригадой.

В 1925 г. окончил Кавалерийские курсы усовершенствования комсостава, в 1929 г. — Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Академии им. Фрунзе. Участвовал в боях на Китайско-Восточной железной дороге, командовал кавдивизиями и кавкорпусом. В августе 1937 г.

Рокоссовский был арестован, обвинен в связях с польской и японской разведками, осужден, но в марте 1940 г. по ходатайству С.М. Буденного, С.К. Тимошенко и Г.К. Жукова освобожден и после курса лечения возвращен в войска.

Войну Рокоссовский встретил в Киевском особом военном округе командиром 9-го механизированного корпуса в звании генерал-майора.

Утром 22 июня 1941 г. Рокоссовский поднял корпус по боевой тревоге и, совершив 200-километровый марш, с ходу атаковал противника. Это была одна из немногих успешных атак в тот трагический день. В конце июня 1941 г.

9-й мехкорпус под командованием Рокоссовского принял участие в танковом сражении 1941 г. под Дубно, Луцком и Ровно. Затем Рокоссовский командовал Ярцевской армейской группой под Смоленском.

Там же был назначен командующим 16-й армией, особенно отличившейся в Московской битве. В одном из боев командарм был тяжело ранен.

Вскоре после излечения и возвращения в 16-ю армию Рокоссовский был назначен командующим Брянским фронтом. С этого момента и до конца войны он командовал последовательно: Брянским, Донским, Центральным, Белорусским, 1-м и 2-м Белорусским фронтами.

В должности командующего фронтом полководческое дарование Рокоссовского раскрылось во всей полноте. Назначенный в сентябре 1942 г. командующим Донским фронтом, вместе с командующими Юго-Западным (Н.Ф. Ватутин) и Сталинградским (А.И.

Еременко) фронтами Рокоссовский принял непосредственное участие в подготовке и проведении операции «Уран», целью которой являлось окружение и разгром немецко-фашистской группировки под Сталинградом.

После того, как войска противника оказались в «котле», по решению Верховного Главнокомандующего именно Донскому фронту Рокоссовского было поручено расчленить и пленить окруженную группировку во главе с генерал-фельдмаршалом Ф. фон Паулюсом.

С февраля 1943 г. Рокоссовский командовал войсками Центрального фронта на Курской дуге и сумел достойно подготовить войска к предстоящему летнему наступлению противника. 5 июля 1943 г. Рокоссовский, по согласованию с представителем Ставки Г.К.

Жуковым, на 10 минут опередил противника в нанесении артиллерийского удара. Это явилось для немецкого командования неожиданностью и задержало начало операции «Цитадель».

Отразив немецкое наступление, войска Центрального фронта перешли в контрнаступление, освободив 5 августа Орел.

Летом следующего 1944 г. К.К. Рокоссовский, командуя 1-м Белорусским фронтом, блестяще проявил себя в операции «Багратион», в ходе которой противнику было нанесено сокрушительное поражение в Белоруссии. За эту операцию он получил звание Героя Советского Союза и стал Маршалом Советского Союза. С ноября 1944 г. до конца войны К.К.

Рокоссовкий командовал 2-м Белорусским фронтом, войска которого совместно с другими фронтами громили противника в Восточно-Прусской, Восточно-Померанской и, наконец, Берлинской стратегических операциях. 2 мая 1945 г. К.К. Рокоссовский был во второй раз удостоен звания Героя. Награжден высшим полководческим орденом «Победа». 24 июня 1945 г. К.К.

Рокоссовский командовал историческим Парадом Победы в Москве, принимал который маршал Г.К. Жуков.

После войны Рокоссовский с 1949 г. по 1956 г. был министром Национальной обороны Польши. Ему было присвоено воинское звание Маршал Польши. Полушутя, полусерьезно К.К. Рокоссовский утверждал: «Я самый несчастный Маршал Советского Союза.

В России меня считали поляком, а в Польше русским. Я должен был брать Берлин, я был ближе всех. Но позвонил Сталин и говорит: «Берлин будет брать Жуков».

Я спросил, за что такая немилость? Сталин ответил: «Это не немилость, это — политика»

В 1956-1957 гг. Рокоссовский — зам. министра обороны СССР, в 1957 г. был переведен командующим Закавказским военным округом. В 1958-1962 гг.

вновь — заместитель Министра обороны и Главный инспектор Министерства обороны СССР. Последние годы жизни находился в группе генеральных инспекторов министерства обороны. 3 августа 1968 г. К.К.

Рокоссовский скончался от рака. Урна с прахом К.К. Рокоссовского похоронена в Кремлёвской стене.

В памяти людей, общавшихся с К.К. Рокоссовским, он остался как высокий, статный, обаятельный человек, душевный и интеллигентный. Г.К. Жуков отмечал: «Более обстоятельного, работоспособного, трудолюбивого и по большому счету одаренного человека мне трудно припомнить». 

Видеоролик «Начало Висло-Одерской операции. 12 января 1945 года»

Источник: http://www.dkvrangel.ru/pamyatnye-daty/85-yanvar/395-12-yanvarya-pamyatnaya-data-voennoj-istorii-rossii

Памятная дата военной истории россии. 12 января 1945 — 3 февраля 1945 – висло-одерская операция

Array
( [ID] => 48506 [~ID] => 48506 [NAME] => Памятная дата военной истории россии. 12 января 1945 — 3 февраля 1945 – висло-одерская операция [~NAME] => ПАМЯТНАЯ ДАТА ВОЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ.

12 ЯНВАРЯ 1945 — 3 ФЕВРАЛЯ 1945 – ВИСЛО-ОДЕРСКАЯ ОПЕРАЦИЯ [IBLOCK_ID] => 40 [~IBLOCK_ID] => 40 [IBLOCK_SECTION_ID] => 272 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 272 [DETAIL_TEXT] =>

12 января 1945 года советские войска начали Висло-Одерскую операцию. После тщательной подготовки, используя подавляющее преимущество над врагом, войска Жукова и Конева нанесли удар невиданной силы.

Эффект превзошел ожидания. Сильная немецкая группировка в Польше была разгромлена в первые дни, а в начале февраля советская армия оказалась в 60-70 километрах от Берлина.<\p>

ВЫРУЧАЯ СОЮЗНИКОВ

Начало наступления советских войск в Польше намечалось на 20 января. Но 6 января в связи с крупной неудачей англо-американских сил в Арденнах премьер-министр Великобритании У. Черчилль обратился к И. В.

Сталину с просьбой оказать помощь и срочно провести наступление «на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте».

Для поддержки союзников Ставке Верховного Главнокомандования пришлось ограничить время подготовки к Висло-Одерской операции, начало которой было перенесено на 12 января.<\p>

Президентская библиотека<\p>

ЭФФЕКТ ПРЕВЗОШЕЛ ОЖИДАНИЯ

12 января 1945 г. Красная Армия перешла в наступление, которому предшествовала мощная артподготовка. На участках прорыва огонь вели по 250—300 орудийных стволов на 1 км.

Получая достаточное количество боезапасов, советские орудия могли вести ураганный обстрел по типу огненного вала, который, чередуясь, переносился от переднего края немецкой обороны в ее глубину.<\p>

Эффект от удара превзошел все ожидания.

Отчасти это произошло потому, что немцы подтянули свои резервы поближе к передовой, и они оказались в зоне губительного огня артиллерии. Поэтому уже при первом мощном ударе наступавших оказались разгромленными не только дивизии первого эшелона, но и достаточно сильные резервы.

Это привело к быстрому крушению всей системы немецкой обороны. Наличие крупных подвижных резервов обеспечило Красной Армии стремительное продвижение вперед.

«Русское наступление за Вислой развивалось с невиданной силой и стремительностью, — писал немецкий генерал Меллентин, — невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи».

Читайте также:  Смерть ивана грозного - история России

<\p>

На пятый день наступления Красная Армия овладела Варшавой, а всего за 23 дня этой проведенной в тяжелых зимних условиях операции армии Г.К. Жукова и И.С. Конева продвинулись вперед на 500 км, заняли Краков, окружили крупную немецкую группировку в Познани. К концу января — началу февраля советские войска вышли к Одеру и захватили на его левом берегу ряд плацдармов, оказавшись в 60-70 км от Берлина. Здесь наступление Красной Армии завершилось.<\p>

Шефов Н. Битвы России. М., 2002<\p>

ВОРОТА ДЛЯ ТАНКОВЫХ АРМИЙ

К тому времени сандомирский плацдарм был самым мощным из всех наших плацдармов на Висле; он имел по фронту около семидесяти пяти километров и до шести десяти километров в глубину… Поскольку главный удар наносился с сандомирского плацдарма, основные подготовительные меры, предпринимавшиеся нами, прежде всего связывались с ним. Плацдарм заранее был заполнен, можно сказать, забит войсками.<\p>

Это, конечно, не было и не могло быть тайной для противника. Кому не ясно, что если одна сторона захватила такой большой плацдарм, да ещё на такой крупной реке, как Висла, то отсюда следует ждать нового мощного удара. Уж если захвачен плацдарм, то для того и захвачен, чтобы с него предпринимать дальнейшие наступательные действия. Так что место нашего будущего прорыва для противника не было секретом. И это следовало учитывать.<\p>

Мы предвидели жесточайшее сопротивление неприятеля и, чтобы сразу избежать возможности двустороннего фланкирования огнём и нашей ударной группировки, и тех соединений, которые потом будут вводиться для   развития успеха, решили прорывать оборону врага на широком фронте.<\p>

Дальше предусмотрели такое построение ударной группировки, чтобы сила нашего первоначального удара была максимальной и обеспечила стремительный прорыв обороны уже в первый день. Иначе говоря, мы хотели распахнуть ворота, через которые сразу можно будет ввести танковые армии.<\p>

С их помощью тактический успех перерастет в оперативный, который мы будем все больше и больше развивать, выводя танковые армии на оперативный простор и развертывая прорыв как в глубину, так и в стороны флангов.<\p>

Конев И. С. Сорок пятый. М., 1970 <\p>

ТЕМП

Начав прорыв на нескольких значительно удаленных друг от друга участках, составляющих в общей сложности 73 км, войска 1-го Белорусского, и 1-го Украинского фронтов на 3-4-й день операции расширили фронт наступления до 500 км, а к концу операции до 1000 км.

Глубина операции достигла 500 км. Среднесуточный темп наступления составил 25 км; в отдельные дни темп достигал для стрелковых соединений 45 км, а для танковых и механизированных 70 км. Такие темпы наступления в Великой Отечественной войне были достигнуты впервые.

<\p>

Советская военная энциклопедия в 8 томах, том 2.<\p>

ЖУКОВ: НАСТУПАТЬ НА БЕРЛИН БЫЛО БЫ АВАНТЮРОЙ

В.И. Чуйков, не проанализировав всей сложности тыловой обстановки в тех условиях, пишет:<\p>

«…

если бы Ставка и штабы фронтов как следует организовали снабжение и сумели вовремя доставить к Одеру нужное количество боеприпасов, горючего и продовольствия, если бы авиация успела перебазироваться на приодерские аэродромы, а понтонно-мостостроительные части обеспечили переправу войск через Одер, то наши четыре армии— 5-я ударная, 8-я гвардейская, 1-я и 2-я танковые — могли бы в начале февраля развить дальнейшее наступление на Берлин, пройти еще восемьдесят—сто километров и закончить эту гигантскую операцию взятием германской столицы с ходу».<\p>

Рассуждения о таком важном предмете со столь многими ссылками на «если бы» нельзя считать серьезными даже для мемуариста. Но уже само признание В.И.Чуйковым, что снабжение разладилось, авиация и понтонно-мостостроительные части отстали, говорит о том, что в подобных условиях предпринимать решительное наступление на Берлин было бы чистейшей авантюрой.<\p>

Таким образом, в феврале 1945 года ни 1-й Украинский, ни 1-й Белорусский фронты проводить Берлинскую операцию не могли.<\p>

В.И. Чуйков пишет:<\p>

«4 февраля командующий 1-м Белорусским фронтом собрал на совещание в штаб 69-й армии, куда он прибыл сам, командармов Берзарина, Колпакчи, Катукова, Богданова и меня. Мы, уже сидя за столами, обсуждали план наступления на Берлин, когда раздался телефонный звонок по аппарату ВЧ. Я сидел почти рядом и хорошо слышал разговор по телефону. Звонил Сталин. Он спросил Жукова, где тот находится и что делает. Маршал ответил, что собрал командармов в штабе армии Колпакчи и занимается вместе с ними планированием наступления на Берлин.<\p>

Выслушав доклад, Сталин вдруг совершенно неожиданно, как я понял, для командующего фронтом потребовал прекратить это планирование и заняться разработкой операции по разгрому гитлеровских войск группы армий «Висла», находившихся в Померании».<\p>

Но такого совещания 4 февраля в штабе 69-й армии не было. Поэтому и разговора по ВЧ с И. В. Сталиным, о котором пишет В. И. Чуйков, также не было.<\p>

Жуков Г К. Воспоминания и размышления. В 2 т. М., 2002  <\p>

БЕЗВОЗВРАТНЫЕ ПОТЕРИ — 2%

Висло-Одерская стратегическая наступательная операция 12 января – 3 февраля 1945 г.

Численность советских войск и людские потери<\p>

1-й Белорусский фронт: численность войск к началу операции – 1028900, безвозвратные потери  17032, санитарные потери – 60310.

<\p>

1-й Украинский фронт: численность войск к началу операции – 1083800, безвозвратные потери – 26219, санитарные потери – 89564.

<\p>

Общая численность численность советских войск к началу операции — 2112700, общие безвозвратные потери – 43251 (2,0%), общие санитарные потери – 149874.<\p>

1-я армия Войска Польского: численность войск к началу операции – 90900, безвозвратные потери — 225, санитарные потери – 841.<\p>

Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Кривошеев Г.Ф. и др. М., 2010<\p>

МЫ И В ГЕРМАНИЮ ВСТУПАЕМ КАК ОСВОБОДИТЕЛИ

Еще задолго до вступления на территорию фашистской Германии мы на Военном совете обсудили вопрос о поведении наших людей на немецкой земле. Столько горя принесли гитлеровские оккупанты советскому народу, столько страшных преступлений совершили они, что сердца наших солдат законно пылали лютой ненавистью к этим извергам. Но нельзя было допустить, чтобы священная ненависть к врагу вылилась в слепую месть по отношению ко всему немецкому народу. Мы воевали с гитлеровской армией, но не с мирным населением Германии. И когда наши войска пересекли границу Германии, Военный совет фронта издал приказ, в котором поздравлял солдат и офицеров со знаменательным событием и напоминал, что мы и в Германию вступаем как воины-освободители. Красная Армия пришла сюда, чтобы помочь немецкому народу избавиться от фашистской клики и того дурмана, которым она отравляла людей.<\p>

Военный совет призывал бойцов и командиров соблюдать образцовый порядок, высоко нести честь советского солдата.<\p>

Командиры и политработники, весь партийный и комсомольский актив неутомимо разъясняли солдатам существо освободительной миссии армии Советского государства, ее ответственность за судьбу Германии, как и за судьбы всех других стран, которые мы избавим от ига фашизма.<\p>

Нужно сказать, что наши люди на германской земле проявили подлинную гуманность и благородство.<\p>

Начавшееся в январе 1945 года наступление советских войск развивалось успешно и стремительно. Затухая временно на одном участке, оно вспыхивало на другом. В движение пришел весь громадный фронт — от Балтийского моря до Карпат.<\p>

Красная Армия обрушила на врага удар огромной силы, взломав на протяжении 1200 километров мощные рубежи, которые он создавал в течение нескольких лет.<\p>

Только слепой мог не видеть, что война фашистской Германией проиграна.<\p>

Источник: http://www.nvraion.ru/news/detail.php?ID=48506

Висло-Одерская операция — Уральский государственный военно-исторический музей

Стратегическая наступательная операция войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов проходила с 12 января по 3 февраля 1945 года и являлась составной частью общего стратегического наступления Красной армии от Балтики до Дуная.

Наступательная операции советских войск осенью 1944 года в Восточной Пруссии и Венгрии вынудили противника направить туда часть сил из состава группы армий «А» с варшавско-берлинского направления.

К январю 1945 года перед двумя советскими фронтами оборонялись

3 армии (28 дивизий и 2 бригады) группы армий «А» (с 26 января «Центр») –

около 400 тысяч человек, 4 103 орудия и миномёта,

1 136 танков и штурмовых орудий, 270 самолётов.

Советское командование создало значительное превосходство в силах и средствах:

в 16 общевойсковых, 4 танковых, 2 воздушных армиях и ряде соединений обоих советских фронтов было

1,5 миллиона человек (в боевых частях), 37 033 орудия и миномёта,

7 042 танка и самоходных артиллерийских установок, 5 047 самолётов.

Благодаря искусным мерам маскировки немецко-фашистское командование не ожидало наступления советских войск на центральном участке фронта раньше конца января. Советское командование по просьбе союзников перенесло срок начала наступления с 20 на 12 января, чтобы отвлечь немецко-фашистские силы с Западного направления, где шла Арденнская операция (16.12.1944 – 28.01.1945).

Войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление 12 января, нанося главный удар с Сандомирского плацдарма, а войска 1-го Белорусского фронта – 14 января с Магнушевского и Пулавского плацдармов. К 18 января главные силы группы армий «А» были разгромлены, оборона противника прорвана на 500-километровом фронте на глубину 100–150 километров; 17 января была освобождена Варшава. 

Жители Варшавы встречают бойцов Красной армии. 1945 год.

Ближайшая задача операции была выполнена вдвое быстрее, чем намечалось по плану, что сделало возможным развитие наступления на Познань и Бреславль (Вроцлав).

Немецко-фашистские командование начало спешно перебрасывать силы из резерва, с Западного фронта и других участков (всего до 40 дивизий), но восстановить прорванный фронт не смогло. 23 января советские войска окружили в Познани 62-тысячный гарнизон противника.

Войска 1-го Украинского фронта вышли на Одер и форсировали его на ряде участков, левофланговые армии фронта во взаимодействии с 38-й армией 4-го Украинского фронта 19 января освободили город Краков и завязали бои за Силезский промышленный район.

26 января – 3 февраля войска 1-го Белорусского фронта прорвали укрепления врага на бывшей германо-польской границе, вышли на Одер и захватили плацдармы в районе Кюстрина. К этому времени войска 1-го Украинского фронта завершили освобождение Силезского промышленного района и закрепились на плацдармах на западном берегу Одера.

В результате Висло-Одерской операции было полностью разгромлено 35 дивизий, а 25 потеряли от 50 до 70 % личного состава, было взято в плен около 150 тысяч человек.

Для операции был характерен стремительный темп наступления (25–30 километров в сутки в течение 20 дней), обусловленный мощным первоначальным ударом, большой пробивной силой и высокой подвижностью советских войск, широким манёвром и тесным взаимодействием войск.

Разгром немецко-фашистских войск в Висло-Одерской операции создал предпосылки для успешного проведения Берлинской и Восточно-Померанской операций. В ходе операции были почти полностью освобождены Польша и значительная часть Чехословакии.

Сандомирско-Силезская операция (12 января – 3 февраля 1945 года)

Наступательная операция войск 1-го Украинского фронта, часть стратегической Висло-Одерской операции.

Задача: разгромить во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом кельце-радомскую группировку противника, освободить южную часть Польши, выйти на реку Одер, захватить плацдарм на её левом берегу, и создать условия для наступления на берлинском и дрезденском направлениях.

В полосе 1-го Украинского фронта против советских войск оборонялись 4-я танковая и 17-я полевая армии немецко-фашистской группы армий «А» (с 26 января 1945 года – «Центр»; командующий – генерал-полковник И. Гарпе, с 17 января – генерал-фельдмаршал Ф. Шёрнер).

Немецко-фашистское командование, придавая большое значение обороне на сандомирско-силезском направлении, выводившем кратчайшим путём к центральным районам Германии, подготовило здесь 5–7 оборонительных рубежей общей глубиной 300–450 километров, которые включали ряд укреплённых городов и крупных населённых пунктов: Островец, Скаржиско-Каменна, Кельце, Хмельник, Бреслау, Глогау, Краков, Радомско, Ченстохова и другие. Замысел советского командования предусматривал нанесение главного удара силами 13-й, 52-й, 5-й гвардейской, 21-й, частью сил 3-й гвардейской и 60-й армии, 4-й и 3-й гвардейской танковых армий с Сандомирского плацдарма в общем направлении на Хмельник, Радомско, Бреслау с целью прорвать оборону противника, рассечь его противостоявшую группировку на всю глубину и уничтожить её по частям во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом.

Задача 4-й танковой армии: войска должны были войти в прорыв на участке 13-й армии, стремительно продвинуться в северо-западном направлении на Розпша, уничтожить отходящие части и резервы противника, выйти на пути отступления кельце-радомской группировки, чтобы впоследствии соединиться с войсками 1-го Белорусского фронта в районе Лодзи.

На Сандомирском плацдарме было сосредоточено 11934 орудия и миномёта,

1434 танка и САУ, что позволило создать на участке прорыва плотность

до 230 орудий и миномётов и 21 танк непосредственной поддержки пехоты

на 1 километр фронта. Правый фланг ударной группировки обеспечивался

6-й и 3-й гвардейской армиями, которые должны были

во взаимодействии с частью сил 1-го Белорусского фронта

окружить и уничтожить островецко-опатувскую группировку противника.

Обеспечение левого фланга возлагалось на 60-ю и 59-ю армии,

которым предстояло совместно с войсками 4-го Украинского фронта

наступать на Краков. 7-й гвардейский механизированный и 1-й гвардейский кавалерийский корпуса 

составляли резерв командующего фронтом.

12 января вслед за передовыми батальонами перешли в наступление войска 1-го эшелона фронта, которые в течение 2–3 часов овладели двумя позициями главной полосы вражеской обороны. Затем в сражение были введены танковые армии и корпуса (всего свыше 2 тысяч танков и САУ).

После преодоления первой и второй позиции командующий фронтом ввёл в сражение обе танковые армии, с тем, чтобы завершить прорыв главной полосы обороны и совместно с общевойсковыми армиями разгромить оперативные резервы врага.

Действия танковых частей и соединений отличались стремительностью и манёвренностью.

Решительность и смелость проявили солдаты и офицеры 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады 10-го гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса 4-й танковой армии.

Бригадой командовал Герой Советского Союза полковник М. Г. Фомичев. За три часа бригада с боем прошла 20 километров. Противник упорно пытался приостановить её дальнейшее продвижение.

Но танкисты, смело маневрируя, продолжали наступление.

Танкисты 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады. 1944–1945 годы. Из личного архива Н. А. Кирилловой. 

13 января продолжала наступление 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Д. Д. Лелюшенко, взаимодействуя с 13-й армией. Советские танкисты вместе с пехотой в ожесточённых боях успешно отразили атаки танкового корпуса противника, в которых участвовало около 200 танков и штурмовых орудий, и форсировали реку Чарна Нида.

14 января советские войска в районе Кельце продолжали отражать контратаки 24-го немецкого танкового корпуса. Вместе с частями 3-й гвардейской армии на рубеже реки Чарна Нида напряжённые бои вели 13-я общевойсковая и 4-я танковая армии.

К утру 14 января неприятелю было нанесено крупное поражение, так как более 180 вражеских танков пылало на поле боя. Особую доблесть показала 61-я гвардейская Свердловская танковая бригада, главным образом её 2-й батальон под командованием майора В. Н. Никонова.

Майор В. Н. Никонов докладывает командующему корпусом Е. Е. Белову. 1944 год. Из личного архива Н. А. Кирилловой. 

В бою пал командир бригады Н. Г. Жуков, он лично уничтожил семь вражеских танков в одной из танковых атак под местечком Лисув. В командование бригадой вступил начальник штаба подпол­ковник В. И. Зайцев.

Отразив контратаки танковых и моторизованных частей, войска фронта вышли на подступы к городу Кельце и окружили группировку врага южнее реки Чарна Нида.

15 января войска 3-й гвардейской, 13-й и 4-й танковой армий разгромили основные силы 24-го немецкого танкового корпуса, завершили ликвидацию частей, окружённых южнее реки Чарна Нида, и овладели крупным административно-хозяйственным центром Польши, важным узлом коммуникаций и опорным пунктом обороны врага – городом Кельце. Уничтожив противника в районе Кельце, советские войска обеспечили правый фланг ударной группировки фронта. При форсировании реки Чарна Нида отличился танковый взвод младшего лейтенанта П. И. Цыганова, 63-й гвардейской Челябинской тбр.

В связи с овладением городом Кельце Верховный Главнокомандующий объявил 15 января 1945 года благодарность корпусу. За мужество, проявленное при освобождении Кельцы, 62-я гвардейская Пермская бригада получила наименование «Келецкая».

Танкисты 62-й гвардейской Пермской тбр. 

17 января войска ударной группировки форсировали реки Пилица и Варта.

18 января соединения 3-й гвардейской и 6-й армии, преследуя отступавший 42-й армейский корпус противника, овладели городом Скаржиско-Каменна и соединились с войсками 1-го Белорусского фронта, проводившего Варшавско-Познанскую операцию (14 января – 3 февраля 1945 года). В тот же день войска 4-й танковой армии совместно с польскими партизанами завершили разгром вражеского корпуса.

18 января части корпуса форсировали реку Пилица и совмест­но с частями 6-го механизированного корпуса овладели городом Пиотркув.

63-я гвардейская Челябинская танковая бригада, принявшая активное участие в освобождении Пиотркува, получила наименование «Петраковская».

В этих боях героически проявил себя личный состав штаба бригады во главе с начальником штаба полковником А. Б. Лозовским, который атаковал колонну и пленил немало гитлеровцев.

Начальник штаба 63-й тбр А. Б. Лозовский. СССР, 1945-1950-е годы. Из личного архива  Н. А.  Кирилловой. 

19 января 10-й гвардейский Уральско-Львовский добровольческий танковый корпус овладел городами Белхатув, Вершув. 61-я гвардейская Свердловско-Львовская танковая бригада стремительным броском вышла к реке Варта в районе города Бурзенин и овладела им.

Дерзкий захват минированного моста через Варту и овладение Бурзенином рассматривается ныне военными теоретиками как образец высокого тактического искусства и боевого мастерства советских танкистов при форсировании водных преград. При захвате моста отличились комбат капитан В. Г.

 Скринько, танковый взвод лей­тенанта Н. Л. Юдина и сапёры, возглавляемые С. П. Лабужским.

22–25 января армии ударной группировки фронта вышли к реке Одер в полосе от Кёбена до Оппельна, с ходу форсировали его и, захватив на левом берегу (северо-западнее и юго-восточнее Бреслау) несколько плацдармов, к 3 февраля закрепились на них.

Встреча красноармейцев с местными жителями на берегу реки Одер. 1945 год.

24 января все части 10-го гвардейского танкового корпуса вышли к Одеру. Позади остались пятьсот километров, пройденные от Сандомирского плацдарма за 12 суток. Впереди глубокая река шириной до 259 метров с тонким льдом. На том берегу – город Штейнау. Попытка с ходу взять Штейнау не удалась. Командование прибегло к обходному манёвру.

26 января южнее Штейнау по приказу комкора Одер форсировала на подручных средствах под ураганным огнём противника 29-я гвардейская Унечская мотострелковая бригада полковника А. В. Ефимова, захватив плацдарм в районе населённых пунктов Тарксдорф, Дибан.

Герой Советского Союза А. В. Ефимов. СССР, 1950-е годы. Из личного архива  Н. А.  Кирилловой. 

Переправившихся через Одер мотострелков активно поддерживали огнём с восточного берега танкисты 62-й гвардейской Пермской танковой бригады.

Для надежной поддержки 29-й гвардейской Унеченской мотострелковой бригады 27 января была ор­ганизована срочная переправа танковых частей корпуса на участке 6-го гвардейского механизированного корпуса в районе города Кёбен. После успешного завершения переправы корпус нанёс 28 января удар на Штейнау и Дибан с запада в тыл противника.

30 января Штейнау был взят и танкисты вышли на плацдарм 29-й гвардейской Унеченской мотострелковой бригады. За совершённые подвиги М. Я. Дени­сову, Ф. И. Дозорцеву, Г. З. Клишину, И. Е. Романченко было присвоено звание Героя Советского Союза.

В числе отличившихся, показавших образ­цы боевого мастерства – механик-водитель из 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады гвардии старший сержант В. И. Кружаков; командир танка из 61-й гвардейской Свердловской танковой бригады гвардии младший лейтенант П. И. Лабуз; магнитогорец гвардии старший сержант И. Е.

 Романченко; механик-водитель 62-й гвардейской Пермской танковой бригады И. А. Кондауров. За боевую доблесть, проявленную при форси­ровании реки Одер, звание Героя Советского Союза было при­своено командиру 61-й  тбр полковнику В. И. Зайцеву, командиру 299-го минометного полка полковни­ку В. К.

 Зылю, командиру батареи 356-го самоходно-артиллерийского полка старшему лейтенанту В. П. Селищеву, командирам пулемётных взводов лейтенантам П. А. Родыгину и А. В. Ерофееву, гвардии младшему лейтенанту В. С. Смирнову, командиру САУ младшему лейтенанту В. Т. Полякову, командиру орудия танка старшине М. А. Мазурину, наводчику САУ старшине Н. С.

 Рыбакову, командиру отделения из 29-й мотострелковой бригады гвардии сер­жанту В. Г. Исакову, командиру 29-й гвардейской мотострелковой бригады А. И. Ефимову.  А за операцию звания Герой Советского Союза были удостоены гвардии младший лейтенант Н. А. Козлов, наводчик СУ-76 гвардии старшина Н. С. Рыбаков, механик-водитель Т-34 гвардии старшина Н. А.

 Бредихин, командир 1689-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка полковник Н. С. Шульженко.

Бои за Одер, особенно на плацдармах, приняли ожесточённый характер. Однако советские воины мастерски взламывали долговременную оборону врага.

В результате Сандомирско-Силезской операции войска 1-го Украинского фронта разгромили 4-ю танковую армию и основные силы 17-й армии противника, продвинулись на 400–500 километров, во взаимодействии с 1-м Белорусским и 4-м Украинским фронтом освободили южные районы Польши и перенесли военные действия на территорию фашистской Германии, создав условия для проведения последующих наступательных операций на берлинском и дрезденском направлениях.

Источник: http://ugvim.ru/virtualmuseum/zal-istorii-udtk/Boyevyye-operatsii-UDTK/Vislo-Oderskaya-operatsiya.php

Ссылка на основную публикацию