От константина до юстиниана. борьба с еретиками и варварами (337-518) — история России

Юстиниан I и восстание «Ника»

Политика Юстиниана

Юстиниан, мечтавший о возрождении величия Римской империи, стремился, в первую очередь, к усилению в Византии своей единоличной власти. Это отразилось в создании централизованного бюрократического аппарата, строгой системы наказаний, давлении на сенат, подчинении армии. Много времени Юстиниан посвятил борьбе с язычеством и христианскими ересями.

С другой стороны, он вел широкомасштабные войны, строил дороги, дворцы и укрепления, все это приводило к огромным расходам. Поэтому повышались налоги, под гнетом которых оказались и знать, и ремесленники, и крестьяне.

В конечном счете, Юстиниан со своим всеобъемлющим контролем, фискальной и религиозной политикой хоть и укрепил государство, но задел интересы практически всех слоев населения.<\p>

К императору у всех накопилось немало претензий. Свою лепту в озлобление византийцев внесли некоторые высокопоставленные чиновники Юстиниана.

Например Иоанн Каппадокийский, которого император поставил префектом претория Востока. В ведении Иоанна находился сбор налогов с провинций и столицы, что он и делал с удивительной изобретательностью. Ему удавалось своевременно собрать все и со всех, включая недоимки. Многие новые налоги придумывал он сам. Его подчиненные славились неумолимостью и даже жестокостью.

Сам же Иоанн явно злоупотреблял своим положением, открыто обогащаясь, пьянствовал. Юстиниана он устраивал, а вот большинство византийцев ненавидели этого чиновника. Злоупотреблениями был известен и главный законовед государства — квестор Трибониан.

Венеты и прасины

Один из отцов «Кодекса Юстиниана» считал, что он сам выше любых законов. Восстание, о котором пойдет речь, началось и закончилось на Константинопольском ипподроме. Здесь проводились конные состязания, собиравшие тысячи зрителей.

Фанаты делились на четыре партии — дима, из которых главными антагонистами являлись две: прасины («зеленые» — по цвету их возниц) и венеты («голубые»). Как правило, говорят, что венетов возглавляла земледельческая знать, в этот дим входило и немало свободных земледельцев.

Прасины же представляли торгово-ремесленные круги. Впрочем, состав партий был довольно пестрым.

Димы имели свое выборное руководство, штат прислуги, возниц, артистов, а также дома, лошадей, денежные средства, которые каждая партия получала от своих сторонников.

Первоначально это были чисто спортивные организации, но после закона императора Константина об «аккламациях» (праве городского населения выражать возгласами одобрение или неодобрение зачитываемым в цирке постановлениям властей) димы к концу IV в. стали превращаться в своеобразные политические партии.

Венеты и прасины стали привлекаться к обороне города, получили право организовывать свою милицию и участвовать в самоуправлении. Наиболее активными членами димов были молодые стасиоты, устраивающие побоища.

В 527 г. Юстиниан издал закон о запрете борьбы между партиями ипподрома. Будущее показало, что димы от этого не потеряли своего политического характера. Восстание начали более радикальные прасины. В январский день 532 г.

на ипподроме они пожаловались императору на притеснения со стороны его чиновников, безнаказанные убийства членов своей партии. Император осыпал их ругательствами и не хотел слушать жалоб. Венеты вели себя довольно пассивно.

Обиженные главой государства прасины демонстративно покинули ипподром, оскорбив тем самым Юстиниана. В городе произошли кровопролитные стычки между венетами и прасинами.

Восстание «Ника»

Префект города Евдемон арестовал зачинщиков с обеих сторон. Их приговорили к смерти. Во время казни виселицы сломались, и монахи укрыли осужденных в церкви. Солдаты префекта окружили место, где находились преступники. 13 января на ипподроме проводились очередные бега.

Ни прасины, ни венеты не следили за ними, а скандировали требования, обращенные к императору, — отпустить своих избежавших смерти друзей. Юстиниан не удостаивал их ответом. В конце концов обозленные члены димов заявили о создании союза и уже вместе покинули ипподром.

Мятежники использовали клич-пароль «Ника», что значит «Побеждай!». Вскоре события приняли необратимый характер.

Вечером повстанцы подожгли резиденцию префекта города, захватили тюрьму, выпустив политических заключенных. Затем запылала вся центральная часть столицы. Толпа бушевала, обыватели спасались на азиатском берегу Босфора. Громили и дома богачей, поскольку к димам присоединилась значительная часть городской черни.

Император попытался на следующий день вновь провести игры, но тем самым только еще больше обозлил народ. Толпа у Большого императорского дворца потребовала отстранить от должностей и казнить Иоанна Каппадокийского и Трибониана. Император пошел на уступки, обоих чиновников заменили.

Но вскоре бунтари потребовали и нового императора. Так абстрактное требование справедливости приняло более конкретные политические очертания. В городе продолжались поджоги и убийства. Время от времени происходили потасовки и между самими димотами.

Император вызвал в город войска из окрестных городов, но и они не смогли погасить огонь восстания.

18 января Юстиниан явился на ипподром с Евангелием в руках и попытался умиротворить толпу. Он говорил о своей ошибке и своих грехах, обещал никого не казнить, если димы успокоятся. В ответ он услышал только проклятия и вынужден был опять укрыться во дворце.

Тем временем к восстанию примкнула часть оппозиционно настроенной аристократии, которые дали восставшим нового императора — аристократа Ипатия. Огромная толпа на ипподроме обсуждала возможность штурма дворца.

Юстиниан совещался со своими сторонниками и уже был готов к бегству.

Устыдила императора его жена Феодора, принимавшая активное участие в управлении государством. Евнух Нарсес провел переговоры с лидерами венетов, и ему удалось подкупить их. Лагерь мятежников снова раскололся надвое.

Пока они спорили, на ипподром ворвались преданные императору солдаты Велизария и готский отряд Мунда. Они устроили жесточайшую резню, в которой погибло, по некоторым данным, более 30 тысяч человек. Ипатий был схвачен и казнен, многие сенаторы сосланы.

Положение Юстиниана укрепилось.

Comments:

Источник: http://www.archivarium.ru/barbarian/90-vosstanie-nika.html

Византийская империя и славяне в VI – XI веках. Всеобщая история. История Средних веков. 6 класс

Древний Константинополь.

В отличие от Западной Римской империи Византия не только устояла под натиском варваров, но и просуществовала более тысячи лет.

В нее входили богатые и культурные области: Балканский полуостров с прилегающими островами, часть Закавказья, Малая Азия, Сирия, Палестина, Египет.

 С глубокой древности здесь развивались земледелие и скотоводство.

Таким образом, это было евроазийское (евразийское)государство с очень разнообразным по происхождению, облику и обычаям населением.

В Византии, в том числе на территории Египта, Ближнего Востока, сохранились оживленные, многолюдные города:КонстантинопольАлександрияАнтиохияИерусалим. Здесь были развиты такие ремесла, как производство стеклянной посуды, шелковых тканей, тонких украшений, папируса.

Константинополь, расположенный на берегу пролива Босфор, стоял на пересечении двух важных торговых путей: сухопутного — из Европы в Азию и морского — из Средиземного моря в Черное.

Византийские купцы богатели на торговле с Северным Причерноморьем, где имели свои города-колонии, Ираном, Индией, Китаем. Их хорошо знали и в Западной Европе, куда они привозили дорогие восточные товары.

2. Власть императора

Император Византии Юстиниан I.

В отличие от стран Западной Европы, в Византии сохранялось единое государство с деспотической императорской властью.

Все должны были трепетать перед императоромславить его в стихах и песнях. Выход императора из дворца в сопровождении блестящей свиты и большой охраны превращался в пышное торжество.

Он выступал в расшитых золотом и жемчугом шелковых одеждах с венцом на голове, золотой цепью на шее и скипетром в руке.

Император обладал огромной властью. Его власть передавалась по наследству. Он был^

  • назначал военачальников и высших чиновников,
  • принимал иностранных послов.

Император правил страной с помощью множества чиновников. Они старались всеми силами получить влияние при дворе. Дела просителей решались с помощью взяток или личных связей.

Византия могла защищать свои границы от варваров и даже вести завоевательные войны. Распоряжаясь богатой казной, император содержал большую наемную армию и сильный флот. Но бывали периоды, когда крупный военачальник свергал самого императораи сам становился государем.

3. Император Юстиниан и его реформы

Империя особенно расширила свои границы в правление Юстиниана (527-565). Умный, энергичный, хорошо образованный, Юстиниан умело подбирал и направлял своих помощников.

Под его внешней доступностью и любезностью скрывался беспощадный и коварный тиран. По словам историка Прокопия, он мог, не выказывая гнева, «тихим, ровным голосом отдать приказ перебить десятки тысяч ни в чем не повинных людей».

Юстиниан боялся покушений на свою жизнь, а потому легко верил доносам и был скор на расправу.

Основным правилом Юстиниана было: «единое государство, единый закон, единая религия». Император жаловал церкви земли и ценные подарки, строил много храмов и монастырей. Его правление началось невиданными гонениями на язычников, иудеев и отступников от учения церкви. Их

Была закрыта знаменитая школа в Афинах — крупный центр языческой культуры.

Чтобы ввести единые для всей империи законы, император создал комиссию из лучших юристов. В короткий срок она

  • собрала законы римских императоров,
  • отрывки из сочинений выдающихся римских юристов с объяснением этих законов,
  • новые законы, введенные самим Юстинианом,
  • составила краткое руководство к пользованию законами.

Эти труды были изданы под общим названием «Свод гражданского права». Данный свод законов сохранил для следующих поколений римское право. Его изучали юристы в Средние века и Новое время, составляя законы для своих государств.

4. Войны Юстиниана

Византийская империя при Юстиниане.

Юстиниан сделал попытку восстановить Римскую империю в прежних границах.

Пользуясь раздорами в королевстве вандалов, император отправил на 500 кораблях войско для завоевания Северной Африки. Византийцы быстро одержали победу над вандалами и заняли столицу королевства Карфаген.

Затем Юстиниан приступил к завоеванию королевства остготов в Италии. Его войско заняло Сицилию, юг Италии и позднее овладело Римом. Другое войско, наступая с Балканского полуострова, вступило в столицу остготов Равенну. Королевство остготов пало.

Но притеснения чиновников и грабежи солдат вызывали восстания местных жителей в Северной Африке и Италии.

Юстиниан был вынужден посылать новые армии для подавления восстаний в завоеванных странах.

Читайте также:  Культура московского царства - история России

Потребовалось 15 лет напряженной борьбы, чтобы полностью подчинить Северную Африку, а в Италии на это ушло около 20 лет.

Использовав междоусобную борьбу за престол в королевстве вестготов, войско Юстиниана завоевало юго-западную часть Испании.

Для защиты границ империи Юстиниан строил на окраинах крепости, размещал в них гарнизоны, прокладывал к границамдороги. Повсюду восстанавливались разрушенные города, сооружались водопроводы, ипподромы, театры.

Вторжение славян на территорию Византии.

Но население самой Византии было разорено непосильными налогами. По словам историка, «народ большими толпами убегал к варварам, чтобы только скрыться из родной земли». Повсюду вспыхивали восстания, которые Юстиниан жестоко подавлял.

На востоке Византии пришлось вести долгие войны с Ираном, даже уступить Ирану часть территории и платить ему дань.

Византия не имела сильного рыцарского войска, как в Западной Европе, и стала терпеть поражения в войнах с соседями. Вскоре после смерти Юстиниана Византия потеряла почти все завоеванные на Западе территории. Лангобарды заняли большую часть Италии, а вестготы отобрали свои прежние владения в Испании.

5. Вторжение славян и арабов

Греческий огонь.

С начала VI века на Византию нападали славяне. Их отряды подступали даже к Константинополю. В войнах с Византией славяне приобрели боевой опыт, научились сражаться строем и брать штурмом крепости.

От вторжений они перешли к заселению территории империи: заняли сначала север Балканского полуострова, затем проникли в Македонию и Грецию.

Славяне превращались в подданных империи: они стали платить в казну налоги и служить в императорском войске.

С юга на Византию в VII веке напали арабы. Они захватили Палестину, Сирию и Египет, а к концу века — ивсю Северную Африку.

Со времен Юстиниана территория империи сократилась почти втрое.

Византия сохранила лишь Малую Азию, южную часть Балканского полуострова и некоторые области в Италии.

6. Борьба с внешними врагами в VIII-IX веках

Упадок Византии в 13 веке.

Чтобы успешно отбивать нападения врагов, в Византии был введен новый порядок набора в войско: вместо наемников в армию брали воинов из крестьян, получавших за службу участки земли. В мирное время они обрабатывали землю, а сначалом войны отправлялись в поход со своим оружием и лошадьми.

В VIII веке произошел перелом в войнах Византии с арабами. Византийцы стали сами вторгаться во владения арабов вСирии и Армении и позднее отвоевали у арабов часть Малой Азииобласти в Сирии и Закавказье, острова Кипр и Крит.

Из начальников войск в Византии постепенно сложилась знать в провинциях. Она строила в своих владениях крепости и создавала собственные отряды из слуг и зависимых людей. Нередко знать поднимала в провинциях мятежи и вела войны против императора.

Источник: https://www.kursoteka.ru/course/2367/lesson/7714/unit/19976

Величко Алексей Михайлович — История Византийских императоров. От Юстина до Феодосия III. Том II

Конечно, когда-нибудь и оно должно пасть от Божьего гнева, но сейчас св.

Юстиниан был готов удовольствоваться безопасностью христиан в Персии, в отношении которых периодически устраивали гонения персидские власти, неизменностью восточных границ и возможностью вести миссионерство среди диких народов Кавказа.

Как здравомыслящий практик, он понимал, что одним только желанием Персидское царство не разгромить. Поэтому в практической политике он, хотя и не собирался уступать Персии, при открывавшихся возможностях неизменно с удовольствием шёл на мирные переговоры, концентрируя силы для войны с другими врагами.

Несравнимо более опасными для императора казались остготы и вандалы, еретики, покусившиеся на римские владения, узурпаторы, уронившие римскую славу. Возможно, св.

Юстиниан ещё мог бы мириться с фактом появления варварских политических обществ в Италии и в Африке, если бы они являлись православными государствами.

Но, как известно, и вандалы, и остготы были арианами и не раз поднимали руку на «святая святых» для императора — Кафолическую Церковь, а с этим мириться было нельзя. Остро и глубоко чувствуя свою обязанность быть хранителем веры и первым защитником Церкви, св. Юстиниан не мог принять такое положение дел.

Безусловно, он отдавал себе отчёт в том, что монофизитство на Востоке пустило глубокие корни, и был бы искренне расстроен, если бы узнал, что и сегодня оно существует в Египте. Однако, какой бы трудной ни казалась задача, ересь должна быть искоренена. Для св.

Юстиниана наличие еретических общин в государстве — такой же нонсенс, как наличие в Империи территорий, живущих вне рамок римского права, игнорирующих государственные законы.

Но это только теоретически — в действительности император старался, насколько возможно, без ущерба имперской политике смягчить те гонения, которым подверглись противники Халкидона, подключив к этой деятельности свою жену, императрицу св. Феодору; к этой истории мы ещё вернёмся.

Но без официального восстановления Православия в этих провинциях императорским законом никакой союз с Римским епископом становился невозможным. А такой союз был необходим, так как только папа обладал в Италии и вообще на Западе тем авторитетом, который единственно мог обеспечить св. Юстиниану успех в деле возвращения западных провинций под власть Римского императора.

Необходимость прибегнуть к помощи апостолика обуславливалась и теми изменениями в церковном устройстве, которые произошли в 537 г. Ранее, несмотря на все споры и ереси, никогда иерархи церковной партии, находившейся в меньшинстве, не пытались создать параллельную Церковь.

Все конфликты воспринимались, как происходящие исключительно внутри Церкви. Если кто-то был не согласен с вероучительной позицией какого-нибудь архиерея, то он мог переехать в другую область и войти в состав иной церковной общины.

И, как правило, подавляющее большинство населения сохраняло общение со своим епископом, веруя так, как и он. Однако в 537 г. этот неписаный порядок был нарушен.

Пусть и с сомнениями, но, в конце концов, Север Антиохийский и епископ города Теллы Иоанн начали практиковать формирование собственной, монофизитской иерархии, так что к ним для рукоположения порой приходило до 300 человек.

Это вызвало не только шок на православном Востоке, но и создало многие политические проблемы. Христианские племена арабов, проживавшие между Палестиной и Евфратом, систематически обращались в Константинополь с просьбой направить им епископов.

С учётом того, что они играли большую роль в противостоянии между Империей и Персией, настроениями и симпатиями арабов нельзя было пренебрегать. В 541 г.

в Константинополь прибыл посланник вождя племени гассанидов Ал-Харида, просившего направить к нему исключительно монофизитского по своей вере епископа.

Присутствие в столице патриарха Феодосия Александрийского в практическом сиюминутном плане позволило решить эту проблему: александриец хиротонисал двух епископов, один из которых — Яков Барадей, «вселенский митрополит Эдессы», в течение почти 35 лет рукополагал монофизитов в иереи по всей Малой Азии, Сирии, Армении и даже в Египте. С его именем связано появление новой, «яковитской» церкви [99] . Очевидно, в таких условиях, когда со всей остротой вот-вот должен был встать вопрос о том, какая же из Церквей является «правильной», очень многое решал авторитет Рима, на который единственно могли опираться императоры в своей церковной политике.

Поэтому во имя Римской империи и Православной Церкви император пошёл на то, чтобы бросить тень — нет, не в еретичестве, а только в неправоверии царей Зенона и Анастасия I, когда согласился устами императора Юстина принять ультиматум папы Гормизды и исключить имена василевсов из диптихов.

Святой Юстиниан простил даже известную измену понтификов идее Империи, признание ими власти над собой Остготского короля, вовсе не собиравшегося обеспечивать преимущественное положение православных в своём государстве.

К слову сказать, религиозные отношения между варварами и итальянцами были совсем не безоблачными и периодически осложнялись серьёзными беспорядками. Так, в 520–521 гг. в Италии случились волнения по поводу еврейского погрома в Равенне, когда христианами была сожжена еврейская синагога, и аналогичные эксцессы случились и в Риме.

Тогда Теодорих решил примерно наказать виновных и приказал православному населению Равенны возместить евреям убытки, что вызвало бурное негодование. Следующим шагом стал политический процесс, организованный Теодорихом против патриция Альбина и его товарищей, которых обвинили в переписке с римским императором и предали казни [100] .

Но папа никак не проявил себя в этих ситуациях, и, конечно, его поведение едва ли могло вызвать сочувствие в Константинополе. Однако, повторимся, император пропустил и это, надеясь, что в дальнейшем союз с Римским епископом с лихвой окупит такие нюансы.

Потому с таким почтением и обращается император к римским папам, всячески подчёркивая их первенство в Кафолической Церкви. В принципе, и в этом св. Юстиниан не лукавил: если в своё время возвышение столичного архиерея было вызвано тем, что императоры желали получить рядом с собой помощника по делам Церкви, то теперь такой помощник св.

Юстиниану был нужен не в Константинополе, а в Риме. Правда, как и раньше, император не забывал столичного архиерея и, славословя понтифика, не забывает и Константинопольского патриарха, который, хотя и уступает первенство чести папе, зато стоит вторым вслед за ним в иерархии Церкви, оставляя позади себя Александрию и Антиохию.

Впрочем, оценки св.

Юстиниана статуса Апостолика имеют вовсе не безусловный характер — стоило папам только на йоту отойти в сторону от предуготовленных им ролей, как император немедленно демонстрировал, что их власть является производной от власти царя, и никогда не терпел вольной самостоятельности понтификов, когда это шло во вред государству.

Читайте также:  Русско-турецкая война 1828 - 1829 гг. - история России

Если, по мысли св. Юстиниана, царь являет собой стержень, основу существования государства, то необходимо раскрыть существо царской власти и дать ей должное обрамление. По словам древнего историка, св.

Юстиниан «первый среди царствовавших в Византии показал себя не на словах, а на деле римским императором» [101] . Как нередко отмечают исследователи, немногие из царей высокого происхождения обладали в большей мере, чем св.

Юстиниан, чувством римского достоинства и благоговейного отношения к римской традиции. Человек чрезвычайно скромный, он был наполнен чувством гордости за свой титул, ощущая себя в полной мере наследником св. Константина Великого и св. Феодосия Великого.

Когда он вспоминал, что императорские регалии, захваченные Гейнзерихом при разграблении Рима, находятся у варвара, то испытывал чувство нестерпимого оскорбления [102] .

Его видение христианского императора не являлась чем-то искусственным, выделяющимся на фоне общего сознания, тем более — противоречащим православной традиции. Известно, что ещё в начале царствования св.

Юстиниана диакон храма Святой Софии Агапит поднёс ему собственное видение идеала царской власти, которое тем не менее почти полностью тождественно мыслям самого императора.

Сочинение написано в стиле своего времени: разбито на 72 главы, каждая из которых содержит одну-две важных мысли. Приведём для наглядности некоторые из них.

«Имея сан превыше всякой чести, государь, почитай прежде всего Бога, Который тебя им удостоил, ибо Он, наподобие Небесного Царства, дал тебе скипетр земного владычества, чтобы ты научил людей хранить правду и удержал лай хулящих Его, повинуясь сам Его законам и правосудно повелевая подданными».

«Тебе от Бога дарована эта власть, в которой ради нас нуждается твое промышление».

«Уподобляясь кормчему, многоочитый разум царя бодрствует непрерывно, крепко держа руль благозакония и мощно отражая волны беззакония, чтобы корабль вселенского царства не впал в волны нечестия».

«Мы, люди, научаемся первейшей и божественной науке — знать самих себя, ибо знающий сам себя познает Бога, а познающий Бога уподобляется Богу, становясь достойным Бога. Достойным Бога является тот, кто не делает ничего такого, что недостойно Бога; но, помышляя божественное, изрекая то, что помышляет, делает то, что говорит».

«Выше всех красот царства украшает царя венец благочестия. Богатство уходит, слава проходит, а хвала богопроникновенной жизни живёт бессмертные века и ставит её обладателей превыше забвения».

«Существом тела царь равен всем людям, а властью своего сана подобен Владыке всего, Богу. На земле он не имеет высшего над собой. Поэтому он должен, как Бог, не гневаться и, как смертный, не возноситься. Если он почтен Божьим образом, то он связан и земным прахом, и это поучает его соблюдать в отношении всех равенство».

«Как глаз прирожден телу, так миру — царь, данный Богом для устроения того, что идёт на общую пользу. Ему надлежит печься обо всех людях, как о собственных членах, чтобы они успевали в добром и не терпели зла» [103] .

Источник: https://www.fanread.net/book/9843044/?page=11

Византийская империя

  Византийская империя, у греков Ромейская, иначе Восточно-римская, так называется восточная половина Римской империи после разделения ее 395 по Р. Хр.

Феодосием Византии между двумя его сыновьями, Аркадием и Гонорием; первому досталась восточная половина, куда вошли все азиатские провинции, Египет и Киренаика в Африке, Фракия, Мёзия, Дакия, Македония, Эпир, Фессалия и Ахайя в Европе, со столицей Константинополем (Византией). Своеобразность визант. истории в политич. и культурн.

отношениях проявляется в след. чертах: 1) вытеснение латинского языка и замена его греческим, который становится языком официальным, церковным и литературным (этот процесс завершается в продолжение VI-VIII вв.

); 2) забвение преданий классического периода и подчинение влиянию восточных культур, характеризующихся преобладанием мистики и поглощением общественности абсолютистской государственной идеей; 3) полное слияние государственности с христианской церковностью, низведение христианства до служебно-полицейской государственной организации; 4) выработка из сочетания эллинских и восточных элементов особого типа архитектурного искусства; 5) появление на политической арене новых народностей, и борьба между ними за власть и преобладание. Аркадию наследовал его сын Феодосий II (408-450). Война с персами (422) окончилась разделением Армении между Византией и персами. От нашествия гуннов пришлось откупиться ежегодной данью. Издан сборник законов и постановлений со времени Константина В.: Codex Theodosianus. С этих пор в В. весьма часты смены правителей, провозглашаемых солдатами разных народностей и погибающих после кратковременного царствования жертвою придворных заговоров, народных и военных мятежей. Лишь немногим выдающимся правителям удается сохранить престол продолжительное число лет и оставить после себя заметный след в истории Византии. Из преемников Феодосия II отметим иллирийца Льва I (457-474), провозглашенного войском императором и неудачно боровшегося с вандалами, Зенона Исаврийна (474-491) и Юстина I (518-527), бывшего солдатом из крестьян.

  Подорванное истощающей борьбой с варварами (готами, аварами, вандалами и славянами) могущество империи было временно восстановлено при Юстиниане I (527-565).

Юстиниан успешно воевал с аварами и славянами и укрепил линию по Дунаю; 534 в Африке Велизарий завоевал государство вандалов, 553 Нарзес отвоевал у остготов Италию, 554 визант. войска заняли Картагену и Кордову в Испании.

Неудачна была долголетняя борьба с персидским царем Хозроем Нуширваном; мир был куплен уплатой контрибуции и ежегодной дани (562).

Внутри государства Юстиниан стремился ввести строжайшее бюрократическое управление; последние следы старинных местных республиканских учреждений и городских самоуправлений уничтожались; всякие проявления свободной философской и религиозной мысли преследовались; афинская философская школа 529 закрыта; приверженцы платоновой философии изгонялись; последователи языческих воззрений и еретики жестоко преследовались. Жизнь и мысль должны были нивелироваться господством единого властителя императора, единого закона и единой церкви. Тяжелый гнет правящих классов создавал почву для вспышек городских народных масс, сопровождавшихся кровавыми столкновениями (восстание цирковых партий).

  Задачи бюрократического управления вызвали потребность в кодификации законодательства, оставившей знаменитый памятник Corpus juris civilis (из трех частей: институции Юстиниана, Дигесты и Кодекс Юстиниана). Счастливые завоевания Юстиниана были потеряны при его преемнике, племяннике Юстине II (565-78): Италия занята лангобардами; персы вторглись в Месопотамию. Лишь при имп.

Ираклии (610-41) многолетняя война с персами закончилась решительной победой византийцев у развалин Ниневии (627). Последовавший за этим мир вернул Византии старые границы в Азии. Скоро, однако, в Сирии появились арабы, 640 и Египет был потерян для Византии. Еще раньше 624 вестготы вытеснили византийцев из последних их владений в Испании.

Внук Ираклия Констант II (642-668) был изгнан 661 из столицы возмущением, вспыхнувшим вследствие тиранического его правления и ряда совершенных им злодейств (убийство брата Феодосия и др.). При сыне его Константине IV (668-785) Константинополь подвергся первой осаде со стороны арабов (668-775).

Город был спасен благодаря удачному действию разрывных снарядов, известных под названием «греческий огонь». Правление сына Константина IV, Юстиниана II (685-95 и 705-711) ознаменовалось беспримерными эксцессами деспотизма и жестокости. Изгнанный возмутившимся народом 695, он через 10 лет явился во главе набранного из болгар.

и славянского войска, жестоко расправился со своими противниками и в течение 6 лет свирепствовал в стране до тех пор, пока не был убит возмутившимися солдатами. В VII в. славяне прочно размещаются в северных провинциях империи и начинают играть роль во внутренней жизни Византии.

Со Львом III Исаврийцем (717-741) вступает на византийский престол новая династия, и начинается столетний период иконоборческой распри (см. Иконоборство), 728 Византия потеряла Равенну и Анкону в Италии. Его сын Константин V Копроним (741-775), счастливо отразил нападения арабов и болгар.

Мать внука его Константина VI (780-97), Ирина, ослепив своего сына и лишив его престола, восстановила иконопочитание, тиранически царствовала 5 лет (797-802), пока не была свергнута полководцем Никифором, занявшим престол и погибшим 811 в походе против болгар. Лев V, армянин (813-820), отразил болгар, осаждавших столицу, и вновь начал гонение против иконопочитателей.

  Жена императора Феофила (829-842), Феодора, в течение 14 лет была правительницей империи (842-856) во время малолетства своего сына Михаила III (856-867) и окончательно восстановила почитание икон, 865 появление флотилии Аскольда и Дира пред Константинополем.

867 Василий I, Македонянин, убив распутного Михаила III, основал новую династию (македонскую), царствовавшую с небольшими перерывами до 1056. С арабами борьба велась успешно. Начал собрание дополнений к законам Юстиниана (Сборник Базилика).

При сыне его, Льве VI Философе (886-911), арабы и болгары вторглись в пределы империи, 907-910 киевский князь Олег совершил свой поход к Константинополю и заключил договор с Византией.

Сын Льва VI, Константин VIII Багрянородный (911-959) царствовал сперва под опекой своей матери Зои, потом вместе с соправителем Романом Лекапеном (до 945).

Константин VIII, сам писатель, окружал себя учеными и предпринял собрание обширной исторической энциклопедии, в которую должны были войти образцовые писатели всех времен. 944 был заключен договор с киевским князем Игорем. Слабохарактерный имп.

Роман II (сын Константина VIII), 959-963, умирает отравленным его женой Феофаной; она выходит замуж за провозглашенного императором полководца Никифора II Фоку (963-69), который ведет в Сирии счастливую войну с арабами, но по наущению Феофаны пал жертвой заговора, во главе которого стоял полководец Иоанн Цимисхий. Последний становится правителем империи (969-976) в качестве опекуна малолетних детей Романа II, удачно воюет с арабами, болгарами и киевским князем Святославом, завоевавшим болгарские области.

  Затем в течение 80 лет быстро сменяет друг друга ряд императоров, возводимых и низвергаемых придворными заговорами и военными мятежами, 1018 Василий II, разгромив болгар, произвел над пленными кровавую расправу, за что получил прозвание болгаробойцы, 1054 происходит окончательное разделение церквей. В IX-X и первой половине XI в.

вошедшие в состав Византийской империи славяне, подвергнувшись влиянию христианства и византийской культуры, в свою очередь, начинают влиять на общественную и умственную жизнь Византии; славянское обычное право входит в имперское законодательство.

Читайте также:  Деятельность д. и. писарева. полемика между русским словом и современником. - история России

1056 полководец Исаак Комнен, провозглашенный императором, основал новую династию, царствовавшую с различными перерывами до 1185. Византия сильно страдает от нашествия сельджукских турок, завоевавших почти все азиатские владения; внутри империи не прекращаются междоусобицы. Лишь имп.

Алексею I Комнену, 1081-1118, удается восстановить некоторый порядок, отразить нашествие печенегов, 1091, и куманов и отклонить опасность от первого крестового похода, 1096. Последний расцвет внешнего блеска и визант.

литературы выпадает на царствование Мануила I, 1143-80; при нем же проходили через Византию крестоносцы второго похода, 1147. Затем вновь начинается период непрерывных смут, восстаний и придворных переворотов, 1185 занял престол Исаак II Ангел.

1203-1204 крестоносцы, в четвертый раз вторгшись в пределы Византии, вмешиваются в династическую распрю византийского двора, берут штурмом Константинополь и основывают Латинскую империю (см.), продержавшуюся до 1261.

В обширных владениях Византии возникло множество самостоятельных государств: в Малой Азии: Никейская империя под управлением Феодора Ласкариса и Трапезундское государство с Алексеем Комненом во главе; Эпир, Морея, Фессалия также объявили себя независимыми. Западные провинции были захвачены венецианцами. Михаил VIII Палеолог (1261-82) с помощью генуэзцев отвоевал Константинополь и восстановил Византийскую империю, но ему не удалось подчинить себе все старые области Византии.

  Междоусобица и смута, усиливаемая расколом между сторонниками унии с Римом и ее противниками, истощала силы империи. В Малой Азии появились новые завоеватели османы, 1282.

При Иоанне V Палеологе (1355-91) османы вторглись в европейские владения Византии, взяли Галлиполи, Адрианополь и Филиппополь и подчинили себе болгар и сербов. Иоанн VII Палеолог тщетно пытался посредством флорентийской унии 1439 с Римом привлечь к себе на помощь западноевропейских государств против турок.

При его преемнике Константине IX 29 мая 1453 Константинополь взят был турками, и Византийская империя прекратила свое существование.

Для более детального просмотра карты дважды «щелкните» по ней мышкой

Источник: http://ruhistor.ru/history_dor_029.html

Меж чалмой и тиарой. Вольтер обидел Византию совершенно зря

Издательство приглашает к сотрудничеству на внештатной основе редакторов, корректоров, имеющих навык работы с научной литературой обществоведческого и гуманитарного профиля.

«Независимая газета» EX LIBRIS

№9, 15 марта 2007 г.

Ольга Рычкова

На самом деле это не одна книга, а две: исследование француза Поля Лемерля посвящено Византии, грека Димитриса Кицикиса — ее «наследнице» Османской империи. Географически это один регион, оказавшийся мостом меж Востоком и Западом и соединивший их черты. Кицикис назвал его «Промежуточным регионом».

«Находившаяся на рубеже между Востоком и Западом империя… на протяжении одиннадцати веков не только сумела противостоять ударам, обрушивавшимся… то с одной, то с другой стороны, но также смогла выполнить по отношению к ним обеим свою историческую и просветительскую миссию…» — пишет Лемерль о Византии.

«Османской империи в зените славы удалось создать уникальную систему равновесия и синтеза, из которой возникло самобытное общество: ни христианское, ни мусульманское, а в основе своей османское… Она прекрасно исполнила роль центра региона, являющегося промежуточным звеном между Западом и Востоком», — вторит Кицикис.

Книга известного византиниста, профессора Практической школы высших исследований, Сорбонны и Коллеж де Франс Поля Лемерля (1903-1989) написана в то время, когда многие западные исследователи видели в Византийской империи лишь «упадочно-деградирующее» продолжение империи Римской. Еще Вольтер называл историю Византии «нелепой» и «недостойной»: «Это недостойный сборник высокопарных фраз и описаний чудес. Она позорит человеческий разум так же, как Греческая империя позорила землю».

Лемерль доказывает, что Византия — не «бледный пережиток Римской империи», а самостоятельное государство, способное адаптироваться к новым веяниям и развиваться. За точку отсчета взято 11 мая 330 года — день, когда император Константин основал на месте старой колонии Византий новую столицу, назвав ее в честь себя.

«Финишной» датой исследования стало 29 мая 1453 года, когда Константинополь заняли турки, в бою с которыми погиб последний византийский император. В промежутке уместились множество имен и событий: «Константин. Христианская и восточная монархия», «От Константина до Юстиниана.

Борьба с еретиками и варварами (337-518)», «Эпоха Палеологов и падение Византийской империи (1261-1453)» (названия глав).

Одной из причин гибели Византии оказалось религиозное противоборство Востока и Запада. Однако в падении империи была «заслуга» не только главных ее врагов — турок.

Спасительной для Византии альтернативой мог стать союз латинян и греков под знаменем христианства, но… «Лучше чалма, чем тиара!» — такие слова приписывают византийскому госдеятелю Луке Нотаре.

А поэт Петрарка писал: «Турки — враги, но раскольники-греки хуже, чем враги».

И все же Византия не рассыпалась в исторический прах. Ее, как модно сейчас говорить, преемницей стала Османская империя, которую часто (и ошибочно) называли Турецкой. На роль «третьего Рима» имелись другие претенденты — например, Москва.

Но если русские правители обосновывали «наследное право» идеологически, то Османская династия «располагала вполне осязаемыми политическими и географическими аргументами. Налицо была и преемственность в области культуры, религии, политического устройства».

В массовом сознании Османская империя давно ассоциируется с «тюрьмой народов» (помните советские учебники по истории, клеймившие этим словосочетанием царскую Россию?). Кицикис показывает, что историческим клише доверять не стоит.

«Империя по определению многонациональное образование… Гегель писал: «Персы покорили многие народы, однако они уважали их особенности: следовательно, их царство может быть уподоблено империи».

Автор настаивает, что «формула необходимой терпимости» была характерна и для государства османов. До 1839 года там не существовало официального языка, а турецкий вообще считался «неблагородным» языком крестьян и простолюдинов, на него даже запрещали переводить арабский текст Корана.

Высшие чины предпочитали арабский, буржуазия и торговцы — греческий… Со временем в империи выделились турки и греки, подчинившие другие нации. Причем «греки стремились к равенству между турками и греками, но не желали распространить этот принцип на болгар и сербов». Вот вам и братья-христиане… К слову, сам Кицикис (р.

 1935) — профессор Оттавского университета — именует себя греческим националистом. Впрочем, настоящему ученому политика мешать не должна.

Источник: https://www.vesmirbooks.ru/press/439/

Меж чалмой и тиарой

15.03.2007

На перекрестке цивилизаций: Сборник (Поль Лемерль. История Византии / Димитрис Кицикис. Османская империя) / Пер. с франц. – М.: «Весь Мир», 2006, 240 с.

На самом деле это не одна книга, а две: исследование француза Поля Лемерля посвящено Византии, грека Димитриса Кицикиса – ее «наследнице» Османской империи. Географически это один регион, оказавшийся мостом меж Востоком и Западом и соединивший их черты. Кицикис назвал его «Промежуточным регионом».

«Находившаяся на рубеже между Востоком и Западом империя┘ на протяжении одиннадцати веков не только сумела противостоять ударам, обрушивавшимся… то с одной, то с другой стороны, но также смогла выполнить по отношению к ним обеим свою историческую и просветительскую миссию┘» – пишет Лемерль о Византии.

«Османской империи в зените славы удалось создать уникальную систему равновесия и синтеза, из которой возникло самобытное общество: ни христианское, ни мусульманское, а в основе своей османское…

Она прекрасно исполнила роль центра региона, являющегося промежуточным звеном между Западом и Востоком», – вторит Кицикис.

Книга известного византиниста, профессора Практической школы высших исследований, Сорбонны и Коллеж де Франс Поля Лемерля (1903–1989) написана в то время, когда многие западные исследователи видели в Византийской империи лишь «упадочно-деградирующее» продолжение империи Римской. Еще Вольтер называл историю Византии «нелепой» и «недостойной»: «Это недостойный сборник высокопарных фраз и описаний чудес. Она позорит человеческий разум так же, как Греческая империя позорила землю».

Лемерль доказывает, что Византия – не «бледный пережиток Римской империи», а самостоятельное государство, способное адаптироваться к новым веяниям и развиваться. За точку отсчета взято 11 мая 330 года – день, когда император Константин основал на месте старой колонии Византий новую столицу, назвав ее в честь себя.

«Финишной» датой исследования стало 29 мая 1453 года, когда Константинополь заняли турки, в бою с которыми погиб последний византийский император. В промежутке уместились множество имен и событий: «Константин. Христианская и восточная монархия», «От Константина до Юстиниана.

Борьба с еретиками и варварами (337–518)», «Эпоха Палеологов и падение Византийской империи (1261–1453)» (названия глав).

Одной из причин гибели Византии оказалось религиозное противоборство Востока и Запада. Однако в падении империи была «заслуга» не только главных ее врагов – турок.

Спасительной для Византии альтернативой мог стать союз латинян и греков под знаменем христианства, но┘ «Лучше чалма, чем тиара!» – такие слова приписывают византийскому госдеятелю Луке Нотаре.

А поэт Петрарка писал: «Турки – враги, но раскольники-греки хуже, чем враги».

И все же Византия не рассыпалась в исторический прах. Ее, как модно сейчас говорить, преемницей стала Османская империя, которую часто (и ошибочно) называли Турецкой. На роль «третьего Рима» имелись другие претенденты – например, Москва.

Но если русские правители обосновывали «наследное право» идеологически, то Османская династия «располагала вполне осязаемыми политическими и географическими аргументами. Налицо была и преемственность в области культуры, религии, политического устройства».

В массовом сознании Османская империя давно ассоциируется с «тюрьмой народов» (помните советские учебники по истории, клеймившие этим словосочетанием царскую Россию?). Кицикис показывает, что историческим клише доверять не стоит.

«Империя по определению многонациональное образование┘ Гегель писал: «Персы покорили многие народы, однако они уважали их особенности: следовательно, их царство может быть уподоблено империи».

Автор настаивает, что «формула необходимой терпимости» была характерна и для государства османов. До 1839 года там не существовало официального языка, а турецкий вообще считался «неблагородным» языком крестьян и простолюдинов, на него даже запрещали переводить арабский текст Корана.

Высшие чины предпочитали арабский, буржуазия и торговцы – греческий┘ Со временем в империи выделились турки и греки, подчинившие другие нации. Причем «греки стремились к равенству между турками и греками, но не желали распространить этот принцип на болгар и сербов». Вот вам и братья-христиане┘ К слову, сам Кицикис (р.

1935) – профессор Оттавского университета – именует себя греческим националистом. Впрочем, настоящему ученому политика мешать не должна.

Источник: http://www.ng.ru/ng_exlibris/2007-03-15/10_vizantia.html

Ссылка на основную публикацию